Борислав Милошевич: Новые войны неизбежны

ssi 5661 novyy razmer Борислав Милошевич: Новые войны неизбежныБывший посол Югославии в России профессор Борислав Милошевич живет и работает в Москве. Но его сердце принадлежит Сербии и поруганной натовскими бомбардировками Югославии. В интервью корреспонденту «Однако» Александру Саргину он размышляет не только о кровавом прошлом своей страны, но и о «новом переделе» — событиях на Ближнем Востоке, неослабевающем стремлении расчленить Россию и о том, что можно противопоставить этой победной поступи «демократии».

Борислав Светозарович, можно ли считать, что агрессия против Югославии стала прологом к той череде войн, которые ведут сейчас западные державы во главе с США по всему миру. Последний пример — Ливия, теперь тучи сгущаются над Сирией и Ираном…

— Почти десять лет назад, в 2002 году, в США была сформулирована так называемая доктрина о «демократизации Большого Ближнего Востока». «Большого» — потому что Штаты включили туда Афганистан и Пакистан.

Американцы говорят, что 11 сентября 2001 года террор пришел на их землю и что теперь надо перенести войну туда, откуда он исходит. Но эта «доктрина» — всего лишь предлог, идеологическое обоснование захватнической, имперской политики, попытка оправдать ее. В этой американской «доктрине» не упоминается самое главное — энергетические ресурсы, ближневосточная нефть, магистральные пути доставки жидких углеводородов, словом, стратегически важное пространство, которое американцы хотят полностью контролировать. Это желание и есть мотор их политики.

Все должны четко понимать: провозглашенный в 90-е годы так называемый новый мировой порядок — курс на мировое господство, управление мировыми процессами и ресурсами, в первую очередь энергетическими, и такой политике необходимо противостоять.

Когда США в 1986 году бомбили Триполи, как только в порт столицы вошел советский крейсер, бомбежки сразу же прекратились. Об этом вспомнил Каддафи, когда агрессия против Ливии только начиналась…

— Наверное, Каддафи вновь искал защиты у Москвы. Это вполне логично — помнить о когда-то сильном союзнике. Марш-бросок на Приштину российских десантников в начале лета 99-го был отчаянной попыткой поддержать авторитет России и продемонстрировать ее солидарность с Сербией. У вас тогда оставались надежды, что возможно переломить политическую ситуацию в вашей стране? Или вы понимали, что Россия уже не та?

— Я был непосредственным участником событий и все время находился в контакте с обоими генштабами: в Москве и Белграде. Невооруженным глазом было видно, что Россия слаба и помочь Югославии не может. И не хочет. Хотя мы продолжали надеяться — и Белград, и я лично.

Марш-бросок русского десантного батальона на аэродром Слатина вызвал восхищение нашего народа, особенно сербов Косово и Метохии, а также переполох в столицах западных держав. Но на государственном уровне Россия не могла и не хотела вмешиваться, потому что в Кремле не было политической воли на то, чтобы помочь Югославии весомо, посодействовать в вооружении. А ведь среди великих держав она была фактически единственным нашим союзником.

— Сейчас на севере Косово вновь создана взрывоопасная ситуация: албанцы захватывают КПП, сербы воздвигают баррикады, слышна стрельба…

— Это прямое давление и явная угроза сербскому народу Косово и Метохии. Такова многолетняя стратегия ведущих стран НАТО и Евросоюза: поддержка и подстегивание албанского сепаратизма, его финансирование, поставки оружия, обучение албанских боевиков, вооруженная агрессия НАТО 1999 года, оккупация и затем одностороннее провозглашение независимости края в феврале 2008 года. Все это в совокупности имеет целью создание на 13% территории Сербии второго албанского «государства». Конечно, сам Белград своей безоговорочной лояльностью к Западу, граничащей с услужливостью, своей ошибочной политикой соглашательства облегчил фактический раздел Сербии. Власти страны, провозгласив приоритетом своей политики вхождение в Евросоюз, годами утверждали, что определение статуса Косово и членство Сербии в ЕС — это два не зависимых друг от друга процесса. Но сегодня всем предельно ясно, что отказ Сербии от Косово и Метохии — обязательное для выполнения условие. Сегодня ЕВЛЕКС и КФОР, несмотря на свой якобы нейтральный статус, помогают приштинскому спецназу, а солдаты НАТО (КФОР) при этом говорят о «легитимности» таких действий, о «самообороне». От кого?! От невооруженных протестующих сербов?! На самом деле оставшиеся в Косово сербы живут на своей земле, как в гетто, им грозит новая этническая чистка…

— Повсеместно говорится о том, что Сербия потеряла Косово, и с этим надо смириться…

— А разве то, что Конституция Сербии, то, что две трети стран — членов ООН, среди которых два постоянных члена Совета Безопасности — Россия и Китай, а также большинство G-20, не признают самопровозглашенное косовское «государство», не является реальностью? Неужели Резолюция Совета Безопасности ООН, принятая тогда же, в 1999-м, не является реальностью, хотя и не применяется из-за обструкции западных держав?

Справедливое определение статуса Косово и Метохии является основным вопросом, который для Сербии не решен. И его нужно решать путем переговоров. Именно Резолюция Совбеза ООН как составная часть международного правопорядка имеет непреходящую ценность для Сербии и для международного сообщества, для Организации Объединенных Наций. Этот документ действителен и остается единственной международно-правовой и политической основой для определения статуса южного сербского края — Косово и Метохии.
Примаков знал о Югославии больше…

— Вы много общались с Виктором Черномырдиным, который в апреле 1999 года был назначен спецпредставителем президента РФ по Югославии…

— У него было хорошее чувство юмора, отражающееся в его известных афоризмах. Некоторые считали это косноязычием. Например, «лучше водки хуже нет». Остроумно? Черномырдин был способным, крупным советским, российским государственным деятелем, политиком, хозяйственником. Но о Югославии он знал немного. Примаков, в то время председатель правительства России, был осведомлен о ситуации на Балканах намного лучше. Он был лично знаком со Слободаном Милошевичем, встречался с ним до натовской агрессии — и в качестве главы внешней разведки, и в качестве министра иностранных дел. Примаков активно искал пути к прекращению боевых действий, он поддерживал Югославию, помогал ей. Его позиция была принципиальна. Достаточно вспомнить, как он, узнав об агрессии НАТО, развернул самолет над Атлантикой, не долетев до Америки, где его ждал вице-президент Гор? И вдруг 14 апреля 1999 года спецпредставителем президента по Югославии назначается Черномырдин. А месяц спустя, 12 мая, Евгений Примаков был отправлен президентом Ельциным в отставку. Конечно, причиной его увольнения была не Югославия, но для нашей страны и Слободана Милошевича лично уход Примакова стал ударом.

Виктор Черномырдин не мог проводить собственную политику, он проводил политику Ельцина, который просто сдал Югославию — то есть одобрил то, на чем настаивали американцы. Сначала он реагировал правильно, квалифицировал агрессию агрессией. А потом все поменялось.

Россия в целом очень помогала Югославии политически, морально, многие русские государственные мужи, лидеры политических партий, ряд организаций, патриарх Алексий II, а главное, большинство народа нас поддерживали, были солидарны с нами… Но не было политической воли помочь Югославии.

— Как вы оцениваете современную политику России в отношении Сербии?

— Я бы употребил такие слова, как «содействие» и «союзничество». Это подтверждают и последние драматические события на севере Косово. При посредничестве России созывались и созываются заседания Совета Безопасности ООН, которые требует Сербия. Русские не могут быть больше сербами, чем сами сербы. Но есть такие исторические ситуации, как сегодня, когда хотелось бы, чтобы русские были «больше сербами», возвысили свой голос в защиту и поддержку сербов севера Косово. Ныне в этом маленьком регионе сталкиваются глобальные интересы. И вопросы встают тоже глобальные: защита международного правопорядка, человеческих прав народа, выживание которого под угрозой на родной земле, и международный произвол…

— Как вы думаете, если бы не наличие у нас сил ядерного сдерживания, то и Россию расчленили бы, как Югославию?

— Бжезинский, Олбрайт, Маккейн и другие не раз допускали заявления о том, что Россия единолично обладает богатствами, которыми нужно делиться. Маккейн вообще умудрился недавно заявить, что ливийские «повстанцы» должны вдохновить Россию, Китай! Так что стремление расчленить Россию, воспользоваться ее недрами и богатствами, как говорится, налицо. Если Россия не решит своих демографических проблем, если не будет развивать науку, промышленность, допустит снижение обороноспособности, военного потенциала (а такие тенденции, к сожалению, есть), то никак нельзя исключить возможность передела ее огромной территории.

— Как вы думаете, почему Россия не создала после известных событий в Абхазии и Южной Осетии в августе 2008 года свой «Гаагский трибунал»? Ведь, скажем, тот же Саакашвили туда просто настоятельно «стучится»…

— Я бы только поддержал такое начинание! В интересах всего человечества судить тех, кто хочет передела мира для осуществления своих имперских интересов, и их адептов… Судить не только Саакашвили, но и Клинтона, Блэра и им подобных, которые вели в свое время и ведут сегодня преступную политику. Что касается Международного трибунала по бывшей Югославии, гаагского инструмента агрессии, то он преследует и карает именно тех, кто защищает независимость и противостоит развалу своей страны.

— Россия слаба, чтобы создать аналогичный трибунал?

— Я не считаю, что Россия слаба. Но суд, который вы предлагаете создать, должен быть универсальным. Или вы имеете в виду региональный суд — допустим, для пространства СНГ? Уже есть опыт с Международным уголовным судом, который до сих пор не доказал своей эффективности. Это показывает, что очень трудно создать истинно независимый орган международного правосудия.

— Вы считаете, что нынешнее нагнетание угрозы войны по всему миру было бы невозможно, если бы сохранился СССР?

— СССР был глобальным сдерживающим фактором, что вынуждало США поостеречься вести такую гегемонистическую политику, которую они ведут сегодня, не встречая противодействия. Политика мирового господства, которую проводят США со своими союзниками, очень опасна. Правда, она не может влиять на Китай, на Россию, но этот новый империализм угрожает международной стабильности и создает все больше проблем в разных точках земного шара. Завтра возможны новые захватнические войны не только на Ближнем Востоке, в Сирии, но и на постсоветском пространстве — для создания плацдарма против Ирана. Новые потрясения и войны кажутся неизбежными. Ситуация напоминает картину накануне Второй мировой войны.
«Оранжевая зараза» из «третьей корзины» Хельсинки

— Как это прекратить? Американцы нашли универсальный ключ — все эти «оранжево-банановые» революции, с помощью которых свергается неугодный руководитель государства (чаще всего ослабленного). А потом на трон возводится свой, чаще всего слабый и недалекий, типа Ющенко, Тимошенко и Саакашвили, но послушный Госдепу США. Есть ли противоядие от этой заразы?

— Этот, как вы говорите, ключ — стратегия и идеология «демократизации» и «человеческих прав» — десятилетиями используется как оружие западных держав в борьбе за передел мира. А исторически эти «революции» посыпались из «третьей корзины» Заключительного хельсинкского акта 1975 года. Главной причиной, по которой советское руководство согласовало и приняло хельсинкский Заключительный акт, было желание увековечить де-юре послевоенные границы в Европе. После 1945 года Советский Союз фактически и стал сверхдержавой, а не только после установления ядерного паритета с США. Европейские границы на самом деле гарантировала советская военная сила, намного превосходящая Запад в классических вооружениях и численности вооруженных сил в Европе. Сегодня ситуация совсем другая, поскольку Россия в классических вооружениях значительно уступает силам НАТО в Европе.

Так называемая первая корзина (первая часть) хельсинкского пакта предусматривала, помимо прочего, неприкосновенность границ в Европе, что подразумевало и признание ГДР. Для СССР это было самым важным. Это имело жизненно важное значение и для Югославии. Она не была уверена в незыблемости своих западных границ с Италией, потому что эти границы возникли как результат Второй мировой войны. А в частности, в Косово еще в 60-е годы сепаратисты «маркировали» свои позиции и территориальные претензии. В то время я работал советником в нашем посольстве в Москве, меня командировали в Хельсинки политическим сопровождающим югославской делегации. Как только прилетел Тито, вызвали меня, и он сказал, что надо внести еще одну фразу в его выступление, усилить его речь на КБСЕ. Это была фраза о том, что, подтверждая неприкосновенность границ в Европе, Югославия считает это обязательством для себя, для всех своих соседей и для всех других стран. Моей задачей было внести, вместе со службами конференции, а это были службы ООН, данную фразу в речь Тито на всех языках КБСЕ.

«Третья корзина», в которой главными были «права человека», содержала все то, что вносило нестабильность в идеологические устои советской политики и делало уязвимым СССР в идеологических вопросах.

Сегодня всем ясно, что «третья корзина» из Хельсинки стала весомее «первой». Содержание этой «корзины» — приоритет прав человека и открытость общества миру — разъело послевоенный статус-кво, который «первая корзина» должна была увековечить. Все эти «цветные» революции потом «выпали» именно из «третьей корзины». Этим они были обоснованы.

Соблюдение прав человека подразумевало и мониторинг, который по западным меркам не является вмешательством во внутренние дела. А от него до поддержки оппозиционных движений всего один шаг. Технологии «оранжевых» революций отшлифованы, усовершенствованы методы вовлечения крупных масс населения в уличные демонстрации и пр. Что касается вмешательства во внутренние дела других стран, достаточно примера Югославии: структуры ОБСЕ стали инструментом проведения «демократического процесса», а на самом деле — вмешательства во внутренние дела той или иной страны. Так называемые неправительственные организации являются, как правило, проводниками чужих интересов и влияния, финансируются из-за границы, открыто работают на своих хозяев.

Миссия ОБСЕ в Югославии в конце 1998 и в начале 1999 года под руководством американского дипломата Уокера была фактически шпионской организацией; и ЕВЛЕКС, миссия Евросоюза в Косово, которой сегодня нелегитимно заменена миссия ООН, имеет нейтральный правовой статус, а фактически работает на создание нового албанского государства на территории Сербии.
Югославские конфликты были спровоцированы извне

— Вы согласны с тем, что процесс расчленения Югославии начался, как считал ваш брат, после объединения Германии? Слободан Милошевич еще в 1993 году говорил в интервью газете «Правда»: «Германия стала наказывать победителей Второй мировой войны. В интересах немецко-католического альянса разрушение не только нашей (Югославия), но и вашей (СССР) страны, чтобы и у вас, и у нас проливалась кровь».

— Конечно, были и есть геополитические интересы Германии, Ватикана и больше всего США, которые воплощаются в насильственном переделе Балкан. Германия жаждала реванша, она стремилась выйти к Средиземному морю и поддержала сецессионизм Хорватии. В 80-е годы тогдашний президент Хорватии Франьо Туджман тайно ездил в Германию, были сделаны последовательные шаги в направлении выделения Хорватии из состава Югославии. Еще в 1977—1978 годах в Германии проходили неформальные встречи, на которых говорилось о переделе нашей страны. Карел Войтыла, папа римский Иоанн Павел II, в своем первом выступлении на площади Святого Петра в Риме сказал: «Не страшитесь, открывайте свои границы!» А ведь он обращался именно к Восточной Европе, которая в 90-е годы вошла в НАТО и Евросоюз, став своего рода «санитарным кордоном» между Западной Европой и Россией. Так что и Ватикан сыграл существенную роль в разрушении и переделе СФРЮ.

— Вы согласны с тем, что внутри Югославии шла религиозная война? Или же к гражданской войне привели этнические конфликты?

— Против Югославии велась международная война, развязанная в геополитических интересах великих держав. Внутренним фактором разрушения страны были доморощенные сепаратисты. Бушевали гражданские войны, опять же инициированные извне, а были элементы и этнических, и религиозных войн.

— Что именно послужило, на ваш взгляд, пусковым моментом событий в Югославии?

— Были национальные противоречия. Но существенную роль играл внешний фактор. Югославия была разрушена в 1991—1992 годах, когда из ее состава вышли Словения и Хорватия. Но именно Германия и Ватикан в первых числах января 1992 года поторопили все европейское сообщество признать их независимыми государствами. Хотя некоторые, как, например, Франция, предупреждали, что не стоит торопиться. Но остались четыре бывшие республики СФРЮ: Сербия, Босния и Герцеговина, Черногория и Македония. Была достигнута договоренность с Боснией и Герцеговиной (ее называют «малой Югославией», потому что в ней проживают три народа, три сообщества — сербское, хорватское и мусульманское) об объединении с Сербией, и Югославия могла удержаться (без Словении и Хорватии). Таким был и «план Кутильеро» (назван именем его автора — португальского министра иностранных дел). Боснийский лидер Алия Изетбегович согласился, но США этого не допустили. О неизбежности гражданской войны, если последует поспешное признание бывших югославских республик, предупреждали многие: и Слободан Милошевич, и Радован Караджич, и президент Франции Франсуа Миттеран.

9 декабря 1991 года лорд Каррингтон, председатель Международной конференции по бывшей Югославии, сообщил, что позиция Слободана Милошевича по Боснии и Герцеговине совершенно ясна: «Если ее независимость будет признана прежде, чем будет заключен договор между тремя народами (в Боснии и Герцеговине), гражданская война становится неизбежной…» Но на момент признания Хорватии и Словении договор между сербами, мусульманами и хорватами, проживающими в Боснии и Герцеговине, заключен не был. Не был он заключен именно потому, что этого не хотели Евросоюз и папа Иоанн Павел II. И гражданская война в Боснии и Герцеговине вспыхнула. Она, кстати, началась с убийства отца невесты на сербской свадьбе.

Потом — из-за гражданской войны в Боснии — против Югославии были введены санкции. Совет Безопасности ООН в 1992—1995 годах принял не менее 10 резолюций, которыми устанавливались или поддерживались санкции, и ни одной из них не воспротивилась козыревско-ельцинская дипломатия.

— Слободан Милошевич был сильным лидером. Так почему ему не удалось удержать страну?

— Против него ополчились сильные державы, НАТО. Ведь Сербия вследствие своей независимой политики мешала осуществлению западных интересов на Балканах, переделу этого пространства. На протяжении многих лет проводилась политика жесточайшей «сатанизации» и Слободана Милошевича, и всего сербского народа. В глобальных электронных СМИ шла безудержная кампания фальсификации, полуправда мешалась с ложью. Потом была блокада, Гаагский трибунал и, наконец, военное вмешательство. Еще в 1994—1995 годах НАТО бомбило позиции боснийских сербов, американцы непосредственно участвовали в уничтожении республики Сербская Краина в Хорватии.

А ведь именно Слободан Милошевич на переговорах в Дейтоне в 1995 году способствовал созданию Республики Сербской в Боснии и Герцеговине. То есть дейтонско-парижские соглашения о мире в Боснии и Герцеговине без него просто не были бы возможны. Клинтон тогда хлопал Слободана Милошевича по плечу, говорил о его «ключевой роли», о том, что он «гарант мира» на Балканах и пр.

Но в такой эйфории прошло не слишком много времени. Запад будоражил в Сербии оппозицию, финансировал ее, помогал и, сблокировавшись с албанскими террористами Косово, взрывал наш южный автономный край. Сначала они говорили, что Армия освобождения Косово является террористической организацией, но потом эта армия почему-то стала «освободительной».

— Как и у нас, террористов Запад называют повстанцами…

— Мы только что видели подобное в Ливии, и сейчас наблюдаем в Сирии…

— У вас есть данные о последствиях применения войсками НАТО боезарядов с обедненным ураном?

— Конечно, официальных данных об этом нет, они засекречены, но, скажем, на итальянских сайтах можно прочесть просто ужасающие вещи! Ведь некоторые военнослужащие Италии в вооруженном контингенте в Косово были заражены радиацией.
«Со Слободаном поступили подло и аморально»

— В 2000 году Милошевича свергли тоже в результате «оранжевой заразы»…

— Были задействованы большие средства, деньги, подкуп! Сценарий везде практически один и тот же. Недавно бывший посол США в Югославии Монтгомери сказал, что Америка для помощи сербской оппозиции потратила 130 млн долларов.

— Как вы узнали, что арестовали брата?

— Узнал от журналистов. Но главное, что единственный, кто был выдан в Гаагу в нарушение Конституции и законов страны, — это Слободан Милошевич. Его выдали в нарушение собственных письменных гарантий. Подписали это письмо Джинджич, покойный сербский премьер, Милутинович, президент Сербии, другие, а Коштуница, президент страны, гарант Конституции, сказал, что о выдаче не знал… Со Слободаном поступили так подло и аморально, что история им этого не простит!

— Всем памятна речь Милошевича в 2002 году, где он говорил, что НАТО намеренно бомбило албанских крестьян, добиваясь их исхода из Косово. С теми из них, кто не хотел уходить, расправлялись албанские боевики. Потом в геноциде албанцев обвинили сербов. Мирные албанцы — это примерно то же самое, что и пробирки с радиоактивным веществом перед войной в Ираке. Повод.

— Да, было много инсинуаций о так называемой гуманитарной катастрофе. А ведь никакой катастрофы не было перед началом агрессии. Но когда начались бомбежки и побежали все — и албанцы, и сербы, — тогда и произошла гуманитарная катастрофа. Кстати, об этом очень убедительно говорил Примаков. НАТО для осуществления своих геополитических целей блокировалось с террористической Армией освобождения Косова, и они начали действовать уже совместно. По сути, это была пехота НАТО на нашей земле. Мне уже надоело все это разоблачать, как будто непонятно, что не было никакого геноцида албанцев. А 250 тысяч сербов изгнаны со своей родной земли, разграблена их собственность, разрушены их храмы!.. Но мировая общественность не говорит об этом реальном факте, предпочитая поддерживать мифы обвинительного по отношению к сербам характера.

— Извините, что напоминаю об этом, но ведь у вашего брата было слабое сердце, и за три дня до смерти он писал в гаагской тюрьме: «В ходе суда велась злонамеренная кампания против моего здоровья».

— Он направил письмо в МИД России 8 марта, в котором не в первый раз отмечал, что его травят лекарствами. 11 марта Слободан был найден мертвым в тюремной камере.

Ему не дали возможности лечиться и де-факто убили его. В ноябре 2005 года было заключение международного консилиума врачей о необходимости срочной госпитализации Слободана Милошевича, и Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева в Москве согласился принять его на лечение, Россия даже обещала вернуть пациента по первому требованию в Гаагу. Но МТБЮ это отклонил. Так что же это, если не убийство?

— Каковы, на ваш взгляд, главные достижения Милошевича и его главные ошибки?

— Я не отвечаю за его ошибки и не буду их комментировать. Да и нет государственного деятеля такого ранга, который сумел избежать ошибок. Но Слободан Милошевич неоднократно доказал (в том числе и в Гааге), что борется не за себя, а за свой народ, страну, государственные институты, за армию, за Конституцию. Он долго держал ситуацию под контролем, умело вел политику и 10 лет удерживал Сербию от гражданской войны. В стране было очень трудно: жестокая блокада не только экономическая (скажем, наши команды не могли играть за границей в футбол), некоторое время бушевала гиперинфляция, миллион беженцев, в основном сербов из Хорватии, Боснии и Герцеговины, из Косово, хотя были и мусульмане — беженцы в Сербию… Слободан был ориентирован на рыночную экономику, проводил реформы, проводил приватизацию, законную и разумную. Те предприятия, которые были приватизированы в его время, существуют до сих пор. Они развиваются, имеют филиалы за границей. А многие приватизированные позже, после его свержения, прекратили существование. Он был незаурядным политиком, самостоятельным, независимым, не был управляем сильными державами, как многие лидеры не только новообразованных государств на постъюгославском пространстве, но и государств из первой десятки.

Необходим пример воссоединения

— Возможна ли реинтеграция Югославии?

— Пока об этом говорить преждевременно. Может быть, через несколько поколений, когда изживет себя весь этот национализм. Словения, например, никогда не имела государственности — сейчас имеет и является членом ЕС и НАТО. Хорватия? Да, там есть силы, которые хотят нормализовать существующее положение вещей, отношения, но очень многие против этого. Нынешняя Сербия провозгласила свое членство в ЕС «приоритетом приоритетов». А что такое сегодня Евросоюз? «Новая» Европа — это полный провал! Посмотрите, какая ситуация в Болгарии, Румынии, Прибалтике… В Болгарии и Румынии экономика на 25—30% ниже, чем во время, предшествовавшее вхождению этих стран в ЕС. И на что же они надеются? И на что можно надеяться Сербии? Ведь Сербия не войдет в ЕС, не согласившись признать самопровозглашенное «государство» в Косово. Кроме того, Сербия не должна сопротивляться вхождению Косово в ООН, в другие международные организации. И все это лишь для того, чтобы в ЕС засветилась кандидатура Сербии. Кстати, Македония стала кандидатом в ЕС в декабре 2005 года. А сейчас какой год?..

— Как вы считаете, может ли возродиться СССР в прежнем виде и в прежнем составе?

— Советский Союз погиб в холодной войне. Боюсь, что погиб и советский проект — один из величайших проектов в истории мировой цивилизации, грандиозный! Что-то удалось осуществить за 70-летнюю историю советского строя, что-то не удалось. Советский строй не выдержал схватку с рынком, с потребительством, хотя выдержал такое страшное испытание, как Великая Отечественная война, и победил… СССР мог сохраниться, если бы не его гробовщики — Горбачев, Яковлев и прочие. Если бы в 1989—1990 годах в руководстве сидели настоящие энергичные государственные мужи, то до встречи в Беловежской Пуще возможно было все решить. Можно было сохранить СССР без Прибалтики. Помните референдум в марте 1990 года? Народ не хотел развала, это хотели «князья».

Конечно, СССР не может возродиться в прежнем виде и составе. Может быть, в каком-то другом — например, в виде Евразийского союза, который сейчас заключили Россия, Белоруссия и Казахстан… Таможенные и другие формы объединения на постсоветском пространстве надо укреплять и развивать. Это на благо всех народов.

Справка

Борислав Милошевич. Родился 8 июля 1936 года в городе Никшич (Черногория) в Королевстве Югославия в семье педагогов. Окончил юридический факультет Белградского университета. В 1970—1975 годах работал советником Посольства СФР Югославии в СССР. 1985—1989 годы — Чрезвычайный и Полномочный посол СФРЮ в Алжирской Демократической Народной Республике. 1998—2001 годы — Чрезвычайный и Полномочный посол Союзной Республики Югославии в Российской Федерации. Публицист, академик Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка. Женат, имеет сына.

10 декабря 2011

ОДНАКО

 

Один комментарий на “Борислав Милошевич: Новые войны неизбежны”

Оставить комментарий


Управление
Сообщения на форуме
Счетчик
Рейтинг@Mail.ru