Памяти Слободана Милошевича. Круглый стол в Госдуме

0496904 Памяти Слободана Милошевича. Круглый стол в ГосдумеВ связи с пятой годовщиной трагической гибели президента Югославии Слободана Милошевича депутаты В.И. Илюхин, В.С. Шурчанов и М.В. Емельянов провели в Государственной думе РФ «круглый стол», посвященный памяти этого выдающегося человека. В заседании «круглого стола» также приняли участие посол Югославии в России (1998—2001 гг.) Борислав Милошевич и доктор медицинских наук из Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева М.В. Шумилина (она входила в состав международной группы врачей, обследовавших С. Милошевича).

НАПОМНИМ, что жизнь лидера Югославии оборвалась 11 марта 2006 года в тюрьме Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ), куда он был предательски и незаконно, в нарушение конституции, выдан прозападным правительством в Белграде. С этого момента начинается героическая борьба С. Милошевича против лжи и клеветы противников за независимость своей страны и своего народа.

В ходе беспрецедентно длительного судебного разбирательства (оно длилось почти пять лет) в гаагском судилище так и не удалось доказать ни одного пункта обвинения. А вот мужественная и блестящая защита Милошевича, разоблачавшего преступления НАТО, заставила гаагскую прокуратуру из наступления перейти в оборону. Из главного обвиняемого Милошевич превратился в обвинителя, и уже прокуратура была вынуждена спасать свою репутацию.

Ясно, что такое развитие дел не вписывалось в сценарий, разработанный трибуналом и его хозяевами. Поэтому в Гааге были не заинтересованы в доведении судебного расследования до конца. Этим объясняется бесчеловечный отказ руководства МТБЮ, несмотря на государственные гарантии России — члена Совета Безопасности ООН, на выезд в Москву лидера Югославии для лечения в Центр им. А.Н. Бакулева. Столь циничное решение привело к гибели С. Милошевича.

Все участники «круглого стола» высказали убеждение в том, что Гаагский трибунал совершил преднамеренное убийство. Выступавшие депутаты и представители общественности заявили о необходимости ликвидации МТБЮ, который превратился в инструмент политического шантажа, и привлечения к уголовной ответственности реальных виновников гибели бывшего президента Югославии, имена которых хорошо известны. В ходе заседания была выдвинута инициатива об увековечении памяти С. Милошевича в названии одной из улиц в городах России.

По окончании заседания «круглого стола» состоялась встреча Борислава Милошевича с лидером КПРФ Г.А. Зюгановым и первым заместителем председателя Комитета Госдумы по международным делам, секретарем ЦК КПРФ Л.И. Калашниковым, высказавшими соболезнование по случаю пятой годовщины гибели С. Милошевича и выразившими уверенность, что борьба за восстановление правды в «деле Милошевича» продолжится до полного торжества справедливости.

В этот день хочется сказать самые искренние слова поддержки родным и близким С. Милошевича. В России помнят Слободана Милошевича и его самоотверженный поступок, когда, не испугавшись, он вступил в неравную схватку с сильными мира сего. Он твердо знал, что на его стороне правда, и верил в победу. Настанет время, и истина, за которую до конца сражался Слободан Милошевич, восторжествует. Так было всегда, так будет и впредь.

11 марта 2011 года исполнилось пять лет со дня гибели бывшего президента Югославии Слободана Милошевича. Его жизнь трагически оборвалась в гаагской тюрьме Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) после многолетнего судебного процесса, закончившегося полным фиаско для трибунала и его западных покровителей. Лидер Югославии в неравной борьбе до конца защищал честь и достоинство своего народа и своей страны. Гаагское «правосудие» оказалось бессильно перед его стойкостью и вынуждено было само защищаться, вместо того чтобы наступать.

По версии прокуратуры МТБЮ, смерть наступила якобы от «естественных причин». Однако в подобные сказки сегодня верят всё меньше людей. Всё больше экспертов убеждены в том, что было совершено убийство.

Кристофер Блэк, канадский специалист по международному уголовному праву, являющийся официальным адвокатом семьи Милошевича и находившийся в начале марта нынешнего года в Москве, делится новыми данными об обстоятельствах гибели президента.

— Насколько нам известно, вы добиваетесь продолжения расследования обстоятельств гибели Слободана Милошевича, дабы выявить ее истинные причины. Какие действия предпринимаете в связи с этим?

— В качестве адвоката семьи Милошевича и члена Международного комитета «Слободан Милошевич», куда входит, кстати, и ряд российских общественных деятелей, я направил официальное письмо в МТБЮ, в котором запросил все документы, в том числе медицинские заключения, относящиеся к расследованию смерти Милошевича. Данное требование законно, ибо его семья вправе иметь все эти документы. Одновременно копии этого письма направлены государствам — членам Совета Безопасности ООН. Сейчас мы ждем ответ из Гааги и в зависимости от этого будем планировать наши дальнейшие действия.

У меня и одного из руководителей комитета «Слободан Милошевич», Владимира Кршлянина, состоялась встреча с представителями Правового департамента МИД РФ. Мы передали российским дипломатам копию этого письма и попросили министерство поддержать наше обращение в МТБЮ. В целом считаю состоявшийся разговор положительным.

Мы встречались также с академиком Лео Бокерия — директором всемирно известного Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. Он считает, что причина гибели Милошевича заключается в отказе бывшему президенту Югославии в специализированном лечении. Подобные действия в законодательстве любой страны однозначно считаются убийством. Такой тип преступления называется «manslaughter», то есть «преднамеренное убийство».

Академик Бокерия убежден, что, если бы Милошевичу разрешили выезд в Москву на лечение, он остался бы жив. Однако гаагский трибунал проигнорировал гарантии России и бесчеловечно отказал Милошевичу в возможности получить квалифицированную медицинскую помощь в Москве. Это решение, как известно, привело к трагическому исходу.

— Появились ли новые факты в «деле» Слободана Милошевича?

— Недавно интернет-сайт «Викиликс» опубликовал сведения о том, что начальник тюрьмы ООН в Гааге, а по совместительству, как оказалось, британский офицер, передавал в американское посольство всю информацию о Слободане Милошевиче, в том числе данные о его настроении, состоянии здоровья, а также о содержании разговоров с женой и родными.

Считаю, что это — важное открытие, так как показывает, кто и в какой степени на самом деле контролировал процесс над Милошевичем. В связи с этим мы также затребовали от трибунала все протоколы и записи, которые были переданы другим правительствам. Сомневаюсь, конечно, что Гаага сразу предоставит нам такие данные, однако мы имеем все основания требовать этого.

Обнаружился и еще один любопытный факт. Согласно исследованиям одного голландского журналиста, прокуратурой МТБЮ был задействован врач — специалист по кардиологии и, одновременно, по фармакологии. О нем нет упоминания ни в одном документе МТБЮ, в том числе и в официальном докладе о внутреннем расследовании причин гибели Милошевича. Для каких целей прокуратуре необходимо было привлекать еще одного специалиста? Его роль предстоит еще выяснить.

По моему мнению, либо этот врач согласился с нелицеприятными для гаагского трибунала выводами российских и французских врачей и отказался подтвердить официальную версию о «естественных причинах» смерти (поэтому он не фигурирует ни в одном документе, и трибунал на его выводы не ссылается), либо перед ним стояла зловещая задача давать советы по ухудшению состояния здоровья. В любом случае странно, что о нем нет ни единого упоминания.

— Есть ли вероятность того, что виновные в смерти Милошевича будут наказаны?

— Сейчас американцы полностью контролируют гаагский трибунал. Поэтому, конечно, они будут противиться требованиям отдать под суд кого-нибудь из ответственных лиц. Ведь тогда может вскрыться много сенсационных фактов, разоблачающих реальных виновников трагедии Югославии.

Выявление истинных виновников гибели Милошевича, разумеется, возможно. Ведь никто не ожидал, что может быть заведено дело против нынешнего президента Руанды Поля Кагаме, обвиняемого в организации атаки на самолет руандийского президента 6 апреля 1994 года, в результате которой погибли президенты Руанды и Бурунди и начался геноцид в Руанде.

Мы будем изыскивать возможности, чтобы завести подобное дело в Голландии. Но это очень сложно. Упомянутое расследование длилось более десяти лет.

Для нас, однако, привлечение к ответственности виновных не является единственной целью. Считаю, что наша основная задача — довести до широкой общественности всю правду о случившихся событиях. Люди должны знать объективные факты, а не те, которыми нас усердно кормят западные СМИ.

— Как вы прокомментируете решение Совета Безопасности ООН по продлению срока полномочий МТБЮ до 2014 года?

— Несмотря на заверения американцев, что и МТБЮ, и Международный трибунал по Руанде (МТР) служат благой цели — наказанию виновных в преступлениях, оба трибунала превратились в инструменты политического давления и расправы над неугодными. В МТБЮ 80% обвиняемых — сербы, а в МТР 100% — официальные лица бывшего правительства. Никто из реальных виновников трагических событий до сих пор не наказан. Я считаю, что оба трибунала должны быть ликвидированы, а все политзаключенные — получить амнистию.

— Как сегодня относятся к Слободану Милошевичу на Западе и в Сербии?

— На протяжении многих лет население Запада подвергалось мощной антисербской пропаганде. Западные СМИ без устали писали о «геноциде» и «этнических чистках», а также о роли президента Югославии во всех «сербских зверствах». Это сделало свое дело. Многие поверили в то, что источником всех бед является лидер Югославии, и считали оправданным вторжение НАТО на территорию суверенного государства.

Например, в Канаде единственная политическая партия, которая критически отнеслась к навязываемому СМИ представлению о «гуманитарной миссии» НАТО, была Коммунистическая партия. Но даже в ее рядах в самом начале некоторые были склонны верить в обвинения против Милошевича. Поэтому требовались определенная работа, разъяснение того, что действительно происходит. И уже позже сформировалась единая критическая позиция.

Конечно, по прошествии десяти лет всё больше людей начинают трезво оценивать события в Югославии и понимать, что обвинения против Милошевича были ложными. Этому способствуют и многие публикации, в том числе американских журналистов, раскрывающих правду об агрессии НАТО. Но обычная публика следит за Си-Эн-Эн и другими подобными телесетями, поэтому до нее критические статьи просто не доходят.

Проблема еще и в том, что мало людей хотят верить в голос правды и разума. Когда пытаешься рассказать о том, что все обвинения и аргументы МТБЮ на самом деле ложны, что всё сфабриковано, а каждый свидетель получает готовый сценарий того, какие показания он должен давать, многие не хотят слушать. В этом нет ничего удивительного, так как граждан европейских государств всю жизнь учили, что они живут в демократическом обществе. И когда доказываешь, что эти трибуналы применяют фашистскую практику, они просто не могут в это поверить.

Сейчас все надежды населения Сербии на лучшую жизнь, которую они обретут благодаря политике сближения с Западом, оказались разбиты. Все ощущают, что стали жить хуже. Большинство населения считает, что Слободан Милошевич был трагической и героической жертвой в борьбе за сохранение национального суверенитета и социальной справедливости. За отчаянную борьбу в Гааге его уважали даже противники. Однако все действия правительства и СМИ направлены на искажение положительного образа Милошевича.

Мы понимаем, что борьба за восстановление правды и наказание виновников гибели бывшего президента Югославии будет долгой. Но мы преисполнены решимости добиться своей цели, и поддержка российской общественности внушает нам дополнительное чувство оптимизма.

Александр КАЛИНКИН, Маргарита ОБРАЗЦОВА

Источник

СТЕНОГРАММА

круглого стола Памяти Слободана Милошевича

Здание Государственной Думы. Зал 839.
11 марта 2011 года. 12 часов.

Шурчанов Валентин Сергеевич. Добрый день, уважаемые участники круглого стола! Мы собрались в этом зале по случаю 5-ой годовщины гибели президента Югославии Слободана Милошевича.
В июне 2001 года президент Милошевич в нарушение конституции страны был выдан Гаагскому трибуналу, обвинившему его в «геноциде», «этнических чистках» и прочих «зверствах». Почти 5 лет сражался Слободан Милошевич против наветов и клеветы за доброе имя сербского народа, за истину о трагических событиях в Югославии в 90-е годы. Гаагский суд так и не смог доказать ни одного пункта предъявленных ему обвинений.

Милошевич прекрасно знал цену этому «суду». Он с самого начала не признавал его легитимность в виду отсутствия юридических и морально-нравственных оснований для создания и деятельности подобного органа. От этой позиции он не отступил до самого конца.

Лидер Югославии погиб 11 марта 2006 года в тюрьме Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) в результате /Отказа руководства трибунала в специализированном лечении С.Милошевича в Московском центре сердечнососудистой хирургии имени Бакулева.

Своей жизнью и смертью Слободан учил нас мужеству и стойкости, которые необходимы в борьбе за правду и справедливость.

В работе круглого стола принимают участие депутаты Государствен-ной Думы Илюхин Виктор Иванович и Емельянов Михаил Васильевич, доктор медицинских наук из Центра имени Бакулева Шумилина Маргарита Владимировна и посол Югославии в России в 1998-2001 годах, общественный деятель Милошевич Борислав Святозарович.

Предоставляю слово Виктору Ивановичу Илюхину.

Илюхин В .И. Спасибо. Прежде всего я хотел бы сообщить, что Г.А. Зюганов очень сожалеет, что не сможет принять участие в круглом столе.

В своё время мне посчастливилось общаться со Слободаном Милошевичем. Это был действительно удивительный человек. Когда я в составе делегации Государственной Думы РФ с ним разговаривал, то увидел в нём большого государственного деятеля и патриота, человека мужественного, который очень переживал разрушение такого великого государства, как Югославия.

Оценки, которые тогда давались и им, и нами о том, что в отношении Югославии развёрнута крупномасштабная агрессия и провокация, были абсолютно правильными. К сожалению, трагедия, о возможности которой мы говорили, случилась.

Югославия по сути дела была расчленена по варианту гитлеровцев. Они не раз говорили о том, что Югославия как суверенное государство должна прекратить существование, потому что на ее территории проживает такой же непокорный народ, как на территории Советского Союза. Гитлеровцам тогда не удалось это сделать. Но удалось, к сожалению, в наши дни. В том числе и в силу непоследовательной политики, а где-то и откровенного предательства руководства России. Ведь РФ по сути дела подключилась к экономическим санкциям в отношении Югославиите тяжёлые для нее дни.

Я с болью говорю роковой роли, которую сыграли председатель правительства Черномырдин и президент Ельцин в событиях в Югославии. Ведь Югославия всегда надеялась на помощь РФ, верила в нее. И обидно, я это откровенно говорю, что в трудную минуту Россия не оказала так необходимую поддержку этому свободолюбивому и непокорному народу.

Теперь относительно Гаагского трибунала. Мы (юристы) уже давно отмечали, что МТБЮ не имеет под собой никакой правовой основы. Некоторые пытаются сравнивать Гаагский трибунал с Нюрнбергским процессом. Но аналогии здесь проводить абсолютно невозможно. Ведь Нюрнбергский трибунал судил агрессоров и военных преступников, развязавших Вторую мировую войну и, в том числе, войну против СССР. В Гааге судили человека, который защищал свой народ и своё Отечество. «Вина» Милошевича лишь в том, что он хотел сохранить страну, единство Югославии и защитить интересы своего народа.

Нюрнбергский трибунал состоялся по решению стран-победительниц, а победители имеют право судить преступников.

Гаагский трибунал был создан решением Совета Безопасности (СБ), вопреки Уставу ООН. К тому же СБ — это далеко не вся ООН.

Удивительно, но Гаагский трибунал не имеет каких-либо ограничений в избрании меры наказания и в пределах избрания этой мер. Лишение свободы (и на сколько), либо смертная казнь определяются трибуналом самостоятельно. Это не что иное, как произвол, вершащийся от имени СовБеза, от имени ООН.
Должен отметить, что осенью 2010 года Г.А. Зюганов написал письмо на имя президента России, где отмечал правонарушения в отношении обвиняемых, творимые в МТБЮ. Там по сути дела расправа над неугодными. Мы будем настаивать на том, что Гаагский трибунал должен прекратить свою деятельность.

Предвзятость Гаагского трибунала не вызывает сомнений. Вполне очевидно, что судят в основном сербов, хорватов и албанцев, которые совершили тягчайшие преступления на территории бывшей Югославии, или уведены от уголовной ответственности, или получают незначительные сроки.

Надо сказать, что Гаагский трибунал изначально отказался изучать причины конфликта, который вспыхнул в Югославии и вспыхнул не по вине Милошевича. А раз не выясняются причины, тогда о какой справедливости, о какой независимости и объективности можно вести речь? Гаагский трибунал, будем откровенно говорить, полностью находится под контролем США, которые дают указания кого, когда и как судить.

Отмечу, что Гаагский трибунал абсолютно не обеспечивает право обвиняемых на свою защиту. Слободану Милошевичу не давали заранее подготовиться к тем обвинениям, которые выдвигались по ходу судебного процесса. То есть человека заранее обрекли на смерть и в первую очередь смерть политическую. Следует также сказать о том, что Гаагский трибунал не обеспечил объективности в высказываниях свидетелей. Можно приводить массу примеров, когда на свидетелей оказывалось давление. Не свидетельство, а лжесвидетельство торжествовало на этом трибунале.

Но хочу отметить, что у тех, кто пытался затеять расправу, ничего не получилось. Слободан Милошевич остался несломленным, остался верным борцом и патриотом своей Родины.

Смерть Слободана Милошевича — это не единственная смерть в Гаагском трибунале, что тоже говорит о многом. А именно о том, что не имея доказательств, суд создавал такие условия, чтобы действительно невиновные лица не только не были оправданы, а наоборот, были доведены до самоубийства или не выдерживали того психического, я бы сказал, и физического насилия и давления.

Отмечу еще два момента.

Во-первых, Россия должна сегодня занять более активную позицию в оценках деятельности Гаагского трибунала. Ведь это не просто суд над сербами, это не просто суд над Милошевичем. Это суд над теми людьми, которые имели добрые отношения сначала с Советским Союзом, а потом с Россией. Это люди, которые тянулись к нам. И, по сути дела, Гаагский трибунал наносит удар не просто по представителям Сербии, но по интересам нашей страны.

Второй момент. Конечно, России надо возвысить голос в защиту Воислава Шешеля, который уже 8 лет находится в заточении. И боюсь, что он может повторить судьбу Слободана Милошевича.

А вам, Борислав, я искренне ещё раз говорю: крепитесь, мы с вами. Мы всегда будем помнить Слободана и дружить с вами. Может быть, в этом вы найдёте какое-то утешение. Заменить вам брата никто не может, но всё-таки мы рядом. Спасибо.

Шурчанов B.C. Теперь слово Михаилу Васильевичу Емельянову.

Емельянов М.В. Спасибо.

Сегодня мы вспоминаем поистине великого человека. И это не громкие слова, это действительно так. Слободан Милошевич был, пожалуй, первым государственным деятелем, кто не согласился с гегемонистическими планами по переделу мира и поднял нацию на защиту суверенитета страны. За это его, собственно, и преследовали. Не за военные преступления, которых он не совершал, не за его политические и социалистические убеждения. Его осудили за то, что он сербский патриот, который посмел ответить на вызов, который ему бросила просвещённая Европа и США.

Причём боролись с ним нечестно. Прежде всего, его нечестно отстранили от власти. Мне довелось в 2000 году быть наблюдателем в составе делегации Государственной Думы на тех выборах, последних для Слободана Милошевича. Привыкший к реалиям российских выборов, я был удивлён отсутствием административного ресурса. Ведь вся власть была у Милошевича.

Нам здесь рассказывали, что это последний диктатор Европы. Ну, мы и думали, там всё будет происходить по знакомым схемам. Я был и в Сербии, и в Черногории, которая тогда входила в состав Югославии, но нигде не увидел ни давления на избирателей, ни подтасовок, ни нечестных действий избирательных комиссий.
Сочувствие, понятно, было на стороне социалистов. Я спрашивал: «Ребята, не слишком ли вы самонадеянны?». Они говорят: «Нет. Мы хотим, чтобы выборы были честные. Сербы никогда не проголосуют за силы, которые в союзе с теми, кто организовал бомбардировки». И действительно, Милошевич победил.

Однако тогда уже отрабатывались схемы «цветных революций». Решили вопрос о власти просто. Из Санджака подогнали экскаватор, подожгли Скупщину, и мы получили то, что мы получили.
Нечестной была и «игра» с Милошевичем. Ведь те же люди, которые, с одной стороны, объявляли блокаду и давили на Сербию, с другой стороны, нашёптывали: давайте, вот вы в Дейтоне согласитесь, в Амбуэ согласитесь, и мы Югославию трогать не будем. Это был обман, но часть населения, к сожалению, в это поверила. Но нельзя верить тем, кто не останавливается ни перед чем, лишь бы добиться своих корыстных целей.

В России должны помнить Милошевича, причём люди всех убеждений: и социалистических, и коммунистических, и либеральных. Потому что, помимо политических убеждений, все в России должны быть патриотами, а российский патриот не может не понимать, что когда сербы борются за свою свободу, они борются и за нашу свободу. Всегда атака на Россию начинается с атаки на Сербию. И совершенно очевидно, если Сербии хорошо, то и России хорошо. И наоборот: если России хорошо, то и Сербии хорошо. В 90-е годы, к сожалению, вот эту заповедь многие наши политики забыли и должную помощь сербскому народу не оказали.

Но, вспоминая о Слободане Милошевиче, мы должны помнить и тех сербских патриотов, кто ещё жив. И опять же хочу напомнить про судьбу Воислава Шешеля, который уже 8 лет томится в пресловутом Гаагском трибунале. По отношению к Шешелю попираются все нормы международного права.

Но, как можно говорить о честном судье, если 47 раз менялся статут международного суда. То есть по ходу процесса меняется процессуальный документ. О каком правовом поле можно говорить?

Представьте, что в России начали судить человека по одному Уголовно-процессуальному кодексу. Но оказалось, что он не подходив, поэтому давайте-ка туда 47 поправок внесём и осудим по-другому.
У нас одного олигарха по закону осудили и то, сколько слов в его поддержку. А вот здесь почему-то, особенно наша «прогрессивная» общественность, которая выступает за правовое государство по любому поводу, не очень выступает.

Ведь почему умер Милошевич, давайте» прямо «скажем. Его убили. Еro действительно убили, если не буквально, то, создав такие условия, не дав ему лечитъся. Потому что довести до обвинительного приговора было невозможно, доказательств не было.

Ещё меньше таких доказательств в отношении Шешеля. Здоровье у Шешелятоже не очень хорошее. И я действительно обеспокоен за здоровье и жизнь В.Шешеля, потому что итог процесса может быть совершенно таким же как и у С.Милошевича. Поэтому надо бороться за сербских патриотов и необходимо в конце концов прекратить деятельность МТБЮ. Совершенно не правовой, искусственно созданный институт, который выполняет политические функции.

Мы 20 лет говорим о том, чтобы право было над политикой в этом смысл правового государства. МТБЮ типичный пример, когда политика наглым образом доминирует над правом.

А что касается Милошевича, я думаю, что придёт время, будут и памятники в России Слободану Милошевичу.

И отмечать эту горестную дату мы будем не только в таком кругу друзей, но и в гораздо более широком составе. Память о нём, я уверен, будет только укрепляться в России. Спасибо.

Шурчанов B.C. Спасибо, Николай Васильевич. Маргарита Владимировна Шумилина, пожалуйста.

Шумилина М.В. Я познакомилась со Слободаном Милошевичем где-то пять с небольшим лет назад в составе интернациональной врачебной комиссии в Гаагской тюрьме. В состав комиссии входили также отоларинголог из Белграда и кардиолог из Франции. Надо сказать, что судебное разбирательство, особенно такого уровня, неизбежно вызывает перенапряжение как интеллектуальных, так эмоциональных, моральных и физических сил. Особенно, если это протекает на фоне артериальной гипертензии, которой Слободан страдал уже более 10 лет, и которая усугубилась в условиях постоянной борьбы.

В заключении нашей комиссии и в последующих заключениях Бакулевского центра постоянно констатировалось, что пациент находится в критическом состоянии и что кризис может развиться в любой момент. И Центр им.Бакулева указывал, что необходимо высококвалифицированное дообследование и лечение в специализированной клинике, будь то в России или любой другой цивилизованной стране.

Примерно 4 месяца после этого следовала переписка с гаагской стороной, и вот, анализируя эту переписку, могу точно сказать, что был шанс его оттуда вытащить. Потому что вот эти постоянные, ежедневные, письма туда — обратно… Интересовались условиями содержания, условиями безопасности, вот тогда его реально можно было оттуда вытащить. Но, к сожалению, сердце Слободана просто не выдержало.

Была создана комиссия во главе с директором института академиком Лео Бокерия, в состав которой вошли ведущий патологоанатом России, ведущий судебно-медицинский эксперт Военно-Вооружённых Сил и ведущий кардиохирург Вооружённых Сил, поскольку действительно непосредственной причиной смерти был инфаркт. Но, нас не допустили непосредственно к самой судебно-медицинской экспертизе. Постфактум нас ознакомили с некоторыми результатами, теми, которые, видимо, сочли возможным показать.

В день годовщины памяти Слободана хочу сказать, что его гибель — это, безусловно, доказательство не только врачебной недееспособности хвалёной европейской медицины, но и античеловеческой сущности Гаагского трибунала.

И сейчас, обращаясь и к политическим, и к дипломатическим силам, я считаю, что нужно действовать более активно и твёрдо всегда, когда речь идет о справедливости и особенно о жизни и смерти человека. Спасибо.
Шурчанов B.C. Спасибо. Мы предоставляем слово Милошевичу Бориславу Святозаровичу. Все мы его хорошо знаем. Это друг нашей страны и нашего народа. И, конечно, сегодня как раз вам-то и надо дать слово памяти. Пожалуйста.

Милошевич Б.С. Спасибо большое.

Ровно пять лет назад в Гаагской тюрьме погиб Слободан. Трибуналом было совершено не что иное, как убийство.

Вот Маргарита Владимировна сказала, что он был в критическом со-стоянии, что была нужна немедленная госпитализация, которой потребовал консилиум авторитетных врачей в ноябре 2005 года. Однако ему отказали в этом. За пять лет его пребывания в тюрьме ему даже не сделали настоящего обследования. Все условия для того, чтобы он выжил, были. Была у медицинская составляющая. Бакулевский институт был готов принять его на лечение. Российское правительство выступило гарантом, обещая трибуналу, что вернёт его по первому требованию. Трибунал отказал в специализированном лечении и человек умер. Разве это не убийство?

Гаагский трибунал по бывшей Югославии — это инструмент реализации американской, натовской политики господства. Это орудие криминализации, изоляции, уничтожения противников и демонизации его в глазах собственного народа и международной общественности.

В этом трибунале сначала сажают человека в тюрьму, потом на протяжении нескольких лет (может быть год, два, три, пять лет, (как в случае с Шешелем) сочиняют обвинительный акт, ибо обвинений нет. Я юрист и знаю, что обвинительный акт — простая вещь: человек такой-то совершил преступление в таком-то месте тогда-то. И всё.

Они придумали понятие «коллективное преступное предприятие» — это какой-то коллективный преступный договор, в котором любой виноват. И не за то, что он совершил, а за то, что он имел отношения с каким-то коллективным преступным организмом, который составляют живые люди, в лице которого на самом деле обвинён весь народ.

Россия бы этим могла заняться и убрать этот трибунал. Кстати, Госдума приняла резолюцию о том, что он должен закончить работу до конца 2010 года. Но его существование продолжено. Есть разные причины. «Остаточный механизм,» потом необходимость какого-то международного правового органа.
Это система, это не суд, это просто орган для криминализации всего, криминализации и уничтожения противников. Противников чего? Противников политики мирового господства, «противников», отстаивающих национальную независимость.

Вся система — это не только трибунал по бывшей Югославии, тот же трибунал по Руанде, трибунал по Ливану, все эти Абу-Грейбы, Гуантанамо и прочее. Всё это целостная система, орудие в руках, так сказать, сильных мира сего — США и НАТО.»

Слободан умер достойно — стоя. Он не побеждён. Он вышел моральным победителем из этой неравной схватки. Он мужественно защищал не столько себя (вообще не себя), а больше всего свой народ, армию, полицию, спецназ, Академию наук, которую тоже обвиняли в идейном преступлении, то есть в «национализме». Так было и это факты.

И он стал своего рода символом борьбы за независимость. Может быть, мне как брату так неудобно говорить о нём, но об этом говорили многие, в том числе, Александр Зиновьев, который написал, что Слободан Милошевич стал символом сопротивления политики мирового негодяйства.

Так что, он, я уверен, займёт достойное место в истории нашего народа. Возможно прошло не так много времени, чтобы всесторонне оценить дело и личность Слободана Милошевича. Но я уверен, что его действиям будет дана положительная оценка и он займет достойное место в истории.

Я хочу сказать ещё пару слов о том, как всё произошло. Слободан боролся за целостность страны от сепаратистов, защищал народ от терроризма. Это был его долг. По Конституции глава государства этим и должен заниматься.

Совершив агрессию против Югославии, НАТО перестала быть региональной организацией, она вышла за рамки своих учредительных актов и превратилась в силу глобального вмешательства и контроля над мировыми процессами. В Югославии был создан прецедент. Причин экспансии много -это и расширение НАТО на Восток и доступ к мировым ресурсам, к России.

Сегодня тоже самое происходит в Ливии. Уже кристаллизуется пере-дел страны. Идёт травля, идёт демонизация. Демонизация — это вообще страшное оружие, которое является прологом к более жёстким не только политическим, но и военным методом.

Потом вмешалось НАТО в Афганистан, потом американцы вошли в Ирак. Там миллион человек погибло и так далее. И что мы сегодня имеем? Имеем НАТО в качестве глобальной организации мирового вмешательства, которая очень хочет контролировать и все углеводородные ресурсы, и магистральные пути, и доставки этих ресурсов, и многое, многое, и экологию, и так далее. НАТО бомбило Сербию 78 дней, погибали мирные граждане. Они бомбили и школы, и православные храмы.

Я вам должен ответственно сказать, что если бы не Россия предложила ультиматум, он никогда не был бы принят Слободаном Милошевичем. А Россия в лице Черномырдина этот документ проталкивала. Этот документ лёг потом в резолюцию 1244 СБ ООН. Он не устраивал нас, но всё-таки в нем было не НАТО, а ООН. Был пункт о целостности государства, о независимости государства. И поэтому он единодушно был принят нашим парламентом, Скупщиной народной Югославии. Но этот документ утонул, он не применялся. Он до сих пор не отменён, но не применялся. Они сразу начали действовать другими способами: пошли на внедрение своих сил, поддержали полностью албанский сепаратизм, отменили паспорта, узурпировали государственную собственность, частную собственность сербов.

Самое страшное — это изгнание сербов из Косова, более 200 тысяч от-туда выехало. Более 350 тысяч не албанцев: и цыгане, и египтяне, и горанцы, и другие национальности, о которых вы даже и не знаете. Там было 300 тысяч адыгейцев, которые вернулись в Россию и поселились в Краснодарском крае. Всё закончилось в начале 2008 года отторжением Косово, самопровозглашением и признанием примерно 70-ю странами под диктовку и выкручивание рук американцами. И сегодня Сербия подвергается грабежу, давлению и шантажу. Но она еще не может сдать экзамен на вступление в ЕС потому, что этот трибунал требует выдачи сербского патриота, генерала Р. Младича. Без этого нельзя. Еще Сербия «нехорошая». Есть и другие условия, но я хотел бы подчеркнуть именно этот момент.

Сегодня я скажу еще одну мысль. Слободан Милошевич жив в своей стране. У него есть сторонники. Новая власть после свержения Слободана пыталась свалить на него все смертные грехи, обвинить его во всех бедах, которые потрясали страну. Даже несколько лет после его выдачи и в течение процесса, даже после его смерти. Как будто за эти все годы, минувшие от его выдачи Гааге и от его смерти потом, не должны нести ответственность какие-то другие конкретные люди, а не он.

В конце прошлого года в октябре была годовщина свержения Слободана Милошевича. Эта дата не является праздником в Сербии. И даже так называемые демократы не осмеливаются как-нибудь эту дату выдвигать важной в истории страны. Но престиж Слободана, его авторитет в народе и по сей день весомый. Более того, и независимые эксперты, даже ряд его бывших политических противников, положительно говорят о нём.
Вообще, откровенно говоря, на фоне такой политической жизни и вообще общественной жизни сегодня в Сербии, фигура Слободана Милошевича имеет на самом деле исполинские масштабы. Спасибо.

Шурчанов B.C. Спасибо большое. Слово Громовой Елене Алексеевне.

Громова Е.А. Я из организации «Антиглобалистское сопротивление», которая с самого начала занималась защитой Слободана Милошевича. Мы, проводили пикетирования посольств, демонстрации, но, к сожалению, всё так трагически закончилось.

При нашем участии была издана книга о Слободане Милошевиче, куда вошли статьи разных публицистов, политических деятелей, поэтов, посвященные С.Милошевичу. Я имею поручение вручить эту книгу Маргарите Владимировне Шумилиной, потому что там статья Мезяева, который опирался во многом на ваши заключения и который выдвинул обвинение против Гаагского трибунала в том, что было совершено откровенное убийство. Это, к сожалению, действительно так. До сих пор это убийство не расследовано. До сих пор его палачи не выданы суду за свои чёрные деяния. Более того, натовский разбой продолжается. Мы сейчас видим ситуацию в Ливии. Так применяются те же технологии.

Действительно, происходит та же демонизация ливийского лидера Муамара Каддафи, которого называют диктатором, тираном и собираются судить в том же Гаагском трибунале.

Гаагский трибунал — это не что иное, как фабрика смерти для неугодных США деятелей. На примере Слободана Милошевича мы это, к сожалению, видели.

Мы создали сайт slobodan.ru, посвященный памяти Слободана Милошевича. Мы прилагаем все усилия, чтобы ниточка памяти оставалась, чтобы память горела над Россией. Есть также предложение о том, чтобы назвать его именем улицу.

В 2006 году на сайте anti-glob.ru был проведён опрос, кто является антиглобалистом года и антиглобалистом года был выбран Слободан Милошевич. Я передаю Бориславу газеты, которые посвящены памяти С. Милошевича.

Ну а самое главное, что такие личности как Слободан Милошевич всегда должны жить в нашей памяти и их нельзя забывать. Слава Слободану Милошевичу! Свободу Воиславу Шешелю! Нет новой мировой войне!

Шурчанов B.C. Спасибо. Ещё высказаться желает Ямбаев Михаил Леонидович, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института славяноведения РАН. Пожалуйста, вам слово.

Ямбаев М.Л. В первую очередь хотел бы отдать дань памяти Слободану Милошевичу.

Думаю, что такой термин как Гаагский трибунал вообще нельзя употреблять. Ведь это самое настоящее судилище.

И, знаете, уже на протяжении 5-6 лет мы слышим о том, что Гаагское судилище должно быть закрыто. Однако его существование постоянно продлевается. Неужели мало смерти Слободана? Сейчас на очереди Караджич и Шешель, которых может постигнуть та же участь, что и Милошевича.

Процессы над этими сербскими патриотами не освещаются ни в российских, ни в мировых СМИ, потому что гаагские прокуроры выучили урок, предоставленный Милошевичем, когда Слободан блестяще разбил все обвинения.

Я полностью поддерживаю высказывания всех выступающих, что деятельности этого судилища нужно положить конец и как можно быстрее. Еще раз говорю, что Слободан Милошевич возглавил страну в очень критический момент. Всеми силами старался сохранить целостность государства.

Вопреки утверждениям о тирании и диктаторстве, это было свободное и демократическое государство. Просто «мировое правительство» не устраивала сильная и независимая Югославия. Спасибо.

Шурчанов B.C. Нужно подвести некоторые итоги. Характеристика, данная здесь Гаагскому судилищу, абсолютно верная. Этот орган создан не с целью поиска справедливости и осуществления правосудия, а для того, чтобы под прикрытием права достигать собственных политических целей и корыстных задач.
Гибель Милошевича наглядно продемонстрировала всему миру, что в самом центре Европы под вывеской ООН существует самый настоящий фашистский карательный орган, который покрывает и оправдывает самые страшные злодеяния, сравнимые с теми, что были совершены гитлеровской Германией.

Долг каждого честного человека, всех уважающих демократию и международное право государств, политических партий, общественных организаций, лидеров добиваться немедленной ликвидации Гаагского трибунала и привлечения к уголовной ответственности реальных виновных. Перед справедливым правосудием должны предстать Герхард Шредер, Билл Клинтон, Мадлен Олбрайт, Хавьер Солана и другие повинные в трагедии в Югославии. Суд над ними должен обязательно состояться. Только так человечество сможет избежать других кровавых драм, подобных творящимся сейчас в Афганистане или Ираке или в Ливии.

Сам Слободан Милошевич утверждал, что так рано или поздно произойдёт. Вот его слова: «Я в этом убеждён, ибо верю, что большинство в мире составляют честные люди. Если бы я в это не верил, жизнь не имела бы никакого смысла. Преступники ответят за свои преступления. Я в этом уверен». Этими словами и хотелось бы завершить наш круглый стол. Всем спасибо.

Оставить комментарий


Управление
Сообщения на форуме
Счетчик
Рейтинг@Mail.ru