«Мы дарим тебе наши сердца». Избранные отклики на гибель Слободана Милошевича

Марко Милошевич: Пусть прозреет обманутый сербский народ

s5593220 300x239 Мы дарим тебе наши сердца. Избранные отклики на гибель Слободана МилошевичаМой папа! Я сделал то, что ты хотел, и отправил тебя сюда, домой, к нам. Сюда, куда ты стремился, где для тебя есть место. Сюда, где Мария и я выросли, и где Марко растет. Сюда, в одно из самых прекрасных и самых сербских мест святой сербской земли, где более двух веков жили величайшие герои, патриоты и мученики. Все они жили и гибли за свое отечество, под православным крестом и под пятиконечной звездой. Ты, к сожалению, не первый, кто сюда возвращается, потеряв жизнь.

Но, как и все до тебя, выиграв войну, победив. Пусть твоя гибель будет святой, пусть навсегда запомнится и пусть будет последней. Пусть прозреет обманутый и униженный сербский народ. Пусть твоя смерть напомнит ему обо всех величайших сербских мучениках от Лазаря до тебя. Пусть больше никогда ни один сербский патриот не будет продан, предан и выдан. Пусть Сербия вернет всех из того проклятого и позорного места, где я тебя последний раз видел. Пусть агрессорам и оккупантам больше никогда не будет позволено шагнуть на эту землю. Пусть никогда не допустят того, чтобы с твоей гибелью были похоронены и свобода, и достоинство.

Пусть свобода и мир заменят насилие, предательство, преследование и унижение, которые властвуют. Предатели и трусы оправдывают предательство отечества в интересах «нации». Патриоты и герои гибнут за отечество, как ты. Умереть за отечество — значит жить.

Папа, когда твое сердце больше не стучит, мое отстукивает. Будь наконец спокоен и свободен, ты вернулся домой. Здесь ты будешь с нами навсегда. И хотя твое сердце больше не бьется, мы тебе дарим наши сердца, чтобы навсегда остаться с тобою. Мы всегда тебя любили и будем любить больше всего на свете. Вечная тебе слава!

Письмо прочел над раскрытой могилой Слободана Милошевича Боголюб Белица

 

Воислав Шешель: Защищая истину и наше сербское Отечество

Дорогой Cлобо! Как гром среди ясного неба поразила меня весть, что гаагские злодеи таким чудовищным способом убили тебя. Мы все были в шоке. Мы, твои гаагские соратники, и все честные люди Сербии в мире — все те, которые любят и почитают свободу больше всего на свете.

Все мы сегодня знаем, кто тебя убил. Это те, кто не мог выдержать твою блестящую защиту перед их инквизиторским судом, те, которые бомбили и разрушили нашу землю, те, которые и сегодня хотят погубить Сербию. А для этой грязной работы они запрягли в свою преступную колесницу и своих прислужников в Сербии.

Оккупант и его оккупационные силы на нашей земле действовали совместно с одной-единственной целью и заданием: как быстрее и удачнее уничтожить нашу Сербию… Для этого вынуждены были убить тебя. Вынуждены, ибо ты гордо, с достоинством и мужественно защищал наш народ и нашу землю. Они были вынуждены, ибо им от обвинений перед антисербским трибуналом против тебя осталось только мертвое слово на бумаге. Вынуждены и потому, что все отчетливее выходили наружу факты, что американцы и англичане и остальные западники были те, которые вызвали кризис в бывшей Югославии, а твоя вина была только в том, что ты попытался спасти свой народ от погромов. Вынуждены были убить тебя и потому, чтобы устрашить всех тех в Сербии, кто любит свободу. всех тех, которые любят отечество, ибо думают, что таким способом они самыми высшими ценностями в нашей Сербии провозгласят национальное предательство, криминал, воровство и весь бандитизм именно так, как они Сербией, с помощью своих сатрапов, правили с октября 2000 года.

Дорогой друг, я не из тех, кто часто обнаруживает свои эмоции, не принадлежу и к тем, кто патетическим излиянием чувств показывает, что о ком-то думает, но твоя смерть меня искренне и глубоко потрясла. Тебя не только будет не хватать Сербии и всем тем, которые любили смотреть и слушать, как ты побеждаешь уголовников из Гаагского трибунала, тебя будет не хватать всем нам, твоим друзьям, с которыми ты разделял дни, месяцы и годы мук и страданий, особенно здесь, в гаагских застенках.

Сегодня, дорогой Cлобо, не существует никого печальнее меня, потому что у меня нет возможности быть в Белграде и Пожаревце, и тебя, великий друг, проводить и в последний раз приветствовать. Мне осталось только этим поручением, которое никогда не может до конца выразить эмоции, попытаться оказать тебе то внимание, которое посвящается добрым и великим людям — тем, которые всю свою жизнь отдали за отечество и народ. И когда-то, как политически инакомыслящие, даже когда мы и обменивались тяжелыми словами и обвинениями, мы друг друга уважали, ибо знали, что мы оба боремся за Сербию.

Последние три года, которые мы совместно провели в чужеземных застенках, нас сблизили больше, чем когда-либо. Безмерной толерантностью, смиренностью и искренним сербским гостеприимством ты покорил людей вокруг себя. Я ценил твою дружбу больше всего. Я любил и уважал тебя как соратника — единомышлен¬ника и как доброго человека.

Ты, Cлобо, был одним из тех людей, которые не могут скрыть неизмеримую, почти сверхчеловеческую любовь к своей семье. Ты любил твоих близких так, как на это способен редкий отец и супруг. И это отличительная черта великих людей. Насколько ты мешал сербским врагам, показывают их нечеловеческие реакции после твоей смерти. Те, которые жаждали уничтожения Сербии, не могут скрыть свою радость и экзальтированность из-за твоей гибели. Это не могут скрыть ни те на Западе, ни их домашние сатрапы, ни их лживое теле¬видении и грязные газеты.

Все это делают, дорогой друг, потому, что боятся нашего народа, потому что пугаются свободолюбивого духа, который ты излучал вокруг себя. они пугаются потому, что свободолюбивую Сербию никогда не смогут победить.

Знаю, что сегодня о тебе печалятся все честные сербы не только в Сербии, но и в Черногории, и в республике сербской, а тайно и наши люди на территории оккупированной сербской Краины. В печали не только сербы, но и все свободомыслящие люди на земном шаре. Особую честь делает тебе тот факт, что на тебя и в Сербии, и в мире нападают самые худшие отбросы общества. И это твою человеческую и политическую ценность поднимает до недосягаемых высот.

После ряда лет сатанизации нашей Сербии, тебя и твоей политики, как и всех нас, они не могут надивиться на то, как сербы после твоего убийства снова поднимают голову, готовые за свою землю и свой народ сра¬жаться яростнее, чем когда-либо. Вырвали у нас сербскую Краину, пытаются уничтожить республику сербскую. Они бомбили Сербию, чтобы сегодня, с помощью своих защитников попытаться у нас взять Косово и Метохию. После всего убили и тебя, дорогой друг. И все-таки я надеюсь, и я убежден, что Сербию они не убили, ибо наша Сербия поднимается как феникс из пепла, а свобода будет такой, какой была всегда в истории — величайшей ценностью нашего народа. От имени сербской радикальной партии и миллионов граждан, которые ее поддерживают, и от своего имени, выражаю самые искренние соболезнования твоим детям, супруге, всей твоей семье. Им останется всегда гордиться тобою и твоими делами. Я выражаю соболезнование гражданам Сербии, всему сербскому народу, а тебя, мой друг, заверяю, что буду бороться против гаагских уголовников с такой же жесткостью, с которой ты это делал, защищая истину и наше сербское отечество. Я знаю, что наш народ сумеет оценить твою жертву и что будет более сплоченным, чем когда-либо для борьбы за свою судьбу, а тебе, дорогой мой Слободан, пусть всевышний Бог подарит райское благословение, пусть тебе будет легкой святая сербская земля.

Письмо перед Скупщиной Сербии и Черногории, где Сербия прощалась со Слободаном Милошевичем, прочитал Александр Вучич, генеральный секретарь Сербской радикальной партии.

Перевод писем с сербского: Й. Станишич
Журнал «Славянская душа», №1 (6), 2006 г.

***

ЮРИЙ ЛУЖКОВ: 

В своем родном городе Пожареваце – в 80 километрах от Белграда, недалеко по нашим меркам, – нашло свое земное упокоение тело Слободана Милошевича. Душа Милошевича взлетит высоко, на суд Божий, недоступный обвинителям Гаагского трибунала.

О смерти написано много. “Блажен, кто пал, как юноша Ахилл, прекрасный, смелый, юный, величавый”, – писал поэт 200 лет назад. Бывший президент Югославии не был ни юным, ни прекрасным. Но он пал в непридуманном бою, в одиночку сражаясь за честь сербского народа и свою собственную, – так, я уверен, скажут сегодня и в Сербии, и в России люди, не верящие Западу на слово. Некоторые уже пометили лицо Слобо на иконы.

Я не готов разделить крайние оценки жизни и деятельности Слободана Милошевича. Мы, политики и администраторы, варящиеся в котле повседневных проблем, – самая неблагодарная глина для высоких оценок. Но политики, как и все люди, по–разному проходят и завершают свой путь. Только что, один за другим, свои юбилеи отпраздновали два наших бывших президента. Борясь друг с другом, они вместе развалили нашу страну, нанесли ей такой ущерб, какой ей не наносили самые опустошительные нашествия. Это не лишает их аппетита и самоуважения. Мы видим, как почетна и комфортна их старость в окружении родных, спонсоров и почитателей. В самом деле – многая и благая им лета!

Слободан Милошевич, который по–своему боролся за свою Югославию, ошибался и спотыкался, но, в конце концов, не склонил головы ни перед предубежденной Европой, ни перед 66 предъявленными ему обвинениями, безусловно, займет в памяти своего народа лучшее место. Много лучшее, чем то, которое его гробу отвели измельчавшие власти его страны, погруженные в счеты с семьей Милошевича и его памятью. И мы вправе назвать тех, кому Слободан Милошевич обязан мученическим венцом. Поздравляем лидеров НАТО, отбомбившегося в Югославии, западную прессу и телевидение и, конечно, госпожу Карлу дель Понте, гаагских врачей и судей, навек прославивших особенное “гаагское правосудие”.

Говорят: предупрежден – значит спасен. Когда Запад купил Милошевича, как вещь, у поставленных с западной помощью властей Сербии, я написал в “Известия” статью–предупреждение “Не спрашивай, по ком звонит колокол”. Цитирую: “В зале Гаагского трибунала вся королевская рать стран НАТО, может быть, вопреки своим первичным планам, вступит с ним, с Милошевичем, в поединок как с “павшим величеством” в единственном числе. С тех пор как стоит мир, картины столь неравных противостояний западают в человеческую душу. К тому же Западу придется уж очень основательно потрудиться, чтобы представить суду собственную роль в методичном десятилетнем развале Югославии как успешную конструктивную работу по урегулированию конфликта, как стремление – из соображений альтруизма – помочь живущим в ней народам справиться с внутренними проблемами. В неумной попытке заполучить Милошевича на свой суд и расправу и таким образом “закрыть тему” участники бомбардировок Югославии, того не заметив, сами посадили себя на скамью рядом с тем, кто ушел так и не осужденным”.

Пять лет назад мы не могли знать всего наверняка: что Зоран Джинджич, выдавший Милошевича в Гаагу, погибнет прежде Милошевича от сербской руки; что Запад проявит такую похвальную экономию, уйдя от обещаний кредитов и помощи опозоренному предательством правительству Сербии; что уход Милошевича не облегчит жизнь сербам в Косово, а сам этот край, вопреки всяким договоренностям, сегодня будет в пяти минутах от независимости. Но мы догадывались, что живым из тюрьмы в Гааге Слободан Милошевич не выйдет. Попытка юридическим образом закрепить за сербами и их лидером роль козлов отпущения за все произошедшее на Балканах не удалась – во многом именно благодаря Милошевичу. Он поставил своих тюремщиков в безвыходное положение: осудить они его не могли, а выпустить – тем более. Годы, проведенные свергнутым президентом Югославии в тюрьме, были хроникой заранее запланированной и объявленной его смерти. Отравили его или просто отказывали ему в помощи – важно для следствия, но не для понимания сути произошедшего. Слободана Милошевича вели к смерти и, в конце концов, уморили. До суда.

Это жертвоприношение оказывает и будет оказывать влияние не только на будущую судьбу сербского народа и государства. Оно кладет предел потугам сильного судить слабого и заставлять всех восхищаться своей справедливостью. Эти международные суды – над лишенными власти с помощью иностранного вмешательства владыками, над отвергнутыми народами и непонятными культурами, – мы знаем, могут еще продолжаться. Но сомнение положено – даже в глазах сторонников наднационального правосудия.
И вновь вернусь к главному. К тому, что волнует меня сегодня не меньше, чем пять лет назад: “Я глубоко взволнован происходящим с Югославией и молю, чтобы она удержалась – прошла через это новое испытание. Но я не меньше обеспокоен все углубляющейся трещиной между Россией и Западом в оценке событий на Балканах – слишком хорошо чувствую все неприятие в нашем народе двойных стандартов, двойной морали, лицемерия по отношению к Югославии. Расхождение в этом вопросе с Западом – обоснованное сомнение в справедливости нового мирового порядка – разочарование в наших общих с Западом ценностях – вот та цепочка рассуждений, которую мне, как мэру одной из европейских столиц, не хотелось бы допускать. Мы ведь тоже принадлежим к Европе, к Западу – по крайней мере, для тех, кто живет восточнее нас. И заблуждение Запада, его моральная неправота, которую так остро чувствуют в Росии, – повод для нашей серьезнейшей тревоги, а не злорадства.

Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по потерянной справедливости.”

***

***

Партия социалистов Молдавии «Patria-Родина»: кончина Милошевича — это политическое убийство

В редакцию ИА REGNUM поступило заявление председателя Партии социалистов Молдавии «Patria-Родина» в связи со смертью экс-президента Югославии Слободана Милошевича. Ниже публикуем его текст.

«Заявление председателя Партии социалистов Молдовы «Patria-Родина» в связи со смертью узника тюрьмы Гаагского трибунала по бывшей Югославии Слободана Милошевича

11 марта 2006 года ушел из жизни Слободан Милошевич, узник тюрьмы Гаагского трибунала по бывшей Югославии, бывший президент Югославии, почетный председатель Социалистической партии Сербии, действующий председатель Евразийского социалистического конгресса, членом которого является и наша партия.

Слободан Милошевич был и останется в истории сербского народа и во всеобщей истории величиной международного масштаба, сильным и стойким борцом за социальную справедливость, убежденным сторонником и проводником модели современного социализма, борцом за реальный национальный суверенитет, единство народа и территории страны, которую он представлял и которая была до недавнего времени одной из самых передовых стран не только социалистического содружества, но и Европы. Такая страна-пример не нужна была ястребам стран либеральной демократии, жертвой сговора которых пал Слободан Милошевич.

Его кончина не может быть квалифицирована нами иначе, чем как жестокое и целенаправленное политическое убийство, давно запланированное «хозяевами» сегодняшнего миропорядка.

На Гаагском процессе С. Милошевич был не столько обвиняемым, сколько опасным обвинителем для иностранных агрессоров, которые без санкций ООН напали на его страну, бомбили и разрушали ее.

Его жизнь и победа в судебном процессе стала бы слишком большой ценой, которую пришлось бы заплатить «хозяевам» мира за применение двойных стандартов в политике, за нежелание считаться с правом других народов на идентичность и защиту от агрессии.

Организаторам этого процесса-фарса он не нужен был больше живым.

Кончина С. Милошевича, последовавшая после двух самоубийств сербских узников тюрьмы Гаагского трибунала, убедительно доказывает европейской и мировой общественности полную правовую несостоятельность этой пристрастной и политически ангажированной международной структуры.

4383109 Мы дарим тебе наши сердца. Избранные отклики на гибель Слободана МилошевичаОт имени членов Партии социалистов Молдовы «Patria-Родина» как одного из учредителей Евразийского социалистического конгресса, действующим руководителем которого до последних дней своей жизни был Слободан Милошевич, я выражаю соболезнование родным и близким покойного, всем друзьям и коллегам из Социалистической партии Сербии, Евразийского социалистического конгресса и других общественных и политических организаций, разделяющих нашу позицию.

Спасибо всем добропорядочным гражданам Молдовы, которые выразили и будут выражать нашей партии соболезнования в связи с кончиной Слободана Милошевича.

Вероника Абрамчук, председатель Партии социалистов Молдовы «Patria-Родина», член исполкома Евразийского социалистического конгресса»

http://www.regnum.ru/news/605125.html

***

Российские политики — о смерти Милошевича

«Ему отказали в праве на жизнь», — заявила Любовь Слиска. Вслед за вице-спикером российские политики сообщают, что, услышав о смерти Милошевича, сразу вспоминали, как Слободан просился на лечение в Москву, а гаагские судьи ему отказали.

Владимир Жириновский, заместитель председателя Госдумы РФ, фракция ЛДПР: «Слободан Милошевич убит сегодня в тюрьме Гаагского трибунала. Убили патриота Сербии, потому что не могут вынести приговор. Отпускать его — значит, признаться в том, что это был судебный произвол».

Лео Бокерия, генеральный директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева: «В условиях, в которых он находился, ему помочь было невозможно. Вся их терапия ограничивалась дачей препаратов против артериальной гипертонии, причем они подозревали его в том, что он эти лекарства не принимает, проводили исследования концентрации этого препарата в крови, предполагая, что он чуть ли не прячет за щекой это лекарство и так далее. Поэтому при таком подходе, конечно, они не могли его лечить нормально».

Здесь и там многие думали, — и как сейчас оказалось, совершенно беспочвенно, — что это была уловка: он хитрит, его болезнь политическая и экс-президент немедленно скроется в подмосковных лесах так же, как его супруга Мира и сын Марко. Теперь, как говорят российские политики, его кончина серьезно подорвет репутацию и авторитет Гаагского суда.

Российские врачи были готовы оказать Слободану Милошевичу соответствующую помощь, российские власти гарантировали выполнение всех необходимых в этой связи требований Международного трибунала по бывшей Югославии. К сожалению, несмотря на наши гарантии, трибунал не согласился предоставить Слободану Милошевичу возможность лечения в России. Теперь, когда будут вспоминать об этой высокой судебной инстанции, в первую очередь вспомнят о бесчеловечном отношении к подсудимым.

Геннадий Зюганов, руководитель фракции КПРФ в Госдуме РФ: «Я был абсолютно уверен, что Милошевич вернется, потому что он не раз заявлял, что для него честью является завершение этого судилища до конца для того, чтобы доказать, что он поступал так, как подобает поступать государственному деятелю».

В российской столице заявляют, что в разных частях света сегодня некоторые люди вздохнули с облегчением, как это ни цинично звучит. Например, судебный процесс над Милошевичем давно зашел в тупик и за эти годы стал похож на безнадежную заунывную балканскую песню.

Вячеслав Никонов, председатель комиссии Общественной палаты мо международному сотрудничеству: «Весь этот трибунал всё больше превращался в некоторый судебный фарс. Доказать виновность Милошевича там было, на мой взгляд, достаточно затруднительно. Процесс мог тянуться годами. Милошевич в случае, если бы процесс дошел до суда реального, мог получить очень серьезную трибуну для пропаганды своих идей, что, я думаю, никому в Европе сейчас не нужно».

В самой Сербии политики наверняка хотели бы забыть, как они выдали своего президента международному трибуналу. Конечно, не только аналитикам бросилось сегодня в глаза странное совпадение — смерти югославского экс-президента предшествовало самоубийство в Гааге экс-президента Сербской краины Милона Бабича. Насколько это было случайно?

Леонид Ивашов, свидетель по делу Слободана Милошевича на Международном трибунале по бывшей Югославии: «Его убийство или смерть явилась выходом для оправданий и существования самого трибунала, и стороны обвинения. Доказать вину весьма сложно, потому что нет конкретных фактов по предъявленным ему обвинениям. Оправдать его тоже нельзя, потому что оправдание Милошевича автоматически ложится обвинением на НАТО».

Очевидно, что судебный процесс по делу бывшей Югославии сейчас развалится, но в любом случае его главному обвиняемому предстоит совсем другой суд.

Источник

***

Подозрительные обстоятельства кончины в субботу в тюрьме гаагского трибунала бывшего президента Сербии и СРЮ Слободана Милошевича нуждаются в строгом расследовании. Такую точку зрения в интервью РИА Новости высказал председатель Международного комитета Совета Федерации Михаил Маргелов.

«Заведомо ложные, следовательно, преступные по отношению к жизни человека, диагнозы тюремщиков опровергла смерть больного — Милошевич был найден мертвым. Подозрительные обстоятельства этой смерти нуждаются в строгом расследовании. Но, зная, с кем имеешь дело, на таком расследовании придется специально настаивать», — подчеркнул сенатор.

«Милошевич умер не осужденный, — продолжил Маргелов. — Для одних — он преступник, для других — герой сопротивления. А заостренный на карательные санкции Гаагский суд не опроверг, но и не подтвердил выдвинутые против Милошевича обвинения».

Гаагский трибунал, с точки зрения председателя Международного комитета СФ, представляет собой «политизированный орган, работающий ради легитимизации противоправных действий НАТО на Балканах, причем, по мере открытия новых фактов сваливать всю вину за балканскую трагедию только на Милошевича, а в его лице — на сербов Гаагскому суду становилось все труднее».

Предвзятость судебных заседаний в Гааге, по мнению сенатора, очевидна: «абсолютное большинство доставленных туда — это сербы. А поскольку убивали, наряду с сербами, представители разных этнических групп, получается, что кровь одних в этом суде ценится дороже, чем других».

Маргелов также констатировал, что «за пределами внимания гаагских судей остаются преступления Запада против Югославии: о предвзятости этих судей неоднократно говорил на процессе и Слободан Милошевич».

Суд проходил неспешно, сказал далее сенатор, а больного Милошевича, чью вину еще предстояло доказать, «держали в тюрьме под присмотром либо некомпетентных, либо специально обученных медиков». Судьи же, обвиняющие Милошевича в преступлениях против человечности, не отпустили подсудимого для лечения в Москву под гарантии возвращения, подчеркнул он.

***

«Видна поступь Антихриста».

Русские монархисты о кончине бывшего президента Югославии Слободана Милошевича

В российских православно-монархических кругах самым непосредственным образом восприняли известие о загадочной кончине в камере изолятора при Гаагском трибунале экс-президента Югославии Слободана Милошевича, обвиняемого в преступлениях против человечности.

Так координатор Союза православных братств Юрий Агещев заявил корреспонденту «Портала-Credo.Ru», что «кончина Милошевича – прискорбное событие. И вина здесь целиком и полностью лежит на Гаагском трибунале, который воспринял весть о смерти бывшего президента Югославии с удовольствием, что и не скрывалось самой Карлой дель Понте». Агещев заметил, что хотя Слободан Милошевич и не был идеальным правителем, но сам факт выдачи своего президента организации другой страны – возмутителен. «Разумеется, мы не признаем и нынешнее правительство Сербии, а признаем руководителем страны Радована Караджича», — отметил Ю. Агещев.

«Он умер в канун праздника Торжества православия, — заметил глава Союза православных братств и Союза православных хоругвеносцев Леонид Симонович-Никшич, – не каждый умирает в такой день. Милошевич умер как герой, которого просто закололи до смерти, умер как мученик – в борьбе». Л. Симонович-Никшич заметил, что теперь уже налицо тенденция, когда подряд происходит сразу несколько убийств в одной и той же тюрьме: «Вначале доводят до болезни, а потом не дают лечиться. А в самой Сербии происходят преследования жены и сына Радована Караджича, которых угнетают морально. И мы уже не просто выступаем с протестом, а обращаемся ко всем людям доброй воли – вот она поступь Антихриста – он еще не действует в открытую, но поступь его видна».

В день смерти Милошевича в московской церкви святителя Николы на Берсеневке, настоятелем которой является авторитетный в православно-патриотической среде игумен Кирилл (Сахаров) (а сама церковь находится на «осадном положении» после того, как регистрационный орган предупредил ее о снятии с регистрации за отказ принять ИНН), состоялся традиционный чин покаяния в бого- и цареотступничестве, после которого настоятель прихода и Л. Симонович-Никшич выступили со словами памяти, посвященными покойному президенту Югославии.

Солидарность с монархистами проявил и руководитель Общества русско-сербской дружбы Илья Числов. Он сказал Порталу, что «смерть Милошевича – на совести Гаагского трибунала, это результат его действий. Они довели Милошевича до смерти. Я не могу сказать совершенно точно, как они это сделали. В случае с М. Бабичем – очевидно, что убили. В случае с Милошевичем — не знаю». И. Числов в то же время отрицает версию о самоубийстве экс-президента Югославии. «Да, я знаю, что родители Милошевича покончили с собой, — сказал лидер общества. — Его отец, который, кстати, учился в одной семинарии с нынешним Патриархом Сербии Павлом, покончил жизнь из-за разногласий с сыном, который пошел по коммунистическому пути, но я знаю, что Слободан Милошевич оставался христианином». Числов отметил также, что смерть Милошевича произошла в момент обострения «косовского вопроса», когда Запад, и, прежде всего, Америка, действует «в целях устрашения мирового сообщества».

Владимир Волынский, для «Портала-Credo.Ru»

 

 

Смерть Слободана Милошевича

Однажды ко мне подошла молоденькая девушка и очень строго спросила, как я отношусь к Бен–Ладену. Я ответил, что никак не отношусь, но, если ее вопрос понять как: считаю ли я, что Бен–Ладен причастен к событиям 11 сентября, то ответ мой будет таким: я так не считаю. И добавил, что Бен Ладен не нужен американцам ни живой, ни мертвый.

В случае с бывшим Президентом Югославии Слободаном Милошевичем получается, что он нужен был им – Европе ли, Америке ли, НАТО или другим силам, стоящим за этим, – мертвым.

В международной тюрьме, в которой медицинское обслуживание должно быть на самом высшем уровне, оказалось, что не уследили за человеком. За человеком, чья вина не была доказана. Более того – за главой, хоть и бывшим главой, суверенного государства! Ведь С. Милошевича нашли в камере мертвым – с пяти часов вечера до утра следующего дня

Очевидно, что здесь наблюдается некая злонамеренность и нельзя считать эту смерть естественной. Необходимо проведение независимой экспертизы. В противном случае любые результаты можно оспаривать и считать необъективными. Данные токсикологической экспертизы показали, что С.Милошевич принимал лекарства, наносившие вред его здоровью. Были ли они ему прописаны?

Когда политики переходят к таким методам, то очевидно, что это проявление слабости. Это отсутствие нравственности, здравого смысла, свидетельство изоляции, в которой находятся те, кто пытается вершить мировые процессы. И поскольку они демонстрируют слабость – неизвестно как все повернется в дальнейшем, поскольку современная цивилизация стоит на грани очень тяжелых потрясений. Не произойдет ли так, что силы, которые пытаются возглавить мировые процессы, будут вытеснены другими, которые более адекватно будут относиться к современной реальности.

Священник Александр Ильяшенко, председатель сектора Синодального Отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, руководитель сайта “Православие и мир”

 

Сербия прощается с Милошевичем

В четверг в Белграде, несмотря на всяческое противодействие республиканской и городской властей, началась церемония прощания со Слободаном Милошевичем.

1 4 Мы дарим тебе наши сердца. Избранные отклики на гибель Слободана МилошевичаГроб с телом выставлен в Музее революции, который уже посетили десятки тысяч граждан. Люди приносят к установленному в музее гробу покойного цветы и свечи. Чтобы пройти в небольшой зал музея, приходится стоять в очереди часами. Рядом с гробом — почетный караул соратников Милошевича по Социалистической партии Сербии. С Милошевичем простились также делегации Сербской радикальной партии, общественного движения «Сила Сербии» и ряда других оппозиционных сил. Лидеры Сербской радикальной партии призвали всех своих сторонников принять участие в прощании и похоронах Слободана Милошевича.

Пришедшие проститься с Милошевичем называют его героем и защитником сербского народа, говорят, что он уже стал легендой, а легенды не умирают. Бывший премьер-министр Югославии Момир Булатович считает, что «все происходящее — яркий признак политической ситуации в Сербии. Думаю, что должны пройти годы, чтобы политические противники стали спокойно относиться к его памяти. Он в любом случае личность. Я разговаривал с Милошевичем за четыре часа до его смерти. Он мне уже тогда сказал: они делают все, чтобы сербы обо мне забыли, но я буду бороться».

Сербы не забыли. «Да они его и мертвого ненавидят. Он был нашим президентом, за него голосовали миллионы. Пусть дадут попрощаться по-человечески», — возмущается поведением белградских властей женщина, пришедшая отдать последнюю дань Слободану Милошевичу. «Мы пойдем за телом в Пожаревац, где его будут хоронить. Он наш герой. Пусть остальные, что хотят, делают», — говорят люди, стоящие в очереди к Музею революции.

Многие в Сербии и Черногории считают, что смерть Слободана Милошевича стала результатом убийства. Между тем сербские средства массовой информации сообщают, что с понедельника заключенные тюрьмы Гаагского трибунала стали бойкотировать еду из тюремной кухни. Инициатором бойкота стал лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель, который говорит, что он может стать следующей жертвой гаагского «правосудия».

Принять участие в церемонии похорон собираются многие граждане и представители политических партий. На похоронах Слободана Милошевича будут присутствовать делегации Социалистической партии и Сербской радикальной партии из Республики Сербской, входящей в состав Боснии и Герцеговины. В столице Республики Сербской Баня-Луке уже запланировали на субботу несколько дополнительных автобусных рейсов в Сербию, так как на похороны Слободана Милошевича намеревается выехать большое количество людей из Боснии.

Кульминация прощания со Слободаном Милошевичем состоится в субботу в полдень в Белграде, когда гроб с телом югославского лидера будет установлен напротив Федерального собрания. Затем траурный кортеж двинется в Пожаревац.

Почтят память погибшего в гаагских застенках югославского лидера и в России. В некоторых храмах Русской православной церкви в субботу по просьбе прихожан будет вознесена молитва о его упокоении. Как сообщили в Московскй патриархии, в минувшее воскресенье в отдельных храмах Русской православной церкви уже совершалось молитвенное поминовение югославского лидера.

Для участия в траурных мероприятиях в Белград прибыл лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов. В них также примут участие депутаты Государственной думы Сергей Бабурин и Константин Затулин, представители греческих коммунистов и других политических партий, а также международного комитета защиты Слободана Милошевича.

«Президент! Спасибо тебе, что ты достойно представлял и защищал свою землю. Сербский народ будет вечно тебе благодарен», «Придет день, когда Ваше имя будет во всех церковных календарях, как имена других сербских святых и героев», — такие записи оставляют сербы в Книге памяти Слободана Милошевича. И еще: «Твоей смертью борьба не закончена».

Газета «Советская Россия» N 27-28 (12805), суббота, 18 марта 2006

 

Милошевич пал смертью храбрых в борьбе с новыми глобалистами — Геннадий ЗЮГАНОВ

СЕРБИЯ ПРОВОДИЛА в последний путь последнего президента Югославии. Церемония прощания со Слободаном Милошевичем стала одним из главных мировых информационных событий. Более 40 зарубежных делегаций прибыли в Белград, чтобы отдать дань уважения узнику Гаагского трибунала, одержавшему морально-политическую победу над натовской военщиной и её судилищем. В траурных мероприятиях приняла участие и делегация КПРФ во главе с Председателем ЦК КПРФ, руководителем фракции Компартии в Государственной думе Г.А. Зюгановым.

Три дня, проведенные Г.А. Зюгановым в Сербии, не только были данью уважения мужественному борцу за единство Югославии С. Милошевичу, но и способствовали укреплению российско-сербских связей, международному сотрудничеству КПРФ с различными политическими партиями Европы против нарастающей угрозы со стороны новых глобалистов.

Гаагский суд выполнил роль убийцы

Отправляясь 17 марта в Белград, Г.А. Зюганов на импровизированной пресс-конференции в аэропорту “Шереметьево-2” дал резкие оценки деятельности Международного трибунала по бывшей Югославии и его роли в убийстве президента С. Милошевича.

Отказав в лечении экс-президенту Югославии Слободану Милошевичу, Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) показал “цинизм, который граничит с преступлением и фашизмом”.

Уже в аэропорту Белграда, где лидера КПРФ встречал посол России в Сербии и Черногории Александр Алексеев, Г.А. Зюганов, отвечая на вопросы собравшихся журналистов, более подробно остановился на российских оценках причин гибели С. Милошевича.

Г.А. Зюганов рассказал, что накануне вечером разговаривал с руководителем бакулевского кардиологического центра Лео Бокерия, который присутствовал при вскрытии: “Не было никакого труда оказать необходимую медицинскую помощь Слободану Милошевичу. И он был бы жив”.

— Еще два года назад заместитель Л. Бокерия была у С. Милошевича в тюрьме и сказала потом, что ему нужна небольшая операция — и всё будет в порядке. Голландские медики могли эту помощь оказать. Но суд выполнил роль инквизиции, карателей. Мы рассматриваем происшедшее как убийство в тюрьме человека, который отстаивал свою правоту,— подчеркнул Г.А. Зюганов

Председатель ЦК КПРФ информировал представителей сербских СМИ и об обсуждении обстоятельств смерти С. Милошевича на пленарном заседании Государственной думы:

— Дума единогласно выступила за упразднение Гаагского трибунала.

Российско-белорусский почетный караул

Три дня перед Музеем истории Югославии в Белграде, где был установлен гроб с телом С. Милошевича, стояла очередь протяженностью в несколько километров. Вместе с сотнями тысяч жителей Сербии сюда проститься с югославским лидером приехал и Г.А. Зюганов.

Для прощания со Слободаном Милошевичем был сформирован российско-белорусский почетный караул. У гроба экс-президента рядом с Г.А. Зюгановым стояли заместитель председателя Государственной думы С.Н. Бабурин и посол Белоруссии в Сербии и Черногории Владимир Мацкевич.

— Меня больше всего поразило, что в результате этих допросов и расследований Гаагского трибунала и натовцев 11 человек ушли из жизни,— заявил Г.А. Зюганов сербским журналистам, окружившим лидера КПРФ после церемонии в Музее истории Югославии.— И эти 11 человек — все сербы. Очевидно, что расправляются с теми, кто честно боролся за единство страны, кто понимал, что происходит, и кто олицетворял эту борьбу.

Представителей СМИ особо интересовали последние новости из Москвы, где находятся ближайшие родственники С. Милошевича, возможность приезда близких экс-президента на похороны.

— С братом Бориславом Милошевичем я разговаривал позавчера,— ответил Г.А. Зюганов.— Ему в Москве сделали операцию, всё прошло успешно, но врачи вряд ли отпустят его на похороны. Что касается жены и детей, то властям в Белграде должно было бы хватить мудрости гарантировать безопасность семьи Милошевича.

Полмиллиона сербов скандировали: “Россия!”, приветствуя лидера КПРФ

В субботнее утро 18 марта на центральной площади сербской столицы перед зданием парламента Сербии и Черногории на митинг собрались около полумиллиона сербов.

Гроб, покрытый сербским флагом, подняли наверх на специально построенное возвышение у здания Скупщины. Перед ним установили портрет покойного, временное деревянное надгробие с надписью “Слободан Милошевич. 1941—2006” и возложили венки из красных роз. На телеэкране в глубине сцены демонстрировалось происходящее на площади и вокруг гроба. Известных политиков показывали крупным планом. Появление на экране Геннадия Зюганова сопровождалось скандированием полумиллионного митинга: “Россия! Россия! Россия!”

Взяв слово, Зюганов заявил, что Слободан Милошевич “не умер, а был убит”, и потребовал немедленного сворачивания деятельности Гаагского трибунала.

— Мы одолели фашизм, одолеем и сегодняшние напасти, которые обрушились на Сербию и Россию! Самый главный перекрёсток Европы — не Брюссель, запомните это! Нет, он в Белграде! Вы первые приняли удар новых глобалистов, и Слободан Милошевич пал смертью храбрых от их ударов! Милошевич защищал свободу своей страны, и сейчас ей грозит новая угроза со стороны мирового империализма, который хочет отколоть Косово, оттащить Черногорию, оставив Сербию без выхода к морю и, по сути, раздавить некогда большую и могучую Югославию, — заявил Г.А. Зюганов. — Это— репетиция перед такой же попыткой растащить Российскую Федерацию. И учитывая, что у наших народов общая история и во многом общая судьба, мы должны объединить наши усилия, отстаивая нашу независимость.

Назвав международный Гаагский трибунал “преступным судом”, Г.А. Зюганов призвал продолжить “святое дело Милошевича — борьбу за независимость, достоинство и свободу Сербии и её народа”.

— Главное — это наше единство,— отметил в заключение выступления лидер КПРФ.— Уверяю вас, что все патриоты, все коммунисты, всё рабочее движение были и всегда будут с братской Сербией. У русского народа нет никого ближе сербов, боль которых россияне переживают как свою собственную.

* * *

Председатель ЦК КПРФ принял также участие в церемонии погребения С. Милошевича, которая состоялась в городе Пожаревац в 80 км от Белграда.

В ходе визита в Сербию Г.А. Зюганов выступил по нескольким республиканским телевизионным каналам. Состоялась встреча с руководством Социалистической партии, а также Сербской радикальной партией, которая имеет одну из самых больших фракций в народной Скупщине (парламенте Сербии).

Г.А. Зюганов также беседовал по телефону с Воиславом Шешелем, лидером Сербской радикальной партии, который находится в тюрьме Гаагского трибунала. В. Шешель поблагодарил российских коммунистов за то, что в своем недавнем заявлении ЦК КПРФ потребовал освободить его и еще 43 сербов, которых держат в тюрьме трибунала.

Сергей ОБУХОВ.

Газета «Правда» № 27 21 — 22 марта

***

ПОСЛЕСЛОВИЕ К УБИЙСТВУ (Отчет киллеров для своих)

Эта статья появилась в газете Нью-Йорк Таймс 5 июня 2006 года. Являясь рупором самых агрессивно-либеральных кругов, Нью-Йорк Таймс в то же время служит источником информации и указующим перстом для американской элиты, отличается достаточно высоким качеством и объективностью материалов.

Напомню – так называемым Международным Трибуналом по военным Преступлениям в Гааге возбуждены 45 дел в отношении сербов, ПЯТЕРО ИЗ КОТОРЫХ УЖЕ ПОГИБЛИ В ТЮРЬМЕ по милости Трибунала.

Ниже приводится в сокращении перевод статьи Нью-Йорк Таймс о смерти в НАТОвских застенках одного из них, президента Югославии Слободана Милошевича.

“Обнародованная 31 мая 2006 года медицинская информация содержит новые факты о его смерти.
Противотуберкулезное лекарство Рифамписин (Rifampicin), найденное в анализе крови в январе сводило на нет эффект от лекарств, которые он принимал от высокого кровяного давления. Милошевич отрицал, что сам принимал эти таблетки (Рифамписин) и утверждал, что кто-то пытался его убить.

В последний день жизни, когда тюремщики открыли камеру Милошевича и увидели что он не подает признаков жизни – не отвечает на их приветствие и не движется, они ничего не предприняли.
Только более часа спустя (отчет не поясняет насколько более – прим. автора), тюремщики решили проверить состояние узника и обнаружили, что пульс не прощупывается…

Дважды за последниие шесть месяцев Милошевич подавал петицию в Трибунал с просьбой отпустить его для оказания срочной медицинской помощи в Москву…
“Если бы 11 марта Милошевич находился под наблюдением врачей, он наверняка бы не умер,” – заявляет французский врач Патрик Барриот.

Несмотря на это позднее Международный Трибунал по Военным Преступлениям (в Гааге) в своем отчете утверждал:“Учитывая эти обстоятельства, нельзя заключить что мы не предоставили необходимой медицинской помощи.”

Вместе с тем в отчете было признано, что наблюдение за здоровьем Милошевича в тюрьме было недостаточным. Приводилось мнение авторитетных докторов о необходимости проведения дополнительного медицинского обследования и лечения заключенного…

Независимое патологоаномическое исследование, проведенное голландским правительством показало, что одна из коронарных артерий Милошевича была блокирована на 50 процентов – в обычных обстоятельствах недостаточно, чтобы вызвать сердечный приступ.”

 

Погиб победителем
Сорок дней назад в застенках Гааги погиб С. Милошевич

Югославия… Какие ассоциации вызывает это красивое слово? Кто-то видит цветущие горные долины, синие ленты Савы и Дуная, старинную крепость Калемегдан, побережье Адриатики… А я вижу дым над гордыми городами, разрушенные здания, «живые щиты» на мостах. Отчетливо слышится гул ночной сирены… Падает сбитый сербами «Стелc»… Но не только героические кадры возникают в памяти. Вот черный день — 5 октября 2000 года. Пьяная, разгульная толпа, бывшая некогда сербским народом, в погоне за американской жвачкой громит парламент и телецентр. А вот день Высокой Трагедии — Президент Югославии Слободан Милошевич под конвоем поднимается на трап самолета, отправляющегося в Гаагу…

7 лет назад натовские стервятники терзали небольшую страну. Страну, которая испытала многое: и турецкое иго, и борьбу за независимость, и единство южно-славянских народов, и фашистский гнет… В 1389 году в битве на Косовом Поле сербский народ, хоть и проиграв битву, нанес такие потери османским войскам, что у них уже не хватило сил продолжать завоевательный поход по Европе. Сербы спасли Европу.

Во время Второй мировой войны народы Югославии тоже внесли огромный вклад в общую Победу. И вот «благодарность» со стороны этой самой «цивилизованной» Европы, покорно исполнявшей волю мирового жандарма — США! Страна разрушена, а ее героический Президент подло и цинично убит трусливыми натовскими прихвостнями в гаагских застенках.

Мрачное здание Схевенингенского замка… Когда-то здесь пытали борцов антифашистского сопротивления. И через 60 лет после разгрома фашистов их наследники ведут в тюрьму нового заключенного. Этим стенам все равно, кого мучить — преступника или героя. Но, казалось, даже они склонились перед гордым величием Президента. Никогда им еще не приходилось принимать столь достойного узника…

Балканский великомученик ответил за все. За позор натовских вояк на Балканах. За подмоченную репутацию пентагоновских «стратегов». За сбитые американские самолеты и гибель «бравых» летчиков-налетчиков от лейкемии в результате применения ими урановых боеголовок. Только непонятно: кто будет отвечать за разрушенные дома, больницы, школы? За ужас белградских детей, за тысячи убитых и раненых, за сожженные сербские дома в Косово и Метохии? За развал и поруганную честь Югославии?

Слободан Милошевич заставил их держать ответ, превратив «процесс» над собой в суд над американо-натовскими военными преступниками. И виновники балканской трагедии испугались его правды! Это была борьба необыкновенно сильной личности против огромного множества жалких ничтожеств, сильных лишь деньгами и оружием. И Президент Югославии победил ценой жизни…

Когда его выдавали незаконному гаагскому судилищу, он понимал стоящий перед ним выбор: либо проиграть и остаться, пусть в тюрьме, но в живых, либо победить и погибнуть. Веди он себя не так смело — ему грозило бы тюремное заключение. Но он выбрал второй путь — путь яростного сражения за Правду. Он стремился к победе, прекрасно зная, что в этом случае живым его не выпустят.

Недаром, покидая Белград (как оказалось, навсегда), он сказал: «Прощайте, братья-сербы». Сражаясь в одиночку против огромного аппарата судилища, он успешно разоблачал преступления истинных злодеев, которые разрушили его страну. Его мужеством восхищались даже враги. Милошевич выиграл процесс. Именно поэтому его и лишили жизни.

Соратник югославского Президента М.Булатович сказал:
— Я разговаривал с Милошевичем за четыре часа до его смерти. Он мне тогда сказал: «Они делают все, чтобы сербы обо мне забыли, но я буду бороться».

Теперь мы можем именно эти слова считать его последними словами. Может быть, мы никогда не узнаем, что же произошло в мрачной камере гаагской тюрьмы в страшную ночь на 11 марта 2006 года. Но мы знаем, что Слободан Милошевич был настроен бороться до последнего вздоха. Он ушел несломленным. Потрясающая красота его нравственного подвига навеки останется в Истории. Vita brevis, Gloria aeterna est! Жизнь коротка, слава вечна!

На сороковой день после смерти, по преданию, душа погибшего расстается с Землей навсегда. Когда невыносимая боль утраты слегка притупилась от времени, живые начинают осознавать, какое место в их памяти займет ушедший… В памяти многих честных людей остался светлый Бастион Сопротивления, уголок Непокоренной Европы, каким была Югославия во время правления Истинного Президента.

 

Елена БЕЛГРАДСКАЯ

«Советская Россия»

Комментарии запрещены.


Управление
Сообщения на форуме
1917-2017
1917-2017
МОНЕТКА
Панславизм
Счетчик
Рейтинг@Mail.ru