ПРЕЗИДЕНТ СЛОБОДАН МИЛОШЕВИЧ. IN MEMORIAM

В этот день три года назад Гаагским трибуналом был убит президент Югославии С.Милошевич

0496904 ПРЕЗИДЕНТ СЛОБОДАН МИЛОШЕВИЧ. IN MEMORIAM11 марта 2006 года Международный трибунал по бывшей Югославии сообщил, что Слободан Милошевич «найден мёртвым в своей тюремной камере». 14 марта решением судебной палаты судебный процесс и всё дело в целом были полностью прекращены. В докладе вице-президента МТБЮ К. Паркера о результатах расследования причин смерти С. Милошевича было сказано, что смерть наступила в результате инфаркта миокарда и, таким образом, он умер «от естественных причин». Однако имеются документальные доказательства того, что Слободан Милошевич был убит, а ответственность за убийство несёт руководство МТБЮ.

Согласно имеющимся в нашем распоряжении фактам, убийство С. Милошевича было совершено следующим образом. Сначала ему были созданы условия, которые серьёзно ухудшили состояние его здоровья1. Затем узнику было отказано не только в необходимом лечении резко обострившейся болезни сердца, но даже в проведении необходимых исследований для постановки диагноза. Наконец, в критической ситуации трибунал отказал С. Милошевичу в оказании срочной медицинской помощи. Сделано это было осознанно, при наличии всей необходимой информации о его критическом состоянии.

Чтобы убедиться в том, что С. Милошевича не лечили, достаточно прочитать следующие медицинские заключения. Доктор Аартс: «Атеросклероз – нормальное явление для пациента его возраста». Доктор де Лаат (якобы реагируя на то, что в последние шесть месяцев жизни С. Милошевич испытывал сильнейшие шумы и напряжение в голове с частичной потерей слуха и зрения): «Причины возможной потери слуха неясны. Возможно, что они сердечно-сосудистого характера»2. Доктор Споелстра: «предполагая», что «пациент использует наушники» (консультант будто не знает о том, что пациент вынужден использовать наушники уже пятый год!), предлагает решить проблему просто – «получше настроить громкость в наушниках»3. Тюремный врач Фальке: «Я обсудил отчёт трёх врачей с лором из госпиталя Броново. Его мнение: ухудшение слуха – от старости […]. Ничего больше сейчас предпринять нельзя»4. Могли ли все эти заключения быть простой врачебной ошибкой? Нет.

Верный диагноз С. Милошевичу в свое время был поставлен, и врачи знали о нём. 4 ноября 2005 года по требованию самого Милошевича, с которым вынужден был согласиться трибунал, группа из трёх врачей произвела его медицинский осмотр. В состав группы входили доктор медицинских наук, профессор М.В. Шумилина (Россия), профессор Ф. Лёклерк (Франция) и профессор В. Андрич (Сербия). Заключение доктора М. Шумилиной было предельно жёстким. Она сразу заявила, что речь идёт о неадекватном лечении и необходимости специализированного обследования и лечения. Она также предупреждала, что существует опасность серьёзных нарушений не только сердца, но и мозга5. Кардиологу Ф. Леклерку не предоставили возможности ознакомиться с результатами медицинских осмотров пациента. Его заключение было сделано фактически по единственному предоставленному ему документу – ЭКГ Милошевича, которое гласило: «чрезвычайно аномально»6. В своём совместном мнении международная группа врачей предупредила трибунал, что «состояние больного тяжёлое и грозит дальнейшим ухудшением». Они отметили, что необходимо более детальное исследование для постановки диагноза. Врачи заявили, что С. Милошевичу должен быть предоставлен немедленный полный (физический и умственный) отдых на период в шесть недель, который уменьшит или, по крайней мере, хотя бы стабилизирует течение болезни7.

Заключение доктора М. Шумилиной вызвало сильнейшее раздражение. Впервые независимая медицинская экспертиза подтвердила на весь мир: причиной всё ухудшающегося состояния здоровья Слободана Милошевича является длительное неправильное лечение и вообще нежелание лечить. Заключение российского врача попытались дискредитировать: лечащий врач С. Милошевича стал активно искать коллег, которые ставили под сомнение её заключение, а прокуратура даже намекала на то, что доктор Шумилина состоит в заговоре с Милошевичем. 14 декабря 2005 года М. Шумилина в своём письме в трибунал заявила, что попытки ряда врачей принизить значение её заключения недопустимы. Так, она отметила, что «атеросклероз является результатом не возраста в 64 года (как утверждали тюремные врачи. – А.Б.), а следствием длительного неправильного лечения артериальной гипертензии».

В декабре 2005 года директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, главный кардиохирург Минздрава РФ академик Л.А. Бокерия в своём письме президенту МТБЮ Ф. Покару ещё раз напомнил, что состояние здоровья Милошевича является «критическим», и вновь назвал причину этого – «неправильное лечение». У президента Гаагского трибунала не должно было оставаться сомнений в трактовке заключения доктора Бокерия: «Речь идёт о необходимости предотвратить сердечно-сосудистую катастрофу»8. В декабре 2005 года Слободан Милошевич обратился к судьям с просьбой временно освободить его для лечения в Москве. Несмотря на то, что все требования, предъявляемые к условиям временного освобождения для лечения, которые предъявлялись к другим обвиняемым, в «деле» С. Милошевича были выполнены, суд отказал ему во временном освобождении для оказания срочной медицинской помощи.

Самым главным доказательством умысла руководства МТБЮ и тюремного врача на убийство С. Милошевича является провокация, направленная на обвинение самого Милошевича в манипуляции своим здоровьем, а именно в том, что он сознательно ухудшает свое состояние для того, чтобы выехать в Россию, и таким образом «скрыться от правосудия». Узник был обвинён в том, что он не принимает прописанные ему лекарства и принимает не прописанные. В данной провокации участвовали как тюремные власти, так и лечащий врач.

Начало провокации было положено начальником тюрьмы и тюремным врачом. В своём письме в секретариат трибунала от 19 декабря 2005 года начальник тюрьмы МакФадден сообщал, что «давно подозревал, что С.Милошевич не следует предписанному ему медицинскому режиму», а именно, что он не принимает назначенные ему препараты и принимает не назначенные9. Чтобы установить, действительно ли это так, у Милошевича были взяты пробы крови, результаты которых показали, что «С. Милошевич не принимает назначенные ему лекарства и принимает не назначенные» 10.

Более того, начальник тюрьмы сообщил, что тюремный врач в дальнейшем «отказался нести полную ответственность» за здоровье пациента, а затем заявил, что не может нести такую ответственность и секретарь трибунала. То есть все три главных должностных лица и органа трибунала, которые, согласно Правилам МТБЮ, несут главную ответственность за здоровье содержащихся в тюрьме трибунала, ответственность за здоровье Слободана Милошевича с себя полностью сняли. При этом совершенно очевидно, что выводы, содержащиеся в письме начальника тюрьмы, являются следственными, а не медицинскими. На самом деле результаты анализа крови были следующими: «В крови обнаружен низкий уровень предписанных лекарственных препаратов и низкий уровень не предписанных лекарственных препаратов». Без каких-либо дополнительных объяснений начальник тюрьмы квалифицирует данное заключение по анализу крови как результат умышленных действий Милошевича.

В своём письме от 6 января 2006 года П. Фальке повторяет выводы начальника тюрьмы11. Проводивший исследование крови токсиколог Д. Угес, несмотря на ряд оговорок, также сделал вывод: «Имеются серьёзные основания считать, что имело место нерегулярное принятие предписанных препаратов. Очевидно, что это может быть причиной высокого давления» 12.

Итак, не только тюремные власти, но и врачи делают следственные выводы. Все, кроме одного. В своём заключении доктор Тоу назвал пять возможных причин низкой концентрации предписанных препаратов в крови С. Милошевича, а именно: слабая абсорбция гастроэнтерологии; недостаточно точное следование предписаниям; взаимодействие с другими субстанциями; пониженная абсорбция энзимов; быстрый обмен веществ для СYР2D613. Эти замечания доктора Тоу являются элементарными и, кстати, далеко не исчерпывающими список иных возможностей. Возникает вопрос: как можно было исключить предположение этих вероятностей? Ответ очевиден – это можно было сделать только с умыслом. Однако до опубликования отчёта доктора Тоу П. Фальке не допускал никаких других объяснений, кроме того, что узник просто не принимал препараты. Не обладая необходимой квалификацией для того, чтобы делать те заключения, которые он делал, Фальке сознательно формировал у судебной палаты негативный образ С. Милошевича, якобы специально ухудшающего своё здоровье, чтобы уехать на лечение.

12 января 2006 года Слободан Милошевич сам потребовал провести новый анализ крови. Этот анализ, проведенный после приёма предписанных Фальке лекарственных препаратов и под постоянным наблюдением, показал, что в крови обнаружен тот же самый уровень препаратов, что и раньше. Утверждения начальника тюрьмы, а главное – врачей во главе с Фальке, рухнули.

В своих отчётах в судебную палату Фальке утверждал, что С. Милошевич также «принимает не предписанные ему препараты». Однако в отчёте токсиколога Угеса названо только два таких препарата – Диазепам и Нордазепам. Назначенные адвокаты установили, что именно Фальке прописал С. Милошевичу Диазепам в середине октября 2005 года. При этом второй препарат – Нордазепам, по признанию делавшего повторную экспертизу доктора Тоу, превращается в организме человека из Диазепама.14 Наконец, по заключению доктора Угеса уровень обоих препаратов в крови «слишком низок для любого фармакологического эффекта»15. Если учесть, что оба препарата могут находиться в крови длительное время (несколько месяцев) и то, что они не могут оказать негативного воздействия на высокое давление (и даже косвенным образом оказывать положительное воздействие при высоком давлении), становится ясно, что против Милошевича была организована откровенная провокация.

Теперь о «расследовании» обстоятельств смерти С. Милошевича, проведенном вице-президентом МТБЮ К. Паркером. В его докладе говорится: «Патологоанатомическое исследование обнаружило тяжёлое поражение сердца, что послужило причиной сердечного приступа. Это полностью объясняет смерть»16. Объективное расследование должно было обратить внимание на то, что о тяжёлом поражении сердца стало известно не из патологоанатомического исследования, а гораздо раньше, в том числе из заключений российских врачей М. Шумилиной и Л. Бокерия. В любом случае диагноз должен был быть поставлен при жизни, а не после смерти Милошевича, а ему отказывали даже в исследовании для постановки диагноза. Паркер в своём докладе ещё два раза напоминает: «Он умер от естественных причин – сердечного приступа». Однако объективное расследование должно было бы поставить перед собой вопрос: «А в чём была причина сердечного приступа?» Такой вопрос во время «расследования» Паркера даже не был поставлен.

И ещё раз о двухмесячной задержке с информированием суда о том, что в крови Милошевича найден непредписанный препарат, который препятствует действию назначенных ему препаратов по снижению давления. Вместо должного расследования этого критического факта, Паркер просто оправдывал врача Фальке. Но делал это столь неуклюже, что вызвал удивление даже у сторонников трибунала. Так, Паркер оправдывает несообщение этой информации в течение двух месяцев судьям тем, что «доктор Фальке обсуждал со своими коллегами и юристами возможность раскрытия этой информации судебной палате без согласия С. Милошевича»17. Это объяснение совершенно абсурдно, ибо данные мотивы ничуть не мешали Фальке сообщать всю иную информацию без всякого согласия подсудимого. Не менее глупыми и абсурдными были и другие объяснения Паркера18.

Напомним, что в своём письме Министерству иностранных дел России за три дня своей трагической гибели С. Милошевич писал, что «как доказательство умышленных действий по разрушению моего здоровья, которые не могли бы быть скрыты от российских врачей, … [является] обнаружение в моей крови сильнейшего антибиотика, который используется для лечения туберкулёза или проказы… В любом случае, те, кто давал мне препарат против проказы, не могут лечить меня, особенно это относится к тем, от кого я защищал свою страну во время войны и кто хочет заставить меня замолчать».

Закрытие дела С. Милошевича в Гаагском трибунале при данных обстоятельствах означает, что трибунал не желает выяснить этот и многие другие факты. То есть выступает либо организатором преступления, либо его соучастником в форме сокрытия преступников.
* * *

Возможно, никто сейчас не поверит, что убийц Слободана Милошевича можно будет привлечь к ответственности. Но я уверен: какой бы сложной не казалась задача, её нужно ставить. Да, сейчас эти негодяи властвуют и в Гааге, и во всём мире. Однако так будет не всегда. Слободан Милошевич показал, что сопротивление возможно. И один в поле – воин. Таких воинов осталось мало. Каждый – наперечёт. Именно поэтому их уход воспринимается нами как великая и личная трагедия.

Вечная тебе память, президент Слободан Милошевич!

____________________

1 Речь идёт не о самом факте лишения свободы или условий пребывания в тюремном заключении. В значительной своей части действия тюремных властей и МТБЮ нарушали свои собственные Правила.

2 Письмо доктора Дж. Де Лаар – тюремному врачу Фальке от 28 ноября 2005 года // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p. 45801

3 См. Письмо доктора Споелстра от 21.11.2005 // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p. 45807.

4 Из отчёта П.Фальке – судебной палате от 14.11.2005 // Confidential Attachment B to the Assigned Counsel Request for Provisional Release Pursuant to Rule 65, 20 December 2005.

5 Заключение доктора М.Шумилиной, с.2.

6 Report of Pro. Leclercq on medical examination of Mr. Milosevic, // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p. 45841.

7 См.: Joint Opinion of the Combined Medical Examination of Mr. Slobodan Milosevic Carried Out on 4 November 2005 // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p.45839.

8 Письмо академика Л.А.Бокерия президенту МТБЮ Ф.Покару от [12декабря 2005 года], // Confidential Attachment A to the Assigned Counsel Request for Provisional Release Pursuant to Rule 65.

9 См. Письмо Начальника тюрьмы ООН Т.МакФаддена – секретарю МТБЮ от 19 декабря 2005 года, // Документ МТБЮ – IT-02-54-T, p.45640.

10 Internal Memorandum from T.MacFadden, Chief of Detention, to H.Holtius, of 19 December 2005.

11 Письмо П.Фальке – секретарю МТБЮ Х.Хольтиусу от 6 января 2006 года: «Re: Medical Data concerning Mr. Slobodan Milosevic», // Документ МТБЮ IT-02-54-T, p.45634

12 Письмо Р.Угеса на запрос секретаря МТБЮ от 24 января 2006 года, // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p.45627.

13 Cм.: Assigned Counsel Submission of 20 January 2006, para 9, p.5.

14 См.: Report of Dr. Touw, 20.01.2006, p.3, // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p.45566.

15 См. Report of Dr.Uges, 24.01.2006., // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p.45627.

16 См.: Report [of Judge Kevin Parker, Vice-President] to the President. Death of Slobodan Milosevic. May 2006, para 33.

17 Там же, параграф 75.

18 Там же, параграф 76.

АЛЕКСАНДР МЕЗЯЕВ
Источник

Комментарии запрещены.


Управление
Сообщения на форуме
1917-2017
1917-2017
МОНЕТКА
Панславизм
Счетчик
Рейтинг@Mail.ru