Николай Чуксин. Косово глазами постороннего (Косовский полигон)

Данная книга была написана достаточно давно, еще при жизни Слободана Милошевича, когда тот сражался в Гаагском трибунале за установление истины… Возможно, не со всеми выводами автора можно согласиться, но в книге — много полезной информации. 

Аннотация

Предлагаемая Вашему вниманию книга Николая Чуксина «Косово» сжато и доступно излагает трагические события последних лет на Балканах. Автор предлагает свою трактовку причин этих событий, базируясь на теории этногенеза Л.Н.Гумилева, собственной теории государства и общества, а также исходя из общих законов геополитики. Интересна позиция автора по вопросу о роли мировой общественности и месте демократии в переходных политических процессах. Книга написана живым языком и будет интересна широкому кругу читателей, в первую очередь, студентам и учащимся старших классов. Книга содержит много ссылок на интернет-сайты, которые помогут желающим глубже изучить затронутые проблемы.


Николай Чуксин родился в 1948 году в семье лесника на Хмелинском кордоне в Тамбовской области. Находился в длительных и коротких служебных командировках по линии бывшего Министерства внешней торговли СССР более, чем в сорока странах мира. С 1999 года не работает. Ему принадлежат книги «Персона нон грата», «Длинное лето 1999 года», «Ладога», «Государство и общество», «Каппадокия», «Косово глазами построннего», «Косовский полигон», «Не надо нас дурить», «Провинциальные хроники», большинство из которых вышло в издательствах «Русь» и «Эксмо».

Реплика Николая Чуксина по поводу независимости Косово, провозглашенной 17 февраля 2008 года, находится здесь:http://samlib.ru/c/chuksin_n_j/kosovo_5.shtml

 

* 1. Введение. Уроки Косово

Первый и главный урок трагических событий в Косово заключается в том, что внутренняя сущность человека мало подвержена воздействию цивилизации. Развитие средств связи и обработки данных, телевидение и Интернет, автомобили, самолеты и скоростные поезда усложнили жизнь человека, но не затронули его глубинной сути. Человек — зверь, причем, животное гораздо более хищное и опасное, чем любой из известных хищников. Мало кто из хищников убивает сверх своей текущей потребности в пище. Ни один из хищников не убивает из мести. Ни один из хищников не имеет перед собой таких возвышенных целей, как демократия, гражданское общество, правовое государство, право нации на самоопределение и, соответственно, не склонен ни к массовым убийствам сородичей во имя достижения этих целей, ни, наоборот, к массовым убийствам тех, кто в силу убеждений или заблуждений эти цели преследует. Освенцим — не только самое мрачное проявление сущности фашизма. Освенцим (и Ясеновац, и Гулаг, и Преказ, и Рачак, и 11 сентября 2001 года) — проявление звериной сущности человека, венца творения. Одежда от Версаче, lap-top последней модели, рассуждения о структурно-функциональном анализе Парсонса или об особенностях творчества Кортасара маскируют эту сущность, но, к сожалению, не устраняют. И никогда не устранят. Поэтому борцы за права человека никогда не должны забывать, за чьи именно права они борются и где находится граница, отделяющая этого человека от зверя, граница, переступать которую смертельно опасно даже во имя достижения самых благородных целей.

Еще один урок Косово: война, где бы, кем бы и во имя каких идеалов она бы ни велась, это всегда грязь, кровь невинных, насилие, произвол и ужас. Какой бы невыносимой ни казалась мирная жизнь, война всегда на несколько порядков хуже. Война — это когда в вашу беззащитную деревню входят очень вооруженные, не очень трезвые и давно не мытые бойцы, прикладами и матюгами выводят вас на улицу, застрелив мимоходом замешкавшихся, отделяют мужчин от женщин, выбирают самых привлекательных девушек и долго и гнусно насилуют их на глазах у оцепеневших от ужаса матерей и братьев. Это когда к вам ночью врываются «братки», борцы за национальные идеалы, говорящие на вашем же языке и исповедующие ту же самую веру, что и вы, вручают вам автомат и требуют, чтобы вы сейчас же, немедленно, пошли и убили вашего соседа, исповедующего другую веру. И вы пойдете, и убьете, впервые в жизни убьете человека, такого же человека, как и вы. Убьете — иначе убьют вас. Это когда ваша любимая кошка, тоже ни в чем не виноватая, воет и мечется в вашем пылающем доме, а вас сбили в бесконечную колонну и под холодным дождем, босых и голодных гонят в неизвестность, всегда трагическую. И вы — идете, деваться вам некуда. Позади — смерть. И сбоку — смерть. И сверху — смерть. Потому что в это самое время, по ошибке или сознательно, сверхзвуковое чудо современной технологии, воплощение тех вершин, на которые вскарабкался человеческий разум, выпускает по вашей колонне залп сверхточных телеуправляемых ракет. Они не промахнутся!

Война — это визг перепуганных насмерть детей, это сладкая вонь гниющих трупов и горький запах кордита, это собаки, лижущие бурые слегка застывшие лужи крови около скрюченных тел, это ужас, пропитавший сам воздух и проникающий в самую сердцевину вашего спинного мозга. Это липкая и несмываемая грязь — на теле и на душе. Это — война, средство для реализации возвышенных и благородных целей. Какой бы невыносимой ни казалась вам мирная жизнь, грязь, кровь, насилие и произвол войны заставит вас со вздохом вспоминать об этой самой жизни. Зайдите на сайт http://www.alb-net.com/warcrimes-img/prekaz.htm, посмотрите на изуродованные трупы женщин, стариков и детей и у вас навсегда пропадет охота слушать тех, кто подстрекает воевать за национальное освобождение.

Более двухсот тысяч сербов с приходом войск НАТО и возвращением албанских беженцев бросили свои дома в Приштине и Призрене, Качанике и Печи, в городах и небольших селениях всего Косово и бежали в никуда, за реку Ибар, на сербский Север, от террора, развязанного против них албанцами, мстящими за свои предыдущие унижения и за своих родственников, погибших на той же войне. Авантюризм и безответственность так называемого мирового сообщества, так сказать, мировой общественности — International Community (в терминах исторического материализма она называлось, кажется, «силы империализма и реакции»), и в первую очередь бюрократов Европейского Союза и НАТО — это четвертый урок Косова. Сюда же можно отнести и двойные стандарты этого самого сообщества, и его лицемерие, и вполне совковые приемы выдавать желаемое за действительное, так ярко проявившиеся в Косово.

Провокационная роль так называемой свободной прессы — это пятый урок Косово. Кто выполняя социальный заказ, кто просто за деньги, кто по глупости, не разобравшись в обстановке, — журналисты позволили использовать себя в качестве инструмента для раскачивания ситуации, разжигания истерии, подготовки общественного мнения к главному акту трагедии, задолго до этого спланированному режиссерами от геополитики. Собственно, это урок не для журналистов: не одни, так другие сыграли бы эту роль с большим или меньшим блеском. Пресса свободна в пределах средств ей отпущенных. Это урок для тех, кто потребляет продукцию средств массовой информации: не верьте ни одному источнику, каким бы солидным он ни казался. Определите главные заинтересованные стороны. Определите, через какие средства массовой информации они проводят свои идеи. Сравните подход этих средств к трактовке событий. Сделайте поправку на «черный пиар», а также на возможность инсценировки ряда событий заинтересованной стороной (войска специального назначения и службы, профессионально занимающиеся психологической войной, еще никто не отменял). Вспомните историю, наконец. И только после этого можете сделать осторожные выводы, всегда спрашивая себя при этом: «А кому это выгодно?».

 

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Немного истории. Балканы *

 

Где находится Косово

Провинция Косово находится в самом центре Балканского полуострова, который на карте похож в первом приближении на треугольник, расположенный вершиной вниз. Основание этого треугольника проходит, в основном, по рекам Саве и Дунаю от хорватской Истрии на западе до устья Дуная на востоке, а вершина приходится на самую южную точку греческого Пелепоннеса. Так вот, административный центр Косово, город Приштина, находится практически в точке пересечения медиан этого треугольника, или в центре его тяжести. Расстояние от Приштины по прямой до Белграда на северо-западе около 250 километров, до Софии на востоке и того меньше — около двухсот. На юго-западе расположена столица Албании Тирана, на юго-востоке греческий порт Салоники и святая гора Афон. До них от Приштины по прямой те же 250-300 километров. До Бухареста и итальянского порта Бари около пятисот километров, до Стамбула около семисот — чуть больше, чем от Москвы до Вологды или Тамбова. Все рядом.

Территория Косово имеет форму почти правильного квадрата со стороной около 100 километров. Одна диагональ этого квадрата проходит почти строго с севера на юг по меридиану 20? 60Є от Бело Брдо на севере, расположенного в горах Копаоник, всего в десятке километров от известного югославского лыжного курорта Копаоник, до Рестелицы в горах Шар Планины на юге, отстоящей менее, чем в ста километрах по прямой от албанского побережья Адриатического моря. Другая диагональ идет также строго по широте примерно 42? 40Є от Боге на западе до Трстены на востоке. Эти две диагонали пересекаются в районе Србица километрах в двадцати пяти по прямой к западу от Приштины.

Говоря о расстояниях, я не случайно повторяю: «по прямой». В горах реальные расстояния редко измеряются по прямой, а Косово — горная провинция, своего рода квадратная чаша с неровными краями. Дно этой чаши образует Косово Поле, долина шириной не более двадцати километров, протянувшаяся на восемьдесят с небольшим километров с севера на юг от Косовской Митровицы до Урошевца. Косово Поле расположено на высоте 500-600 метров над уровнем моря. На этом самом Косовом поле, в восьми километрах от Приштины и произошла знаменитая битва 1389 года князя Лазара с османскими турками эмира Мурада. Края чаши на севере, западе и юге образованы горными хребтами высотой 2-2,5 тысячи метров. С востока горы пониже — всего 1200 — 1500 метров.

Эту территорию до войны 1999 года населяло около полутора миллионов человек: албанцы, сербы, босняки, горане, турки, цыгане и некоторые другие национальности. Они жили в двух-трех десятках городов, каждый из которых насчитывал от 3 до 15 тысяч жителей (не считая более, чем стотысячной Приштины) и в тысяче с небольшим селений, в основном горных, население которых редко доходит до ста пятидесяти — двухсот человек, а зачастую не превышает десятка-двух доживающих свой век стариков. Большинство населения (по моим оценкам около 70%) составляли албанцы. Молодежь, особенно сербская, давно ушла в города, ища самореализации и достойного заработка. Албанцы более консервативны, да и число детей в каждой семье у них не сопоставимо с сербскими семьями: пять-шесть против одного-двух. И тем не менее, албанская диаспора в большинстве европейских стран и в Новом Свете значительна, и судя по событиям последних лет, достаточно богата.

В настоящее время на Балканах расположено восемь суверенных государств: Албания, Болгария, Босния и Герцеговина, Греция, Македония, Румыния, Турция и, наконец, Югославия. (Балканы — очень динамичный регион: пока я писал эти строки, Югославия просто исчезла с географической и политической карты). Теперь это Республика Сербия и Черногория. Словения, бывшая Югославская республика, ставшая независимой в 1991 году, считает себя относящейся уже не к Балканам, а к Центральной Европе. Италия, наоборот, считает себя Балканской, поскольку маленький ее кусочек в районе Триеста заходит на Балканский полуостров. Югославская автономная провинция Косово находится сейчас под протекторатом ООН на основании резолюции Совета Безопасности ООН N1244, принятой 10 июня 1999 года и управляется Временной администрацией во главе которой стоит Специальный Представитель Генерального секретаря ООН, уже третий по счету с середины 1999 года.

 

Римский период

В 8-6 вв. до н.э. население Балкан составляли иллирийцы на западе, фракийцы на востоке и древние эллины на юге. Эллины уже начали к этому времени осваивать Средиземноморье и успели распространить свое влияние далеко на восток — до Керчи и Феодосии, а в школах Греции уже проходили теорему Пифагора. На северо-запад от Балкан жили кельты, на северо-восток — скифы. Апеннинский полуостров занимали италики, Малую Азию — лидийцы, киликийцы, далее жили финикийцы. История Древнего Египта к этому времени насчитывала более двух тысячелетий, он пережил уже три распада и им правили фараоны чуть ли не двадцать пятой династии. Моисей давно вывел евреев из египетского плена, а Соломон, сын царя Давида, уже построил в Иерусалиме храм, который, правда, вскоре будет разрушен Навуходоносором. Материковая часть Балканского полуострова в это время мало кого интересовала.

В 4-3 вв. до н.э. на сцене появились новые игроки: Древний Рим, подчинивший себе к этому времени весь Апеннинский полуостров, и держава Александра Македонского, распространившая свое влияние на Египет и на всю Переднюю и Южную Азию вплоть до Индии. Правда, этот этап глобализации длился недолго: со смертью самого Александра в 323 году до н.э. его держава распалась на ряд эллинистических государств, из которых два — Македония и Греция — занимали всю южную половину Балканского полуострова.

В 27 году до н.э. Римский сенат закрепил за Октавианом права верховной власти и тот стал именоваться Октавианом Августом. Именно с этого года обычно отсчитывают начало Римской Империи. К этому времени ее территория включала территорию современной Италии, Франции, Испании, Португалии, практически все африканское побережье Средиземного моря, Сирию и Палестину, Малую Азию и весь Балканский полуостров. В результате завоеваний на Балканах были образованы римские провинции Эпир (148 до н.э.), Македония (148 до н.э), Иллирия (33 до н.э.), Мезия (29-27 до н.э), Фракия (46 н.э.). К северу от Дуная располагались римские же провинции Паннония, завоеванная в 9 году до нашей эры, и Дакия — в 106 году уже новой эры.

 

Византийский период

В 33 году нашей эры в Иерусалиме при попустительстве римского прокуратора Иудеи Понтия Пилата, но в результате демократической процедуры, большинством голосов местного населения, была решена судьба Иисуса Христа, которого мусульмане потом назовут одним из своих самых уважаемых пророков, пророком Иса. Одновременно была решена судьба и самой Римской империи. На смену ей шла христианская Византия, просуществовавшая более тысячи лет и все это время присутствовавшая или доминировавшая на Балканах. В 324 году нашей эры императором Флавием Валерием Константином Магнусом, был основан в юго-восточной части Балканского полуострова город Константинополь, Царьград, называемый ныне Стамбулом.

Константин вовремя понял важность единой идеологии для своего государства. В 325 году он председательствовал на первом Вселенском соборе христианских иерархов в Никее, принявшем символ христианской веры, и лично встречался со святым Николаем Чудотворцем, архиеписком Мирликийским, во плоти участвовавшим в том же соборе. Да и сам император впоследствии был удостоен причисления к лику православных святых, став святым равноапостольным князем Константином. Константинополю же суждено было стать сначала столицей тысячелетней Византийской империи, а с 1453 и до самого 1918 года — столицей другой могущественной империи, Османской или Оттоманской, наследницей которой является современная Турция, перенесшая, правда, в 1923 году свою столицу из балканского Стамбула подальше от греха — вглубь полуострова Малая Азия, в Анкару.

Но вернемся в первые века нашей эры. Вторжением варварских племен на территорию Римской империи началось Великое переселение народов, резко изменившее этнический состав гигантских территорий, в том числе и Балканского полуострова. Готы, первоначально обитавшие в Скандинавии и Германии, поднялись вверх по Висле, достигли Северного Причерноморья, усвоили элементы культуры здешних скифов и сарматов и, накопив к третьему веку силенок, отвоевали у Римской империи ее дунайскую провинцию Дакию. Правда, готское владычество продолжалось сравнительно недолго. В 375 году королевство остготов было сокрушено при Эрманарихе тюрко-язычными гуннами, пришедшими из степей Монголии.

Вестготы, успевшие, к счастью, принять христианство, поселились с разрешения римских властей в Паннонии, но вскоре восстали и в 378 году разбили римское войско под Адрианополем на Балканах (нынешнее Эдирне), а в 410 году разграбили и сам Рим. В конце концов они утвердились в Иллирике, образовав впоследствии ряд княжеств и королевств по всей Западной Римской империи. Гунны, сначала ушедшие в Сирию и Каппадокию, вернулись вновь и дошли до Галлии и Италии, но были разбиты в 451 году римлянами, вестготами и франками, а после внезапной смерти их великого вождя Аттилы в 453 году союз их племен распался.

Чуть позже с севера пришло германское племя лангобардов, теснимых аварами. К началу 7 века лангобарды завоевали в борьбе с Византией Северную Италию, утвердив здесь свои королевства Ломбардия и Тоскана, а потом продвинулись к югу, образовав герцогства Сполето и Бенвенто. Опять не повезло Паннонии: здесь в 50-е — 60-е годы 6 века был создан тюрко-язычный аварский каганат во главе с ханом Баяном. Авары одержали ряд крупных побед над Византией в Далмации, Илирии, Мезии, но к концу 8 века были наголову разбиты франками Карла Великого и затем ассимилированы балканскими народами и народами Причерноморья.

В это же время, в 6-7 веках, Балканский полуостров заселяется славянами, двигавшимися с севера и образовавшими свои княжества в Пелопоннесе и Македонии. Хан Аспарух привел назад с Приазовья часть протоболгар, бывших здесь еще в 4-5 вв в качестве союзников Византии и помогавших ей сражаться с готами, а потом воевавших с самой Византией и опустошивших Фракию. Из славян, которые успели ассимилировать на Балканах местные фракийские племена, и протоболгар, родственных волжско-камским болгарам, то есть, нашим казанским татарам, и сложилась болгарская нация. Первое Болгарское царство было признано Византией и просуществовало с 680 до 1018 года.

Другая часть фракийских и иллирийских племен была оттеснена на запад полуострова и дала начало албанской нации. Диррахий (нынешний албанский порт Дуррес) в самые сложные времена нашествий варваров оставался под властью Византии — здесь образовался фем Диррахий, завоеванный в 989 году болгарским царем Самуилом. После падения Первого болгарского царства вместе с ним состав Византии вернулся и Диррахий. В конце 12 века на этой территории был создан независимый Арберийский принципат, основу которого составила область Арванон, находящаяся в верховьях реки Шкумбини, к югу от Косово, недалеко от Охридского озера, западная часть которого принадлежит в настоящее время Албании, а восточная — независимой теперь Македонии. Албанский язык, хотя и относится к индоевропейским, но не похож ни на какой другой. Предполагается, что он является непосредственным продолжением иллирийского или фракийского языка.

Сербы прослеживают свою историю на Балканах с 6-го века. Они пришли сюда из нынешней Саксонии и Чехии с другими славянскими племенами. После осады Фессалоник (нынешние греческие Салоники) в 586 году славянское племя сербов начало селиться южнее той самой реки Шкумбини. Сербы были земледельцами и занимали равнины и речные долины. Первым крупным государственным сербским объединением считается Сербское княжество князя Часлава Клонимировича, существовавшее в середине 10 века. К 11 веку северная часть нынешней Албании и все нынешнее Косово были населены сербами. Центром сербского населения был район Рашка или Rascia — прямо Расея! — километрах в тридцати от косовского Лепосавича, где мне довелось провести несколько месяцев. Рашка является родиной династии Неманичей, которая правила Сербией двести лет, с 1170 по 1371 год. Из первоначальной славянской основы, по-византийски православной, на Балканах впоследствии образовались братья-славяне: православные сербы, черногорцы и македонцы; словенцы и хорваты, принявшие католичество, а также босняки, ставшие мусульманами. Македонцы и словенцы говорят каждый на своем, македонском и словенском языках, относящихся к южной группе славянских языков. Оба они, в общем-то, близки к сербскому. В 1912 году население Македонии составляли, в основном, болгары и турки. Там же жили албанцы, евреи, греки и сербы.

Черногорцы ведут свою историю от княжества Зета, образованного сербским племенем дуклян, затем завоеванного Византией, но ставшего в 1042 году независимым и распространившим свое влияние на часть Рашки и Боснию. К 12 веку небольшие территориальные владения — жупы — на территории Боснии сложились в феодальное княжество, которым правили князья — баны. При бане Твртко Первом (правил в 1353-1391 гг.) Босния была провозглашена королевством. В 1448 году один из правителей южной Боснии, Степан Вукчич, провозгласил себя герцогом, и эта часть Боснии стала называться Герцеговиной.

 

Турецкое владычество

Но вернемся немного назад, в 7 век. В это время не так уж и далеко от Балкан (не более трех часов на бомбардировщике B-1B) в ныне Саудовской Мекке, а затем и Медине, жил и работал мелким торговцем Мухаммад — мир и милость ему от Аллаха! — пророк и основатель ислама. Первое откровение ему случилось 24 числа месяца рамадана 920 года эры Селевкидов (по-нашему в 610 год н.э.), а уже в 636-638 годах пассионарные мусульмане-арабы наголову разбили византийские войска, взяли Иерусалим и овладели всей Сирией и Палестиной. В 642 году была покорена Персия, в 652 году завоевана Армения, в 654 году мусульмане взяли Тбилиси. Так к началу седьмого века сложилась еще одна могущественная империя — мусульманский Багдадский халифат. До Балкан арабы не дошли: граница между Византией и Халифатом проходила тогда по азиатской территории современной Турции от Тарса (где, кстати, родился основатель христианской церкви апостол Павел) через Конью и далее на Кавказ.

К 13-14 вв. энергия как православной Византии, так и мусульманского Багдадского халифата выдохлась. Территория Византии резко сократилась практически до размеров одного Балканского полуострова. Багдадский халифат, разодранный междоусобицами и восстаниями местных династий, тоже влачил жалкое существование, и его влияние распространялось лишь на районы, непосредственно прилегающие к Багдаду. А в это время стремительно развивалась новая империя — и не одна.

К концу 12 века в степях Монголии недалеко от нынешнего Нерчинска возникло и стало быстро расти государство монголов, названных у нас татарами, которыми руководил легендарный Тэмуджином, более известный у нас как Чингисхан. Этот титул Тэмуджин получил в 1182 году, будучи вождем небольшого — даже по местным меркам — племени, а к 1250 году его империя уже включала в себя Монголию, Северный Китай, Корею, Центральную и Среднюю Азию, Закавказье, Иран, Афганистан и почти все русские земли. На Балканах монгольские войска другого хана, хана Батыя, внука Чингисхана, были недолго: в 1241 году, преследуя половцев, они прошли и разрушили Венгрию, затем спустились к Адриатическому побережью и к осени 1242 года через Боснию, Сербию и Болгарию ушли назад и больше здесь не появлялись.

Чуть раньше, еще в 9 веке, пассионарное языческое туркменское племя сельджуков с берегов Каспия пришло в Малую Азию, приняло здесь ислам и к 11 веку образовало крупное государство — Конийский (Сельджукский) султанат с центром в городе Конья (Иконий). Султанам удалось практически полностью вытеснить Византию с полуострова Малая Азия, но до Балкан они дойти пока не успели. В 1243 году Малую Азию завоевали монголы, только что взявшие Багдад, и сельджуки стали вассалами монгольских ханов. Их государство распалось на мелкие княжества, бейлики, и одно из них стало местом рождения новой мощной империи, названной Османской, по имени основателя династии Османа Первого. Настали последние дни Византии, и в 1453 году Константинополь был взят героическими войсками османского султана Мехмеда Второго.

Завоевание Балкан было для турок не таким простым делом. С ослаблением центральной власти Константинополя на территориях, номинально входящих в Византию, возвышались местные вожди и князья. В 1180-1190 годах сербское княжество Стефана Неманича включало в себя Косово и Метохию, северную Македонию с городом Скопье, а также ставшую к 1042 году независимой Зету. Сербия при Стефане Душане достигла пика своего развития, и Стефан носил титул «царя сербов и греков» (1345 год), а Сербская епископия стала патриархией. После более чем столетней борьбы, Болгария стала независимой и на ее территории образовалось Второе Болгарское царство (1187-1396). Достигнув пика своего развития при Иване Асени Втором (1218-1241), когда ее границы доходили до Адриатического моря, Болгария к 1363 году распалась на два царства: Видинское и Тырновское. Албанская территория сначала была под контролем венецианцев, а затем ее западная часть вошла в Неаполитанское королевство, а северная — в Сербское. К середине 14 века вся территория Албании находилась под контролем сербского царя Стефана Душана. После распада державы Стефана Душана, Албания также распалась на ряд мелких княжеств, враждующих между собой.

Началось покорение Балкан почти за сто лет до падения Константинополя. Сначала была оккупирована Восточная Фракия и взят Адрианополь (Эдирне). В 1389 году в битве на Косовом поле были разбиты сербские войска и Сербия попала в вассальную зависимость от турок. В 1393 году было завоевано Тырновское царство. В Никопольском сражении 1396 году 200-тысячная армия турецкого султана Баязида Первого нанесла поражение войскам крестоносцев под руководством Сигизмунда Первого, и пало Видинское болгарское царство. К этому же времени к туркам отошли и все мелкие албанские княжества, и хотя в 1443 году легендарному Скандебергу (Георгию Кастриоти) удалось создать независимое государство (Лига Лежи), просуществовало оно недолго. К 1479 году вся Албания, кроме некоторых горных районов и приморских городов, принадлежавших Венеции, была занята турками. Так же долго держались Босния и Герцеговина, но и они пали под ударами турецких войск, соответственно в 1463 и в 1482 гг., а в 1583 они вновь были объединены, на этот раз турками, в Боснийский пашалык.

Территория современной Румынии в 8-10 вв. входила в состав Первого Болгарского царства. Затем здесь были половцы, печенеги, татары Золотой Орды. Северная часть, Трансильвания, попала под власть Венгерского королевства. В 14 веке образовались самостоятельные княжества Валахия (1324) и Молдавия (1359), вынужденные к 15 веку признать зависимость от Османской Империи.

 

Мировая общественность и Балканы

Таким образом, к концу 15 века Балканы почти целиком контролировались Османской империей. Тем не менее, вполне оформившееся национальное самосознание ряда народов вело к постоянной борьбе против турецкого владычества. Такая борьба редко возможна без помощи извне, и Балканский полуостров на сотни лет стал ареной соперничества тогдашних мировых геополитических центров. Их было несколько.

В 1276-1278 гг. Австрия, ставшая к тому времени одним из сильнейших княжеств Священной Римской империи, была захвачена германским королем Рудольфом I Габсбургом, положившим начало господству династии Габсбургов, существовавшей вплоть до 1918 года. Начиная с 16 века и на протяжении почти трех столетий с переменным успехом ведутся австро-турецкие войны за господство на Балканах. К 1700 году к Австрии отходит большая часть Венгрии, Трансильвания, Хорватия и почти вся Славония. В 1717 году Австрия получает северную Сербию с Белградом, часть Валахии и северную Боснию. Правда, земли в Сербии и Валахии пришлось вернуть назад Турции после поражения Австрии в 1739 году.

В 1385 году в результате династического брака польской королевы Ядвиги и Великого князя литовского Ягайло образовалась Речь Посполита, просуществовавшая более четырехсот лет. Занятая на западе проблемами с Пруссией, а на востоке с Россией, Речь Посполита вряд ли имела какие-то собственные интересы на Балканах, хотя вела почти непрерывные войны с Турцией, с которой имелась обширная граница. В 1673 году под Хотином на Днестре, а в 1683 году под Веной войска Яна Собеского дважды разгромили турецкую армию. Это помогло остановить экспансию Турции на север и северо-восток, вернуло ее границы назад, ближе к Балканам, и ускорило распад империи, впрочем, всегда неизбежный.

Владычица морей Великобритания, занятая своими многочисленными колониями, до какого-то времени прямо не участвовала в борьбе на Балканах, однако, внимательно следила за тем, чтобы не допустить усиления там своих естественных соперников. Тем не менее, она отнимет у Турции Кипр (1878 г.) и Египет (1882 г.).

Франция также держалась в стороне от балканских событий, хотя и находилась в постоянном контакте с Турцией с целью не допустить слишком уж большого усиления своего континентального соперника — Австрии. Во время Египетской экспедиции Наполеона Бонапарта 1798-1801 гг., предпринятой с целью подготовки базы для удара по английским владениям в Индии, французский экспедиционный корпус высадился в Александрии и Франция начала войну с Турцией, которой в ту пору принадлежал Египет. Таким образом Великобритания в этой войне становилась союзницей Турции. Россия, кстати, тоже. Это действия ее флота под командованием Ушакова подорвали господство французского флота в восточной части Средиземного моря (в остальной его части действовал флот адмирала Нельсона). Российские десантники взяли ряд французских крепостей, освободили несколько греческих островов и даже вошли в Рим. В 1801 году французский экспедиционный корпус был вынужден подписать соглашение о капитуляции и спешно эвакуироваться из Египта, хотя всего год назад он разгромил турецкую армия при Гелиополисе.

Однако, самым опасным врагом Османской империи была империя Российская, в отличие от Речи Посполитой имевшая собственные интересы непосредственно на Балканах. Самым опасным потому, что эти интересы были не территориальными, а идеологическими. После падения в 1453 году Константинополя Москва стала претендовать на особую миссию в православном мире, называя себя «Третьим Римом». Эта идеология давало право России рассматривать православные балканские народы как братьев, находящихся под игом богомерзких агарян, а самим этим народам видеть в лице России освободительницу. К этому следует добавить и естественное соперничество двух империй, имевших общую границу: постоянные и успешные набеги Крымского хана на Москву, борьбу за Украину, за побережье Черного и Азовского морей, а впоследствии и за Черноморские проливы.

По Кючук-Кайнарджийскому миру (1774) граница между Россией и Турцией прошла по Бугу, Крым был объявлен независимым, а в 1783 году и совсем отошел к России. Валахия и Молдавия становились российскими протекторатами. По Ясскому мирному договору (1791) русско-турецкая граница еще ближе передвигалась к Балканам и устанавливалась по Днестру. С конца 18 века судьба турецких владений на Балканах перешла в руки европейских держав. Возник так называемый Восточный вопрос, вопрос о том, как делить наследие султанской Турции, неизбежность распада которой уже не подлежала сомнению. Основными участниками решения этого вопроса были Австрия (с 1867 года — Австро-Венгрия), Великобритания, Италия, Пруссия (с 1871 года — Германия), Россия, Франция, а затем и США.

В ходе решения этого вопроса и в результате русско-турецких войн была достигнута автономия Сербии (1829) и независимость Греции (1830). Успехи России на Балканах не давали покоя остальным участникам решения Восточного вопроса. Россию стали постепенно изолировать политически, а во время неудачной для России Крымской войны 1853-1856 против коалиции в составе Великобритании, Франции, Турции и Сардинии — и физически. После сдачи Севастополя войскам союзников, России запрещалось по Парижскому мирному договору 1856 года иметь флот на Черном море. Южная часть Бесарабии при этом отходила к Турции, а над Сербией, Молдавией и Валахией устанавливался протекторат НАТО, то есть, Великобритании, Пруссии, Сардинии (Италии и Германии тогда еще не было), Франции и Австрии. Тем временем в Грецию в 1831 году были введены баварские войска (Германии тогда еще тоже пока не было), а Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину. Франция довольствовалась Тунисом (1881), до этого принадлежавшим туркам.

Слабость царской России особенно ярко проявилась в оформлении результатов русско-турецкой войны 1877 года, принесшей независимость Румынии (1877), которую составили объединившиеся незадолго до этого Молдавия и Валахия. Победа русских войск в этой войне над турецкими на Шипке и под Плевной привела к воссозданию Болгарского государства (1878). По Сан-Стефанскому договору, подписанному Россией и Турцией 3 марта 1878 года, Черногория, Сербия и Румыния, в частности, получали полную независимость. Их территория расширялась. Босния и Герцеговина получали автономию, а Албания определенные права самоуправления.

Этот договор вызвал возмущение мировой общественности, так как сужал сферу влияния на Балканах европейских держав и резко усиливал позиции России. Для пересмотра условий Сан-Стефанского мирного договора был срочно созван Берлинский конгресс, который проходил под председательством канцлера Германии Бисмарка. Россия согласилась на участие в конгрессе под прямой угрозой войны с Англией и Австро-Венгрией, к которой она была не готова. По Берлинскому трактату, подписанному 13 июля 1878 года, Фракия, Македония и Албания независимость не получали и оставались в составе Турции, правда, христиане там уравнивались в правах с мусульманами. Болгария также не получала независимость и объявлялась автономным княжеством, глава которой подлежал утверждению султаном с согласия великих держав. Болгарские области к югу от Балканского хребта отходили к Турции и образовали Восточную Румелию, губернатор которой также назначался с согласия великих держав. Все это, естественно, делалось во имя свободы, демократии и прав человека, которые уже тогда вовсю заботили «мировую общественность».

«Перед Болгарской (1877) войной Австрия потребовала за свое невмешательство те самые Боснию и Герцоговину, которые мы им и обещали (к вопросу о России-освободительнице…). А вот после войны, на конгрессе, она потребовала еще столько всего, что дешевле оказалось договориться с Англией которая в результате получила Кипр. На рейде Стамбула, кстати, стояла британская эскадра. Нам ничего не досталось, настоящей свободы никто не получил, турок ободрали как липку. А наша беда была все та же, что и в Крымскую — не было ни одного союзника, даже Пьемонта какого-нибудь. И только потому что у Англии тоже не было союзников, нам не нащелкали больше. Австрия не была союзником Англии, она была противником России, но воевать с нами совершенно не собиралась — ее незадолго до этого выдрали французы в 1859 и пруссаки в 1866. Посему эти ребята просто поделили между собой все, что мы навоевали, настучали туркам по носу, но не больно, чтобы те, не дай Бог, не развалились и не перестали отвлекать от Европы мифический «русский паровой каток»». — (примечание моего умненького сына)

10 июня 1878 года 300 албанских делегатов в косовском городе Призрени основали Лигу Призрени (вспомните Лигу Лежа Скандербега!), которая провозгласила своей целью создание Великой Албании, объединяющей все районы Балкан, населенные албанцами, в первую очередь вилайеты Янина, Монастир, Шкодер и Косово.

 

Балканские войны 1912-1913 гг.

Берлинский трактат действовал до Балканских войн 1912-1913 гг. К этому времени Болгария объявила себя независимой (1908), Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, а политический расклад в Европе коренным образом изменился. События на Балканах в это время определяли два основных фактора: растущее национальное самосознание балканских народов и обострение англо-германских противоречий.

Первое, растущее самосознание, привело к созданию в 1912 году Балканского союза — военно-политического союза Болгарии, Греции, Сербии и Черногории, направленного против Турции и Австро-Венгрии. Идейным вдохновителем этого союза была Россия, пользовавшаяся в этот момент поддержкой Англии и Франции. Второе, обострение англо-германских противоречий, имело своим результатом создание Антанты, печально известной у нас по событиям революции 1917 года и гражданской войны 1918-1920 гг.

Национальное самосознание росло не только на Балканах. Активно складывалась немецкая нация. После победоносной войны против Франции (1870-1871), ослабленной назревавшей там революционной ситуацией, двадцать два немецких княжества и три вольных города объединились вокруг Пруссии в единое германское государство. Образование Германской империи во главе с прусским королем Вильгельмом Первым было провозглашено 18 января 1871 года довольно далеко от германских границ — в сердце Франции Версале. Через два месяца, 18 марта 1871 года, во Франции произошла первая пролетарская революция, Парижская Коммуна, так близкая сердцу каждого советского человека. Мир стал стремительно и кардинально меняться: замаячили призраки новых представителей мировой общественности, новых империй.

В 1882 году Отто Эдуарду Леопольду фон Шоенхаузену, более известному просто как железный канцлер Бисмарк, после ряда неудачных попыток удалось создать Тройственный Союз в составе Германии, Австро-Венгрии и Италии. Союз был первоначально направлен против Франции и России, но колониальная экспансия Бисмарка (он установил протекторат над Того, Камеруном, частью Новой Гвинеи и с вожделением поглядывал на Восточную Африку) не могла не насторожить Великобританию, которая в принципе была заинтересована в нейтрализации Германией как Франции, так и России и поэтому Тройственный Союз сначала приветствовала.

Однако после того, как Германия стала строить океанский флот (1898) и проявлять активность на Дальнем Востоке: захват Цзяочжоу (1898) и подавление Ихэтуаньского восстания (1901) в Китае, приобретение Каролинских и Марианских островов — Антанта не могла не состояться. Она и состоялась: в 1904-1907 гг был оформлено «сердечное согласие» Великобритании, Франции и России, а впоследствии к этому «согласию» присоединились Италия (1915) и Япония (1915), сообразившие, на чьей стороне правда. К 1918 году в Антанту входили почти тридцать государств, в том числе, США (1917), а также балканские Греция, Румыния, Сербия с Македонией и Черногорией. Болгария, Босния, Герцеговина и Хорватия оказались по другую сторону фронта. То, что Босния, Герцеговина и Хорватия воевали против Антанты, понятно — они были поглощены Австро-Венгрией и выступали в ее составе, а вот как туда попала Болгария? Хотя — первым князем новой Болгарии в 1879-1886 гг. был немецкий принц Александр Баттенберг. Но вернемся к Балканским войнам.

Первую Балканскую войну (9 октября 1912 — 30 мая 1913) вели участницы Балканского Союза — Болгария, Греция, Сербия и Черногория — против Османской Турции. Цели участниц Союза в этой войне были немного разные. Болгары и сербы стремились прихватить как можно большую часть Македонии, от которой никогда не отказывались греки. Сербы и греки хотели поделить Албанию, при этом Сербия получала выход к Адриатическому морю. Болгария же, кроме Македонии, всегда мечтала вернуть Восточную Румейлу, захватить Салоники и выйти к Эгейскому морю. Молодые хищницы сравнительно легко разбили обе турецкие армии: Восточную — болгары, дошедшие почти до Стамбула, а Западную — сербы, греки и македонцы. Черногорцы, поддерживаемые Ибарским отрядом сербов вышли к албанскому побережью Адриатического моря и осадили Шкодер. 28 ноября 1912 года во Влере была провозглашена независимость Албании. Именно во Влере в 1955-1962 гг. базировались советские подводные лодки Средиземноморской эскадры и находился наш центр радиоразведки.

Название же «Ибарский» отряд получил по главной косовской реке Ибар, берущей начало к северо-западу от города Печ и впадающей в Западную Мораву около Кралево. Ибар делит на две части печально известную теперь Косовскую Митровицу. В районе Косовской Митровицы в Ибар впадает еще одна значительная река Косово — Ситница, протекающая через все Косово Поле.

(Ну отдали бы англичане нам Царьград, и что бы мы стали делать с двухмиллионным полностью мусульманским городом? Зачищать? — примечание моего умненького сына)

В итоге была быстренько собрана Лондонская конференция, которая выработала условия мирного договора и определила границы между молодыми государствами. Государственный переворот, произведенный в Стамбуле младотурками 23 января 1913 года, немного осложнил ситуацию, но тем не менее в апреле 1913 года было подписано перемирие, а 30 мая и Лондонский мирный договор. Черногория, правда, перемирие не подписала и в одиночку продолжала осаду Шкодера, пока не последовал более строгий окрик великих держав.

По Лондонскому мирному договору Турция теряла все свои владения на Балканах. Ей оставляли Стамбул (проливы!) и часть Восточной Фракии. Сербы не получали выхода к Адриатике, а греки не получали Македонии и Западной Фракии, которые отошли к Болгарии. Румыния в первой балканской войне не участвовала, но за свою сдержанность хотела получить наличными: территориальными уступками в причерноморской Добрудже, контролируемой той же Болгарией. Новый передел был неизбежен. Не успели еще высохнуть чернила на Лондонском мирном договоре, а уже 1 июня 1913 Сербия и Греция подписали секретное соглашение о дружбе против Болгарии, к которому не замедлила присоединиться Румыния. Болгария была обречена.

Царь Болгарии Фердинанд Кобургский, подзуживаемый австро-германской дипломатией, выступил первым, и 6 июня болгарские войска атаковали сербов и греков в Македонии. Румыны, не встречая никакого сопротивления (все войска были сосредоточены на юге) пошли на Софию. Только что разгромленная Турция, конечно, не могла пропустить такой шанс и быстренько подсуетилась, заняв Адрианополь. В итоге по Бухарестскому мирному договору 1913 года Болгария лишилась как всех своих приобретений в Македонии и Фракии, так и южной Добруджи. По отдельному Константинопольскому мирному договору с Турцией Адрианополь отходил к Турции. Он до сих пор в составе Турции и называется опять Эдирне. Общий результат Балканских войн — усиление на Балканах позиции Тройственного Союза, ослабление позиций России. Наибольшее сожаление вызывает, конечно, распад Балканского Союза, дальнейшее запутывание клубка противоречий и нарастание взаимной ненависти на Балканах.

 

Первая мировая война

28 июня 1914 года, в день национального траура Сербии — годовщину Косовской битвы — юный сербский националист, член тайной организации «Молодая Босния» Гаврила Принцип застрелил в Сараево наследника австрийского престола эрцгерцога Франца Фердинанда. 23 июля Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, а 28 июля — войну, хотя Сербия практически все условия ультиматума приняла. 29 июля Россия начала частичную, а 30 июля всеобщую мобилизацию. 31 июля Германия потребовала от России мобилизацию прекратить, на что Россия, естественно, не согласилась. 1 августа 1914 года Германия объявила войну России, а 3 августа — Бельгии и Франции. 4 августа войну Германии объявила Великобритания, 23 августа — Япония. 2 ноября, после обстрелов Одессы, Севастополя, Феодосии и Новороссийска крейсерами «Гебен» и «Бреслау», Россия объявила войну нейтральной до того Турции. Болгария, Италия и Румыния в войну пока не вступали. Началось гигантское кровопролитие.

Основные события Первой мировой войны развивались в стороне от Балкан, на Восточном и Западном фронтах. Здесь же кампания 1914 года успеха никому не принесла. Сначала австрийцы потеснили сербов, но к середине декабря сербы перешли в контрнаступление, разбили австро-венгров на реке Колубаре и, освободив свою территорию, остановились. Не имея никаких гарантий послевоенного устройства, Сербия не очень-то и хотела воевать за пределами своей территории. Положение практически не менялось до октября 1915 года, пока в войну на стороне Тройственного Союза не вступила Болгария. Для оказания помощи Сербии, оказавшейся зажатой между австрийцами с одной стороны и болгарскими братушками с другой, союзники высадили в Салониках экспедиционный корпус, но было уже поздно: сербская армия была вынуждена отступить через Албанию в Дуррес, потеряв по дороге половину своего состава — около 100 тысяч человек убитыми и умершими от болезней и истощения.

Из Дурреса остатки сербской армии были в декабре 1915 года перевезены флотом Антанты на остров Корфу. Трагедия сербской армии могла бы принять еще большие масштабы, если бы не настойчивость России. Николай II лично пригрозил выйти из Антанты, если союзники оставят сербскую армию умирать в Албании. Лишенная армии, Сербия была быстро оккупирована, и Германия получила вожделенное прямое железнодорожное сообщение с Турцией. Дарданелльская десантная операция Антанты на Балканах не удалась, уцелевшие войска были приданы экспедиционному корпусу, который держал фронт в районе греческих Салоник.

Одним из самых отвратительных преступлений Первой мировой войны был геноцид армян, устроенный турками в 1915-16 гг. Армян подозревали в попытке сговора с Великобританией и организации пятой колонны в тылу турок. В результате около полутора миллионов мирного армянского населения, издавна проживавшего в Турции, было физически уничтожено, 600 тысяч угнано в пустыни Мессопотамии, где большинство из них погибло. Около трехсот тысяч армян бежали от резни в Россию. Значительное число беженцев осело также в странах Ближнего Востока, Европы и Америки.

Брусиловский прорыв русской армии на Юго-Западном фронте летом 1916 года ускорил вступление в войну Румынии (август 1916). Несмотря на переброску русского 47-го армейского корпуса в помощь румынам в Добруджу, румынское наступление в Трансильвании и Добрудже успеха не имело. Дунайская германская армия Макензена, расположенная в Болгарии, и Трансильванская австро-германская армейская группа Фалькенхайна разбили румынскую армию и 6 декабря вошли в Бухарест. На Салоникском фронте в сентябре 1916 года шла ожесточенная битва за Битоль (Каймакчалан), в которой чудеса героизма проявили сербские войска, переброшенные сюда из Корфу. Там же сражались 2-я и 4-я русские бригады.

Мало что изменилось на Балканах и в ходе кампании 1917 года. На главных фронтах шла тоже, в основном, позиционная война. Апрельское наступление союзников во Франции и Бельгии провалилось. Германия сосредоточилась на неограниченной подводной войне против Великобритании. В России произошла сначала Февральская, а затем Октябрьская революции. И хотя на фронтах находилось 202 дивизии, российская армия быстро утрачивала боеспособность. В воюющих странах назревали кризисы. К началу 1918 года Первая мировая стала выдыхаться. В 1917 году в войну вступили Соединенные Штаты Америки, до того с интересом наблюдавшие за развитием событий.

Три попытки немцев разгромить союзников (в Пикардии, Шмен-де-дам и на Марне), предпринятые весной и летом 1918 года, привели к гигантским людским потерям с обеих сторон, но успеха не дали. «Черный день германской армии» (так его назвал генерал Эрих Людендорф, фактический главнокомандующий германской армией) наступил 8 августа 1918 года, когда немецкие войска потерпели сокрушительное поражение от союзников. 15 сентября победу над немцами одержала и 1-я американская армия под командованием генерала Першинга, по имени которого назовут потом ядерные ракеты, размещенные в Германии и нацеленные на Советский Союз. Их подлетное время до советских стратегических целей составляло около 7 минут, что гораздо меньше, чем время реакции для организации ответного ядерного удара. Моим прямым начальником в Косово долгое время был полковник Фолкер Хоппнер, командовавший раньше дивизионом таких ракет. Но мы отвлеклись. 26 сентября 1918 года началось общее наступление войск Антанты по всему Западному фронту. Сопротивление немцев было сломлено.

На Балканском фронте, проходившем чуть севернее Салоник и далее на запад между Охридским озером и озером Преспа к Эгейскому морю, наступление союзников началось 15 сентября 1918 года а к концу сентября германские и болгарские войска были здесь разбиты. 29 сентября в Салониках Болгария подписала соглашение о перемирии. 30 сентября капитулировала 11-я германская армия. Война на Балканах завершилась.

Завершалась и вся Первая мировая война, унесшая жизни 20 миллионов человек. Почти два миллиона человек потеряла Югославия. Почти четыреста тысяч человек составили потери только сербской армии.

5 октября 1918 года с обращением о перемирии выступила Германия. Кстати, это обращение правительства Германии было адресовано не кому иному, а правительству США. 28 июня 1919 года в том же самом Версале, в котором не так уж и давно была провозглашена Германская империя, был подписан унизительный для нее Версальский мирный договор. Мировая общественность ликовала.

 

Новые империи и очередной передел мира

Версальско-Вашингтонскую систему образовали следующие основные договоры, подписанные в 1919-20 гг.:
>      Версальский с Германией;
>      Сен-Жерменский с Австрией;
>      Нейиский с Болгарией;
>      Трианонский с Венгрией;
>      Севрский с Турцией.
Договоры вырабатывались на Парижской мирной конференции, проходившей в 1919-20 гг. Побежденные страны в выработке договоров участия не принимали, а Советская Россия вообще на конференцию приглашена не была. Было бы странно пригласить Россию после того, как она подписала сепаратный (и позорный) Брестский мир! Доминировали на конференции такие гиганты мысли, как Ллойд Джордж, Жорж Клемансо и Вудро Вильсон. На этой конференции была создана также Лига Наций и принят ее устав.

На Вашингтонской конференции, проходившей с 12 ноября 1921 года по 6 февраля 1922 года было зафиксировано соотношение сил между основными игроками на Дальнем Востоке. Ни Россия, ни буферная Дальневосточная Республика Блюхера на конференцию не были допущены. Участники поделили сферы влияния в Китае и в зоне Тихого Океана, установили пропорции тоннажа линейного флота 5:5:3:1,75:1,75 (США и Великобритания по 5, Япония — 3, Франция и Италия по 1,75), установили тоннаж авианосцев и остались вполне довольными: Вашингтонская конференция завершала создание Версальско-Вашингтонской системы.

Все основания быть недовольной имела лишь Германия. По Версальскому мирному договору 1919 года Германию лишали части территорий, которые она считала своими, в пользу Франции, Бельгии, Польши, Чехословакии, Дании и держав-победительниц (Лиги Наций). У нее отняли и поделили африканские колонии и тихоокеанские острова, а также концессии и привилегии в Китае. Отнимался и делился германский флот, а Германии разрешалось иметь лишь сухопутную армию, причем, обязательная военная служба отменялась. Германия обязана была платить репарации.

Непосредственно Балканы Версальский договор прямо не затрагивал. Отношения на Балканах регулировали договоры с Австрией, Болгарией, Венгрией и Турцией. Сен-Жерменский договор фиксировал распад Австро-Венгерской империи и создание новых государств: Австрийской республики, Венгрии, Чехословакии и Сербо-Хорвато-Словенского Союза (СХС). Герцогство Буковина, Северная Буковина — бывшее Галицко-Волынское княжество, район нынешней Черновицкой области, теперь Украинской — отходило к Румынии. Австрии запрещалось иметь военный флот и ВВС. Статья 88 договора прямо запрещала аншлюс Австрии.

По Неийскому мирному договору от 27 ноября 1919 года Болгария уступала часть своей территории СХС. Южная Добруджа оставалась за Румынией, фактически — до 7 сентября 1940 года, когда была возвращена по договору между Болгарией и Румынией. Западная Фракия переходила в ведение великих держав, передавших ее вскоре Греции: Болгария таким образом опять лишалась выхода в Эгейское море. Само собой, предусматривались репарации и ограничивалась численность армии. Экономика и финансы Болгарии ставились под контроль комиссии в составе Великобритании, Франции и Италии.

Севрский мирный договор от 10 августа 1920 года с Турцией предусматривал передачу Греции Восточной Фракии с Эдирне (Адрианополь) и Галипольского полуострова. Турция признавала английский контроль над Египтом и Кипром, Палестиной и Ираком. Франция получила Сирию и Ливан. Турция теряла Курдистан. Зона проливов подлежала разоружению и передавалась под контроль международной комиссии. Устанавливался режим капитуляций. Но с Турцией все обстояло далеко не так просто.

Мустафа Кемаль-паша, получивший от своего народа имя Ататюрк («отец турок»), возглавил турецкую национально-освободительную революцию, начавшуюся в 1919 году в условиях оккупации Турции союзными державами, в том числе Грецией, занявшей район Измира на побережье Малой Азии. В Турции сложилось двоевластие. Ататюрк не признал Севрский договор, подписанный с султанским правительством. Греческие войска получили приказ и начали продвижение из Измира вглубь Турции к Анкаре. Греко-турецкая война продолжалась почти три года. 9 сентября 1922 года войска Ататюрка перешли в решающее наступление, и к 18 сентября греки были разбиты. Лозаннский мирный договор от 24 июля 1923 года зафиксировал распад Османской империи и установил современную территорию Турции.

 

Между двумя войнами

Радио, телефон и телеграф, истребители и бомбардировщики, танки, подводные лодки и авианосцы — все это было в массовом масштабе опробовано в Первую мировую войну. Даже страшное оружие массового уничтожения, химическое, было испытано на живых людях (вернее, на тех сотнях тысяч людей, которые стали его первыми жертвами), именно в первую мировую войну. До сих пор в Леонидовке под Пензой и Рамасухе Брянском, в Вольске под Саратовом и Камбарке под Ижевском хранятся и ждут своего часа авиабомбы и выливные емкости с таким же протоплазматическим ядом иприт, который был применен немцами 12 июля 1917 года против французских и бельгийских солдат. Справедливости ради надо сказать, что тем же заполнены арсеналы Анистон в Алабаме, Блю Грасс в Кентукки, Пуэбло в Колорадо, Туэле в Юте — рядом с Солт-Лейк-Сити, городом Зимней Олимпиады — 2002! — и еще несколько других. Кроме того, там же хранятся химические бомбы, снаряды и боеголовки, начиненные в тысячи раз более ядовитыми нервно-паралитическими зарином, зоманом и виэксом, не говоря уже о бинарных смесях. Правда, вопрос о роли научно-технического прогресса в развитии не только способности, но и склонности человека к массовым убийствам немного выходит за рамки этой книги. Вернемся на Балканы.

Основными факторами, определяющими развитие событий на Балканах, в этот период были:
— Попытки государственного строительства в молодых образованиях, возникших на развалинах Османской империи.
— Мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 году и охвативший весь западный мир.
— Рост физического могущества и идеологического влияния вначале итальянского, а затем и германского фашизма.
— Рост физического могущества и идеологического влияния исторического материализма и его колыбели — Советского Союза

Провозглашение в 1912 году независимости Албании, признанной Лондонским мирным договором 1913 года Великобритании, Франции, Австро-Венгрии, Германии, Италии и России, и сформирование временного правительства Исмаила Кемаль-Бея, реальной независимости Албании не принесло. Над Албанией был установлен протекторат шести указанных держав, а управление было передано немецкому князю Вильгельму Виду. Косово в состав Албании не вошло. По Лондонскому же договору 1915 года независимость Албании была и вовсе ликвидирована. Территория Албании была оккупирована итальянскими, греческими и сербскими войсками.

В январе 1920 года албанским Национальным конгрессом, собравшимся в Люшне опять была провозглашена независимость страны. На этот раз независимость защищалась с оружием в руках, и к концу 1920 года Албания освободила свои районы от итальянцев и греков, а в 1922 году и от сербов. Началось строительство албанского государства, протекавшее в условиях соперничества местных группировок, стремившихся к власти, конечно не без помощи мировой общественности, кровно заинтересованной в сохранении своих позиций. Июньская демократическая революция 1924 года потерпела поражение. К власти пришла группировка бывшего полковника австрийской армии Ахмета Зогу, возглавившего государственный переворот, а потом назначившего себя сначала президентом (1925), а потом и королем Албании (1928).

Однако при всей пассионарности местных вождей, называющих себя главнокомандующими, президентами или даже королями, ход истории определяли не они. В мире уже начинали господствовать другие силы, движимые гигантской энергией масс, мобилизованной единой идеологией. Постепенно Албания становится сырьевым придатком фашистской Италии, а в апреле 1939 года совсем теряет независимость и поглощается Италией. Косово как было, так и остается в Сербии.

Болгария, пережившая в 1917-1918 гг. ряд голодных бунтов и солдатских восстаний, была в соответствии с Нейиским договором 1919 года оккупирована войсками Антанты. Демократический Болгарский народный земледельческий союз (БНЗС) во главе с бывшим политзаключенным, отбывавшим пожизненный срок, но освобожденным народом, Александром Стамболийским не смог удержать власть. 9 июня 1923 года был совершен переворот, сам Стамболийский был зверски убит, а Болгария оказалась в условиях фашистского террора, проводимого правящей партией «Демократический (!) сговор». Было физически уничтожено около 5 тысяч коммунистов и членов БНЗС, 15 тысяч брошено в тюрьмы.

В 1934 году произошел еще один переворот, на этот раз возглавлявшийся военными. Все политические партии были распущены, была установлена единоличная власть военных, которая, однако, продержалась недолго. В январе 1935 года к власти пришел царь Борис и в стране воцарилась монархо-фашистская диктатура, поскольку во внешней политике Болгария стала ориентироваться на гитлеровскую Германию, уже набиравшую силу. Это позволило проигнорировать ограничения, наложенные на Болгарию Нейиским мирным договором и начать масштабную милитаризацию страны.

После провала завоевательного похода в Турцию, король Греции Константин отрекся от престола в пользу своего сына, который тоже вскоре вынужден был покинуть страну. В ноябре 1922 года в Греции были казнены бывшие премьер-министры Гунарис, Стратос, Протоппадакис, обвиненные в соавторстве политики, приведшей к военной катастрофы. С Турцией был подписан протокол об обмене населением, и в Грецию прибыло около полутора миллионов переселенцев, ранее проживавших в Малой Азии. Греция была провозглашена республикой (1923).

После 1923 года в течение более, чем десяти лет местные группы и группировки выясняли отношения, поочередно захватывая власть, то с помощью военных (1925, 1935), то в ходе восстаний и забастовок (1923, 1932), пока, наконец, в 1936 году не произошел очередной военный переворот, в результате которого была восстановлена монархия.

Ситуация в Румынии, получившей по итогам Первой мировой войны огромные территориальные приращения (Трансильвания, Буковина, Добруджа, Бессарабия), развивалась более стабильно, что позволило даже говорить о диковинном тогда всеобщем избирательном праве и приступить к аграрной реформе. Это позволило обеспечить рост производства и сравнительно легко пережить кризис 1929-33 гг.

В условиях Румынской демократии легально действовали как фашистские «Железная Гвардия» и Национал-христианская партия, так и прокоминтерновские Коммунистическая партия Румынии, «Лига труда» и даже «Друзья СССР». (Коминтерн — Коммунистический Интернационал — мозговой центр и штаб мировой революции, находившийся в Москве и руководивший глобальной сетью компартий. Распущен в 1943 году). Но — Германия была все же ближе, и сначала к власти пришла та самая Национал-христианская партия (1937), а затем был установлен режим личной диктатуры царя Кароля Второго. В марте 1939 года был заключен договор с Германией, который полностью подчинил экономику Румынию интересам германской промышленности, кровно заинтересованной в румынской нефти и румынском бензине для своих танковых армий.

Как вы уже знаете, 1 декабря 1918 года на развалинах Австро-Венгерской монархии было образовано Королевство сербов, хорватов и словенцев (СХС), включившее в себя долго бывшие под Габсбургами Хорватию, Словению, Боснию, Герцеговину, Далмацию и Воеводину, а также независимые Сербию и Черногорию. Возглавила Королевство династия Карагеоргиевичей, кстати, через сестер и теток родственная российской царской династии Романовых. В Королевстве была проведена аграрная реформа, сформирован парламент — Скупщина.

6 января 1929 года король Александр произвел государственный переворот. Скупщина была распущена, во главе правительства поставлен генерал Петар Живкович, участвовавший еще в перевороте 1903 года, когда была приведена к власти та самая свергнутая теперь династия Карагеоргиевичей. Государство было переименовано в Королевство Югославия. Югославия в этот период ориентировалась на Францию, однако, после визита в Белград Геринга в июле 1935 года, стала все больше склоняться в сторону Германии. К 1939 году около половины ее экспорта и более половины импорта уже приходилось на гитлеровскую Германию. В 1937 году был заключен договор «О вечной дружбе» с Болгарией и договор «О нейтралитете» с Италией (с которой Югославия также имела территориальные проблемы). В этом же году Коммунистическую партию Югославии возглавил Иосип Броз Тито, хорват по национальности, только что прошедший школу Коминтерна в Москве.

В январе 1929 года года лидер Хорватской партии адвокат Анте Павелич создал Повстанческую Хорватскую Революционную Организацию, более известную у нас как фашистская организация усташей. Усташи в качестве своей цели видели достижение Хорватией полной независимости и стали на путь борьбы против югославской государственности. Террористическая организация усташей приобрела международный характер: ее базы имелись в Италии, Австрии, Венгрии, Бельгии и других странах. В 1934 году усташи были исполнителями заказного убийства югославского короля Александра и французского министра иностранных дел Барту. Есть основания полагать, что заказ поступил из Берлина. Националистические антисербские организации имелись в Македонии (ВМРО — Внутримакедонская Революционная Организация) и в Словении («Бела Гарда»). В самой Сербии действовали профашистская организация «Збор», поставившая своей целью борьбу против евреев и коммунистов. Большинство этих организаций в качестве своего основного политического инструмента также выбрали террор и успешно его применяли, так что международный терроризм приобрел широкий размах задолго до появления Аль-Каеды или УЧК.

Региональное политическое сотрудничество на Балканах, конструируемое в светлых и уютных, но далеких кабинетах Франции, заинтересованной в сохранении своего влияния на Балканах, привело к созданию сначала Малой Антанты (1920-1921), а потом и Балканской Антанты (1934). В Малую Антанту входили Румыния, Югославия и Чехословакия. В 1924-1927 гг. Франция подписала и свои прямые договоры с каждой из стран Малой Антанты. Эти усилия были тщетными — жизнь брала свое, да и Италия с Германией были ближе. После печально известных Мюнхенских соглашений Малая Антанта потеряла и смысл, и значение.

Балканскую Антанту составили Греция, Румыния, Турция и Югославия в 1934 году. Этот союз предусматривал взаимную гарантию безопасности стран-участниц и оказание взаимной помощи при нападении на одну из них. Опираясь на профашистские группировки в этих странах, Италия и Германия подорвали влияние Франции, и эта Антанта также мирно скончалась в младенческом возрасте.

 

Вторая мировая война

З0 января 1933 года к власти в униженной и беспомощной Германии пришел Адольф Гитлер. Пришел, кстати, вполне мирным и демократическим путем, победив на выборах. Всего через пять лет после этого он уже диктовал Европе свои условия.

29 сентября 1938 года Гитлером, Муссолини, Чемберленом и Даладье было подписано Мюнхенское соглашение 1938 года. Гитлер понял, что западные державы развязывают ему руки. 23 августа 1939 года в Кремле германским министром иностранных дел Иоахимом фон Риббентропом и советским Вячеславом Молотовым (занимавшим одновременно и пост Председателя Совета министров СССР) был подписан печально известный Пакт Молотова-Риббентропа. Еще одни руки были развязаны. Война стала просто неизбежной.

В марте 1938 года Германия захватила Австрию (не забыли про Версальский договор?), в марте 1939 года — Чехословакию. В расчленении Чехословакии приняла участие и Венгрия, получившая часть Словакии и Закарпатскую Украину. Чуть позже, по второму Венскому арбитражу Венгрия получила еще и Северную Трансильванию. В апреле 1939 года Италия оккупировала Албанию. 26 августа 1939 года было подписано соглашение о предоставлении автономии Хорватии. Первого сентября 1939 года немецкие войска напали на Польшу. Именно с этой даты — первое сентября 1939 года — почему-то отсчитывается начало Второй мировой войны. Третьего сентября 1939 года Великобритания и Франция, связанные с Польшей договорами, объявили войну Германии.

В начале октября Польша была полностью оккупирована. 17 сентября 1939 года границу Польши перешли войска непобедимой и легендарной Красной Армии (освободительный поход в Западную Белоруссию и Западную Украину). В первых числах ноября Западная Украина и Западная Белоруссия воссоединились с СССР. В марте 1940 года закончилась Зимняя война СССР и Финляндии. В июне 1940 года Румыния согласилась вернуть СССР Бессарабию и Северную Буковину. В августе 1940 года Латвия, Литва и Эстония, куда еще в 1939 году были введены советские войска, были приняты в состав СССР.

На западе в это время велась «странная война» на сухопутном фронте и неограниченная немецкая подводная война против торгового флота Великобритании. В апреле-мае 1940 года немцы захватили Норвегию и Данию и, наконец, 10 мая 1940 года их танковые колонны вторглись в Бельгию, Голландию и Люксембург в обход «линии Мажино», за которой отсиживалась французская армия. Уже 14 мая Голландия капитулировала, а бельгийская и часть французской армии, а также британский экспедиционный корпус были окружены. Англичанам и части французских войск удалось вырваться из Дюнкерка морским путем, потеряв при этом всю боевую технику и стратегические запасы. 28 мая капитулировала Бельгия. 22 июня 1940 года французские вооруженные силы прекратили сопротивление и было подписано Компьенское перемирие.

27 августа 1940 года был подписан Тройственный Берлинский пакт 1940 года между Германией, Италией и Японией. Ответственность за наведение «нового порядка» на Дальнем Востоке и в Азии возлагалась на Японию, а в Европе — на Германию и Италию. Была создана ось Рим — Берлин — Токио (не путать с «осью зла» — это будет позже!). В ноябре 1940 года к Пакту присоединились Венгрия с Румынией, а в марте 1941 года и Болгария. 2 марта 1941 года в Болгарию вошли немецкие войска.

Италия вступила в войну 10 июня 1940 года и для начала стала прибирать к рукам Сомали, Кению и Судан. Только в октябре 1940 года 9-я итальянская армия, базировавшаяся в Албании, нанесла удар по Греции в направлении Кастории и Флорина. Однако, греки смогли не только сдержать итальянское наступление, но и сами перешли в контрнаступление, потеснили итальянцев, а 21 ноября перешли границу Албании и закрепились на албанской территории, на той ее части, которую, они считали, да и до сих пор считают, своей. Война приняла позиционный характер.

В начале войны Югославия объявила о своем нейтралитете. Однако, 25 марта 1941 года правительство Цветковича подписало протокол о присоединении к Берлинскому пакту, но неудачно — через несколько дней это правительство было свергнуто, говорят, не без помощи Сикрет Интеллидженс Сервис, Британской разведки. По другим данным из этого дела торчат уши родной советской разведки, причем, даже не политической (ИНО ГПУ), а военной (РУКА — Разведывательное Управление Красной Армии). Отсюда и выражение «Рука Москвы». Новое правительство генерала Душана Симовича уже 5 апреля 1941 года подписало в Москве Договор о дружбе и ненападении с СССР.

Немцы сразу поняли, против кого собрались дружить Москва и Белград, да и Муссолини, завязший в Албании, давно умолял о помощи. 6 апреля 1941 года итало-немецкие, а 12 апреля и венгерские войска Хорти начали вторжение в Югославию. 11 апреля 1941 года усташский поглавник (вождь) Павелич провозгласил независимость Хорватии и отозвал хорватские части из югославской армии. Боеспособность югославских войск была подорвана, они попали в окружение и 13 апреля Белград пал, а 18 апреля капитулировала и вся югославская армия. Одновременно своим левым флангом немцы уже к 9 апреля вышли к Салоникам. Греческие войска в Албании оказались отрезанными. 27 апреля были захвачены Афины, и Греция тоже капитулировала.

Балканы полностью контролировались державами оси. Италия и Германия поделили между собой территории современных Словении, Хорватии, Сербии и Боснии. Болгария оккупировала Македонию. К итальянцам отошел контроль над Черногорией и Косово. Чуть позже Косово вместе с другими территориями было формально передано Албании. Указом итальянского короля Витторио Эмамнуила от 12 августа 1941 года была создана Великая Албания. Сбылась вековая мечта албанских трудящихся!

Правда, сказать, что Балканы «контролировались», да еще «полностью» будет вряд ли справедливым или соответствующим истине. Немцам, занятым войной на западе и готовившимся к вторжению в СССР, а потом и полностью увязшим там, было не до Балкан, хотя несколько своих дивизий они здесь, на всякий случай, оставили. В Сербии было посажено профашистское правительство Недича, в Хорватии — Павелича. Однако, уже в июле 1941 года началось партизанское движение и возникли первые освобожденные районы. Был создан Главный (затем Верховный) штаб партизанских отрядов во главе с Иосипом Броз Тито. К концу 1941 года под руководством Тито создается Единый народно-освободительный фронт и формируется первая регулярная воинская часть — 1-я Пролетарская бригада, а уже в ноябре 1942 года была создана Народно-освободительная Армия Югославии. Тогда же создается прообраз правительства — Антифашистское вече народного освобождения Югославии (позже — Национальный комитет освобождения Югославии) под руководством Тито.

В действительности положение было гораздо более сложным и запутанным. На территории Югославии находились многочисленные вооруженные группировки, соперничавшие и воевавшие друг с другом и против всех. Оккупацию Югославии, кроме собственно немецких частей, осуществляли венгерские войска и ряд добровольческих и других формирований, в том числе:
3 казачьи дивизии вермахта. В конце войны объединены в 15-й казачий кавалерийский корпус фон Паннвица.
— Русский Охранный корпус вермахта в Сербии, сформированный из белоэмигрантов.
— Литовский и украинский (присутствие последнего в Югославии подтверждается далеко не всеми источниками) полицейские батальоны.
— Кавказские и туркестанские добровольческие формирования.
— Хорватская дивизия СС «Кама» (Дивизия СС No.22).
— Мусульманская дивизия СС «Ханджар» (Дивизия СС No.13).
— Албанская дивизия СС «Скандербег» (Дивизия СС No.21).
— Горнострелковая дивизия СС «Принц Ойген», сформированная из проживавших в Югославии фольксдойче.
— «Британский Свободный Корпус», набранный из английских военнопленных и подчинявшийся сначала армейским инстанциям, а затем переподчиненный СС.

Добавьте к этому усташей Павелича и четников Михайловича, а также местные отряды самообороны, вообще никому не подчинявшиеся, и вы получите приблизительную картину положения в Югославии, а также поймете некоторые источники последующей вражды.
(Василий Андреев «Конфликты в бывшей Югославии: корни и историческая подоплека», 2 июля 1995, http://www.Genstab.ru)

Так называемое «Независимое Хорватское государство», управляемое Павеличем и его усташами, активно приступило к созданию этнически чистого государства. «Чистого» в первую очередь от сербов, которых в Хорватии проживало около двух миллионов. Предполагалось часть из них обратить в католичество, часть выселить, а часть уничтожить. В концлагере Ясеновац и других лагерях было истреблено около 750 тысяч человек, в основном сербов, евреев и цыган. (Данные Центра Симона Везенталя с сайта (http://www.balkanpeace.org). Около 180 тысяч сербов было убито в первые недели этнической чистки.

Управляя Боснией, итальянцы опирались, наоборот, исключительно на сербов. Заручившись согласием итальянцев и сербского правительства Милана Недича, который активно поддерживал своих единоплеменников в Боснии, боснийские сербы развернули настоящую травлю мусульман. Сербы при молчаливом согласии итальянцев разрушали мечети, убивали мулл, пытались перекрестить мусульман в православие. Таким образом, начиная с 1941 года к сербо-хорватскому противостоянию добавилось и сербо-мусульманское (Василий Андреев «Конфликты в бывшей Югославии: корни и историческая подоплека», 2 июля 1995, http://www.Genstab.ru).

На этом фоне особенно убедительно выглядят победы, одержанные Народно-освободительной армией Югославии, сплоченной пролетарским интернационализмом коммунистической идеологии и стальной волей своего Верховного главнокомандующего Иосипа Броз Тито, получившего в 1943 году звание маршала. К концу 1943 года освобожденные и контролируемые войсками Тито районы составили около половины всей югославской территории.16 июня и 1 ноября 1944 года Тито подписал с премьером королевского эмигрантского правительства Югославии два соглашения, которые предусматривали сохранение федеративных структур, возникших в ходе освободительной борьбы, создание единого правительства, проведение выборов в Скупщину. До решения Скупщины возвращение короля из эмиграции было запрещено.

В сентябре 1944 года войска 2-го и 3-го Украинских фронтов Советской Армии подошли к границам Югославии. 20 октября 1944 года совместным ударом советских и югославских войск был освобожден Белград. К концу 1944 года вся Сербия, Македония и Черногория, а также часть Боснии и Герцеговины были освобождены от фашистов. 7 марта 1945 года было сформировано правительство Демократической Федеративной республики Югославия во главе с Иосипом Броз Тито, а 15 мая 1945 года освобождение страны было завершено. Начинался новый период в жизни Балканских народов — период исторического материализма.

 

* 3. Лирическое отступление: национальный вопрос при социализме

Нация имеет право свободно определить свою судьбу.
Она имеет право устроиться так, как ей угодно,
не попирая, конечно, прав других наций.
И.В. Сталин «Марксизм и национальный вопрос»
      Госполитиздат, 1950, стр.57

Нация в историческом материализме — это историческая общность людей, складывающаяся в ходе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, культуры и характера. От нации отличалась народность, исторически сложившаяся языковая, территориальная, экономическая и культурная общность, предшествующая нации. Нации по историческому материализму складываются только при развитии капиталистических отношений. Древнерусская народность, например, послужила основанием русской, украинской и белорусской народностям, сложившимся в нации на определенном этапе развития производственных отношений. Важным условием существования и развития нации является сознание национальной общности — национальное самосознание. Марксизм-ленинизм предусматривал не только формально-правовое равенство наций, но и достижение ими фактического равенства в экономике и культуре.

В светлом будущем, при коммунизме, нации отомрут. Механизм этого отмирания прост: расцвет и сближение нации. В Советском Союзе, например, расцвет и сближение нации должны были привести к созданию новой исторической общности, которая получила обозначение «советский народ». ХХIV съезд КПСС в 1971 году поторопился и провозгласил, что такая историческая общность уже создана. События последних десяти лет показали, что такое заявление было более, чем преждевременным, хотя я, например, до сих пор ощущаю себя сначала именно советским человеком, а потом уже русским по национальности. И надо сказать, я не одинок в таком мироощущении: большинство моих друзей, выросших при историческом материализме, делят людей на хороших и плохих, умных и не очень, а не на америкосов и евреев. Кстати, по марксизму-ленинизму национальность это лишь один из факторов составляющих понятие нации или народности, их этническая сторона.

Марксизм-ленинизм признавал право наций на самоопределение вплоть до полного отделения, хотя на практике это было реализовано несколько по-другому: целые народы были полностью отделены Сталиным от мест своего исторического проживания и перемещены за тысячи километров в спецпоселения. Правда, это проводилось по другому поводу, чем самоопределение наций, но и особой межэтнической резни при историческом материализме не наблюдалось. Интересна трактовка самим Сталиным вопроса о праве наций на самоопределение (И.Сталин ‘Марксизм и национальный вопрос’, Госполитиздат, 1950, стр. 57-58) :

«Нация имеет право устроиться автономно. Она имеет право даже отделиться. Но это не значит, что она должна делать это при всяких условиях, что автономия или сепарация везде и всегда будут выгодны для нации, т.е. для ее большинства, т.е. для ее трудящихся слоев. Закавказские татары как нация могут собраться, скажем, на своем сейме и, подчинившись влиянию своих беков и мулл, восстановить у себя старые порядки, решить отделиться от государства. По смыслу пункта о самоопределении они имеют на это полное право. Но будет ли это в интересах трудящихся слоев татарской нации? Может ли социал-демократия равнодушно смотреть на то, как беки и муллы ведут за собой массы в деле решения национального вопроса? Не должна ли социал-демократия вмешаться в дело и определенным образом повлиять на волю нации?»

«Закавказские татары» — так в 1913 году (а именно тогда была опубликована эта работа) назывались сегодняшние азербайджанцы. Так что член Политбюро ЦК КПСС товарищ Гейдар Алиев не вполне правильно усвоил теорию марксизма-ленинизма и не в том направлении повлиял на волю азербайджанцев, избравших его своим президентом. Вот вам реальный пример расхождения теории с практикой! Итог — кровавая война за Нагорный Карабах с Арменией, тоже не вполне усвоившей уроки исторического материализма. Война, которой пока не видно конца (НКФОР туда пока еще не ввели) и которая была бы немыслима не только при товарище Сталине, но и гораздо позже него.

Справедливости ради следует отметить, что в одном вопросе и национальная теория, и практика государственного строительства марксизма-ленинизма были глубоко ошибочными. Это вопрос о культурно-национальной автономии и праве наций на самоопределение. Царская Россия включала в себя столько же наций и народностей, сколько и Советский Союз, но только две из них, Великие княжества Польское и Финляндское, имели что-то вроде автономии. Остальные, даже Эстония, Латвия и Литва, входили в состав рядовых губерний и о самоопределении только мечтали, да и то далеко не все. Вопреки возражениям Розы Люксембург, большевики — из тактических соображений привлечения на свою сторону этих мечтателей — провозгласилистратегический курс на право наций на самоопределение. И — в ответ получили Донскую казачью республику (не путать с казачьей же Кубанской!), Самарский Комуч, Сибирское правительство, Махновское Гуляй-поле и десятки других новообразований со своей валютой, Радами, Кругами, парламентами, где суетились бывшие демократы с неутоленным честолюбием. Эти самостийные нарывы на истерзанном теле России красочно описаны Верховным правителем Юга России Антоном Ивановичем Деникиным в его пятитомных «Очерках русской смуты», изданных в Берлине и Париже в 1921-26гг. (прочтите, не пожалеете!).

Правда, внося своими интеллигентскими разглагольствованиями смуту и разлад в стройные ряды белого движения, ориентированного на «единую и неделимую», тогдашние демократы объективно сыграли на руку большевикам. Большевики же при всем своем уважении к демократической говорильне и праву наций на самоопределение, выжигали эту заразу каленым железом ВЧК, понимая, что когда речь идет о жизни и смерти государства, интеллигентские умствования неуместны. И на самом деле, когда у вас ломается машина, вы ведь не приглашаете убеленного сединами профессора прочитать вам лекцию по теории машин и механизмов, а зовете слесаря дядю Васю или, на худой конец, сами засучиваете рукава и берете в руки гаечный ключ на семнадцать и крестовую отвертку.

Стратегический курс большевиков на право наций на самоопределение вплоть до отделения хотя и несколько осложнил государственное строительство, но других проблем в условиях абсолютного господства КПСС и его боевого отряда ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ не вызывал. Пока не появился могильщик великой Советской империи, любимец западной публики товарищ Горбачев. Конечно, не Горбачев разрушил Советский Союз — не тот у него масштаб. Его разрушила сама КПСС, ошибки, коренившиеся в ее теории и порочность ее практики, подрыв основ существования общества, разрушение культуры, нарушение связи времен. Свой посильный вклад внесли, конечно, самомнение и низкий культурный уровень Хрущева да и большинства партийных бонз, догматизм Суслова и вседозволенность Брежнева, лживость, лицемерие и примитивность партийной пропаганды, всеобщее ханжество и отсутствие морали, блат и кумовство — десятки и десятки других причин, включая и кровную заинтересованность мировой общественности в устранении самого могучего своего соперника. Горбачев лишь выкопал могилу для Союза. Даже закапывали его в Беловежской Пуще уже другие. Но вернемся к национальному вопросу.

В последние годы не только в России или в исламском мире, даже в Европе, спасенной американцами от большевистского порабощения, наблюдается стремительный рост антиамериканских настроений. Во многом это оправдано и понятно. И все же отцам американской нации следует аплодировать — хотя бы за самое умное решение национального вопроса. Я не думаю, что в США сейчас проживает меньше национальностей, чем в бывшем СССР, и уж во всяком случае там их намного больше, чем на Балканах. И все же — гармония. И все же — расцвет и сближение. Американцы понимают, что первый гвоздь в гроб их империи (а все империи рано или поздно рушатся!) первый гвоздь в гроб их империи будет забит тогда, когда там появится второй государственный язык, или когда в штате Техас или Нью-Мексико появится автономная республика, ну хотя бы эскимосов, не говоря уж о политкорректных пока афро-американцах.

И наконец, я позволю себе еще одну цитату из Сталина — вряд ли кто его сейчас читает:
«Что особенно волнует национальное меньшинство?
Меньшинство недовольно не отсутствием национального союза, а отсутствием права родного языка. Дайте ему пользоваться родным языком, — и недовольство пройдет само собой.
Меньшинство недовольно не отсутствием искусственного союза, а отсутствием у него родной школы. Дайте ему такую школу, — и недовольство потеряет всякую почву.
Меньшинство недовольно не отсутствием национального союза, а отсутствием свободы совести (свобода вероисповедания), передвижения и пр. Дайте ему эти свободы, — и оно престанет быть недовольным.
Итак, национальное равноправие во всех его видах (язык, школы и пр.), как необходимый пункт (Курсив И.В.Сталина) в решении национального вопроса . Необходим, следовательно, общегосударственный закон, данный на основе полной демократизации страны и запрещающий все без исключения виды национальных привилегий и какое бы ни было стеснение или ограничение прав национальных меньшинств»
(Там же, стр. 163-164)

Но вернемся на Балканы, в 1945 год.

 

* 4. Немного истории: СФРЮ и Косово

 

Народный герой

Народный Герой Югославии, Герой Социалистического труда, председатель Союза коммунистов Югославии, Президент Югославии, Верховный главнокомандующий вооруженными силами Югославии маршал Иосип Броз Тито родился 25 мая 1892 года в местечке Кумровец в Хорватии. Восемнадцатилетним юношей вступил в социал-демократическую партию Хорватии и Славонии. Осенью 1913 года призван в вооруженные силы Австро-Венгерской монархии, в которую входила тогда Хорватия. За антивоенную пропаганду попал в штрафную роту и был отправлен на Восточный фронт. В 1915 году был ранен и оказался в плену в России. Примкнул к большевикам, был арестован Временным правительством и выслан на Урал, где вступил в Красную гвардию. В сентябре 1920 года вернулся на родину, находился на нелегальном положении. В 1928 году арестован, в 1934 вышел из каторжной тюрьмы. В этом же году избран членом Политбюро ЦК Компартии Югославии (КПЮ). В 1935-36 гг. работал в Коминтерне в Москве. В 1936 году опять нелегально вернулся на родину и с 1937 года возглавил КПЮ.

С 1941 г. — Главнокомандующий Народно-освободительной армией Югославии. С 1945 года — глава правительства Югославии. С 1953 года — Президент страны. Умер в 1980 году почти в девяностолетнем возрасте.

Масштаб этой личности еще не до конца понят современниками. Тито был масштабнее Александра Македонского, Наполеона или Гитлера, и уж во всяком случае, Черчилля или Де Голля. Тито был одного масштаба с Петром Первым, Бисмарком, Сталиным. Он был, вероятно, хитрее Сталина — ему удалось то, что не удалось Льву Троцкому: выжить в прямом противостоянии со Сталиным и пережить его на целых двадцать семь лет.

Еще ему удалось сплотить рыхлые, враждующие между собой, раздираемые национальными и религиозными противоречиями, практически не имеющими опыта государственности народы в единое, хотя и федеративное по устройству, процветающее государство.

Ему удалось в отсталой и в основном аграрной стране создать мощную экономику и современную промышленность. Югославия выпускала собственные автомобили и тракторы, станки и турбины, морские и речные суда, которые шли на экспорт, и даже очень неплохие реактивные истребители «Галеб» и «Ястреб» собственной конструкции. В экспорте Югославии преобладали машины и оборудование, изделия машиностроения и металлообработки. Югославия строила тепловые и гидроэлектростанции, шоссейные и железные дороги. Югославия не только обеспечивала себя продуктами питания, но и значительную часть их поставляла на экспорт. Не только города, но и самые отдаленные селения бесперебойно снабжались электроэнергией. Дети учились в школах, в том числе, на своем родном языке. Медицина была бесплатной, а зарплата и пенсии выплачивались вовремя. Югославия пользовалась заслуженным уважением и в мире: она возглавляла авторитетное движение неприсоединения.

Иосипу Броз Тито удалось долгие годы вести Балканы по острию ножа, балансируя между мировой общественностью, возглавляемой США, с одной стороны, и надеждой мирового пролетариата во главе с Советским Союзом с другой. Будучи социалистической по названию, и сохраняя многие черты, присущие историческому материализму, в собственно социалистический лагерь Югославия никогда не входила. Она не была ни участником Варшавского договора, ни членом Совета Экономической взаимопомощи, хотя с середины пятидесятых годов поддерживала прекрасные отношения со всеми странами социалистического содружества. «Участвует, но не входит» — таково было кредо Югославии по отношению к международным организациям своих братьев по классу. «Как яйца в половом акте», — добавляли югославские циники.

Каким образом, какой ценой ему это удалось — это другой вопрос, в историческом плане вряд ли уместный. Империи неизбежны, как и жертвы при их строительстве, а особенно при их распаде. Ускоряя распад империй, можно только увеличить количество жертв. И не говорите мне в сослагательном наклонении, что можно было бы…, мирным путем…, тоталитарный режим…, мировая общественность…, правовое государство…, демократия и права человека…., и т.д., и т.п.

О звериной сущности этого самого человека я уже говорил. Поговорим о терроре. Российским читателям не надо объяснять, к какому разгулу преступности привело торжество демократии и прав человека в нашей стране. Не случайно наши уже надоевшие юмористы и сатирики говорят о разгуле демократии. Ежегодно в стране от рук преступников гибнет около тридцати тысяч человек. Умножьте это количество на десять лет правления преступного режима Ельцина-Мавроди. Сколько это будет? Правильно: триста тысяч вполне демократических трупов. Впечатляет? Сделайте поправку на то, что на Украине, которую добрые дяди за уши тащат в Евросоюз и НАТО, убивают не только прогрессивного журналиста Гонгадзе. Теперь на то, что в Казахстане спрос на киллеров, вроде тоже пока еще не пошел на спад. Ну, а теперь умножьте это на тридцать лет правления Сталина. Сколько получили? Почти миллион? А сколько погибло в застенках Гулага при отце народов? Ах, то невинные были! Невинный Николай Ежов, закопанный живьем в Суханове, и невинный Генрих Ягода, расстрелянный своими подельниками. Вы еще о Тухачевском скажите, и не мне, а полякам. «Помнят псы-атаманы, помнят польские паны…», — это ведь про него! Или моим тамбовским землякам: это их Тухачевский травил тем самым ипритом, который правда, впервые придумали и применили немцы. Придумали, кстати, для защиты своего немецкого государства от агрессивных по их мнению французов.

В капиталистическую страну можно было выехать только после выезда в соцстрану, если после возвращения не последовало никаких замечаний о вашем поведении в этой соцстране ни по линии посольства или торгпредства, ни по линии их парторганизации, ни по линии внешней контрразведки КГБ. Процедура при этом была гораздо более сложной и заканчивалась личной беседой с каждым выезжающим в ЦК КПСС, где отбирали подписку об ознакомлении с Правилами поведения советских граждан за границей, имевшими гриф «Секретно». Югославия по этому режиму приравнивалась к капиталистическим странам, что само по себе показательно. Но это другая история, история нашей беды.

 

Государственное устройство СФРЮ и Косово

Югославия (СФРЮ) — президентская федеративная республика, в которую до момента развала входило шесть равноправных союзных республик: Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Словения, Хорватия и Черногория. Сербия в свою очередь состояла из собственно Сербии и двух автономных краев: Воеводина на севере, в которой значительную долю населения составляют венгры, и Косово на юге, где большинство населения составляли албанцы. Самой большой республикой и по площади и по населению была Сербия — свыше девяти миллионов человек и около 90 тысяч квадратных километров площади (это грубо говоря, триста на триста километров). Затем идут вдвое меньшие и примерно равные между собой Хорватия и Босния с Герцеговиной, затем Словения и Македония и замыкает список совсем крошечная Черногория. Если взять Сербию без Воеводины и Косово она станет примерно равной Хорватии и все равно будет в два раза больше, чем Словения и Македония и почти в четыре, чем Черногория. Все республики страны, за исключением Македонии и Сербии, имели собственный выход к Адриатическому морю. Сербия могла выйти к Черному морю по Дунаю, но для этого ей надо миновать Румынию и Болгарию.

Югославия многонациональное и многоконфессионное государство. Здесь жили католики, мусульмане и православные христиане. Правда, исторический материализм ни Бога, ни Аллаха не признавал, и за сорок с лишним лет господства атеизма религиозный фактор, Слава Богу, был в определенной степени вытеснен из политической жизни, в связи с чем религиозная почва межнационального конфликта была достаточно размытой. Даже поджог резиденции Сербского патриарха в городе Печ в Косово в 1981 году был, скорее, вандализмом националистического, чем религиозного характера, хотя кто-то подсчитал, что с 1945 года в СФРЮ было построено 800 мечетей и только 300 православных церквей. Правда, даже мои западные друзья поражались темпам, с которыми проводилась спешная мусульманизация Косово после 1999 года.

Высшим органом СФРЮ являлся двухпалатный парламент — Скупщина, избиравшаяся на 4 года. По Конституции 1974 года, третьей по счету с 1945 года, Скупщина состояла из Союзного веча, в который избирались 220 депутатов (по 30 от каждой республики, и по 20 от каждого автономного края), и Веча республик и краев, в который избирались 88 делегатов (по 12 от каждой республики и по 8 от каждого края). Таким образом, Косово имело право делегировать в союзную Скупщину 28 депутатов: 20 в Союзное вече и 8 в вече республик.

Президентом СФРЮ в 1974 году пожизненно был избран Иосип Броз Тито. Президент являлся главой Президиума СФРЮ, в который входили по одному представителю от каждой республики и от каждого края, а также — по должности — председатель Союза коммунистов Югославии. Равное представительство предусматривалось и в правительстве страны — Союзном исполнительном вече, избираемом Скупщиной.

Союз коммунистов Югославии (СКЮ) являлся единственной партией в Югославии, ее «руководящей и направляющей силой», если не считать Социалистического союза трудового народа — массовой общественно-политической организации, берущей свое начало из Народно-освободительного фронта, созданного во время войны 1941-45 гг. и находящейся под полным контролем коммунистов. Именно СКЮ обладал всей полнотой политической и экономической власти, а также полностью контролировал вопросы идеологии. В республиках и автономных краях действовали соответствующие Союзы коммунистов — Союз коммунистов Хорватии, например, или Союз коммунистов Косово. Я не нашел упоминаний о Союзе коммунистов Сербии. Скорее всего его не было, как у нас в советское время при наличии, например, Комартии Украины, давшей миру Первого президента Украины Л.М.Кравчука, Компартии России просто не было.

Каждая республика и каждый автономный край имели свой законодательный орган — трехпалатную скупщину, и свой исполнительный орган — вече, а также органы управления — секретариаты, комитеты и пр. Президиум республик и краев также состоял из Президента, партийного секретаря и определенного количества членов Президиума. И Президент, и Секретарь Союза коммунистов Косово были этническими албанцами. Этнические албанцы доминировали в составе законодательных и исполнительных органов Косово.

Косово имело свой Центральный банк, свою полицию, свою систему образования, в том числе на албанском языке (правда, албанцы были обязаны изучать сербский язык как государственный в СФРЮ, а сербы — албанский), свой университет. Фактически Косово было по своим правам такой же союзной республикой, как, например, Хорватия, и все же был один нюанс. Помните марксистско-ленинскую теорию наций? Так вот, наций в СФРЮ было шесть: боснийцы, македонцы, сербы, словенцы, хорваты, черногорцы. Жившие в СФРЮ албанцы, венгры, румыны, турки, греки и другие народы рассматривались как национальные меньшинства и наций не образовывали. Разница здесь существенная: исторический материализм предусматривал право наций на самоопределение вплоть до отделения и создания собственного государства. Наций, а не национальных меньшинств. И албанцы, и венгры, и румыны, и турки, и греки уже имели свои национальные государства, а два национальных государства для одной нации это уж слишком много.

Экономически Косово всегда было самым отсталым районом Югославии хотя именно на территории Косово активно действовал гигантский горно-химический комбинат «Трепча», который считался крупнейшим свинцово-цинковым производством в Европе. В комбинат входило свыше тридцати предприятий — от шахт и обогатительных фабрик до производства аккумуляторов и золотых слитков. Именно они, а также многочисленные предприятия обслуживающие комбинат, давали работу сотням тысяч жителей Косово. Электроэнергию для населения и промышленности вырабатывали две крупные тепловых электростанции в Обиличе под Приштиной и Газиводская ГЭС в Зубином Потоке. Электроэнергия даже экспортировалась за пределы Косово. Функционировала железная дорога Белград-Скопье, проходящая с севера на юг через все Косово. Сеть шоссейных дорог была довольно развита, учитывая горный характер местности.

В 1976 году при доле населения в 6,7% доля Косово в национальном доходе страны составляла 2,0%, в промышленном производстве 2,3%, в сельскохозяйственном — 3,4%. (БСЭ). Для сравнения возьмем соответствующие цифры для Словении за тот же год: население 8,3%, национальный доход — 16,2%, промышленное производство — 19,5%, сельское хозяйство — 6,8% от общесоюзного (БСЭ). Почувствуйте, как говорится, разницу! И вряд ли стоит в этом винить исторический материализм: только в семидесятые годы правительство СФРЮ целевым назначением дотировало на развитие экономики Косово сотни миллионов долларов ежегодно. Три четверти бюджета края формировалось за счет дотаций из Белграда. Правда, говорят, эти деньги не без участия местных властей, состоящих, кстати, практически полностью из этнических албанцев, уходили на престижные проекты сродни нашему повороту северных рек. Я могу в это поверить, но не хочу быть голословным — эта тема требует специального исследования.

Скорее всего причина отсталости края лежит в относительной отдаленности Косово (по югославским масштабам), отрезанности от морских портов, горном характере территории и неразвитости по этой причине инфраструктуры, слабой кадровой базе — именно в эти годы началась массовая эмиграция из Косово наиболее подготовленного сербского населения, а албанское с трудом преодолевало традиционный патриархальный уклад. Более того, либеральный университет Приштины, где преподавание, естественно, на албанском языке, вело около 250 албанских профессоров, а число студентов достигало 34 000 человек, готовил, в основном специалистов-гуманитариев. Слабо владея сербским языком и не находя работы в крае, многие из них также вынуждены были эмигрировать.

 

Конституция 1989 года

2 января 1944 года Совет Национального освобождения Косово и Метохии в Буянской резолюции вырзил желание присоединить Косово к Албании. Эта резолюция была немедленно отвергнута как Союзом коммунистов Югославии, так и Верховным главнокомандованием Народно-освободительной армии Югославии. В ноябре 1944 года в Косово вспыхнуло восстание сторонников присоединения к Албании, которое было жестоко подавлено по приказу Тито. В июле 1945 года Косово получило статус автономной области в составе Сербии.

Федеральная конституция СФРЮ, принятая в 1946 году, устанавливала Социалистическую автономную область Косово и Метохия, которая управлялась административными органами Социалистической республики Сербия. Тем не менее, Косово имело свой Устав и своих представителей в Палате национальностей. В 1963 году статус Косово был поднят от областного до краевого (покрайна), областной Совет был преобразован в краевую Скупщину (парламент). Косово получило свой Верховный суд.

В 1969 году была принята Конституция Косово. В 1971 году представительство Косово в федеральных органах было уравнено с представительством шести югославских республик, а в 1974 году Косово де-факто получило статус республики. Косово получило также право вето в федеральных органах по всем вопросам, за исключением национальной безопасности федерации, обороны и федеральной собственности. Все вопросы экономического развития, налогообложения, образования и культуры решались на месте. Косово имело свой Национальный банк, уже упомянутый Верховный суд и даже право и обязанность самостоятельной организации обороны Косово в случае войны. Любой закон, касавшийся Сербии, должен был получить предварительное одобрение Скупщины Косово.

Даже слово «Метохия» было в 1974 году убрано из названия края, чтобы не раздражать чувствительных албанцев, кстати, получивших право вывешивать албанский флаг — черный двуглавый орел на красном фоне. Раздражать — потому что «Метохия» это сербское слово, образованное от греческого Metoh, что означает собственность православной церкви. Слово «Косово», тоже сербское и буквально означающее «страна черных дроздов», албанцев раздражало меньше. Правда, албанское написание этого название чуть другое: Kosova. Как много значат нюансы на Балканах!

После смерти Тито ситуация в Косово, начиная с 1981 года, стала выходить из под контроля. Уже при Милошевиче 28 марта 1989 года были внесены поправки в Конституцию Республики Сербия. Приостанавливалось функционирование Исполнительного Совета и Скупщины Косово. Косово передавалось под прямое управление Республики Сербия. 11 июля 1990 года Президиум СФРЮ распустил правительство и парламент Косово. Более того, возвращалось прежнее название: Косово и Метохия.

До ввода войск НАТО оставалось еще почти десять лет.

 

* 5. Косово — албанский вариант

В разделе использованы цифровые и фактические материалы сайтов http://www.alb-net.com и http://www.vukovar.com, статья доктора С.С.Юка «Албанцы в Югославии в свете исторических документов», Нью-Йорк, 1984.

Любителям выхватывать цитаты из контекста: в этой главе и других, ей подобных, излагается не моя точка зрения на историю. Я излагаю видение истории глазами албанцев (здесь) и глазами сербов (ниже)

 

Кое-что о Дарданеллах

Албанская нация является коренной и древнейшей на Балканах в отличие кочевых сербов, появившихся здесь сравнительно недавно и приведенных на Балканы тюрками. Сами албанцы не сомневаются в том, что они являются иллирийцами и прослеживают свою историю на Балканах с бронзового века. Еще в ХIX веке ошибочно считалось, что иллирийцы являются славянским племенем. Говорят, что хорваты, такие же славяне, как и сербы, до сих пор считают себя прямыми потомками иллирийцев. Доказательству не просто родства с иллирийцами, а идентичности с ними, непрерывности развития нации на протяжении тысячелетий, были посвящены усилия десятков, если не сотен албанских ученых: историков, археологов, лингвистов, этимологов, специалистов по фольклору, топонимике и многих других. Большой вклад в исследования этого вопроса внес именно университет Приштины, открытый в 1970 году, т.е. в самый разгар эпохи исторического материализма и подавления малейших проявлений свободомыслия.

Албанские ученые установили, что иллирийцы как этнос сформировались в эпоху неолита, то есть задолго до первого тысячелетия до нашей эры. Открытие Команской археологической культуры в раскопках возле Шурда, Шкодера (Скопье), Букели, а также в южной Албании позволили сделать вывод о том, что эта культура является продолжением иллирийской и была непрерывной с эпохи неолита до средних веков. Всего для подтверждения тезиса о непрерывности нации было проведено свыше двухсот раскопок, в том числе и на территории Косово в районе Приштины, Гильяне и на Дукаджинском плато, которое сербы называют Метохией. Все эти раскопки подтвердили высокое развитие городской культуры албанских племен и размах их расселения, а главное, идентичность методов строительства и применяемых материалов, что, конечно, свидетельствует о непрерывности нации.

Иллирийцы на протяжении многих веков воевали с римлянами, пока, наконец, в 9 году нашей эры не были ими завоеваны и включены в состав Римской империи. При этом албанцы не только служили римлянам и занимали высокие посты в Римской армии, но и дали Римской империи лучших ее императоров: Марк Аврелий Клавдий Второй Готский, разбивший готов у того самого города Ниш, где сегодня находится штаб Третьей югославской армии, Луций Домиций Аврелиан, восстановивший границы Римской империи и отбросивший готов за Дунай, гонитель христиан Диоклетиан и его сподвижник Марк Аврелий Максимиан, а также ряд других выдающихся деятелей — все они были иллирийцами, то есть, албанцами.

Более того, албанцами были и византийские императоры, в том числе, равноапостольный Константин, при котором Византия стала христианской; Юстиний, построивший Собор Святой Софии в Константинополе; Юстиниан, давший миру свод законов — Кодекс Юстиниана. Более того, есть идея, правда, выходящая не из Приштинского университета и пока не получившая широкого распространения, что и сама Византия была основана албанцами.

Албанскими учеными было опровергнуто бытовавшее мнение, что иллирийцы, как и другие племена, были ассимилированы сначала кельтами, а потом и племенами, пришедшими на Балканы в ходе Великого переселения народов. Иллирийцы, оказывается, делились на северных, которые вскоре действительно смешались с кельтами и другими племенами и ассимилировались с ними. Южные же иллирийцы, более многочисленные и хорошо организованные, выжили. Именно о них писал Аппий, который, цитируя в свою очередь греков, сказал, что Иллирия во 2 веке нашей эры простиралась от Адриатического моря до Дуная. Они же упомянуты и у Плиния. Тогдашняя Албания была мощной федерацией со столицей Скодра (нынешний албанский город Шкодер). Одной из провинций Албании тогда была Дардания с центром в нынешней столице Македнии Скопье. Территория Дардании простиралась от Скопье до Ниша, то есть включала в себя нынешнее Косово.

Дардания имела не менее глубокую историю. Именно ее жители основали Трою, воспетую потом Гомером. По их имени назван пролив Дарданеллы. Их деятельность в Малой Азии также находит все больше и больше подтверждений. История Дардании была предметом особого изучения специалистами Приштинского университета.

Помимо археологических доказательств идентичности иллирийцев и албанцев, существуют также лингвистические. Имеется неоспоримая связь между албанским языком и латынью, но не той относительно новой, которую преподавали в Царской России, и которой пользуются медики, а латынью древней, отсутствующей не только в румынском, но и в других романских языках. При этом наиболее хорошо эта связь прослеживается именно в словаре, охватывающем интеллектуальную и духовную сферу. Ученые объясняют эту связь устойчивыми отношениями, существовавшими между Древним Римом и албанцами, жившими на побережье Адриатического моря.

Кроме этого, многие греческие слова, вошедшие в албанский язык, звучат по-древнегречески, а это означает, что албанцы соседствовали с Грецией еще 3 000 лет назад.

Что касается славянизмов, они не оказали никакого влияния на структуру языка. Это доказывает, что заимствование произошло в то время, когда албанский язык уже полностью сформировался. Само собой разумеется, что славянизмы относятся не к высокой духовной сфере, а к грубо-материальной. Так, церковная терминология, католическая и православная, в основном не славянская, а латинская или греческая.

 

Славяне в Албании

Славяне действительно пришли на Балканы в начале VII-го века нашей эры. Двигались они с Урала и от Каспийского моря. Во главе славянских племен находились кочевые тюркские вожди. Общепринято считать, что славяне заселили Дунай, Далмацию и далее расселились до Греции. Однако албанские ученые имеют основание опровергнуть это мнение, по крайней мере, частично. К концу IX века значительные участки албанских земель еще не были колонизованы славянами. Это та самая Дардания (Косово), Эпир и Превалитания. Именно здесь до пресловутого Берлинского договора 1878 года жили албанцы.

Славяне стали заметной силой на Балканах только в Х веке нашей эры. Но это были вовсе не сербы, а болгары. Именно они дали название Белграду. Кстати, те славянские названия, которые заменили собой албанские и римские топонимы тоже являются болгарскими, а не сербскими. Что касается сербов, то о них почти ничего не было известно до 1136 года, когда их простой пастух Тихомир стал Великим Жупаном. Хроники XII века называют сербов малокультурным недисциплинированным народом, который населяет леса и горы и лишь иногда спускается с гор, чтобы пограбить окрестное население.

Сербы стали усиливаться на Балканах только в XIII веке, когда жупан Стефан Симон Неманич стал именовать себя в 1217 году королем. К этому времени сербы оккупировали значительные албанские территории, включая город Печ, где они основали в 1346 году Сербский патриархат. Основная часть Косово к ним еще не попала, но чуть позднее они стали понемногу прибирать ее к рукам.

Однако это сербское королевство не отличалось стабильностью. Об этом говорит и обилие городов, которые они считали своими столицами: Рашка, Приштина, Белград, Крушевац, Смедерево, опять Белград, Призрен, Баньска, Скопье, Прилеп, и опять Смедерево, и еще раз Крушевац, и, наконец Крагуевац. Это свидетельствует о том, что сербы завоевывали города во время набегов, а затем отступали, поскольку не могли защитить их от тех, кому они принадлежали.

Ко времени убийства Стефана Душана в 1355 году Сербская империя включала не только Косово. В нее входила практически вся сегодняшняя территория Албании, Греции, Болгарии и часть Венгрии. Однако, эта империя просуществовала всего девять лет и распалась сразу же после смерти Душана, расколотая несовместимостью своих составных элементов: валахов, греков, албанцев и др.

Ошибочным является также считать Косово колыбелью династии Неманичей, поскольку эта династия возникла за пределами Косово, в Рашке, почти в тридцати километрах от последнего крупного косовского селения — города Лешак. Дополнительным подтверждением тому — названия городов, являвшихся столицами Сербии, подавляющее большинство которых находится далеко от Косово. То есть, употребляемое сербами название Косово «Старая Сербия» не имеет под собой никаких оснований и является сербским мифом.

Косовская битва 1389 года действительно имела место, однако, она была также в значительной степени мифологизирована сербами, а относящиеся к ней факты сильно искажены. Так, в Косовской битве кроме сербов принимала участие целая коалиция балканских народов: албанцы, болгары, валахи греки, а также почти десять тысяч хорватов. Албанцы не только выставили в Косовской битве наибольшее количество воинов, но именно они сражались в самых первых рядах и на самых опасных участках. Битва была проиграна только потому, что Лазар Бранкович, зять князя Лазара Хребляновича, переметнулся на сторону турок вместе со своими воинами в самый разгар битвы.

А вот тщательный анализ героических сербских песен, посвященных Косовской битве, показал, что главный герой этой битвы, имя которого у сербов не сохранилось, был настоящим албанцем. В турецких и других документах были найдены свидетельства случайного прохожего, который запомнил, что имя этого героя было Копал — чисто албанское имя! Затем оно было переделано на сербский манер и стало звучать, как Копилич, а уже в XVIII веке было переделано в Обилич. Отсюда и название крупного сербского селения недалеко от места битвы и от мавзолея султана Мурада — Обилич.

Албанцам, находившимся тогда в пике своего могущества, вообще принадлежит ведущая роль в сопротивлении турецкому нашествию на Балканы. Следует вспомнить хотя бы героического Скандербега! Не случайно Вольтер сказал, что если бы византийские императоры были хоть чуточку похожи на Скандербега, то турок вообще не пустили бы на Балканы. Кстати, сам Скандербег был истовым христианином, католиком. Католиками было и подавляющее большинство албанцев, принявших христианство непосредственно из Рима задолго до появления сербов на Балканах. Навязываемое им византийское православие отвергалось албанцами с негодованием, хотя часть жителей Албании, особенно, в северной ее части, были вынуждены принять православную веру. Православным был и Репош, брат Скандербега, и не просто православным, а монахом в одном из монастырей

Почему же тогда албанцы приняли ислам? Ведь документы говорят о стремительной исламизации края после Косовской битвы. Так, по турецким регистровым книгам уже к 1520 году Косово было на 65% исламским, а города Скопье, Призрен и Печ были исламизированы на 74%, 80% и 90% соответственно. Все очень просто. Турецкое давление на албанцев было самым жестоким именно из-за того, что албанцы были католиками и дольше всех сопротивлялись турецкому нашествию. И если турки довольно терпимо относились к православным, то католики подвергались преследованиям именно по религиозным мотивам. Сами цифры, приведенные выше, говорят только о том, что сербов в Косово никогда не было, ведь Печ — это место расположения их патриархата, центр той самой Метохии.

 

Сербский патриархат и исход сербов

Сербы преувеличивают масштаб и значение православных церквей в Косово. Практически достойны упоминания три сербских православных церковных центра. Во-первых, это Печский Патриархат, основанный в XIII веке и расширенный в XIV веке. Следует признать его значение как религиозного центра, однако, его архитектурные достоинства невелики. Во-вторых, монастырь в Дечани, построенный в 1325-1335 гг. Строил его албанский архитектор-католик из Каттаро (Котор), поэтому этот монастырь отличается своей красотой. В-третьих, Девич монастырь в Дренице, построенный при деспоте Георге Бранковиче, упоминаемый в документах, начиная с 1578 года. Это наименее значительная архитектурная постройка из трех упомянутых.

Сами сербы признают, что все эти монастыри не предназначались для массового духовного окормления прихожан, а были или знаком присутствия на покоренных территориях, или местом уединенного поклонения Богу для братии этого монастыря. Средневековые сербские документы ясно свидетельствуют, что окрестные деревни были населены албанцами, которые всегда помогали поддерживать монастыри в нормальном состоянии. Собственно, если бы не албанцы, эти монастыри были бы давно разрушены. Хранителями монастырей — воеводами, как называли их сербы — на протяжении веков всегда были мусульмане-албанцы. В такие тяжелые моменты истории албанского народа, как после Берлинского конгресса 1878 года или в начале ХХ века, несправедливо обиженные албанцы легко могли сровнять с землей эти монастыри. Они не сделали этого, поскольку албанский Дукаджинский Кодекс («Lek Dukagjini») требовал почтения к церквам независимо от их принадлежности.

«Исходом» сербы называют массовую эмиграцию сербов из Косово во главе с Архиепископом Арсением Третьим Црноевичем после австро-турецкой войны 1690 года. Сербы считают, что эмиграция происходила из района Дукаджинского плато, называемого ими Метохия (Призрен — Джаковица — Печ), Они считают эту эмиграцию, во-первых, подтверждением того, что Косово было в массовом порядке населено сербами, а во-вторых объясняют таким образом, откуда в Косово появились албанцы и албанская топонимика: албанцы-де с согласия братьев по вере — турок захватили города и деревни, оставленные сербами во время исхода. Факты, установленные албанскими учеными, говорят о другом.

Сама эмиграция, вернее, отступление какого-то числа сербов за Дунай, в Венгрию, вместе с австрийской армией, разбитой турками у Скопье, сомнению не подлежит. Однако, масштабы этой эмиграции сильно преувеличены, а районы, из которых уходили сербы, вообще указаны неверно. Приводимое сербами число в 37 000 семей, что при средней численности тогдашних семей дает около 350 тысяч человек, не подтверждено ни одним документом, а основано на вольной интерпертации некоторых слов в церковных хрониках. Профессор Приштинского университета Хадри установил, что число сербов и албанцев, восставших против турок не превышало 20 000 человек, а эмигрировать за Дунай удалось лишь части от этого числа. Выше приводились цифры, свидетельствующие о том, что подавляющее большинство населения в Призрене и Печи было мусульманским еще в 1520 году. Откуда же там взялось столько сербов в году 1690?

 

Берлинский конгресс и нарастание несправедливости

Самым большим врагом албанского народа во все века являлась Россия. Ее империалистические устремления на Балканы требовали создания сети опорных пунктов из местных коллаборционистов, и она находила их в Болгарии и Сербии, раздувая таким образом взаимную вражду на Балканах, и в первую очередь вражду к великому албанскому народу. Если бы не было вмешательства России, ни одна нация на Балканах, кроме албанской, не смогла бы образовать национальное государство.

Поэтому особое беспокойство албанцев вызвал Сан-Стефанский мирный договор 1878 года и создание несоразмерно большого Болгарского государства. Следует отметить, что сами болгары не очень-то и заботились о собственной государственности: с тех пор как болгары потеряли независимость в 1330 году, на Балканах не отмечалось какого-либо серьезного роста болгарского самосознания, а также болгарских восстаний. Для противодействия смертельной угрозе был создан Le Comite central pour la defense des droits de la nation albanaise, Центральный Комитет по защите албанской нации — так в тексте С.С.Юка. Однако, последовавший затем Берлинский конгресс и подписанный на нем мирный договор полностью проигнорировали национальные интересы албанского народа, а его неотъемлемые права были грубо нарушены великими державами, которые пошли на поводу у России и Австрии.

Более того, канцлер Германии Бисмарк унизил весь албанский народ, заявив, что «Албания — это не более, чем географическое понятие; албанской нации не существует». Конгресс провозгласил Сербское королевство. Мусульманская Босния по договору отошла к Австрии, а Сербия и Черногория получили территории, население которых было исключительно албанским, включая Косово — один из четырех албанских вилайетов. Как только сербы вошли на эти территории, местное население вынуждено было оставить свои дома. Число албанских беженцев при этом составило около 300 000 человек.

Черногория получила выход к морю, заняв албанский Тивар и Ульчин. Вообще, по решениям Берлинского конгресса территория Черногории удваивалась. Она получила Подгорицу, Шпузу, Хоти, Груду и Трепши — издавна бывшие албанскими крепостями. Сербия же, в компенсацию за отсутствие выхода к морю, получила территории с преимущественно албанским населением: Куршумлию, Лесковац, Вранью и Ниш. В целом, на Берлинском конгрессе Албания была представлена как пособница Турции, а Албанская Лига (Призренская Лига) как инспирированная турками. Шовинистическое славянское православие было отождествлено с христианством, а албанцы, наоборот, названы мусульманскими фанатиками.

Тем не менее, плохо вооруженные и необученные войска Лиги сразу же после ухода турок, заняли порта Ульчин и героически защищали его в течение нескольких месяцев против объединенных сил великих держав и Турции. Только после прибытия восемнадцати военных кораблей союзного флота и восьми турецких батальонов защитники Ульчина вынуждены были сложить оружие и сдались турецким войскам. Албанцы поняли тогда, что справедливости от Европы им ждать не приходится, и это только увеличило их ненависть к славянам.

Россия немедленно воспользовалась результатами несправедливого Берлинского конгресса. Ее священники появились в сербских монастырях, в первую очередь в Косово, неся с собой ненавистное православие и насаждая сербские мифы и легенды. В массовом порядке стали открываться школы — рассадники славянской пропаганды. Мусульмане при этом изображались отсталым народом. Цель всех этих мероприятий была очевидной: колонизовать Косово, где сербы всегда имели незначительное население.

Чтобы хоть как-то зафиксировать собственную территорию, Лига Призрени обратилась к туркам с просьбой объединить четыре албанских вилайета в один. Просьба не была удовлетворена, и Албания начала воруженную борьбу за свои национальные права под руководством героического вождя албанского народа, уроженца Косово Исы Болетини. Сражения проходили на територии Косово, которое таким образом стало колыбелью борьбы за независимость и обрело особое значение в качестве национального символа албанского народа.

Когда албанцы захватили в 1912 году Шкуп (Скопье), турки были вынуждены запросить о перемирии и предоставили албанцам автономию, объединив вилайеты Шкодра, Янина, Косово и часть Монастира. В результате громкой победы албанского народа правительство младотурков было свергнуто.

Во время Балканских войн 1912-1913 гг. сербские и черногорские войска вели безжалостное истребление мирного албанского населения. Именно ими были построены первые крематории, в которых заживо сжигали сотни женщин и детей. Этот факт, кстати, подтверждают сами сербы.

В 1913 году великие державы, собравшись в Лондоне, признали, наконец, независимость Албании и определили ее границы. Албания была унижена еще раз. Ее исторические места, составляющие предмет национальной гордости — Янина, Арта, Превеза — были отданы грекам, которые немедленно начали истреблять там албанское население. Сотни тысяч албанцев были насильно выгнаны в Турцию. Тех, кто определял границы Албании, совершенно не беспокоил вопрос ее выживания. Наиболее плодородные и богатые полезными ископаемыми земли с населением, составлявшим две трети населения Албании, остались за пределами ее границ. Не были приняты во внимание ни экономические, ни исторические, ни географические, ни наконец, моральные соображения.

Во время Первой мировой войны Албания поддерживала нейтралитет, что не помешало сербам, грекам и итальянцам оккупировать ее территорию и продолжить истребление населения.

 

Косово в период между Первой и Второй мировой войной

Период между двумя войнами было временем глубочайших страданий албанского народа в Косово. Те немногие албанские школы, что были разрешены турками, были закрыты югославским правительством. К бедному албанскому населению применялись все виды давления, чтобы вынудить его к эмиграции. В соответствии с так называемой аграрной реформой албанцев лишали их земель, и на этих землях селились сербы и черногорцы.

Широкую известность получил так называемый Меморандум Кубриловича, направленный доктором Васо Кубриловичем правительству Королевства Югославия и описывавший методы, которые должны были применяться для вытеснения албанцев из Косово. В меморандуме говорится о необходимости пропагандировать албанцам преимущества жизни в Турции; не признавать документы, подтверждающие их права на землю; беспощадно взимать с них налоги и недоимки; аннулировать патенты на занятия ремеслами; увольнять их из государственных, частных и местных учреждений; разрушать их кладбища и преследовать их религиозных деятелей; провоцировать и поощрять конфликты между албанцами и черногорцами, представляя их как межклановую рознь или конфликты на хозяйственной почве. Особая роль в процессе колонизации должна отводиться полиции. Поселенцы должны быть черногорцами, которые по своему высокомерию и безжалостности больше всего подходят для вытеснения албанцев.

Несмотря на отчаянное сопротивление албанского населения Косово, югославское правительство согласовало с турецким правительством планы полного выселения албанцев из Косово. И только начавшаяся Вторая мировая война помешала осуществлению этих людоедских планов.

 

Вторая мировая война и последующие события

После капитуляции Югославии в 1941 году, косовские албанцы на какое-то время вздохнули свободно. Косово, за исключением некоторых районов, отошедших к Болгарии, воссоединилось, наконец, с Албанией. Открылись албанские школы, начали печататься на родном языке книги и газеты, начало свои передачи албанское радио. Однако, эта радость продолжалась недолго.

Албанские школы в Косово, открытые при немцах, не были закрыты югославами, однако, их положение постоянно ухудшалось из-за отсутствия правительственной поддержки. А главное, албанцы, история которых простиралась на многие тысячелетия, и которые дали миру его наиболее выдающихся деятелей, даже не рассматривались в качестве полноценной нации, а получили унизительный статус «национального меньшинства». Хотя албанское население Югославии было значительно больше, чем население той же Македонии, македонский язык был официальным языком Югославии, а албанскому в таком статусе было отказано.

Вскоре албанцы стали преследоваться органами государственной безопасности Югославии и подвергаться дискриминации во всех сферах жизни. Возобновилась и колонизация албанских земель сербами и черногорцами. Около 200 тысяч косоваров вынуждены были эмигрировать. Интеллектуальная элита подвергалась арестам и длительным тюремным заключениям. Более, чем характерен пример Адама Демачи, блестящего албанского писателя, который был безосновательно приговорен к двадцати годам тюремного заключения.

В 1966 году Тито внезапно понял, что интересы косовских албанцев грубо нарушались его режимом. Частично было признаны некоторые преступления против албанского народа, однако, ответственными за эти преступления был назван политический противник Тито, уже разоблаченный к этому времени Ранкович и его агенты. После ряда массовых демонстраций и восстаний в Косово, югославская конституция была изменена, и косовским албанцам были предоставлены некоторые права, уравнявшие их с другими народами Югославии, но главного так и не произошло: албанцы по-прежнему рассматривались не как нация, а как национальное меньшинство.

Внешне ситуация вроде улучшилась. Был основан Приштинский университет, вновь открыт Институт албанологии. Но в действительности дискриминация продолжалась прежними темпами. В середине семидесятых годов были сокращены курсы албанского языка, албанской литературы и албанской истории. Продолжались и аресты лучших сынов и дочерей албанского народа. Ухудшалось и экономическое положение Косово. Богатейшие запасы благородных и цветных металлов вывозились из Косово, не принося ничего косоварам. Косовская пшеница и мясо, электроэнергия и лес также уходили за пределы Косово.

В 1981 году косовары подняли восстание и сформировали свое правительство, поставившее целью полную независимость Косово и восстановление косовской государственности. В условиях террора, царившего в Косово, правительство вынуждено было уйти в подполье. С 1996 года началась вооруженная борьба против античеловечного режима Милошевича, а в 1999 году Освободительная Армия Косово с помощью своих союзников, армии США и НАТО, полностью освободило Косово от сербских захватчиков.

 

* 6. Косово: сербский вариант

(В этом разделе использованы цифровые и фактические материалы сайтов http://www.serbia-info.com, http://www.balkanpeace.org, http://www.serbia.sr.gov.yu/enc/history.html, http://www.decani.yunet.com, а также работы Душана Т.Батаковича «Косовские хроники» и Карла К.Савича «Косовский кризис: причины и история»)

В отличие от албанцев, сербы не прослеживают свою историю до эпохи неолита и не претендуют на то, чтобы считать своими согражданами, например, Александра Македонского или апостола Павла. В проведении и интерпретировании раскопок, в поисках доказательств особой миссии своего народа они тоже, кажется, значительно отстают от албанцев, особенно после 1945 года, да и вообще после Вука Стефановича Караджича (Вук Стефанович Караджич (1787-1864) — выдающийся деятель сербского национального возрождения, историк, этнограф и филолог, создатель современного литературного сербско-хорватского языка. Его портрет висит в каждой сербской школе). Причин этому, как минимум две.

Первая причина — тот самый пролетарский интернационализм, который резко осуждает национальную замкнутость и ограниченность, идеи национального превосходства и национальной исключительности. Сербы, являясь фактически основным государствообразующим народом Югославии, не могли подавать своим братьям дурной пример, копаясь в своем прошлом и выискивая там все новые и новые подтверждения своего благородного происхождения.

Вторая причина более прозаическая. Строя единое югославское государство, Иосип Броз Тито больше всего опасался возрождения сербского великодержавного шовинизма. Поэтому он не только не поощрял, но и жестоко подавлял любые поползновения сербских ученых или политиков в этом направлении. Сейчас, правда, многие относят эту часть его политики на тот счет, что сам Тито по национальности был хорватом и к сербам относился, мягко говоря, без особой любови. Но это вряд ли — не тот масштаб. Хотя, поощрение расцвета албанологии было явно налицо, что бы ни говорили об этом сами албанцы. Тем не менее, сербы трактуют и собственную историю, и историю Балкан, и историю Косово немного по-другому, чем это было представлено выше в ее албанской интерпретации.

Сербы считают, что и сербская нация и сербское государство обязаны своим существованием именно Косово. Косово для сербов это не просто территория, сохранившая памятники сербской культуры и сербской истории, не просто символ независимости сербского народа. Косово — это сущность национальной самоидентификации сербов, сформировавшаяся на протяжении веков сверхчувственная категория, присутствующая глубоко в сознании и подсознании каждого серба и позволяющая ему ощущать себя именно сербом. Косово — это сербский Иерусалим.

 

Славяне на Балканах

Славяне стали появляться на Балканах в VI веке нашей эры. Сербы составляли тогда часть славянских племен, расселившихся по Центральной Европе. После сражения у Фессалоник (нынешние греческие Салоники) славяне стали селиться в Превалитании и к северу от реки Шкумби. К середине VII века сербы стали перемещаться от побережья внутрь Черногории и в Северную Албанию. Сербы были земледельцами и продвигались по речным долинам и равнинам, практически малонаселенным в ту пору, поскольку местное население было в основной массе скотоводческим и селилось выше в горах, выпасая скот на горных лугах. К XI веку практически все земли, пригодные к распашке, в нынешней Северной Албании и в районе Косово были заняты славянами.

Первоначальным центром сербского населения на Балканах был район Рашка, однако, к концу XII века сербы продвинулись на юг и расселились по всему Косово. В 1166 году возникла династия Неманичей, представленная сначала Тихомиром, а затем его братом Стефаном. Сербская империя, возглавляемая династией Неманичей, превратила Косово и Метохию в политический, культурный и религиозный центр сербского народа и государства. Династия просуществовала более двухсот лет и прекратилась лишь в 1371 году в результате турецкого нашествия.

В 1217 году Стефан Неманич получил согласие Папы Римского на коронацию и стал первым сербским королем. В 1219 году Сербская православная церковь стала автокефальной, то есть получила право самостоятельно формировать свою иерархию — поставлять священников, епископов и митрополитов. Русская православная церковь сподобилась такой чести лишь в 1589 году при сыне Ивана Грозного царе Федоре Иоанновиче, благодаря усилиям Бориса Годунова. Большая заслуга в получении сербскою церковью независимости принадлежит Святому Савве, младшему сыну Стефана Неманича, в крещении Растько, который семнадцатилетним юношей отправился на святую гору Афон и принял там постриг. Местом пребывания Патриарха Сербского, его кафедральным собором, стал собор Святых Апостолов в православном монастыре в городе Печ в Косово. Подробное Житие святого Саввы Сербского можно найти в издании «Жития святых, на русском языке изложенныя по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского», Москва, Синодальная типография, 1904, стр. 343-380. Русская православная церковь чтит память святого Саввы Сербского 12 (25) января.

Вокруг этого собора стали строиться другие храмы, монастырь расширялся и рос. Сербские правители делали вклады и в другие монастыри и церкви, находившиеся на территории Косово, наделяя их плодородными землями в районе Печ, Призрен, Джаковица, Приштина, Митровица, отчего вся эта территория стала называться Метохией от греческого слова metoh, означающего «церковные земли». В монастырях и церквах Метохии формировался духовный облик сербской нации. Монастыри являлись центром образования и культуры. Здесь хранились литургические и теоретические работы самых выдающихся византийских авторов, собирались материалы и проповедался культ местных сербских святых. Особые связи у монастырей Метохии были установлены со Святой горой Афон — традиция, поддерживаемая со времен святого Саввы, много сил отдавшего устроению Хиландарского монастыря на Афоне.

Вернемся к династии. Сыновья Стефана Неманича Первовенчанного — Радослав, Владислав и Урош Первый — обеспечили стабильность сербского государства, хотя им пришлось балансировать между могучими соседями: Византией, Болгарией и Венгрией. Сын Уроша Первого, Драгутин, женился на дочери венгерского короля, и когда Драгутин передал трон своему младшему брату Милутину, венгерский король Ладислав IV наделил его землями в Северной Боснии в районе Срем и Мацва, а также районом Белграда. Сам Драгутин смог завоевать земли на нынешнем северо-востоке Сербии.

Милутин был настоящим королем: умный, уверенный в себе, привлекательный внешне. Он был хорошим дипломатом и использовал свое обаяние для династических браков. Женат он был пять раз (!), и женами его были венгерские, болгарские и даже византийские принцесы. Несмотря на свою не вполне целомудренную жизнь, Король Милутин был причислен к лику святых. Его наследником стал сын, Стефан Дечанский, который приумножил территорию Сербии, раздвинул ее границы на восток, получив Ниш с окрестностями, и на юг, вступив в пределы Македонии.

Во времена сербской империи ее короли и знать построили в Косово и Метохии многие десятки монастырей и церквей. Король Милутин Неманович основал в 1321 году монастырь в Грачанице рядом с Приштиной, один из наиболее великолепных памятников средневекового искусства на Балканах. При нем же был значительно расширен Хиландарский монастырь на Святой горе Афон и построен храм Святого Архангела в Иерусалиме. К наиболее значительным памятникам средневековья относится Дечанский монастырь рядом с городом Печ, построенный сыном Милутина Стефаном Урошем Третьим Дечанским, тоже ставшим православным святым. Фрески Дечанского монастыря, созданные в XIV веке, являются шедевром мировой живописи. Подтверждением богатства и могущества Сербского государства начала XIV века были монастырь Баньска около Звечана и монастырь Льевиской Богоматери в Призрене, который был позже разрушен турками. В XVI веке была также разрушена красивейшая церковь Святых Архангелов в ущелье реки Бистрица возле Призрена, построенная еще Стефаном Душаном. Кстати, тому же Баньскому монастырю принадлежало 83 окрестных села, а церкви Святых Архангелов — 77 сел.

Монастырские хроники свидетельствуют о преимущественно сербском населении Косово и Метохии. Так, Дечанская Хартия 1330 года указывает, что в сегодняшней Северной Албании из 89 поселений лишь три были собственно албанскими. Из 2166 земледельческих и 2 666 скотоводческих хозяйств только 44 зарегистрированы как албанские. Неславянское население составляло в XIV веке не более 2% всего населения Косово и Метохии. Только с XV века начинает ощущаться некоторое присутствие албанских хозяйств в земледельческой части Метохии.

Албанцы впервые упомянуты в письменных источниках лишь в 1043 году, когда о них говорилось как о воинах византийской армии. Вообще, ученые считают, что хотя название ‘Албания’ и сохранилось в веках, это не означает что сохранилась и этническая преемственность народов, ее населявших. Тем более, что албанцы сами себя албанцами не называют: они шиптары, свою страну они называют Шиперия, а язык — шипским. Доказательства непрерывности албанской нации от иллирийцев неубедительны. Это же касается и Дарданиев, которые жили в Косово до прихода сербов и которых албанские ученые относят к иллирийцам, то есть, к албанцам, хотя скорее всего они были фракийцами.

Сербские же ученые считают, что массовое появление албанцев в Косово следует вообще относить только к XVII веку, то есть через много веков после прихода сюда сербов. Распространение албанцев в Косово стало возможным лишь после Великого Исхода сербов из Косово и Метохии в 1690 году. Захват покинутых сербских земель албанцами происходил под прикрытием Османской империи, после того, как албанцы в массовом порядке стали переходить в ислам.

 

Османское иго

Вторжение турок в пределы Сербской империи отсчитывается от битвы 1371 года при Марице. Саму империю к этому времени раздирали внутренние противоречия и она управлялась местными князьями, соперничающими, а иногда и враждующими друг с другом. Нам это до боли знакомо по собственной истории: феодальная раздробленность Руси накануне вторжения татар, битва при Калке 1223 года, трагедия 1237-1242 гг. Однако, если битва на Куликовом Поле 1380 года знаменовала собой возрождение русского национального самосознания, а единство, скрепленное кровью на поле битвы, развилось в дальнейшем в единство русского государства, то битва на Косовом Поле, произошедшая всего на девять лет позже, в 1389 году, поставила крест, вернее, полумесяц, на государственных устремлениях сербского народа. Развитие сербской нации было приостановлено почти на пять веков.

Накануне Косовской битвы 1389 года северная часть Косово была в руках князя Лазара Хребельяновича; Метохия частично принадлежала его двоюродному брату Вуку Бранковичу. Ближайшим союзником Лазара был боснийский король Твертко Первый Котроманич, принадлежавший к династии Неманичей. 28 июня 1389 года (по новому стилю) в день святого Вита, Видов день, армия Лазара, Вука Бранковича и Твертко Первого сошлась на Косовом Поле с армией эмира Мурада. Двенадцать отважных сербских воинов во главе с Милошем Обиличем пробились через турецкие ряды к шатру эмира Мурада и закололи его прямо в шатре. Мавзолей эмира Мурада находится слева от дороги Приштина — Косовская Митровица на окраине города Обилич. Во время битвы погиб и князь Лазар.

С чисто военной точки зрения битва не принесла победы ни одной стороне. Эмиссары Твертко Первого даже разнесли по всей Европе весть о том, что христианская армия разбила неверных турок. Тем не менее, разброд и шатания в среде князей и князьков, оставшихся после Лазара, привели к тому, что они запросили пощады и объявили себя вассалами турецкого султана. Вук Бранкович, которого народная молва считает предателем и главным виновником поражения в Косовской битве, сопротивлялся дольше всех, но и он в 1392 году стал турецким вассалом. Тем не менее, его земли были конфискованы султаном и переданы князю Стефану Лазаревичу, сыну князя Лазара.

Стефан продолжил дело своего отца. Он сумел получить в Константинополе титул деспота, вернул себе все отцовские земли, стал постепенно вести экономическую консолидацию Сербии и даже занимался законотворчеством. В 1448 году при наследнике Стефана, его племяннике Джураде Бранковиче, произошло второе Косовское сражение, в котором войска под руководством Яноша Хуньяди, отца будущего короля Венгрии Матиаша Хуньяди, потерпели поражение от армии Мурада Второго. Косово и Метохия были полностью потеряны для сербов.

После падения Константинополя в 1453 году, войска Мехмета Второго Завоевателя обрушились на Сербию. В 1455 году пало Ново Брдо, а в 1459 и новая столица Сербии Смедерево. Началась массовая миграция сербов из оккупированных районов за Дунай, в Венгрию и Трансильванию.

Сербы как православные христиане стали в Османской империи гражданами второго сорта. Лишенные земель, они не только должны были отрабатывать повинности и платить натуральные и денежные налоги, но также отдавать своих наиболее здоровых мальчиков в Турцию, где их заставляли принять ислам и они становились янычарами. Тем не менее, этническая картина Косово и Метохии в XIV и XV веках изменилась не очень сильно. Турецкое присутствие ощущалось лишь в городах, где турки служили в местной администрации и воинских гарнизонах. Население Косово и Метохии, получившей название вилайет Вук по имени Вука Бранковича, составляло тогда около 75 тысяч человек и жило в 590 селах. Реестры вилайета ясно показывают разницу в именах сербского и албанского населения, а также пришлых болгар, армян и греков. С середины XV века на границах Косово и Метохии в тех селах, которые ранее были чисто сербскими, появляются албанские имена. Скорее всего, это происходило потому, что земли беженцев пустовали и захватывались наиболее подвижным элементом — скотоводческим албанским населением. Тем не менее, плотность албанского населения оставалась невысокой.

Анализ поселений в санджаке Вучитрн (район Приштина — Косовска Митровица) показывает, что в 1487 году христианские хозяйства доминировали: из 16 729 хозяйств только 117 принадлежали мусульманам, в том числе 94 в самой Приштине. В районе Печ было зарегистрировано 33 мусульманских и 121 христианских хозяйства. По турецким источникам и в 1525-1535 гг. только 700 хозяйств из 19 614 в Вучитрне были мусульманскими. В Призрене эта цифра составляла 359 хозяйств (2% общей суммы). И только южнее Джаковицы албанское население становится преобладающим.

Трагическая судьба постигла церкви и монастыри Косово и Метохии. Если во время расцвета Сербской империи число церквей, часовен и других мест поклонения достигало 1300, то к XVI веку их осталось не более четырнадцати. Церкви разрушались или превращались в мечети. Службу вели лишь монастырь в Грачанице и Дечанский монастырь, но и их владения были очень сильно урезаны. Печский патриархат был ликвидирован в 1459 году и Сербская церковь вошла в греческое Охридское архиепископство. Лишь через сто лет, в 1559 году стараниями Великого визиря Мехмед-паши Соколлу, серба по происхождению, Печский патриархат был вновь восстановлен.

Возрождение Сербской православной церкви означало возврат утраченного духовного центра сербской нации. Церковные епархии стали возникать на территории, превышающей размеры империи Неманичей. Широкое распространение стал получать культ Святого Саввы, строителя сербской церкви и одного из ее первых святых. Развивался фольклор — предания, легенды, песни, сказания сохраняли и развивали память о героическом прошлом нации, поддерживали связь поколений и пробуждали надежду на будущее освобождение.

В этот период православная церковь стала хранительницей души и духа нации. Печский патриархат являлся символом Сербии, символом ее единства и грядущего возрождения, источником национального чувства и источником энергии, позволившей сохранить национальную самоидентификацию сербского народа. Духовный подъем находил материальное выражение в восстановлении утраченных церквей: около двадцати церквей было восстановлено в Косово и Метохии в сравнительно короткий срок. Было учреждено несколько типографий, печатающих церковную литературу, в том числе, самая большая в Грачанице. Патриархи и епископы фактически выполняли роль не только церковных, но и светских правителей сербского народа.

 

Великий исход

В 1688 году Австрийская армия вступила на территорию Сербии. Благодаря поддержке восставших сербов, австрийские войска взяли Ниш и подошли к Скопье. В Скопье свирепствовала чума, и город был сожжен. Армия отступила к Призрени. Там к ней присоединился 20-тысячный корпус сербской милиции. Однако, вскоре главнокомандующий австрийской армией Пикколомини умер от чумы, а его преемники не смогли удержать армию от мародерства в окрестных селах. Патриарх Арсение Третий Црноевич попытался достичь соглашения с австрийскими генералами, но успеха не имел. Ситуацией не преминул воспользоваться Великий визирь Мустафа-паша Копорилли, албанец по происхождению, который с помощью крымских татар и своих соотечественников-албанцев, принявших ислам, нанес в январе 1690 года решающее поражение австрийской армии под Качаником.

Кровавые карательные акции турок против сербских городов и деревень длились три месяца. Более всего пострадали Призрен, Печ, Приштина, Вучитрн и Митровица. Были разграблены и разрушены сербские церкви и монастыри. Албанский клан Гаши разграбил Дечанский монастырь, при этом настоятель монастыря был зверски убит. Спасаясь от гибели, жители Косово бежали на север, на реку Сава и к Белграду. Как показали последующие реестры, число сербов, платящих туркам налоги, сократилось в этих местностях в восемь раз.

Патриарх Арсение получил разрешение австрийского императора Леопольда Первого расселить сербских беженцев на территории Австро-Венгерской империи — в южной Венгрии — с оговоркой об их особом политическом и религиозном статусе. Десятки тысяч беженцев из Косово нашли приют в этих местах. За Дунаем стали возникать православные церкви, и им давали имена в честь покинутых и разрушенных в Косово. Сербские монастырские хроники называют этот период Великим Исходом (Велика Сеоба) и оценивают число покинувших Косово в 37 000 семей.
Правда, ряд проалбанских историков оспаривает это число и приводит цифру в 30 000 человек, которая относится, скорее всего, к числу беженцев, поселившихся в Венгрии. Тем не менее, демографический эффект исхода был более, чем ощутимым. Не случайно, сербские историки называют Великий Исход поворотным пунктом в истории Косово и Метохии. Физическое истребление населения, беженцы, разграбление и разрушение монастырей, гибель священников и монахов привели к опустошению целых районов. Сербы в Косово и Метохии были поставлены на грань выживания.

Этим немедленно воспользовались албанские горцы. Под прикрытием турецкой армии, они захватывали покинутые земли и горнопромышленные центры Косово и Метохии. Все большее число албанцев стало принимать ислам, получая таким образом легальные права на захваченную сербскую собственность. Местная военная и гражданская администрация стала пополняться исламизированными албанцами. Началась албанская колонизация Косово и Метохии, продолжавшаяся около ста лет. Каждое восстание сербов против невыносимых условий жизни заканчивалось тем же: кровавое подавление, изгнание населения, захват земель и собственности. Некоторые сербы предпочитали восстаниям другой путь — они тоже принимали ислам. Так появились арнауты и горане, исламизированные и албанизированные сербы.

 

Сербия в борьбе за независимость

Убийство янычарами в январе 1804 года семидесяти лучших сынов сербского народа привело к массовому вооруженному выступлению сербов под руководством Карагеоргия. Началось Первое сербское восстание. В битвах при Иванковаце и на Мишаре повстанцы разгромили турецкие войска, а в начале 1807 года заняли Белград и Шабац. Начавшаяся русско-турецкая война позволила сербам поставить вопрос о полной независимости, которая, однако, достигнута не была. По мирному договору 1812 года Сербия получала автономию внутри Османской империи. Но в 1813 году турки вновь напали на Сербию и восстановили прежние порядки. Борьба продолжалась до 1830 года. Адрианопольский мирный договор 1929 года между Россией и Турцией вновь подтвердил автономию Сербии. Тем не менее, границы, установленные турками для автономного Сербского княжества, не включали ни Рашку, ни Косово и Метохию, ни северную Македонию. В отличие от новой, автономной Сербии эти земли с легкой руки Вука Стефановича Караджича стали называться Старой Сербией.

К этому времени этнические албанцы, которые в большинстве своем исповедовали ислам, стали основным инструментом турецкой политики подавления освободительного движения не только в Косово, но и в целом на Балканах. Косово традиционно управлялось местными пашами албанского происхождения. Опасаясь, что распространение революционного брожения на Косово лишит их власти, они стали самыми яростными защитниками целостности Османской империи. В 30-40-х годах отмечались даже столкновения с турецкими войсками этих албанских пашей, недовольных вынужденными реформами султана. Внутри же Косово они продолжали политику репрессий и захватов, поощряя убийства и насилия, поджоги и погромы.

Своего пика погромы достигли в период Крымской войны 1853-1856 гг. Игумен Дечанского монастыря Серафим Ристич документально зафиксировал в своей книге «Плач Старой Сербии» (1864) сотни случаев убийства и насилия против сербов, называя имена преступников, имена жертв и тип преступлений: грабежи, убийства, поджоги, осквернение церквей, захват земель, домов и угон скота, изнасилования сербских женщин и детей, насилия над монахами и священнослужителями. И турки, и этнические албанцы рассматривали надругательства над сербами как наказание им за неверие в правильного Бога, как деяния, угодные Аллаху. Каждый молодой албанец должен был совершить подобный акт, чтобы выполнить свой религиозный долг и получить признание своего клана. Сербы же не имели возможности даже защитить себя: как не-мусульмане они не имели права носить или хранить оружие.

Накануне Берлинского конгресса 1878 года в Призрене была создана Албанская лига, которая призвала к сохранению Османской империи в ее довоенных границах, а также к предоставлению автономии четырем вилайетам (Косово, Скутари, Янина и Монастир) в рамках Османской империи. На этот период доля албанского населения в четырех указанных вилайетах не превышала 44%. Пришедший к власти в Стамбуле султан Абдулхамид Второй поддержал проимперские и происламские требования Призренской Лиги. Однако, когда радикальные элементы внутри Лиги, недовольные результатами Берлинского конгресса, попытались не только поставить вопрос о полной независимости Албании, но и добиваться ее силой оружия, турки немедленно пресекли все эти попытки. Тем не менее, Абдулхамид Второй продолжал использовать албанские племена в качестве жандармов против балканских национальных движений, предоставляя наиболее отличившимся налоговые льготы, освобождения от обязательной службы в армии, выводя их из подчинения местным властям. Безнаказанность любых преступлений против сербов способствовала развитию у косовских албанцев чувства национального превосходства.

Берлинский конгресс 1878 года привел к уменьшению влияния России на Балканах. Этому способствовала также проавстрийская политика правителя автономной Сербии Милана Обреновича, который провозгласил себя в 1882 сербским королем, однако, мало что мог сделать для улучшения судьбы населения Старой Сербии. И хотя в 1889 году в Приштине было открыто сербское консульство, ни один консул не имел возможности до 1905 года даже посетить какой-либо город за пределами Приштины, а первый сербский консул вообще был убит прямо на улице Приштины. Только за десять лет — с 1880 по 1889 гг — еще 60 тысяч сербов покинули Косово.

Приход в мае 1903 года к власти в Белграде Петара Караджорджевича изменил ориентацию сербской внешней политики в пользу России. Однако, опять в судьбе косовских сербов мало что изменилось. В 1905 году из 281 случая насилия против сербского населения 65 были убийствами, причем, на одной сербской свадьбе ворвавшиеся албанцы убили сразу девять человек. Во второй половине 1911 года было зарегистрировано 35 поджогов, 41 бандитское нападение, 35 убийств, 53 случая вымогательств, 58 вооруженных разбоев. Продолжался исход сербов с территории Старой Сербии. Тем не менее, сербы в 1912 году продолжали составлять половину ее населения.

Когда этнические албанцы подняли восстание против младотурок, правительства Сербии и Черногории пришли к ним на помощь. Они приняли значительное число албанских беженцев, снабжали восставших оружием и продовольствием. Однако, это не изменило ненависти к сербам, глубоко укоренившейся в сознании албанцев. Физическое выживание православных на Балканах могло быть обеспечено только силой оружия. В 1912 году Сербия, Черногория, Болгария и Греция объявили войну туркам. Предполагалось, что албанцы присоединяться к этой справедливой войне, но они предпочли с оружием в руках защищать целостность Османской империи.

Движимая чувством выполнения исторической миссии освобождения Косово, сербская 3-я Армия практически без боев прошла Косово и в районе Джаковицы встретилась с черногорской армией, занявшей Печ и Дечани. Вскоре в Грачанице был отслужен молебен в память героев битвы на Косовом Поле. Лидеры албанцев отвели свои вооруженные силы из Косово на территорию Албании и при поддержке Австро-Венгрии, заинтересованной в создании противовеса сербскому влиянию в регионе, объявили о независимости Албании.

 

Первая мировая война и ее последствия

Первая мировая война помешала созданию эффективного сербского руководства в Косово и не дала возможности создать союз между двумя родственными государствами — Сербией и Черногорией. В Албании шла гражданская война. Австро-Венгрия не оставляла попытки направить усилия албанцев на реализацию планов Великой Албании. Летом 1914 года Сербия поддержала приход к власти в Албании Эссада-паши Топфани и подписала с ним договор о союзе и военном сотрудничестве. В соответствии с духом и буквой договора сербские войска вошли в Северную Албанию для помощи правительству Топфани. Однако, вследствие совместного австро-венгерского, германского и болгарского наступления сербские войска потерпели поражение. По ряду причин было принято трагическое решение отступать в направлении союзных войск, занимавших порты на албанском побережье Адриатики. В ходе этого отступления сербская армия потеряла около 70 тысяч солдат и офицеров. Часть армии и примкнувших к ней гражданских беженцев все-таки достигли побережья и были вывезены в Корфу и Бизерту.

Косово и Метохия были освобождены союзными войсками осенью 1918 года. Власть была передана сербской администрации. В 1921 году великими державами была подтверждена независимость Албании, а в 1926 году установлена ее граница с Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев. Чтобы предотвратить вторжение со стороны Албании, где формировались комитеты по созданию Великой Албании, сербские войска заняли приграничные районы.

Послевоенное развитие характеризовалось попытками Италии установить свой контроль над регионом. В Албании было посажено марионеточное проитальянское правительство, а сама Албания рассматривалась как плацдарм для экспансии на Балканы. В этих условиях Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1931 — Королевство Югославия) вынуждено было принимать меры по обеспечению собственных интересов.

В числе этих мероприятий были ликвидация феодальных отношений, проведение аграрной реформы и восстановление этнического равновесия в Косово. В 1919 году было отменено крепостничество, а крепостные крестьяне были объявлены владельцами земель, которые они обрабатывали. Впервые за сотни лет местные сербские и бедные албанские семьи получили землю в собственность. Проводилось организованное переселение на пустующие земли сербских крестьян из Черногории, Боснии, а также из хорватской Войны Краины. Им же предоставлялись земли, принадлежавшие бежавшим хозяевам, а также земли тех албанцев, которые раньше самовольно их захватывали у тех же сербов и не могли поэтому документально подтвердить свои права собственников. Надо признать, что в ходе аграрной реформы королевским правительством было допущено много ошибок и нарушений закона. За два цикла переселения (1922-1929 и 1933-1938 гг.) было наделено землей 10 877 семей или около 60 тысяч человек. Им было передано 120 672 гектара, то есть, 15,3 % всех земель. Запланированные под переселенцев дополнительные 99 327 гектаров так и остались неиспользованными.

В 1918 — 1923 гг на территории Косово действовали банды качак, вдохновляемые и снабжаемые из Албании. Движение качак не являлось новым: оно действовало и при турках, а его целью было присоединение Косово и Метохии к Албании. Террористы убивали представителей власти, полицейских, священников и учителей, грабили и поджигали дома и хозяйственные постройки сербских крестьян, особенно в отдаленных и небольших селениях. Амнистии 1921 и 1923 годов, в ходе которых большинство бандитов сдалось властям, позволило на время решить эту проблему.

В отношениях нового правительства с албанским и турецким населением Косово имелись определенные проблемы. Этим группам населения были предоставлены те же гражданские права, что и сербам: они формировали свои партии, были представлены в Скупщине, могли получать начальное образование на родном языке; действовали также исламские религиозные школы. Политикой югославского правительства было предоставлять национальным меньшинствам в Косово на взаимной основе такие же права, которые сербы и черногорцы получали в Албании. Однако, и албанцам, и туркам было психологически трудно пережить резкий переход от привилегированного положения, которое они занимали в Косово при власти турецких султанов. Не менее трудно было видеть равными себе тех «неверных» в исламском понимании, кто еще недавно был абсолютно бесправным и стоящим вне закона.

Это, а также общее экономическое положение, которое в условиях мирового экономического кризиса было далеко не блестящим, вынуждало мусульманское население Косово стремиться к эмиграции. Что характерно, основной поток эмигрантов направлялся не в родную и близкую Албанию, а именно в Турцию. С 1927 по 1939 год число албанских эмигрантов, выехавших в Турцию составило 19 279 человек. За этот же период в Албанию переехало только 4 322 человека, почти в пять раз меньше. В 1938 году югославское и турецкое правительство подготовило конвенцию о возможности переселения 200 тысяч мусульман из Косово и Метохии и Македонии в Турцию, однако, по ряду причин эта конвенция не была реализована. Кстати, в эти же годы из Югославии в США, Канаду и Европу уезжало до 30 тысяч сербов, хорват и словенцев ежегодно.

Перепись населения 1921 года показывает, что в этом году в Королевстве Югославия проживало 439 657 этнических албанцев, на 15 000 меньше, чем жило в 1912 году в Косово, Метохии и Македонии. В 1931 году 505 259 албанцев жило в трех административных районах Югославии. В 1939 году число неславянского населения Косово составляло 422 828 человек (65,6% всего населения). 25,2% составляло коренное славянское население и 9,2% — сербские переселенцы.

 

Вторая мировая война и коммунистическая Югославия

Шестого апреля 1941 года война пришла в Югославию, а уже 17 апреля югославская армия безоговорочно капитулировала. Территория Югославии была поделена между странами оси. Большая часть Косово, Метохия, часть Македонии и Черногории отошли к Албании, которая к тому времени давно была под итальянской оккупацией. Какую-то часть Косово получила Болгария. Северная часть Косово с ее мощной горнодобывающей промышленностью вошла в немецкий протекторат. 12 августа 1941 года итальянцы объявили о создании Великой Албании.

Фашистская пропаганда рисовала албанцев жертвами великосербского шовинизма. Со своей стороны, албанское население Косово приветствовало разрушение югославского государства и установление фашистского режима. Идеология безоговорочного и полного подчинения была близка патриархальному албанскому обществу, которое еще не вполне вышло из периода феодализма. В первые же месяцы оккупации десятки тысяч домов сербских поселенцев были сожжены албанцами, а их обитатели выброшены на улицу. Албанцы старались стереть даже следы пребывания поселенцев и поэтому распахивали те места, где стояли их дома и деревни. Речь шла вообще об уничтожении сербского присутствия в Косово. За время войны около 100 тысяч сербов покинули Косово и бежали в Сербию и Черногорию. Около 10 тысяч сербов погибло от рук албанцев. Дома и усадьбы беженцев занимали албанцы, прибывавшие из Албании в соответствии с планом правительства Муссолини. Всего в Косово за период войны расселилось от 80 до 100 тысяч албанцев. Этническая чистка в Косово возглавлялась шовинистической великоалбанской организацей Бали Комбетар.

В самой Сербии уже в мае 1941 года возникло движение сопротивления, возглавляемое полковником югославской армии Драгутином Михайловичем. Правительство Югославии в изгнании приравняло его сторонников — четников — к военнослужищим югославской армии и назначило Михайловича военным министром, присвоив ему звание генерала. В июле 1941 года освободительное движение начали коммунистические партизаны Иосипа Броз Тито. Первоначально между двумя ветвями освободительного движения наметилось сотрудничество, однако, уже к осени 1941 года стало ясно, что их цели кардинально расходятся, и в Югославии на фоне борьбы с фашизмом началась настоящая и кровопролитная гражданская война.

Восьмого ноября 1941 года была основана Коммунистическая партия Албании, переименованная в 1948 году в Албанскую Партию Труда. Хотя эта партия и создавалась под присмотром инструкторов Компартии Югославии, в ней сохранялись стремления к созданию Великой Албании. Энвер Ходжа уже в августе 1943 года достиг соглашения в этом направлении с представителями Бали Комбетар. В январе 1944 года в Буянской резолюции Компартия Албании приняла решение, предусматривающее послевоенную аннексию Албанией Косово и Метохии.

Позиция Тито в отношении Косово и Метохии была непоследовательной. Вначале, она отражала общую линию Коминтерна, которого мало заботили собственно балканские проблемы, а больше занимали вопросы безопасности первого государства победившего социализма, вопросы ликвидации санитарного кордона вокруг Советской России. В 30-е годы Югославия рассматривалась Коминтерном, как существенная часть этого кордона. Положение усугублялось тем, что в Югославии нашли убежище белогвардейские офицеры, особенно, входившие в армию Врангеля. Да и сам король Югославии, связанный родством с династией Романовых, был крайне подозрителен для большевиков. Отсюда их линия на подрыв югославской федерации и поддержку сепаратистских стремлений Хорватии и Словении (Опять вредоносное право наций на самоопределение вплоть до полного отделения!), а также на укрепление Албании. В соответствии с этой линией Тито обещал Энверу Ходже отдать ему после войны Косово и Метохию.

При мощной поддержке Советской Армии Тито расправился с четниками Михайловича, а к осени 1944 года его войска освободили Косово и Метохию. Власть там была передана местным албанским коммунистам. Однако, уже через несколько месяцев, после мятежа албанских воинских частей, входивших в Национально-Освободительную Армию Югославии, на территории Косово и Метохии была установлен режим военного времени. Тем не менее, в целом косовская политика Тито в это время была проалбанской. Албанским переселенцам, захватившим земли и собственность в Косово при фашистском режиме, было позволено остаться в Косово, и их права были подтверждены. Сербским же переселенцам, вышвырнутым со своих земель в 1941-44 гг., было запрещено возвращаться в Косово и Метохию. Более того, до 1948 года граница с Албанией была открыта и албанские переселенцы продолжали прибывать в Косово.

В 1948 году Иосип Броз Тито порвал с московским коммунистическим руководством. Возможно, причиной тому было резкое противодействие Сталина планам Тито по созданию Балканской Федерации в составе Югославии, Болгарии и Албании (а также Греции при условии победы там коммунистов) — вождю народов не нужен был сильный соперник. Вероятно, именно в рамках этой федерации и предполагалось передать Косово и Метохию Албании. Становится понятной и политика Тито в отношении этнических аланцев в Косово. О его страхе перед возрождением сербского великодержавного шовинизма уже говорилось выше.

 

На поводу у косовских албанцев

Все это послужило причиной тому, что Тито предоставлял все больше и больше прав косовским албанцам, надеясь использовать их в качестве инструмента сдерживания великосербских амбиций. Жалобы албанцев на притеснения и отсутствие гражданских прав при коммунистическом режиме лишены оснований: эти притеснения носили не национальный, а идеологический характер. При этом сербское население притеснялось, не в меньшей, а, пожалуй, в большей степени. Особенно это касается православной церкви в Косово и Метохии. Церковные земли и другая собственность изымались государством, священники и монахи подвергались преследованиям вплоть до арестов и высылки. В 1950 году коммунистами под предлогом строительства памятника партизанам была разрушена красивейшая косовская церковь в Джаковице.

В 1966 году началась чистка сербских кадров в партийных и государственных органах Косово. Практически все более или менее значительные посты заняли албанцы. Некоторое исключение составляли служба государственной безопасности, где доля албанцев составляла около 13%. В 1974 году Косово получило де-факто статус республики, а Сербия взяла на себя финансирование амбициозных проектов албанологии. Были созданы Академия наук (!) Косово, расширялся университет Приштины и институты албанского языка, истории и фольклора, возникали музеи, театры, расцветало албанское телевидение и радио, множились издательства. Целое поколение юных албанцев воспитывалось в духе Великой Албании, им прививалась ненависть к Сербии и Югославии. Произошел всплеск националистических и сепаратистских устремлений косовских албанцев. Сложилась парадоксальная ситуация: сербы стали чувствовать себя изгоями в собственной стране. Албанский хвост стал управлять сербской собакой. Начался очередной массовый исход сербов из Косово (название «Метохия» в это время уже не существовало).

Дискриминация сербов в Косово принимала различные формы: от отказа при приеме на работу в городах до поджогов, убийств, кражи скота, изнасилований женщин и детей в деревнях. Захват земель принял массовый характер. Жаловаться было некому: местная законодательная, исполнительная и судебная власть были в руках албанцев, а соответствующие сербские судебные органы вообще не имели юрисдикции на территории Косово. Сербы, живущие в Сербии, оказались в одной части Сербии, Косово, на положении угнетаемого национального меньшинства!

Особый размах сепаратистское движение косовских албанцев получило после смерти в 1980 году Иосипа Броз Тито. И только приход к власти Милошевича несколько изменил ситуацию в Косово. Конституционные изменения 1989-90 гг. выбили властные инструменты из рук сепаратистов. Но было уже поздно: загнать назад в тюбик выдавленную зубную пасту не удавалось еще никому. Крылатые ракеты уже программировались для удара по югославским целям.

 

* 7. Лирическое отступление: кто прав?

В мировой политике вряд ли существуют однозначные ответы на какие-либо вопросы, особенно, если это касается вопросов национальных. Историческая справедливость — понятие очень и очень растяжимое. Ответ во многих случаях сильно зависит от постановки вопроса.

В абстрактной постановке вопроса о самоопределении косовских албанцев ответ очевиден: пусть самоопределяются. И вовсе не причем здесь историческая преемственность с иллирийцами. Интересный с чисто академической точки зрения вопрос преемственности не имеет никакого политического значения. Ну, представьте себе, приходят к мировой общественности индейские племена сиу, ирокезов или дакота, и начинают доказывать свою историческую преемственность на основе новейших открытий ирокезологии, например. Что им покажет эта самая мировая общественность и ее политкорректные представители самой демократичной в мире демократии? Правильно, они им покажут на дверь. Справедливо ли это с человеческой точки зрения? Несправедливо. Справедливо ли это с исторической точки зрения? А с политической? А с геополитической? К ирокезам мы еще вернемся.

Можно с большой долей уверенности сказать, что молодые пассионарные хищники, пришедшие сейчас на американских штыках к власти в Косово, захотят воссоединения со своей исторической родиной — Албанией — только при том условии, что именно они лично возглавят эту воссоединенную родину. В противном случае вся риторика о преемственности, демократии и пр. будет немедленно забыта, а в мягком подбрюшье сытой и развращенной Европы просто появится очень жесткое и вполне криминальное мини-государство. Поговорите с ними потом про права человека — только, пожалуйста, издалека, лучше через Интернет. Отрезанные и выложенные на снег перед телекамерами головы демократических радетелей в Чечне лишь один из примеров того, насколько благодарными могут быть угнетенные и обиженные, получившие свободу и безнаказанность. Я никогда не забуду, как ликовали в Косово — и не столько сербы! — когда пришло известие о трагедии 11 сентября 2001 года.

В конкретно-исторических условиях (как любили говорить у нас в университете марксизма- ленинизма) постановки вопроса о самоопределении косовских албанцев, например, в середине семидесятых — восьмидесятых годах, ответ так же очевиден: какое там самоопределение! Таких прав и свобод, прав и свобод не только для тех, кто имел круглый счет в банке или занимал высокую должность, прав и свобод, подкрепленных материальными возможностями сильного государства, получить вряд ли удастся и при самой полной самостийности, при самом оптимальном — не нарко-криминальном — сценарии развития событий. Впору ведь Албанию было потихоньку присоединять к Косово! А творчески не состоявшаяся часть интеллигенции будет при любом режиме будоражить неокрепшие умы молодежи, подвигая ее на борьбу с этим самым режимом. Это — механизм, встроенный самой природой для защиты общества от гниения и застоя, это проявление инстинкта самосохранения общества.

Конкретно-исторические условия Балкан осложнены тем, что здесь за последние несколько тысяч лет не было хотя бы относительно приемлемых условий для формирования наций. И никогда не будет. Стык империй. Стык цивилизаций. Мозаичность расселения. Мифологизация истории. Память о сотнях тысяч убитых с каждой стороны по вине стороны другой. Сейчас только что распалась еще одна гигантская империя, но уже замаячили призраки двух-трех новых, не менее гигантских. Обойдут они своим вниманием Балканы? Вряд ли. Создавая Балканскую федерацию, выплавляя новую историческую общность — югославский народ, великий Тито старался найти в будущем достойное место для единого и сильного балканского народа. Этот эксперимент провалился. И какими бы независимыми ни называли себя микрообразования на Балканах, вся их независимость закончится, как только Балканы накроет тень очередного соперничества империй.

Это же касается и Сербии. Падающая пассионарность спивающегося населения, предавшего собственного лидера — знак особенно тревожный. Завтра уйдет Черногория, послезавтра — Воеводина. Удерживать их сейчас некому и нечем. Народ — в очередях и кафанах, вожди в дележе славы и собственности. При новом переделе Балкан новыми империями сербы будет упоминаться в числе «и прочие народности». Это же, к сожалению, касается и нынешней России.

Так кто же прав? Прав был, в конечном итоге, товарищ Сталин. Я уже приводил его высказывание:
Нация имеет право свободно определить свою судьбу. Она имеет право устроиться так, как ей угодно, не попирая, конечно, прав других наций.

Не попирая, конечно, прав других наций. В этом вся суть вопроса. В этом его сложность и неразрешимость. Отсутствуют критерии справедливости. Отсутствуют механизмы реализации, кроме тех, с танками и крылатыми ракетами. То, что действует сейчас — лицемерие и обман народных масс, как говорили при историческом материализме.

Даже не хочется переходить к следующему разделу.

 

* 8. Распад федеративной Югославии

(При подготовке этого раздела использовались материалы сайтов http://www.un.org; http://www.osce.org; http://www.rferl.org; http://www.balkanpeace.org ; http://www.genstab.ru, а также работа Нины Васильевой и Виктора Гаврилова «Балканский тупик?…», М., 2000, изд. «Гея Итэрум» — очень детальная и объемная (477 стр.) книга, авторы которой, кажется, пользовались некоторыми материалами из архивов ГРУ ГШ. Книга особенно ценна своей обширной библиографией по тематике истории Балкан — несколько сотен ссылок на документы и первоисточники. В то же время, в книге имеется несколько досадных неточностей и несоответствий).

Можно сказать, что существовали два независимых механизма, работавших на распад Югославии: внутренний и внешний. В качестве внутреннего механизма распада действовали следующие факторы:
— Кризис объединяющей идеи, которая была близка и понятна народам федерации, утрата осознания общности исторической судьбы и отсутствие общенационального лидера после смерти Иосипа Броз Тито, приведшие к росту, а затем доминированию национализма.
— Проводившаяся югославским руководством политика самоуправления, децентрализации экономической и политической власти в федерации.
— Пресловутое право наций на самоопределение вплоть до отделения, являвшееся частью коммунистической доктрины.
— Принципиальная несовместимость конкретной внутриполитической ситуации в Югославии и так называемых демократических методов управления государством и построения общества, пересаживаемых извне из другой общественно-политической ситуации.
— Историческая память о преступлениях одних народов, входящих в федерацию, против других, взаимное недоверие и подозрительность.

Из внешних факторов главным является, конечно, крах коммунистической идеологии и распад Советского Союза, вызвавший как общее нарушение баланса сил в мире, так и крах международных механизмов, созданных после Ялты и Потсдама. Остальные внешние факторы геополитического и местного порядка действовали и действуют всегда. Сами по себе они не смогли бы вызвать распад Югославии, не будь распада Советского Союза и резкого ослабления влияния его наследников, включая Россию, на мировую политику. Среди этих факторов необходимо выделить следующие:
— Идея единой Европы и вызванные ею центростремительные тенденции в Центральной и Западной Европе, которые оказывали огромное расшатывающее влияние на членов федерации, причем, неравномерное.
— Устранение советской угрозы как фактора сплочения народов Югославии перед лицом внешней опасности.
— Возрастание энергетической зависимости основных мировых держав от ближневосточной нефти и соответственно, возрастание роли Балкан в геополитике.
— Рост исламского фундаментализма и постепенное возвращение в геополитику исламского фактора.
— Наметившиеся тенденции к образованию двух центров силы: США и Западная Европа вместо прежнего одного, и стремление США занять наивыгоднейшие позиции для будущего противостояния с объединенной Европой.

Все это очевидно и вряд ли нуждается в комментариях. Факторы, работавшие на распад Югославии, сделали свое черное дело: Югославия распалась. Сотни тысяч еще вчера свежих могил постепенно зарастают травой. Новые пока не вырыты, хотя могильщиков уже можно назвать по именам. Не будем спрашивать, соизмеримы ли эти утраты с достигнутым результатом. Попробуем посмотреть на проблему с другой стороны: а что же служило объединяющим фактором, позволившим Югославии создать из враждующих народов, исповедающих три, мягко говоря, конфликтующие религии, из народов, находящихся на очень разных ступенях своего развития, вполне устойчивое политически и процветающее экономически государство?

Первое, конечно, это ИДЕЯ. Идея социальной справедливости. Идея равенства наций. Идея атеизма, так важная в условиях югославской многоконфессиональности. При всей порочности коммунистической практики, при всех искажениях, которые претерпела коммунистическая идеология, те базовые идеи, которые она провозглашала, были и всегда будут привлекательными для простого народа.
Второй фактор — ЛИЧНОСТЬ. Несмотря на то, что исторический материализм не признает роли личности в истории, вернее, трактует ее в смысле «правильно понимать и лучше всех выражать чаянья народных масс», эта роль очень велика. Мы вернемся к этому вопросу чуть позже, при рассмотрении теории этногенеза Льва Николаевича Гумилева, открывшего механизм появления великих вождей. Несомненно одно: во главе Югославии стояла настоящая личность исторического масштаба.
Третий фактор — КОНЦЕНТРАЦИЯ. Концентрация энергии общества на вопросах строительства государства, а не его разрушения. Выше мы говорили о взаимодополняющих инструментах государственного строительства: идеологии и насилии. Пока эти инструменты умело, дозированно и своевременно применялись, Югославия крепла и расцветала.

Все эти факторы — внутреннего порядка. Существовал еще один важнейший фактор, геополитический. Этот фактор — РАВНОВЕСИЕ. В том мировом порядке, который сложился после Второй мировой войны, Югославия уравновешивала давление на Балканы со стороны противостоящих геополитических центров. Дестабилизация Югославии в тех условиях неизбежно дестабилизировала бы всю мировую систему, что на определенном этапе было неприемлемым для основных мировых центров.

 

Трагические ошибки Тито

Иосип Броз Тито был великим человеком. Но он не был богом. В моменты кризисов и в переходные периоды режим личной власти на порядок эффективней любого другого. Однако, даже если у власти находится действительно личность, этот режим имеет по крайней мере один существеный недостаток: вера лидера в собственную непогрешимость, всегда бережно культивируемая и активно раздуваемая прихлебателями, которыми такая личность неизбежно обрастает. Эта вера в сочетании с усилиями ближайшего окружения максимально обеспечить себе монополию на информацию, поступающую к лидеру, постепенно, но неизбежно приводит к отрыву лидера от реальности. Не могу сказать про Сталина, но так было у нас с Хрущевым, так было с Брежневым. Так было и с Ельциным — его вообще изолировали, менее чем через год после событий 1993 года. Это же случилось и с Тито. В конце своей жизни, будучи уже глубоким стариком (в 1970 году ему исполнилось 78 лет!), он, естественно, был озабочен вопросами преемственности власти и сохранения федерации. Но те шаги, которые были предприняты в этот период, базировались на не совсем верных предпосылках и, в конечном итоге, привели к катастрофе всего через десять лет после смерти вождя. У нас же через десять, вернее, через одиннадцать, лет после смерти Сталина еще только выкорчевывали последствия волюнтаризма Хрущева, а до начала распада страны оставалось еще целых двадцать пять лет.

В республиках Федерации накапливались противоречия, не находившие разрешения. Поправки к Конституции СФРЮ, принятые в 1967, 1968 и 1971 гг., а также принятие Конституции 1974 года вели к резкому уменьшению роли центра, а роль республик необоснованно возрастала. В компетенции Федерации остались практически лишь вопросы территориальной целостности, обороны и внешней политики страны. В экономике роль Федерации была сведена до минимума — определение приоритетов и общих направлений. При отсутствии реального механизма и эта роль осталась лишь на бумаге. Был учрежден коллегиальный Президиум СФРЮ, в который входили представители каждой республики, причем, каждая республика обладала в Президиуме правом вето. Возглавляли Президиум поочередно представители каждой республики, меняясь через год. Президиум выполнял и функции Верховного Главнокомандующего. В законодательной области было принято правило консенсуса: Союзная Скупщина могла одобрить какой-либо закон только после того, как за него проголосовали все без исключения делегации республик. Каждая республика самостоятельно определяла все основные вопросы своей деятельности. Позиции Союза Коммунистов Югославии как главной объединяющей силы Федерации утрачивались с каждым днем.

В итоге произошло то, что должно было произойти. Распалось единое экономическое пространство. Вместо него на территории Югославии образовалось по крайней мере восемь независимых хозяйственных комплексов со своей финансовой, энергетической и промышленной системами. Стала складываться этнократия — симбиоз национальной бюрократии и партократии, причем, этнический состав ее был таким, как будто других национальностей в данной республике не проживало. Даже и речи не шло о том, чтобы предоставить этим национальностям хотя бы часть тех прав, которые этнократы требовали для себя. Основным инструментом внутренней политики, которым действовала этнократия стал самый примитивный национализм: словенский, хорватский, мусульманский и т.д.

Наиболее сильными центробежные тенденции был в Словении и Хорватии, самых богатых республиках с развитой промышленностью, инфраструктурой, значительными доходами от иностранного туризма. Раздувать национализм стала, как всегда, интеллигенция. Начало было осторожным и внешне невинным: дискуссия о языке, который в Конституции Сербии, Черногории и других республик назывался сербо-хорватским, а в Конституции Хорватии хорватско-сербским. Хорватские интеллигенты выдвинули требование признать хорватский язык самостоятельным. Сербы, исторически проживающие в Хорватии, немедленно отреагировали требованием проводить обучение своих детей в хорватских школах на сербском, а не на хорватском языке. Боснийские мусульмане тут же стали создавать свой язык, до сих пор по сути сербо-хорватский, вводя в него арабские и турецкие обороты.

Дальше, естественно, возник и стал муссироваться так хорошо знакомый нам по Прибалтике вопрос: кто кого кормит? Ответ вы уже знаете: мы их! Мы — независимо от того, с какой стороны границы этот вопрос поставлен и с какой ее стороны звучит ответ. Границы пока административной, но это скоро тоже придет — создание границ сценарием предусмотрено, будьте уверенны. Следующий виток — творческую интеллигенцию озаботил вопрос засилья сербов в Хорватии. Потом — забастовка студентов, демонстрации, ну все это нам тоже известно, хотя бы по недавним событиям в Молдавии, схема раскачивания ситуации та же. Или режиссеры одни и те же? В итоге подняли головы недобитые усташи, осевшие в самых демократических странах Запада. Начались взрывы в офисах банков, в югославских консульствах за рубежом, убийство югославских официальных лиц. В январе 1972 года над территорией Чехословакии был взорван югославский пассажирский самолет.

Слава Богу, в этом конкретном вопросе Югославия еще могла реагировать быстро, жестко и адекватно. За границу были посланы команды профессионалов, и число лидеров усташей в некоторых западных странах вдруг стало на глазах уменьшаться, а те, кому повезло остаться в живых, как-то разом присмирели. В других вопросах действия властей были не столь однозначными: с одной стороны было запрещено националистическое общество «Матица Хрватска» и отправлено в отставку тогдашнее хорватское руководство. С другой стороны продолжалась линия на децентрализацию страны, поощрение национализма в одних республиках и подавление проявлений сербского великодержавного шовинизма в других..

Крупной ошибкой Тито было провозглашение «мусульманской нации» в Боснии. До этого еще никто и нигде, кажется, не додумывался — выделить национальность по религиозному признаку. А как быть с атеистами? А как быть с теми, кто исповедует другую религию? Мусульманами были объявлены все, чьи предки приняли ислам в период турецкого владычества на Балканах. В основном, это были славяне, проживавшие в городах Боснии и Герцеговины. Сельское население оставалось христианским: католики-хорваты и православные сербы. В итоге не трудно догадаться, что боснийские ученые очень скоро неопровержимо доказали, что мусульмане появились в Боснии и Герцеговине задолго до рождения самого Пророка Мухаммеда — мир и милость ему от Аллаха! Отсюда «Исламская декларация» Алии Изетбеговича с идеей образования в Боснии и Герцеговине исламского государства. Отсюда лозунг — «Босния и Герцеговина — для мусульман». Влияние исламского фактора в СФРЮ резко усилилось после революции 1979 года в Иране, когда к власти там пришел аятолла Хомейни, хотя основное население Ирана мусульмане-шииты, тогда как боснийцы — сунниты.

Децентрализация экономики и финансов привела к катастрофическому росту внешней задолженности Югославии. К 1980 году она составила около 20 миллиардов американских долларов, что в пересчете на душу населения почти равнялось нашему внешнему долгу, созданному кликой Ельцина-Мавроди. В стране свирепствовала гиперинфляция, динар падал — я сам держал в руках банкноту в десять миллионов динаров, и это, говорят, был не предел. Как и у нас, гиперинфляция неизбежно породила паразитический класс финансовых дельцов, близких к корыту и не очень отягощенных моральными соображениями; дельцов, становившихся мультимиллионерами путем одного-двух росчерков пера. Если у кого-то эти сказочные богатства появились, значит у кого-то они были отняты. У кого — тоже вполне понятно. Население стремительно нищало и не без влияния средств массовой информации, ориентированных вполне однозначно, искало виновника своих бед не в себе и своем соседе, вдруг пересевшем из скромной «Заставы» во вполне роскошный «Мерседес», а, естественно, в Белграде. Распад становился неизбежным. И хотя 25 ноября 1988 года Скупщина СФРЮ, спохватившись, наконец приняла поправки к Конституции страны, дававшие Центру больше прав во взаимоотношениях с республиками, было уже поздно: часовой механизм взрыва уже тикал.

 

Детали распада: мировая общественность

Вопросы будущего Югославии в посттитовский преиод беспокоили не только самого Иосипа Броз Тито. Они очень беспокоили мировую общественность, в первую очередь, Соединенные Штаты Америки. В капитальном коллективном труде «Россия-2000», который я уже упоминал, подготовленном движением «Духовное наследие» и «РАУ-Корпорацией», приводится содержание некоторых докладов и выступлений на Конгрессе социологов, излагавших американскую позицию в отношении Югославии. Этот Конгресс проводился в старинной шведской столице Уппсала в 1978 году — это за два года до смерти Тито и за тринадцать лет до распада СССР. Ставилась задача не допустить в Югославии после смерти Тито таких изменений, которые нанесут ущерб интересам США и свободного мира. Далее цитирую: «Для этого предполагалось:
 Постоянно указывать на сталинские тенденции в советской политике, что должно запугивать югославских коммунистов;
 Оказывать поддержку югославским оппозиционерам и диссидентам, если они имеют антикоммунистическую ориентацию;
 Помогать тем центристским силам в Югославии, которые готовы отказать отпор СССР;
 Содействовать национал-сепаратистским силам, так как они являются естественными врагами коммунизма как идеологии;
 Усилить воздействие западной культуры посредством фильмов, книг, музыки;
 В рамках экономической политики в отношение Югославии усилить влияние потребительской идеологии;
 Способствовать увеличению количества долгов Югославии западным странам, чтобы иметь рычаг воздействия на нее;
 Использовать югославов, вернувшихся с заработков из других стран в качестве сознательных или несознательных пропагандистов американского и западного образа жизни;
 Подрывать Движение неприсоединения…’
(«Россия-2000», «Продолжающийся Балканский кризис и политика России», стр 977)

Комментарии тут, как говорится, излишни. И вряд ли следует обвинять Соединенные Штаты: все вышесказанное — это их естественная забота о собственных геополитических интересах, это просчитывание вариантов на годы вперед, это обеспечение себе политических позиций в очень важном регионе. Это и есть внешняя политика. Правда, без блестящей упаковки для массового потребителя, без всяких там прав и свобод, без выспренних словес и ненужного лицемерия. Это и есть реальность. Надо только сказать, что и сработала эта политика так, как срабатывает часовой механизм в бомбе замедленного действия: четко и в нужный момент.

 

Детали распада: Словения

Словения всегда держалась в Федерации особняком. Она вообще не считала себя принадлежащей к Балканам. Длительное время находившаяся в составе Габсбургской империи, не испытавшая на себе турецкого ига, в основном католическая Словения и в промышленном отношении была наиболее развитой республикой Федерации, давая до 40% ее валового продукта, а средняя зарплата словенцев была почти в три раза выше, чем, например, в Косово. Катализатором роста националистических настроений в Словении и Хорватии послужило и восстановление дипломатических отношений СФРЮ с Ватиканом, которое привело к резкому возрастанию влияния католической церкви на общественное сознание населения. С ростом иностранного туризма росли доходы республики, а вместе с тем и настроения типа «почему мы их должны кормить?».

30 января 1990 года состоялся последний съезд Союза Коммунистов Югославии. Делегации Союза Коммунистов Словении и Союза Коммунистов Хорватии покинули заседание съезда. Это означало фактическое устранение последнего фактора, работавшего на единство страны. СКЮ распался. Возглавляемые национальной партократией, скорее этнократией, республиканские парторганизации потерялись в потоке стремительно возникающей многопартийности. В Словении в выборах 1990 года участвовало 34 политические партии и к власти пришла демократическая оппозиция. Председателем Президиума был выбран Милан Кучан, десятилетиями скрывавший свои истинные демократические убеждения под маской активного и высокопоставленного коммунистического функционера. И это не только югославский феномен: Ельцин и Кравчук, Алиев и Кочарян, Назарбаев и Шеварнадзе, и даже великий Туркменбаши — Сапармурат Ниязов, были высшими партийными бонзами и тоже долго и успешно скрывали свои истинные убеждения стойких демократов. Во всей десятимиллионной КПСС был лишь один настоящий коммунист — сын латвийского народа Борис Карлович Пуго, застрелившийся 22 августа 1991г. после попытки антигорбачевского переворота. Что-то у них там, у коммунистов, с моралью было не в порядке….

25 июня 1991 года Скупщина Словении объявила о провозглашении государственного суверенитета. В этот же день и такое же заявление принял парламент Хорватии — Сабор. На другой день Союзное исполнительное Вече СФРЮ объявило эти решения незаконными и поручило Югославской Народной армии (ЮНА) ликвидировать пограничные пункты этих республик и взять под контроль госграницу СФРЮ. К слову, высшие командные посты в армии и государстве в этот период занимали как раз хорваты и словенцы. Хорватами были президент и премьер-министр Югославии, командующий ЮНА, командующий ВВС и разведслужбы. Словенцем был заместитель командующего ЮНА.

Выполняя приказ, ЮНА попыталась взять под контроль стратегические центры Словении, а также таможенные и контрольно-пропускные пункты на границе Словении с Италией, Австрией и Венгрией. Но оперативные планы ЮНА стали известны руководству Словении. В республике была объявлена мобилизация сил территориальной обороны, всегда находившихся в подчинении руководства республики, а также полиции. Места расположения частей ЮНА были блокированы словенскими подразделениями и гражданским населением. 4 июля ЮНА прекратила все активные действия. И Президент Югославии Месич, и премьер-министр Маркович отмежевались от действий армии, заявив, что не отдавали приказа о наступлении, предпринятом ЮНА 2 июля.

Со 2 по 7 июля руководители Словении проявили лихорадочную дипломатическую активность, чтобы заручиться поддержкой мировой общественности и Ватикана. 7 июля была принята Брионская декларация, провозгласившая трехмесячный мораторий на выход Словении из СФРЮ, создание комиссии Евросоюза по наблюдению за отводом войск в казармы и расформированием территориальных частей, освобождение всех арестованных. Контроль за границей Словении фактически передавался этой республике. С 29 июля начался вывод войск ЮНА из Словении. Словения обрела независимость. Цена этой независимости была сравнительно невысока, принимая во внимание последующее развитие событий в Хорватии и Боснии с Герцеговиной: погибло 39 военнослужащих ЮНА и 22 гражданина новой Словении.

 

Детали распада: Хорватия

Штаб сил ЮНА, действовавших по восстановлению порядка в Словении, находился в столице Хорватии Загребе. Обстановка в самой Хорватии, провозгласившей 25 июня 1991 года государственный суверенитет, была в это время не менее драматичной. В феврале 1990 в результате первых выборов на многопартийной основе к власти в Хорватии пришел бывший генерал югославского КГБ, историк и активный деятель «Матицы Хрватской» Франьо Туджман, лидер христианских демократов. С того же 1990 года в Хорватии стали использоваться государственные символы, которыми в свое время пользовались усташи. Провоцировалась ненависть к сербам, составлявшим 12% населения Хорватии, началась кампания по проверке сербов на лояльность новой республике, массовые увольнения сербов из государственных учреждений.

Исторически сербы в Хорватии проживали компактно в двух географических регионах: Книнской Краине на юго-западе Хорватии к северу от Сплита, где сербское население составляло около 95%, и в Придунайской Хорватии, Восточной и Западной Славонии, где население было смешанным, сербским и хорватским. В Австро-Венгерской империи эта часть современной Югославии называлась Война Краина и была военным поселением сербских граничар, охранявших Габсбургов от набегов турок.

Справедливо считая, что провозглашение курса на независимость Хорватии затрагивает интересы сербского населения, хорватские сербы принимают 25 июля 1990 года Декларацию о собственном суверенитете и автономии. Начинается сербское восстание в Книнской Краине. 28 февраля 1991 года Исполнительное вече Сербской автономной области Краины приняло решение об отделении от Хорватии, а 1 апреля было принято решение о присоединении к Республике Сербия. В мае 1991 года начались вооруженные столкновения между сербами и хорватами в Западной Славонии. В Хорватию хлынул поток оружия. В Сербии началась кампания за оказание помощи сербам в Хорватии. В Восточную и Западную Славонию стали перебрасываться добровольцы из Сербии.

В мае 1991 года Конгресс США принимает решение приостановить американскую помощь Югославии. На этом фоне в Хорватии проходит референдум, на котором население высказывается за отделение от Югославии. Сербы в Автономной Краине референдум бойкотируют. 25 июня 1991 года высший орган государственной власти Хорватии — Сабор — объявляет о независимости Хорватии, а еще с середины июня хорватские вооруженные формирования приступили к операциям против сил самообороны сербских автономий. Эскалация военных действий привела к втягиванию в конфликт частей Югославской Народной армии, которая стала брать под защиту сербские села. В ответ хорваты стали захватывать военные городки ЮНА, расположенные на Хорватской территории, что в свою очередь привело к наступательным операциям ЮНА, которая взяла под контроль районы, населенные сербами.

Несмотря на ряд соглашений о прекращении огня, боевые действия продолжались. С сербской стороны к ним подключились добровольцы и полувоенные организации «Белый орел» и «Тигры». Хорваты приступили к этническим чисткам и начали выселение десятков тысяч сербов из района Западной Славонии. Более того, в Хорватии были приняты законы, дающие право этническим хорватам захватывать дома, землю и другую собственность сербов, бежавших из Краины и Славонии. Эти законы ничем не отличались от законов гитлеровской Германии, лишавших евреев права собственности. Общее число сербских беженцев за период военных действий составило около 250 тысяч человек. Кстати, один из авторов этого закона Степан Стерц недавно назначен заместителем министра обороны Хорватии. Достойный руководитель страны, восхваляемой мировой общественностью как образец демократии на Балканах! Бои стали принимать ожесточенный характер. Так, бои за город Вуковар продолжались почти три месяца без перерыва. Город был полностью разрушен. Военные действия, а также насилие над мирным населением, не прекращались и в Книнской Краине.

Мировая общественность, конечно, не могла остаться равнодушной к гражданской войне, кровавым этническим чисткам и другим преступлениям. Она и не осталась — объявила виновником этих событий Сербию и Черногорию, заявивших о своей решимости сохранить Федеративную Югославию. Европейский Союз принял 2 декабря 1991 года санкции в отношении этих двух республик, а Совет Безопасности ООН принял резолюцию N 721 от 27 ноября 1991 года, предусматривающую направление в зону конфликта миротворцев ООН. В декабре 1991 Германия, всегда имевшая особые интересы в этом регионе, заявила о признании независимости Хорватии и Словении. К ней чуть позже присоединились все страны-члены Европейского Союза, а Арбитражная Комиссия Европейского Союза практически ликвидировала СФРЮ как субъект международного права, заявив, что СФРЮ находится в процессе распада.

В ответ сербское население Хорватии провозгласило 19 декабря создание Республики Сербская Краина. 12 февраля 1992 года Сербия и Черногория договорились о продолжении функционирования Югославии и объявили себя Союзной Республикой Югославия (СРЮ) — правопреемником СФРЮ. Мировая общественность правопреемство СРЮ не признала и в ООН ее не допустила. Вместо этого была принята еще одна резолюция Совета Безопасности ООН, которая опять беспомощно требовала прекращения огня и вывода хорватских сил с ранее захваченных территорий. В марте 1992 года в Хорватию ввели многотысячный контингент миротворческих сил ООН — UNPROFOR. В январе 1993 года на обоих фронтах установилось позиционное равновесие. Хорватская армия была занята в Боснии, где с марта 1992 года тоже шла война, еще более ожесточенная и кровавая.

Республика Сербская Краина просуществовала почти четыре года. В результате операции «Буря», проведенной хорватской армией, которая была обучена американскими офицерами, окрепла в боях в Боснии и была насыщена с помощью мировой общественности новейшим вооружением, Сербская Краина прекратила существование. По случайному стечению обстоятельств миротворцы ООН покинули зону своей ответственности как раз накануне операции «Буря». Мировая общественность еще раз продемонстрировала свою сущность. К 16 августа 1995 года последние сто тысяч сербов покинули территорию Хорватию, увеличив и без того огромную массу беженцев, хлынувших в СРЮ за последние три года. Хорватия решила свою историческую задачу — очистить страну от сербов.

Борьба за независимость и этническую чистоту обошлась на этот раз примерно в 40 тысяч убитых и пропавших без вести — нормальных, ни в чем не виноватых людей, вполне мирно живших при ужасном тиране и деспоте Иосипе Броз Тито. О страданиях сотен тысяч людей, оказавшихся в зоне боевых действий, потерявших своих близких, дома и имущество, ставших беженцами, в это время уже никто не вспоминал.

 

Детали распада: Босния и Герцеговина

(Очень детально неуклюжие попытки России принять участие в урегулировании Боснийского кризиса и более чем странная позиция Российского МИД во главе с Андреем Козыревым описаны в работе «Между Кремлем и Республикой Сербской», РАН, Институт Славяноведения, М., 1999. Автор — Константин Никифоров, историк-балканист по профессии, был спичрайтером Ельцина в 1992-98гг.)

Отказ Тито от достаточно хорошо аргументированных предложений объявить нацией не мусульман, а все население Боснии и Герцеговины (БиГ), как это уже было сделано в Македонии, имел трагические последствия. Этнический водораздел между сербами, хорватами и мусульманами, проживающими в Боснии и Герцеговине, очень скоро превратился в линию фронта. Конечно, не без помощи мировой общественности, кровно заинтересованной в разрушении Югославской федерации, а также в изоляции СРЮ, которая оставалась единственным югославским образованием, заинтересованным в сохранении федерации.

Босния и Герцеговина — сама богатая ресурсами республика бывшей СФРЮ. На ее территории находилось около 65% военной промышленности Югославии, а также значительная часть военной инфраструктуры. Ее славянское население на 47% было мусульманским, 35% составляли православные сербы и 18% хорваты-католики. Неславянское население составляло около 7% всего населения. Из 106 общин Боснии и Герцеговины только 10 были моноэтническими. Во всех остальных общинах этнически преобладало то или иное население, но все равно внутри такой этнически чистой общины обычно имелись относительно однородные анклавы, принадлежащие другим национальностям.

Босния и Герцеговина пыталась вначале остаться нейтральной в условиях протекавшего конфликта Сербии и Хорватии. 14 октября 1991 года ее Скупщина приняла Меморандум о независимости и заявила, что она войдет в какую-либо федерацию, если в нее войдут одновременно и Сербия, и Хорватия. Депутаты сербской национальности покинули зал заседания и решение принималось без них. Следует отметить, что Сербия имела две стратегические причины удерживать Боснию и Герцеговину в рамках Федерации:
 В условиях отпадения от Федерации и Словении, и Хорватии, что к этому времени было уже свершившимся фактом, уход Боснии и Герцеговины означал почти полную континентальную изоляцию СРЮ. Последний остающийся выход к Адриатике обеспечивали лишь черногорские порты Бар и Котор, не самые значительные и не самые доступные из промышленных центров Сербии. Кроме того, выход из Котора блокировался мысом Превлака, принадлежащим Хорватии. А ведь Котор — главная база ВМФ Югославии!
 Нарушалась территориальная связь районов Хорватии с преимущественно сербским населением (Книнская Краина) с территорией собственно Сербии через сербские районы Боснии и Герцеговины. Тем самым Сербия лишалась возможности собрать, в крайнем случае, все районы, населенные сербами, в одно государство — Великую Сербию (план Марковича).

9 ноября 1991 года боснийские сербы проводят в своих общинах референдум, на котором подавляющее большинство высказалось за сохранение Югославской Федерации. 20 декабря руководство Боснии и Герцеговины обращается к мировой общественности с просьбой о признании независимости. На другой же день создается Сербская Республика Боснии и Герцеговины, которая заявляет о своем намерении войти в Союзное Югославское государство, если хорватская и мусульманская общины выйдут из Югославии. 9 января 1992 года провозглашается независимость этой Сербской Республики БиГ во главе с Радованом Караджичем, сараевским интеллектуалом, психоаналитиком и поэтом.

Естественно, руководство Боснии и Герцеговины, возглавляемое Алией Изетбеговичем, признало эти действия сербской общины незаконными. Такую же позицию заняла и мировая общественность в лице Европейского Союза. Сербы не приняли участие в референдуме, рекомендованном ЕС и назначенном на 1 марта 1992 года, а вместо этого приняли собственную Конституцию и объявили своей столицей город Сараево. 10 марта США и Европейский Союз поспешили признать независимость Боснии и Герцеговины, не оставив тем самым никакого шанса для мирного исхода. Да и вряд ли они были в нем заинтересованы — в это время еще продолжался переговорный процесс в рамках мирной конференции по Югославии, дававший повод для оптимизма.

В Боснию и Герцеговину стали перебрасываться сначала диверсионные отряды хорватского спецназа, а к апрелю 1992 года — и регулярные хорватские армейские части. На территории Хорватии началась военная подготовка хорватских и мусульманских добровольцев из Боснии и Герцеговины. В начале апреля было совершено массовое убийство сербского населения недалеко от Босанского Брода. В анклавах стали создаваться отряды самообороны. 10 апреля Президиум Боснии и Герцеговины объявил о состоянии военной опасности в стране. Ранее уже были призваны на службу резервисты территориальной и гражданской обороны.

27 апреля 1992 года в Белграде была провозглашена Союзная Республика Югославия в составе Сербии и Черногории. Как правопреемница СФРЮ она объявила о выводе из Боснии и Герцеговины всех военнослужащих, не являющихся жителями БиГ. Сербская Республика Боснии и Герцеговины в ответ на это приступила к формированию собственной армии из частей ЮНА, дислоцированных в республике. Командующим армией был назначен генерал Ратко Младич. Сербская Республика стала действовать независимо от СРЮ.

Первый крупный конфликт произошел в Сараево 27-30 мая 1992 года. Подлежащие выводу части ЮНА были блокированы там силами территориальной обороны БиГ, а 27 мая подвергнуты неспровоцированному минометному обстрелу. 28 мая армия Младича ответила артиллерийским обстрелом мусульманских кварталов. Началась самая длительная и кровавая война после распада Югославии. Мировая общественность еще раз показала свое настоящее лицо. Ответственность за обстрел Сараево была возложена на Союзную Республику Югославию. 30 мая 1992 года Совет Безопасности ООН принял решение о санкциях против Сербии и Черногории (СРЮ не была признана ООН).

Правда, еще 15 мая 1992 года Совет Безопасности принял резолюцию, требовавшую от Хорватии немедленно вывести свои войска из Боснии и Герцеговины. Выполнять эту резолюцию никто не собирался, и на середину июня в Боснии и Герцеговине действовали подразделения хорватской армии и спецслужб общей численностью до 35 тысяч человек. («Югославия в огне. Документы, факты, комментарии», М., 1992, стр. 161-162).

Начались этнические чистки. Трудно сказать, кто начал первым — скорее всего это была логика войны, логика выживания в ее условиях. Из 15 сербских общин было изгнано до 200 тысяч человек. В свою очередь в районах Приедор, Баня Лука, Зворник и др. хорватское и мусульманское население изгонялось армией Младича. Обе стороны, не стесняясь, создавали концентрационные лагеря.

В мае 1992 года лидер боснийских сербов Караджич и лидер боснийских хорватов Бобан в принципе достигли соглашение о разделе территории Боснии и Герцеговины, однако, это соглашение не было принято руководителем Боснии и Герцеговины Изетбеговичем, который настаивал на сохранение единой БиГ, которую он видел исламским государством, да и мировая общественность не была заинтересована в таком урегулировании. В результате 3 июля 1992 года было провозглашено Хорватское Государство в Боснии и Герцеговине. Началось хорватско-мусульманское противостояние. Хорватские силы полностью заняли район Герцег-Босна на юге БиГ. Сербы контролировали северные районы вдоль реки Сава, Боснийскую Посавину. В начале 1993 года около 70 процентов территории БиГ контролировалось армией Младича, 20 процентов — хорватскими силами и около 10 — мусульманами.

Исламский мир не остался безучастным к избиению братьев по вере в Боснии. Тысячи моджахедов из Турции, Ирана и других стран хлынули на помощь Изетбеговичу. К апрелю 1995 года в армии Изетбеговича было около 20 тысяч наемников, в том числе, моджахеды Усамы Бен-Ладена, который в ту пору еще вполне дружил с американцами. Славянские и другие наемники воевали в армии Младича, а «солдаты удачи» из европейских стран — на стороне хорватов. По некоторым данным, на стороне Младича, кроме русских добровольцев, воевали греки, болгары, возможно еще кто-то, однако, общее число добровольцев за все время войны не превышало 1000 человек. В таких условиях никто не думал ни о цивилизованных нормах ведения военных действий, ни о мирном населении. Да и вообще, какие там нормы во время всеобщей резни, в которую неизбежно превращается любая гражданская война. Война стала принимать характер боевых действий против Республики Сербской мусульманских формирований, действовавших под прикрытием «миротворцев» из «зон безопасности», которые охранялись войсками ООН. (Бихач, Горажде, Жепа, Сараево, Сребреница и Тузла).

Практически с самого начала конфликта мировая общественность суетилась вокруг Боснии и Герцеговины, вырабатывая планы урегулирования один лучше другого. Но эти планы или отвергались конфликтующими сторонами, или были неприемлемы главному заинтересованному лицу — Соединенным Штатам Америки. США, судя по всему, ставили своей задачей создание на Балканах государственных структур, которые в будущем могли бы быть использованы в интересах США против объединенной Европы, контуры которой уже ясно обозначились к тому времени. Ставка, очевидно, делалась на мусульманскую Боснию и, впоследствии, на Косово. Кроме того, позиции США в мусульманском мире после «Бури в пустыне» были подорваны, и американцы старались изо всех сил найти «хороших» мусульман» и противопоставить их «плохим». Таким образом убивалось сразу два зайца. Был отдан приказ об использовании ВВС США для снабжения воздушным путем осажденных мусульманских городов. Авиация США и НАТО вела патрулирование воздушного пространства Боснии и Герцеговины. Сербия и Черногория, которых считали главными виновниками конфликта, постоянно получали угрозы прямой военной акции со стороны США и НАТО. Продолжалось эмбарго в отношении СРЮ.

5 февраля 1994 года на рынке в Сараево был организован взрыв, в результате которого погибло семьдесят человек. Кем он был организован — история покажет, нет ничего тайного, что однажды не стало бы явным. В реальной обстановке того времени меньше всего во взрыве была заинтересована Сербия, но именно ее немедленно обвинили в этом взрыве. Сложились условия для дружбы мусульман и хорватов, и в конце марта 1994 года была создана Мусульманско-Хорватская Федерация Боснии и Герцеговины. В августе 1994 года СРЮ закрыла свою границу с Сербской Республикой БиГ, ввело против нее экономическую блокаду и допустила на свою территорию международных наблюдателей для контроля границы.

Этот неожиданный шаг поставил армию Младича в тяжелейшее положение. Лишенная тыла, лишенная возможности пополнения боеприпасов и горючего, она осталась один на один с усиленно вооружаемой и пополняемой опытными моджахедами мусульманской армией Изетбеговича плюс воспитанной американцами и оснащенной немцами хорватской армией. Причин такого поворота событий по крайней мере две. Главное, мировая общественность с помощью России медленно, но неуклонно загоняла в угол Сербию и Милошевича. К середине 1994 года Милошевич, очевидно, понял, что Ельцин полностью контролируется Западом, и все надежды на объективное посредничество России в боснийской войне более, чем беспочвены. Вторая причина носила личный характер. Радован Караджич все более и более приобретал черты сербского общенационального лидера. Соперничества Милошевич терпеть не мог.

В августе 1995 года хорватская армия, успешно завершив операцию «Буря» по разгрому Сербской Краины, начала наступление на сербские позиции в Боснии и Герцеговине. Неизвестно, как развивались бы дальнейшие события, учитывая, что вооруженные формирования Сербской Краины были несравнимо слабее армии Младича, даже лишенной тыла. Но — был организован по той же схеме еще один взрыв на том же рынке в Сараево, ответственность за него возложили опять на Сербию, в результате авиация НАТО приступила к нанесению методичных ракетно-бомбовых ударов по позициям боснийских сербов и населенным пунктам Республики Сербской. Бомардировки продолжались с 30 августа по 10 октября. Армия Младича была поставлена в крайне трудное положение. Сербская Республика БиГ вынуждена была принять кабальные условия мирного соглашения, известного как Дейтонские Соглашения, поскольку переговоры велись в Дейтоне, США. Подписание мирного соглашения по Боснии и Герцеговине состоялось в Париже 14 декабря 1995 года. Та же самая мировая общественность проигнорировала известный факт, что в том же самом августе 1995 года хорватская армия выпустила по вполне гражданскому городу Книн 3000 (три тысячи) снарядов. Ни один самолет НАТО не был поднят в воздух для удара по Загребу. Не стоит упоминать, что население Книна было, в основном, сербским.

Гражданская война в Боснии и Герцеговине унесла жизни около 200 тысяч человек, более пятисот тысяч было ранено, число беженцев и перемещенных лиц превысило три миллиона человек. На очереди было Косово.

 

Детали распада: Македония

То ли мировая общественность не проявила достаточного интереса к этой части Югославии, то ли проявила, но побоялась пока затронуть регион, в котором к обычному набору интересов добавлялись еще и существенные интересы Болгарии, Греции и Албании, но выход Македонии из СФРЮ прошел достаточно мирно. Ее, конечно, дестабилизируют, но гораздо более потом, когда в Косово будет создан прочный плацдарм, а ситуация в остальных республиках бывшей Югославии будет более или менее под контролем.

Независимость Македонии была провозглашена 17 ноября 1991 года, то есть чуть позже, чем в остальных республиках СФРЮ. 21 февраля 1992 года был подписан договор с еще существовавшей СФРЮ о выводе войск Югославской Народной Армии с территории Македонии. В декабре 1993 года границу Македонии прикрыл контингент миротворческих сил ООН, всего 1100 человек. Никакого особого кровопролития при этом отмечено не было.
Нет мировой общественности — нет крови.
Наверное, это случайное совпадение.

 

9. Лирическое отступление: двойные стандарты

Не хочу быть совсем уж голословным. Перед нами текст официального документа:
Сверить с оригиналом можно на сайте http://www.un.org/icty/indictment/english/got-ii010608e.htm

«ДЕЛО N: IT-01-45-I
ВТОРОЙ СПИСОК К ОБВИНИТЕЛЬНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ
Пункты 4 и 5
Акты частичного и полного разграбления и/или уничтожения собственности, совершенные между 4 августа и 15 ноября 1995 года.

Муниципалитет Бенковач
Примерно 1300 домов в 14 селах и деревнях
Муниципалитет Доний Лапач
Примерно 600 домов в 37 селах и деревнях
Муниципалитет Дрниш
Примерно 750 домов в 29 селах и деревнях
Муниципалитет Грачач
Примерно 700 домов в 40 селах и деревнях
Муниципалитет Книн
Примерно 3000 домов в 83 селах и деревнях
Муниципалитет Кореница
Примерно 4700 домов в 52 селах и деревнях
Муниципалитет Обровач
Примерно 200 домов в 7 селах и деревнях
Муниципалитет Шибеник
Примерно 250 домов в 8 селах и деревнях
Муниципалитет Синь
Примерно 600 домов в 14 селах и деревнях
Муниципалитет Задар
Примерно 1300 домов в 14 селах и деревнях…»

Всего 13 400 домов в 278 деревнях. Нет, это не то, что вы подумали. Это не из обвинения Слободану Милошевичу. Но это действительно Гаагский трибунал по бывшей Югославии, и под этим документом стоит подпись той самой Карлы Дель Понте, которая не смогла посадить за решетку лидера Солнцевской преступной группировки, не уберегла от соблазна человека, похожего на генпрокурора Скуратова и, наконец, не смогла доказать причастность Баджета Пакколи к финансированию — нет, об Армии Освобождения Косово речь вообще не идет — к финансированию через кремлевского завхоза Павла Бородина триумфальных выборов Б.Н. Ельцина в Президенты России в 1996 году.

21 мая 2001 года Карла Дель Понте подписала обвинительное заключение некоему Анте Готовине, бывшему офицеру французского Иностранного легиона, прибывшему на Балканы к моменту развала Югославии и сделавшему немыслимую карьеру в рядах доблестной Хорватской армии: от замкомандира отряда спецназа до генерал-полковника, командующего военным округом. Именно он возглавлял Сплитский военный округ и именно под его командованием была проведена победоносная операция «Шторм» или по-хорватски «Олуя». Именно его бойцы сожгли и разграбили почти 300 сел в Книнской Краине. Кстати, генерал-полковником он был назначен как раз в августе 1995 года, так сказать, подняли боевой дух и вдохновили на дальнейшие ратные подвиги. Вернемся к Гаагскому Трибуналу, к обвинительному заключению Карлы Дель Понте.

«…18. Между 4 августа 1995 года и 15 ноября 1995 года хорватские (вооруженные) силы разграбили общественную или частную собственность, включая дома, хозяйственные постройки, амбары и скот, принадлежащие Краинским сербам. Во втором списке, приложенном к настоящему документу, перечислены отдельные примеры такого разграбления общественной или частной собственности.

 

Уничтожение собственности

19. Между 4 августа 1995 года и 15 ноября 1995 года хорватские (вооруженные) силы сожгли или злонамеренно разрушили села, дома, хозяйственные постройки, амбары и скот, принадлежащий Краинским сербам, как бежавшим, так и тем, кто остался в своих селах. Во втором списке, приложенном к настоящему документу, перечислены отдельные примеры таких разрушений.

 

Депортация / Насильственное изгнание

20. Между 4 августа 1995 года и 15 ноября 1995 года те, кто оставался или возвратился в свои дома, в конечном итоге были насильственно вынуждены бежать из этого района в течение нескольких недель после наступления в результате непрекращающихся убийств, поджогов, грабежей, насилий, террора и угроз физической расправы людям и уничтожения собственности, совершаемых хорватскими силами.

Суммарный эффект этих незаконных актов вылился в крупномасштабную депортацию и/или перемещение примерно от 150 000 до 200 000 Краинских сербов в Боснию и Герцеговину и в Сербию.

 

Другие противогуманные акты

21. Между 4 августа 1995 года и 15 ноября 1995 года Краинские сербы подвергались также бесчеловечному обращению, постоянным унижениям и издевательствам со стороны хорватских сил.

22. Преследования Краинских сербов были настолько крупномасштабными, что сербское население муниципалитетов Бенковач, Доний Лапач, Дрниш, Грачач, Книн, Кореница, Обровач, Шибеник, Шинь и Задар катастрофически сократилось…»

Вот это и есть война. Это и есть национальное освобождение, права человека, свобода, независимость и пр., и пр. Это и есть то, чего избежал недемократичный Иосип Броз Тито после 1945 года. Мы об этом уже говорили, и я привел этот документ не потому, что случай с Краинскими сербами в эту войну был исключительным. Я уже говорил о 3000 снарядах, выпущенных по мирному Книну. Можно было бы привести Сребреницу и Мостар, Горажде и Сараево — везде ситуация была примерно одинаковая, даже если во главе операции стояли не бывшие французские легионеры, а бывшие сербские генералы, или, упаси Аллах, действующие полевые командиры моджахедов. Это и есть война.

Я даже не хочу сказать, что в Гаагу привлекли не Франьо Туджмана (он правда успел недавно мирно скончаться, как говорил Зощенко, при нотариусе и враче) и не других высших руководителей Хорватии, а бывшего беглого француза — что с них возьмешь, с легионеров! Обратите внимание на даты. Обвинительное заключение подписано аж в мае 2001 года. В это время Республика Сербская Краина давно уже не существовала, беженцы нищенствовали там, где нашли приют, в Боснии хозяйничал контингент НАТО, и даже в Косово мировая общественность вовсю наслаждалась свободой и демократией под прикрытием тех же натовских войск. Правда, албанские террористы из-под носа той же общественности, из Косово, уже начали дестабилизировать Македонию — но об этом потом.

Я хочу сказать, что в августе 1995 года мировая общественность не могла не знать реального положения вещей, не могла не знать о геноциде и этнических чистках, проводимых демократическими хорватскими руководителями. Знала! Но слишком уж заняты были в это время лучшие демократические умы человечества добиванием остатков федерации, которую защищали Сербия и Черногория. Слишком уж их беспокоила в то время проблема Милошевича. Поэтому после еще неизвестно кем организованного обстрела Сараевского рынка — обрушить мощь авиации НАТО на сербские позиции! (Впрочем, это не совсем так: специалисты говорят что оба взрыва на рынке в Сараево были результатом операций «Циклон-1» и «Циклон-2», организованных западными спецслужбами и выполненных руками мусульман. См.об этом у Константина Никифорова в уже упомянутой книге «Между Кремлем и Республикой Сербской»). Созвать Совет Безопасности и пусть пригвоздит эту Сербию к позорному столбу международного осуждения! Пусть Совбез обеспечит тотальную изоляцию и Сербии и Черногории! Ну вы знаете, когда мировая общественность разбушуется, удержу ей нет и не будет.

Почему же она не бушевала по поводу хорватских преступлений?
Почему же она не бушевала по поводу мусульманских преступлений?
Почему же она игнорировала мирных мусульман, которые под руководством Фикрета Абдича попытались устраниться от кровавой бойни и создали светскую мусульманскую автономию в Цазинской Краине?

Я не буду отвечать на этот вопрос. Ответ слишком уж очевидным.

 

* 10. Дейтонские соглашения

 

НАТО вместо ООН

История Дейтонских Соглашений — это история цинизма и предательства, подлости и коварства, история конструирования внешних событий под догматические концепциии, история навязывания слабому воли сильного. И все это — не считаясь с ценой. А цена была одна: кровь людей, которые когда-то были живыми, и страдания тех, кому повезло остаться в живых. Кровь и страдания тех самых сербов, хорватов и мусульман, которым так плохо жилось в единой Югославии. Если когда-либо под влиянием временного заблуждения или под зомбирующим воздействием средств массовой информации у вас вдруг исчезнет естественное сомнение в искренности тех, кто провозглашает высокие лозунги о демократии, правах человека, праве на самоопределение вплоть до отделения и пр., — вернитесь к истории распада Югославии вообще и к Дейтонским соглашениям, в частности.

С самого начала мировая общественность была обеспокоена тем, что лидеры конфликтующих сторон в Боснии — Туджман, Изетбегович и Караджич — сами и вполне мирно договорятся о дальнейшей судьбе своих народов, которым выпало жить в этой более географической, чем государственной единице — Боснии и Герцеговине. Опасения мировой общественности были не напрасны — по крайней мере один раз, еще в 1992 году, боснийские лидеры были готовы и близки к этому. Но кому-то очень была нужна война, нужно было наказать Сербию и сербов, раз и навсегда решить так называемый «сербский вопрос», ставший центральным, нужно было утвердиться на Балканах так, чтобы определять здесь развитие событий, а не принимать их такими, какими бы их хотели видеть сами жители многострадального полуострова.

Я уже говорил, что планов урегулирования было более, чем достаточно. Это планы посредничавших под той или иной эгидой лорда Каррингтона, сменивших его Сайруса Вэнса и Давида Оуэна, затем того же Давида Оуэна и Турвалда Столтенберга, Джимми Картера и, наконец, так называемой контактной группы. Все эти планы грешили тем, что не учитывали ни реальностей, складывающихся в Боснии, ни интересов сторон. Большинство этих планов было далеко от того, чтобы рассматривать интересы боснийских сербов на равноправной основе с боснийскими хорватами и боснийскими мусульманами. Ни у кого не вызывали сомнений права Хорватии в связи с Боснией, но и речи не шло о симметричных правах Сербии, задавленной экономической блокадой, самой жестокой за последние десятилетия, и ставшей объектом психологической войны, развязанной в западных средствах масовой информации.

Международная контактная группа — это вообще очень специфическое образование. Дело в том, что после распада Советского Союза мировую общественность, и в первую очередь Соединенные Штаты Америки, уже не устраивал тот миропорядок, который сложился в результате Второй Мировой войны, Ялтинских и Потсдамских соглашений, созданных и подписанных при непосредственном участии Сталина. Роль Организации Объединенных Наций, Совета Безопасности и других инструментов все чаще и чаще стали играть НАТО, Европейский Союз, ОБСЕ, а то и непосредственно США, а международное право стало подменяться правом сильного. Международная контактная группа как раз и являлась одной из попыток создать новые механизмы взамен тех, которые исправно функционировали в течение почти пятьдесяти лет.

Международная контактная группа по урегулированию в Боснии и Герцеговине была создана по инициативе США и состояла из представителей США, Германии, Великобритании, Франции и России. Она была создана для посредничества на переговорах, но присвоила себе право решать такие важнейшие вопросы, относящиеся к компетенции Совета Безопасности ООН, как введение и отмена санкций и применение силы. Вроде бы все в порядке: и США и Великобритания, и Франция и Россия являются постоянными членами Совбеза. Но отметьте два маленьких нюанса: в контактной группе появилась Германия, не являющаяся постоянным членом СБ ООН, но имевшая очень определенные интересы на Балканах; в ней не был представлен постоянный член СБ ООН Китай, принципиальная позиция которого по Балканам была хорошо известна. Более того, Совет Безопасности имеет четко прописанные процедуры, в том числе, право вето у его постоянных членов. Контактная группа поначалу принимала решение на основе консенсуса, потом это как-то забылось и работа группы проходила при доминировании США.

Ходили разговоры о том, что между ООН и НАТО был подписан секретный меморандум о взаимопонимании, по которому право выбора момента и целей для нанесения воздушных ударов передавалось командованию НАТО. Говорят, таким образом Бутрос Гали, тогдашний генсек ООН, смог решить проблемы, возникшие у его племянника, арестованного за торговлю наркотиками. В любом случае, воспользовавшись взрывом на рынке в Сараево, НАТО в обход ООН начало свою собственную войну против окруженной со всех сторон и всеми преданной Республики Сербской. Удары наносились, в основном, силами ВВС США с авиабаз в Италии, авианосцев Шестого флота и крылатами ракетами с крейсеров, находящихся в Средиземном море.

Одновременно тогда же, в августе 1995, года появилась новая американская инициатива по урегулированию в Боснии. Помощник Президента США по национальной безопасности Лейк отправился в поездку по европейским столицам, а заместитель госсекретаря Холбрук был отправлен на Балканы с той же миссией — добиться принятия этой инициативы. Тем временем под прикрытием массированных бомбардировок мусульманские формирования и хорватская армия перешли в наступление и захватили территорию, соответствующую 51% от всей территории Боснии и Герцеговины, выделявшимся им по американскому плану. Путь к Дейтону был открыт.

 

Детали соглашений

(Текст Дейтонских соглашений можно найти по адресу: http://www.state.gov/www/regions/eur/bosnia/bosnia_hp.html#accords)

Переговоры на авиабазе США вблиз города Дейтон в штате Огайо проходили с 1 по 21 ноября 1995 года. В них принимали участие представители стран-членов Международной контактной группы, а также президенты Сербии Слободан Милошевич, Хорватии — Франьо Туджман, Боснии и Герцеговины — Алия Изетбегович и президент Черногории Булатович. Лидеры боснийских сербов Радован Караджич и генерал Ратко Младич уже давно находились в розыске по обвинению Международного трибунала по бывшей Югославии и присутствовать, естетственно, не могли. Боснийских сербов представляли Краишник, Колевич и Буха, входившие в состав делегации Сербии. Между Радованом Караджичем и Слободаном Милошевичем состоялась предварительная договоренность по поводу Дейтонских соглашений в присутствии Его Святейшества господина Павле, Патриарха Сербского. Ни к Изетбеговичу, ни к Туджману у Международного трибунала вопросов, естественно, не было.

Сторонами соглашения были Босния и Герцеговина, Федеративная Республика Югославия и Хорватия. Соглашение было подготовлено на четырех языках: боснийском, сербском, хорватском и английском. Соглашение состояло из Рамочного соглашения, одиннадцати приложений, причем первое приложение было разбито на две части 1А и 1В — военные аспекты и аспекты региональной стабилизации. К соглашению были также приложены карты в масштабе один сантиметр равен шести километрам с линией разграничения, которая позже была перенесена на нормальную карту с масштабом в одном сантиметре пятьсот метров. Соглашение также подписывалось государствами — членами контактной группы. Торжественное подписание мирного соглашения по Боснии и Герцеговине, подготовленного в Дейтоне, состоялось в Париже 14 декабря 1995 года.

Босния объявлялась формально единым государством, внешние границы которого совпадали с административными границами, которые она имела в СФРЮ. Высшим органом власти устанавливался парламент, состоящий из двух палат: Палаты представителей (42 депутата) и Палаты национальностей (15 депутатов). Решения парламента должны приниматься при согласии всех трех сторон.

Президиум Республики Босния и Герцеговина состоит из трех членов — мусульманина, серба и хорвата. К ведению Республики БиГ относятся министерства финансов, иностранных дел, внешнеэкономических связей, юстиции и министерство по делам беженцев. Все остальные вопросы относятся непосредственно к ведению двух равноправных государственных образований: Республики Сербской и мусульманско-хорватской Федерации Босния и Герцеговина. Каждое из этих образований имеет право вступать в особые отношения с соседями: Югославией и Хорватией. Республика Сербская делегирует в Палату представитеелей 14 депутатов, в Палату национальностей 5 депутатов, Федерация Босния и Герцеговнина — соответственнно 28 и 10.

И Республика Сербская, и Федерация Босния и Герцеговина получили право выбирать собственного президента и парламент, формировать правительство, иметь собственные вооруженные силы. К Республике Сербской отходило 49%, а к Федерации БиГ 51% территории бывшей БиГ. Линия разграничения практически совпадала с линией фронта на момент переговоров.

По отдельному решению Совета Безопасности ООН в Республику БиГ вводился 60-тысячный контингент войск НАТО для обеспечения выполнения подписанных соглашений. Впервые в истории миротворческая миссия стала проводиться не под эгидой ООН, а непосредствено блоком НАТО. Главное — начать. Через какое-то время натовские миротворцы появятся и на территории собственно Сербии — в Косово.

Мусульмане получали по Соглашениям все Сараево. Это немедленно привело к этнической чистке, явившейся результатом уже Дейтонских соглашений. Около 150 тысяч сербов, проживавших в пяти районах Сараево и его окрестностей вынуждены были бежать, справедливо опасаясь мусульманского террора. Проживавшие в Сараево хорваты также, в основном, покинули город, и он стал этнически однородным.

В то же время сербы не получили район Горажде, в котором они были крайне заинтересованы. Дело в том, что одной из тактических целей сербов было не допустить выхода мусульманских территорий к границам собственно Югославии, где проживало, в основном, мусульманское население (район Нового Пазара и Косово). Более того, специально для мусульман через сербские территории был проведен коридор от Сараево на восток к Горажде, то есть, до реки Дрина. Тем самым сербская территория практически разрезалась на две части, сообщение между которыми возможно только через мусульманский теперь район Горажде, поскольку по правому берегу Дрины и далее на восток простирается гористая местность с высотами 1500-1700 метров и дорог там нет.

Крайне невыгодным для сербов было и решение проблемы Посавинского коридора в районе города Брчко. Этот коридор на северо-востоке БиГ уже не только практически, но и физически резал Республику Сербскую на две части: его ширина всего четыре (!) километра, с севера река Сава, за ней — Хорватия. С юга — мусульманско-хорватская Федерация. Минимальная ширина коридора для пролета гражданской авиации — 20 километров, на этом и настаивали сербы, они даже достигли предварительной договоренности с хорватами и мусульманами. Но кто их станет слушать! В Дейтоне решили по-другому.

 

Большая игра

Все основания быть довольной Дейтонскими соглашениями были на Балканах только у Хорватии. Она решала практически все свои государственные задачи. Была решена проблема Восточной Славонии и Книнской Краины: они были очищены от сербов, а обсуждавшаяся прблема «2К» — предоставление сербам в Краине такой же автономии, которую Сербия должна была предоставить албанцам в Косово — была потихоньку забыта. Хорватия стала унитарным государством без всяких автономных образований. Она также получила буферное пространство, отделяющее ее от собственно Сербии и от боснийской Республики Сербской. Тот же полуостров Превлаки, который она уже была однажды готова отдать, оставался в ее руках, что обрекало Югославский флот, запертый в Которской бухте, из которой не было другого выхода.

В определенной степени выиграли мусульмане. Изетбегович получил независимую, хотя и хрупкую Боснию и Герцеговину, ставшую по сути подмандатной территорией НАТО, вооружил свою армию, получил в свое полное распоряжение Сараево, и, главное, установил особые отношения с Соединенными Штатами.

Республика Сербская получала кое-что, но немного: международное признание и снятие эмбарго. Но она потеряла своих пассионарных лидеров, а пришедшие им на смену оказались далеко не того уровня, который необходим для молодой страны. Ее заставили разоружиться. Ее лишили доступа к важнейшим промышленным центрам, природным ресурсам и инфраструктуре. Ее лишили последнего союзника. Уже после Дейтонских соглашений ее фактически лишили и жизненно важного Посавинского коридора, передав город Брчко под международный контроль и разорвав тем самым молодую республику на две части.

Больше всего выиграли, конечно, Соединенные Штаты Америки. Они полностью и с блеском решили все свои задачи:
 Обеспечено доминирование на европейском пространстве идеологических ценностей, защищаемых США.
 Обеспечено долгосрочное политическое и военное присутствие США на Балканах с опорой на дружественные режимы в Словении, Хорватии и Федерации Босния и Герцеговина.
 Создан крупный военно-стратегический опорный пункт в Тузле к северу от Сараево, дающий возможность контролировать не только Балканы, но и Ближний Восток.
 Установлен важный прецедент и отработан механизм отстранения Организации Объединенных Наций, а также выдвижения на первый план НАТО в решении сложных международных вопросов.
 Установлен важный прецедент использования вооруженных сил НАТО в боевых действиях за пределами обычной сферы ответственности этого блока.
 Россия, всегда игравшая ведущую роль на Балканах, была или полностью вытеснена из Балканской политики, или отодвинута на второстепенный план.

Выиграли Соединенные Штаты Америки. Проиграли те самые двести тысяч человек, которые до войны за независимость были вполне живыми, а в результате войны стали навсегда мертвыми. Проиграли те самые миллионы униженных и обездоленных людей, выгнанных войной из своих домов. Проиграли их дети, лишенные детства.

На этом фоне тотальный политический, идеологический и военный проигрыш Сербии смотрится не таким уж значительным. Тем более, что самые большие унижения для Сербии были еще впереди. Впереди было Косово. Впереди был арест и выдача Милошевича. Впереди был Гаагский трибунал. Мировая общественность, раззадоренная небывалым успехом в Боснии, остановиться уже не могла.

 

* 11. Лирическое отступление: а где же Россия?

Все-таки классики марксизма-ленинизма были абсолютно не правы, принижая роль личности в истории. Ну представьте себе: 1939 год, Москва, Кремль. Идет передел мира, последний перед войной. Приезжает к нам Иоахим фон Риббентроп. А во главе России не Иосиф Виссарионович, вполне трезвый и всегда адекватный, а допустим, какой-нибудь Борис Николаевич. А министром иностранных дел у него не Вячеслав Михайлович Молотов, а тот же Момчило Перишич. Представляете, как бы они тогда переделили мир, и где бы была пресловутая линия по Одеру-Нейссе! Наверное, где нибудь на Урале. Такая вот диалектика.

Россия в 1991-1995 гг находилась в таком же тяжелом положении, как и Югославия. Только что полным поражением закончилась десятилетняя афганская авантюра Советского Союза. Шесть лет правления Раисы Максимовны и Михаила Сергеевича Горбачевых были окрещены народом «катастройкой» (от «катастрофа» и «перестройка»). Поверив по наивности в «общечеловеческие ценности», усердно пропагандируемые Западом, Горбачев сделал все, чтобы ускорить распад Союза, впрочем, распад к тому времени уже практически неизбежный. Последние судороги империи и ее бессилие обозначил опереточный путч ГКЧП. Результатом столкновения личных амбиций бывшего секретаря Свердловского обкома КПСС Ельцина, ставшего Президентом РСФСР, и последнего генсека КПСС Горбачева было поспешное, тайком от всех, подписание Беловежских соглашений, вколотивших последний гвоздь в гроб нерушимого Союза свободных теперь республик. Вместе с кончиной СССР куда-то внезапно исчезла, просто разбежалась по домам КПСС, руководящая и направляющая сила общества. Самой большой утратой было то, что стало исчезать главное достижение СССР: новая историческая общность — советский народ.

Далее была спираль гиперинфляции, разгул уличного бандитизма, первое ограбление народа — финансовые пирамиды Мавроди и всякие там «Чары», «Тибеты», «Властилины» и пр. Потом пришли Гайдар с Чубайсом, и состоялось второе ограбление народа, когда в результате ваучерной приватизиции была по-большевистски быстро решена задача создания класса собственников и — попутно — задача демонтажа экономического могущества страны. Шла срочная распродажа имущества страны и армии, с каждым днем все больше и больше терявшей боеспособность. За неделю сколачивались сказочные состояния. Из года в год каждый месяц из страны на Запад вывозились миллиарды долларов. Уже прозвучало пресловутое «берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить», фактически поставившее Россию на грань распада на феодальные княжества и породившее Чечню. Затем пришел октябрь 1993 года, когда по приказу Ельцина танки Таманской дивизии в упор расстреляли здание Верховного Совета РФ, где держали оборону Вице-Президент РФ Александр Руцкой и Председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов.

Куда-то стала незаметно исчезать витийствующая интеллигентская братия, расцветшая пышным цветом при Горбачеве и приведшая к власти Ельцина. Во власть стали приходить настоящие хозяева, «новые русские» в малиновых пиджаках, золотых цепях в палец толщиной, при «Мерседесах», «мобилах» и толстомордых охранниках. По всем каналам наконец-то свободного телевидения стала растекаться мутная грязь из самых дешевых западных отстойников, дополняемая срочным внедрением новых стереотипов поведения в стерильные мозги населения, отученного от самостоятельного мышления и анализа за долгие годы господства исторического материализма и товарища Суслова.

МИД Российской Федерации создавался на базе МИДа РСФСР, второстепенной во времена СССР конторы, занимавшейся тогда в основном представительскими вопросами и организацией поездок руководителей Советской России в зарубежные командировки, оплачиваемые в экзотической у нас свободной валюте — хотя и не очень щедро. Отсюда и соответствующий уровень подготовки некоторых дипломатов. Говорят, что тогдашний министр иностранных дел РФ Андрей Козырев на одном из первых заседаний парламентского комитета по международным делам «путал Словению и Славонию, думал, что все народы этого региона — православные, не знал, где находится Дубровник». (См. уже упомянутую работу Константина Никифорова «Между Кремлем и Республикой Сербской», стр.26). Доходило до того, что на Балканы Козырева стали направлять в сопровождении Павла Грачева. Бывший боевой командир, десантник, не заканчивавший дипломатических «академиев», лучше профессиональных дипломатов понимал и отстаивал геополитические интересы России. На слушаниях в Думе 9 сентября 1995 года в адрес Козырева звучали достаточно хлесткие и характерные выражения: «…для того, чтобы решить балканскую проблему надо убрать министра Козырева», «…Он совершил преступление, за которое его нужно наказывать в уголовном порядке», «…я не могу назвать его министром иностранных дел, это министр национального позора…». (Там же, стр. 181).

Да собственно, дело даже не столько в личности Козырева, и не в том, был ли он платным агентом империалистических разведок или агентом их влияния, сколько в личности самого Ельцина. Царь Борис вполне мог перепутать — и не где-нибудь, а на важнейшей пресс-конференции перед поездкой на Генеральную ассамблею ООН, — Младича и Караджича с Туджманом и Изетбеговичем.(Там же, стр 196). Вообще, мне кажется, что провинциальному даже по нашим меркам и слабо образованному Ельцину очень уж хотелось войти в круг избранных вершителей судеб, руководителей мировых держав. Тем более, что это удалось Горбачеву, любимцу западной публики, а зависть и ненависть к Горбачеву несомненно были одним из мощных внутренних стимулов спонтанных действий Ельцина. Поэтому какие там Балканы, какие там геополитические интересы России! Ты давай, в «восьмерку» меня обеспечь, понимашь!

В пользу Козырева говорит как раз то, что будучи чутким царедворцем он быстро уловил эту слабинку Ельцина и делал все, чтобы ублажить патрона. Отсюда и то безграничное доверие, которое Ельцин питал к Козыреву. Отсюда и обреченность попыток разумных политиков — помощника Президента по Национальной безопасности Юрия Батурина, руководителя Службы внешней разведки Евгения Примакова, начальника ГРУ ГШ (военной разведки) Федора Ладыгина, московского мэра Юрия Лужкова и некоторых других — поменять направление внешней политики России с лакейского обслуживания интересов Запада на служение собственным интересам России.

Технически в России в это время существовало по крайней мере три центра, формулировавших ее внешнюю политику: МИД РФ, аппарат помощника Президента по международным делам и аппарат помощника Президента по национальной безопасности. Кроме того, доступ к президенту по этим вопросам имели военные. Свою внешнюю политику пыталась формулировать Госдума, вынужденная, кстати, к этому явным провалом козыревского МИДа. Можете вообразить, какие противоречивые сигналы шли из Москвы к тем же югославским руководителям или к руководителям Республики Сербской при таком разнобое в Кремле и вокруг него.

Руководителей Словении, Хорватии и Боснии и Герцеговины мнение России, скорее всего, уже вообще не интересовало. Россия была вытеснена из Балканской политики. Доржавеют ядерные ракеты РТ 23-УТТХ под Саратовом и еще более старые УР100-НУТТХ под Калугой и в Бологом — а это случится уже через пять или, в лучшем случае, через десять лет — она будет окончательно вытеснена и из мировой политики вообще.

Но вернемся к Балканской политике России в 1991-1995 гг. Я позволю себе длинную цитату из огромного труда, подготовленного под руководством Алексея Ивановича Подберезкина общественно-политическим движением «Духовное наследие» и РАУ-Корпорацией:

«Среди вольных и невольных просчетов российской дипломатии следует назвать:
1. Признание независимости Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины.
2. Политику двойного стандарта: вся вина за конфликт возлагалась на сербских ‘национал-коммунистов’.
3. Увязку вопроса о решении кризиса с внутренним политическим устройством Сербии и Черногории.
4. Присоединение к санкциям ООН против СФРЮ и сербов в Боснии.
5. Поддержка всех резолюций СБ ООН, даже если была очевидна их односторонность. Россия избегала использовать право вето, в то время как США блокировали предложения России, не задумываясь о единстве Совета Безопасности.
6. Давление исключительно на сербскую сторону с целью получения максимальных уступок.
7. Невыполнение данных сербам обещаний.
8. Неучитывание национальных интересов России в угоду интересам Запада.
9. Отсутствие контакта с боснийскими сербами и отклонение их просьб стать посредниками в урегулировании кризиса, а также предложений самих сербов по урегулированию’.
(«Россия-2000. Современная политическая история (1985-1999 годы)», т.1, стр.773)

О давлении исключительно на сербскую сторону и угодничестве перед Западом очень подробно написано у Константина Никифорова, очевидца и участника как переговоров с сербами, так и внутренних интриг, в той самой книге «Между Кремлем и Республикой Сербской». К.Никифоров приводит и еще одну очевидную причину пресмыкания ельцинского руководства перед Западом: кредиты — обещанные, но так и не полученные многомиллиардные займы, в которых так нуждался режим, разваливший страну, и которые Запад держал перед нашим носом, как держат граненый стакан перед страждущим с утра алкоголиком, впрочем, не позволяя прикоснуться к нему грязными и дрожащими от похмелья руками.

И какие бы чудеса героизма ни творили наши бравые десантники, входившие в миротворческий контингент в Боснии и Герцеговине, которым приходилось практически своими телами закрывать братьев-сербов от моджахедов, действовавших под прикрытием западных «миротворцев», они уже не могли спасти чести России. Единственное, что они смогли сделать, — сохранить на Балканах частичку теплого воспоминания о русских людях, к которым балканские славяне всегда искренне тянулись и которым всегда верили.

А ответ на вопрос: где же Россия? — вы уже знаете: там, куда ее привели так называемые демократы. На обочине мировой истории. Вместо почти реального тогда хрущевского «Догоним и перегоним Америку!» впору выдвигать «Догоним и перегоним Верхнюю Вольту». Хотите несколько цифр?

В США расходы на образование в полтора раза больше, чем на оборону. У нас на оборону тратится в четыре раза больше, чем на образование и не потому, что такие уж гигантские у нас расходы на оборону. На оборону — на все про все — мы тратим нищенские 9 миллиардов долларов в год. Американцы — в сорок с лишним (!) раз больше — 379 миллиардов. А вот на образование они тратят 565 миллиардов против наших 2,6. Причем, теперь, в отличие от советских времен, уровень цен у нас даже, пожалуй, повыше, так что фактическое наполнение одного доллара у нас вряд ли выше, чем у американцев. 379 и 9. Это в сорок два раза больше. Не на сорок процентов и даже не в четыре раза. В сорок два раза! Отсюда и вся мировая политика.

Причем, это вовсе не свидетельство нашего миролюбия — это свидетельство тотальной нищеты страны, богатства которой выкачиваются на Запад не снижающимися темпами. Годовой федеральный бюджет США — 1 800 миллиардов полновесных долларов. Добавьте к этому бюджеты штатов — вряд ли понятие «дотационный субъект федерации» понятно американцам. У нас же весь бюджет 68,6 миллиарда долларов (при Ельцине вобще был около тридцати!), а большинство из 89 субъектов не в состоянии платить своим учителям, врачам и пенсионерам и сводят концы с концами только за счет дотаций из этого самого федерального бюджета. Зато по числу «Мерседесов-600» на наших улицах мы уверенно лидируем в мире. Да вот еще блин вчера испекли самый большой, в книгу Гинесса, говорят попали. Других достижений у нас, кажется, пока уже нет.

Так что, звиняйте: не до Балкан.

 

* 12. Милошевич — надежда нации

(Данные, в основном, с сайта Социалистической Партии Сербии http://www.sps.org.yu и http://www.serbianna.com Там же можно найти стенограммы Гаагского трибунала, включая стенограммы триумфальных для Милошевича допросов свидетелей обвинения, которые были подобраны Карлой Дель Понте и которых он буквально размазал по стенкам).

 

Путь наверх

Слободан Милошевич родился в 1941 году в Пожаровце, Сербия, куда его семья переехала из Черногории. В 1964 году он окончил юридический факультет Белградского университета. Карьеру начинал в мэрии Белграда, затем работал в крупнейшем югославском предприятии «Техногаз», был его генеральным директором. После этого стал президентом самого крупного сербского и югославского банка «Београдска Банка».

В восемнадцатилетнем возрасте Милошевич вступил в Союз Коммунистов Югославии, активно работал в молодежной организции СКЮ. Тем не менее, своей карьерой он обязан не столько своим безусловно выдающимся качествам — мало ли было в то время в Белграде способных комсомольцев из провинции! — сколько своей жене, Мирьяне Маркович, вернее, ее отцу Момчило Марковичу, который при Тито был высокопоставленнным партийным функционером. Через тестя Милошевичу удалось попасть в команду другого важного партийного руководителя Ивана Стамболича, который заметил молодого и целеустремленного Слободана и, взбираясь вверх по ступеням иерархии, тащил его за собой сначала в столичной, а затем и в сербской республиканской организации СКЮ.

В 1986 году Милошевич был избран в Президиум Союза Коммунистов Сербии. В апреле 1987 года во время визита в Косово, где сербское население подвергалось дискриминации со стороны албанского большинства, он произнес исторические слова «Никто не смеет вас бить!». Эти слова были произнесены по поводу грубого разгона демонстрации косовских сербов местной полицией, состоявшей в основном из этнических албанцев. Вернулся в Белград Милошевич национальным героем. После десятилетий борьбы против «сербского великодержавного шовинизма» впервые из уст партийного руководителя прозвучали слова, которых ждали все сербы. Таким образом Косово еще раз стало источником сербского национального возрождения. Косово создало Милошевича.

В сентябре 1987 года Милошевич уже полностью контролировал ЦК Союза Коммунистов Сербии. Для этого ему, правда, пришлось отправить в отставку своего покровителя Ивана Стамболича: политика, к сожалению, не терпит сантиментов. В течение 1988-89 года в ходе антибюрократической революции он сместил бывших руководителей Черногории и Воеводины. 28 июня 1989 года, Слободан Милошевич выступал перед почти миллионом сербов, собравшихся на Косовом Поле в день 600-летия исторической битвы с турками. В том же году Слободан Милошевич подавляющим большинством голосов был избран Президентом Сербии. Контроль над страной с тех пор находился в его руках более, чем десять лет.

После распада Союза коммунистов Югославии в 1990 году состоялись первые в истории послевоенной Югославии многопартийные выборы. Милошевичу удалось преобразовать Союз Коммунистов Сербии в СПС — Социалистическую партию Сербии. Такие же камуфляжные процессы прошли и в Словении, и в Хорватии, однако, только в Сербии новой старой партий удалось одержать убедительную победу: на первых многопартийных выборах в декабре 1990 года СПС получила 194 места в парламенте из 250. Одновременно Слободан Милошевич был уже в первом туре голосования избран Президентом Сербии, получив 65,34% голосов. За получившего второе место интеллектуала Вука Драшковича голосовало 11,72% сербских избирателей.

На досрочных выборах 1992 года Слободан Милошевич подтвердил неслучайность результата 1990 года. Снова уже в первом туре он получил 56,4% избирателей. Партия СПС несколько утратила свои позиции, оставаясь, правда, самой крупной партией в парламенте: 101 депутат из 250. Зато на местных выборах доминирование СПС было абсолютным: 69,8% муниципалитетов были под контролем СПС. Этот же успех партия повторила и на очередных выборах в 1997 году, причем, число мест в парламенте увеличилось до 110. Одновременно 23 июля 1997 года Слободан Милошевич был избран Президентом Югославии. На выборах Президента Сербии победил сторонник Милошевича Милан Милутинович, набравший 59,28% голосов в первом туре.

 

Один против всех

«В течение целого десятилетия он был объектом самых грубых нападок в средствах массовой информации, в которых доминировали США и которые стремились приписать жертве роль злодея и таким образом замаскировать грубую политику НАТО, которая использовала самые жестокие террористические методы, чтобы растерзать Югославию. Затем Президент Милошевич подвергся юридическому и политическому насилию со стороны властей своей собственной страны, которые действовали по указке из-за рубежа. В нарушение закона он содержался под арестом в Белграде. Когда новый режим осознал, что не имеет возможности далее держать его в тюрьме, они выкрали его и передали НАТО, которая отправила его в Гаагу в так называемый Трибунал. Таким образом он стал первым демократически избранным главой государства, который был заточен в застенки Нового Мирового Порядка». (Из Декларации Международной конференции «Свобода Слободану Милошевичу — моральная, политическая и юридческая необходимость», Белград, 20-21 октября 2001 г.).

«Почти десять лет Запад находился в состоянии поединка чести с Милошевичем, всегда стараясь придерживаться справедливости, всегда принимая на веру его слова, всегда становясь на его сторону как в сомнительных случаях, так и тогда, когда сомнений в его вине уже не оставалось. После того, как был стерт с лица земли Вуковар, после бойни на рынке в Сараево, после массовых убийств в Сребренице, — даже тогда лидеры свободного мира расматривали его как часть решения, а не как часть проблемы. Вместо того, чтобы схватить его тут же на месте, Запад обхаживал его, чтобы получить его — как позже оказалось полностью безотвветственную — подпись под Дейтонскими Соглашениями 1995 года, которые были достигнуты где-то между вторым и третьим Балканским конфликтом. …В контактах с Западом честность никогда не заботила Милошевича. Казалось, что у него припасены грязные трюки для любого случая — он мог лгать главам государств, предавать тех, кто вел переговоры, отрицать реальность, манипулировать международными организациями и дипломатами, используя визы и аккредитации, глушить иностранные радио- и телепередачи». Комментарий Анны Гусарской «Он никогда не вел честную игру. Он не начнет ее и сейчас», Вашингтон Пост, 8 июля 2001.

Таковы полярно противоположные оценки личности и деятельности Слободана Милошевича. И это далеко не крайние высказывания. К крайним относятся определения типа «Балканский мясник», «Гитлер нового времени», «Руководитель сербской агрессии против молодых балканских демократий», постоянно встречающиеся в западных ангажированных изданиях. Другой крайностью являются выражения «Он наш вождь» и даже «Он наш Бог», которые я сам слышал от простых сербских крестьян в Косово.

Конечно, Слободан Милошевич не бог и даже не ангел. Политика всегда грязное, а во время войны и кровавое занятие. Строительство любого государства, даже самого демократического впоследствии, в его начале требовало жертв. Общество — это живой организм и питается этот организм людьми, отнимая на служение себе часть их жизни, а иногда требуя ее и целиком. Это — закон, и никакая демократия, никакой гуманизм его не отменят, как нельзя отменить, например, закон Архимеда.

Милошевич же целое десятилетие в одиночку сражался с враждебным миром, единственной целью которого было расчленение живого и мощного образования, федеративной Югославии. Практически неограниченные, ресурсы Запада — финансовые, интеллектуальные, экономические, политические и военные — были брошены под дымовой завесой демократии, прав человека, права наций на самоопределение и прочая и прочая, на сдерживание, дестабилизацию, а затем и физическое уничтожение его режима. А он в условиях тотальной блокады, опираясь только на энергию и терпение простого сербского народа, строил Югославию, распадавшуюся, растаскиваемую узколобыми и корыстными националистами по этническим квартирам и квартиркам. Милошевич в одиночку защищал честь и достоинство сербской нации, которая вдруг стала всеобщим врагом, олицетворением Центра, стоявшего на пути эгоистических интересов мелких национальных князьков.

Проигрывая войну за войной, предаваемый союзниками и соратниками, он не мог не понимать, что он обречен. И тем не менее — продолжал сражаться. Его пытались купить, ему предлагали почетную отставку и эмиграцию — он продолжал сражаться. И — добивался успехов. Уже после тотальных бомбардировок Югославии авиацией НАТО, разрушивших значительную часть ее промышленного потенциала и инфраструктуры, он смог обеспечить выживание страны и населения. Производство, упавшее после бомбардировок почти на четверть, стало возрождаться и в 2000 году наметилась тенденция к его росту. Инфляция и курс динара были под контролем. Большинство аналитиков склонялось к тому, что Милошевич будет оставаться у власти столько, сколько захочет.

 

Черный сентябрь

Тем не менее, Милошевич заботился о легитимности своей власти. Желая получить мандат народа на следующие четыре года, а также узаконить произошедшие изменения федеральной структуры, он назначил на 24 сентября 2000 года выборы Президента СРЮ. Этот шаг был достаточно рискованным: страна устала от почти десятилетнего напряжения всех сил, экономическая блокада привела к обнищанию основной массы населения, Запад наращивал усилия по дестабилизации страны, а Черногория, последняя союзная республика, все более открыто проводила политику отделения от Сербии, что означало окончательный развал Югославии. Сам Милошевич признавал, что есть еще люди, которые до сих пор не поняли всю правду, что война на территории бывшей Югославии является результатом воли и интересов других, а именно воли и интересов крупнейших западных держав. Дальнейшие события показали, что решение о проведении выборов было ошибочным: Запад уже создал прочный плацдарм внутри Сербии, и любое демократическое решение неизбежно оборачивалось поражением для Милошевича.

Предварительные итоги первого тура выборов гласили, что ни один из кандидатов не набрал большинства голосов: за Слободана Милошевича проголосовало 40,25%, за Воислава Коштуницу, лидера Демократической Оппозиции Сербии (ДОС), коалиции 18 партий, сколоченной с помощью Запада- 48,22% избирателей. Эти результаты встретили резкий протест опоозиции. Она вышла на улицы. Объявленные официально окончательные итоги выборов — 48,96% за Коштуницу и 38,62% за Милошевича только подбросили дров в огонь. Страну парализовали хорошо организованные и синхронные забастовки шахтеров и железнодорожников, автодороги были перекрыты большегрузными автомобилями, из-за отсутствия подвоза угля стали останавливаться электростанции и прекращаться подача электроэнергии.

Оппозиция настаивала на признании безоговорочной победы Коштуницы в первом туре, которая была скрыта от народа путем манипуляции с голосами. В частности, Милошевича обвиняли в том, что программа электронной обработки результатов голосования была составлена таким образом, что Милошевич автоматически получал 150 000 голосов в свою пользу, в том числе за счет результатов голосования на 350 несуществующих участках в Косово. Оппозиция заявила о своем бойкоте второго тура выборов, назначенного на 8 октября. Коштуница отклонил предложение нового Президента РФ Владимира Путина прибыть в Москву для обсуждения путей выхода из создавшегося положения.

Напряжение нарастало. Милошевич стал терять сторонников. Часть государственных средств массовой информации присоединилась к оппозиции. Последней каплей был переход на сторону оппозиции влиятельнейшей Сербской православной церкви. 5 октября толпы молодежи взяли штурмом и подожгли здание парламента и государственного телевидения. Все было кончено. Конституционный суд аннулировал итоги голосования по двум избирательным округам, где преимущество Милошевича было очевидным. Воислав Коштуница был объявлен новым Президентом Союзной республики Югославия с результатом 55% голосов избирателей. Милошевичу назначили 35%. Разработанный Западом сценарий «революция через выборы» был полностью реализован.

 

Последний бой

27 мая 1999 года, в самый разгар натовских бомбардировок Югославии Международный трибунал по бывшей Югославии предъявил Милошевичу обвинения в том, что он «планировал, инициировал, совершил или другими способами содействовал и способствовал кампании террора и насилия, направленной против гражданского албанского населения в Косово, Федеративная Республика Югославия.(» Международный Трибунал по бывшей Югославии, «Прокурор Трибунала против Милошевича…. Обвинение, п.90.
Полный текст Обвинения см. например, http://www.un.org/icty или http://www.state.gov/www/regions/eur/990527_kosovo_indictment.html ). Обвинение первоначально покрывало период с января 1999 года по 27 мая 1999 года, но впоследствие было значительно расширено и стало включать в себя события в Хорватии и Боснии.

31 марта 2001 года Милошевич и восемь его соратников были арестованы в Белграде по обвинению в превышении должностных полномочий и подлоге, а 28 июня 2001 года по указанию Зорана Джиндича, премьер-министра Сербии, Милошевич был с помощью НАТО тайно вывезен из страны и передан Гаагскому трибуналу по бывшей Югославии. (Зоран Джиндич — лидер Демократической Партии с 1992 г., мэр Белграда, руководитель предвыборной кампании Коштуницы, назначенный затем Премьер-Министром Сербии. Находился в оппозиции Милошевичу, а во время Косовских событий 1999 года скрывался в Черногории и был заклеймлен официальной прессой как предатель). Президент СРЮ Воислав Коштуница неоднократно заявлял, в том числе и на встрече с Карлой Дель Понте, что не собирается выдавать своего предшественника хотя бы потому, что законы Югославии не позволяют этого делать. Но Коштуницу проинформировали о выдаче Милошевича, когда тот уже примерял тюремную одежду узника N 39 в Гааге.

«Только в поврежденных умах могла быть рождена идея создания судилища, которое привлекает к ответственности лидеров сопротивления агрессии и одновременно обеливает тех, кто инициировал развязывание террористических войн за отделение части страны и неприкрытую агрессию, кто расчленял Югославию и наносил по ней удары. Гаагский «Трибунал» является политическим инструментом геноцида сербского народа и его сатанизации, а не судом закона». (Из Декларации Международной конференции «Свобода Слободану Милошевичу — моральная, политическая и юридческая необходимость», Белград, 20-21 октября 2001 г.).

Сейчас, в марте 2002 года, когда я пишу эти строки, процесс против Милошевича в самом разгаре. Но уже сейчас ясно, что организаторы этого процесса явно терпят неудачу. Мало-помалу процесс в Гааге превращается в некоторое подобие процесса над Георгием Димитровым, обвиненным нацистами в поджоге рейхстага. В любом случае, Слободан Милошевич из обвиняемого превращается в обвинителя, несмотря на то, что против него работает гигантский аппарат, не испытывающий недостатка ни в свидетелях, ни в деньгах, ни в специалистах. Да и сама законность трибунала, созданного как считают некоторые специалисты, в нарушение процедур ООН, все чаще ставится под сомнение.

«Суд над Слободаном Милошевичем в Гааге имеет другую природу, особенно в политическом смысле. Милошевич и неожиданно большая армия его защитников все больше обращают процесс в свою пользу, становясь на нем победителями. Они отмечают ошибки в подборе судей, источники щедрого финансирования суда, которое составляет около 500 млн. долларов, а также тесную связь всего этого со странами НАТО, которые в конечном итоге и отстранили Милошевича от власти. Это, а также некоторые детали процедурного характера, на которые жаловался старый монстр, могут однажды испортить ту чистоту процесса, с которой он воспринимается в мире. Пройдет не менее двух лет, прежде чем мы увидим, как сработает этот процесс». (The Guardian (London), February 14, 2002)

О том, каким образом США добывают материалы для обвинения Милошевича говорит и тот многозначительный факт, что на прошлой неделе, 14 марта 2002 года, в Белградском ресторане военной контрразведкой Республики Сербия и Черногория были арестованы при передаче совершенно секретных материалов два вполне солидных джентльмена. Один из них, Джон Дэвид Нейбор, оказался главой Балканской резидентуры ЦРУ, работавшим в Белграде под высоким прикрытием должности Первого секретаря посольства США. (Neighbor — по-английски «сосед». «Соседями» работники советской политической разведки ПГУ КГБ называли коллег из военной разведки. Может, Джон вовсе и не из ЦРУ?). Второй — генералом Момчило Перишичем, отстраненным в 1998 году от должности Слободаном Милошевичем, а затем подобранным Джиндичем, который сделал его вице-премьером в своем правительстве. Материалы, судя по сообщениям прессы, касались действий Слободана Милошевича во время войны в Косово и предназначались как раз для Дель Понте. Слов нет — одни восклицания:
 Какая наглость — вербовать вице-премьеров!
 Какая низость — руководителю государства выступать в роли мелкого шпиона!
 Как много еще в белградских эшелонах власти подобных бойцов невидимого фронта, завербованных разведками НАТО, бойцов, которые ждут своего часа!
 Какая тяжелая ситуация у организаторов и исполнителей процесса, если они прибегают к таким методам!
 Какая уж там законность в Гааге!
 Какой роскошный пример для украинских, молдавских, грузинских и прочих демократов, верящих в дядю Сэма как в Санта-Клауса!
 Какая блестящая работа сербской военной контрразведки!

Операция была проведена настолько чисто, что даже американцы не стали поднимать дипломатического скандала, а скромно вытерли плевки с немного побледневшего лица, выслушали ехидные извинения белградского МИДа по поводу ареста дипломата, обладающего иммунитетом, и приняли своего неудавшегося Джеймса Бонда с рук на руки. Кстати, его никто за язык и не тянул, по сообщениям прессы он сам назвал себя главой Балканской резидентуры. Наверное, попугать хотел сербов, дескать, мы, резиденты! А может, перенервничал: отвык, небось, от работы с агентурой при такой-то должности.

Но дело не в этом. Разведка была, есть и будет инструментом внешней политики любого государства. Дело в том, что этот случай выпукло показал реальную цену так называемой демократической оппозиции в Югославии, а также высветил тех, кто эту цену назначал и оплачивал. И в этом главная политическая победа Слободана Милошевича независимо от того, когда ему вынесут приговор о пожизненном заключении. А не вынести ему такой приговор они просто не могут — это будет означать приговор самим себе.

Последний бой.
Последняя победа.

 

* 13. Дестабилизация

 

Мировая общественность: дымовая завеса

Трудно даже себе представить, какой гигантский механизм начинает действовать, когда мировая общественность сосредоточится на дестабилизации какого-либо вполне суверенного, но почему-либо неугодного этой общественности государства. Здесь и экономическое, и политическое, и дипломатическое, и военное давление. Здесь — и это особенно важно сейчас, в эпоху всеобщей просвещенности обывателя, — целенаправленное формирование в слабеньких головках наивных налогоплательщиков нужного образа, образа злобного врага, только и ждущего удобного момента, чтобы покуситься на главное, что у этого обывателя осталось — его демократическую невинность. Это очень интересная тема, тема высоких технологий оболванивания народа и искажения действительности с использованием самых современных достижений нейро-лингвистического программирования и тонкостей психологии целевых групп населения. Но об этом когда -нибудь в другой раз.

Главные усилия по дестабилизации страны предпринимаются изнутри. При этом активно выявляются используются все трещины и щели между партиями, группами, группировками и фракциями, этнические, исторические, региональные, территориальные и другие противоречия. Выявляются и используются человеческие слабости — тщеславие непризнанной интеллигенции и провинциальных вождей, стремящихся в столицу, обиду отвергнутых женщин и отстраненных от власти политиков, естественную неудовлетворенность молодежи и национальных меньшинств. Покупаются самые светлые умы и самые влиятельные авторитеты, особенно в средствах массовой информации, политологии, изучения и формирования общественного мнения. На всякий случай устанавливаются связи с местным криминалом: кому-то надо устроить небольшую автокатастрофу, на кого-то просто повесить убийство, например, журналиста — очень действенный способ дискредитации неугодного высокопоставленного политика. Работа ведется широким фронтом, ежедневно и не считаясь с затратами — потом все это окупится сторицей.

Самое главное, что все это делается не классическими рыцарями плаща и кинжала на конспиративных встречах с агентурой, не Джеймс Бондами вроде неудачного главного Балканского резидента — роль этих структур скорее сводится к стратегическому планированию и координации действий, организации скрытого финансирования, в том числе, наличными. Все это делается вполне легально, от имени вполне невинных организаций, фондов, движений, форумов, объединений избирателей, кружков любителей кока-колы или защитников белых медведей, религиозных и мистических сект, курсов, грантов, школ подготовки специалистов — используется любая возможность, любая ниша. Собранная по крохам информация обобщается центрами, которые затем выдают рекомендации по культивированию оппозиции и подрыву позиций тех, кто находится у власти и кто не угоден этой самой мировой общественности. Правительства здесь вообще вроде не при чем. Одно дело, когда Биляне Плавшиц, пришедшей на смену Радовану Караджичу, выкручивает руки, например, госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Совсем другое дело, когда та же Мадлен Олбрайт, уже не госсекретарь, а простой Председатель Национального демократического института США по международным делам (The National Democratic Institute for International Affairs (NDI)) едет, например, в Киев, выкручивать руки Кучме накануне важнейших выборов в украинскую Верховную Раду.

Я позволю себе еще одну длинную цитату. На этот раз из рекомендаций для мировой общественности, которые выдала международная неправительственная организация «International Crisis Group» накануне президентских выборов в Югославии в сентябре 2000 года. (http://www.nyu.edu/globalbeat/balkan.html или http://www.intl-crisis-group.org)

«До выборов:
1. Мировая общественность должна аплодировать образованию объединенной сербской демократической оппозиции и искренне поддерживать ее усилия по реализации политических изменений в стране.

2. Мировая общественность должна способствовать наиболее широкому участию населения Сербии в выборах 24 сентября 2000 года и призывать правящие политические силы, армию и полицию уважать подлинное выражение воли народа.

3. Мировая общественность должна уже сейчас дать понять, что в случае, если на выборах победит кандидат от демократической оппозиции, будут отменены все санкции, восстановлены дипломатические и торговые отношения, начнется процесс рассмотрения обращений о приеме в международные организации — при условии, что (новое) правительство будет соответствовать критериям, установленным для других европейских демократий, находящихся в процессе становления.

После выборов:
4. В случае, если окажется — в зависимости от наличия доказательств — что победа, объявленная Милошевичем, будет подтасована, мировая общественность должна руководствоваться в своих действиях реакцией руководства демократической оппозиции.

5. Каким бы ни был исход выборов, западные, и в особенности европейские державы должны усилить свою помощь инициаторам демократизации и создания гражданского общества.

6. Необходимо поощрять соседние с Сербией новые демократии поделиться с сербским народом уроками, полученными в ходе их собственного опыта создания и институционализации сильных и влиятельных средств массовой информации, независимой судебной системы, действенных структур гражданского общества, подлинно свободной рыночной экономики, а также устойчивого уважения к фундаментальным правам человека.

Черногория
7. Несмотря на то, что это усложнит задачу сербской оппозиции, необходимо считать решение Черногории бойкотировать выборы по конституционным и подобным основаниям объяснимым и понятным и его необходимо поддерживать.

8. Поскольку существует риск военной авантюры Милошевича в Черногории в период выборов и после него, остается важным, чтобы Черногория получила от Запада не только политическую и экономическую поддержку, но и вполне определенные гарантии безопасности.

9. Независимо от исхода выборов в ФРЮ западные и особенно европейские державы должны продолжать демонстрировать поддержку демократически избранному правительству Черногории путем увеличения помощи в образовании демократических институтов, секторов гражданского общества и усилий по экономической реформе.

Вашингтон/Брюссель, 19 сентября 2000 года»

Вот такой вот документ. Внешне вполне невинный, продиктованный исключительно заботой о бедном сербском народе, который истосковался по демократии под гнетом фашистского режима Милошевича. По сути — программа вмешательства во внутренние дела вполне суверенной страны. Уберите дымовую завесу «институционализации» , «демократизации» и «устойчивого уважения» и вы увидите вполне звериный оскал вполне классического империализма. Одни усилия по отчленению братской Черногории чего стоят! Что касается языка — вспомните святую инквизицию. Приговаривая еретика к сожжению на костре они ведь не писали прямо: сжечь его, собаку. Вместо этого история сохраняла такую запись: наказать с возможной кротостью, без пролития крови. Вот так и наказывали Сербию. Без пролития крови.

 

Мировая общественность: реальный механизм

Надо, правда, честно сказать, что «International Crisis Group» — достаточно невинная организация политиков, вышедших на пенсию. Как и любой другой подобной неправительственной организации ей отводится определенная роль, за пределами которой она даже не располагает какими-либо сведениями. Меня умилило, как та же «International Crisis Group», в том же цитированном выше докладе сделала большие от удивления глаза, обнаружив, что «ранее раздробленная оппозиция стремительно и неожиданно объединилась вокруг выдвижения Воислава Коштуницы, юриста по конституционным вопросам, самобытного националиста демократического толка, который не имел никаких связей ни с (правящим) режимом, ни с Западом». Это для нее — неожиданно. Мировая общественность знала, что делала, для нее-то неожиданностей не было. И Коштуница не случайно был выбран именно потому, что не имел связей ни с Милошевичем, ни с Западом. Милошевич был обречен задолго до выборов, а для связей с Западом под рукой у мировой общественности были Зоран Джиндич, руководитель предвыборной кампании Коштуницы, и его печально известный соратник Момчило Перишич, друг нашего соседа.

Я должен привести еще одну цитату, такую же длинную. Но — не пожалеете. Пишет действительно крупный специалист по демократии, смелый и прямой человек, Томас Карузерс, в последнее время — вице-президент Фонда Карнеги, еще одного инструмента мировой общественности. В своей статье «Отстранение от власти иностранного диктатора» в публикации Фонда «Коротко о политике», (том 1, номер 5, май 2001 года) (http://www.ceip.org/files/pdf/demPolBrief5.pdf) Томас Карузерс вполне откровенно говорит о технологии, примененной Западом в Сербии, которую он называет «революция через выборы» «an electoral revolution». Эта технология была опробована еще при отстранении от власти Аугусто Пиночета в Чили и Владимира Мечьяра в Словакии. Но в полном объеме она впервые была применена как раз в Сербии. Начинаем цитату:

«Западные правительства начали или расширили взаимно увязанную серию инициатив, направленную на:
(1) повышение доверия к результатам следующих общенациональных выборов (через параллельный подсчет голосов и подготовку местных наблюдателей);
(2) укрепление оппозиционных политических партий;
(3) создание у населения уверенности в необходимости и возможности политических изменении; и
(4) поддержку кампании массового участия в голосовании.

«Для осуществления этой стратегии помощь Запада была сосредоточена на следующих направлениях: политические партии, правозащитные организации, независимые (Вот вам еще один Санта-Клаус!) средства массовой информации и муниципалитеты, контролируемые оппозицией. С середины 1999 года по конец 2000 года основные коалиции оппозиции (сначала «Союз за перемены», затем Демократическая оппозиция Сербии или ДОС) получили прямую материальную помощь и огромный объем помощи в виде обучения и рекомендаций от организаций Демократической и Республиканской партий США. То есть, Милошевич еще и выборы-то объявить не успел, а помощь его противникам уже пошла!

«Правительство США через свое Агентство по Международному Развитию (USAID) и Госдепартамент было самым большим источником финансирования этого потока помощи. Но правительство было лишь одним из действующих лиц. Также принимали участие Национальный Фонд Демократии и его четыре главных агента по грантам (две партийные организации, а также Американский Центр по Международной Солидарности Трудящихся и Международный Центр Частных Предприятий), Фридом Хаус, Фонд Маршалла, Международная Палата по Исследованиям и Обмену, Институт Демократии для Восточной Европы, Институт Открытого Общества, Фонд Чарльза Стюарта Мотта и другие.

«Если пересчитать на душу населения эту помощь, которая составила 40 млн.долларов, то для США она составила бы около 1 млрд. долларов. Учитывая, что каждый доллар имеет в Югославии гораздо большую покупательную способность, чем в Соединенных Штатах, то сопоставимая сумма будет даже больше. (Да уж! Один Момчило Перишич может охарактеризовать эту покупательную силу доллара. В России она тоже, кстати, очень высокая). Понятно, что если бы иностранная группировка потратила один миллиард долларов, чтобы повлиять на исход выборов в США в пользу одной из сторон, она имела бы определяющее воздействие.

Помощь европейских стран возможно была равной или чуть уступала размеру помощи со стороны США». Конец цитаты.

Вот вам и вся демократия и свободное волеизъявление народа. Вот вам и стремительное и, главное, неожиданное объединение раздробленной оппозиции вокруг Коштуницы. Вот вам и выдача Джиндичем Гаагскому трибуналу Слободана Милошевича за спиной у Коштуницы и тайком от сербского народа.

Чудес на свете не бывает.
Бесплатного сыра тоже.

 

* 14. Армия Освобождения Косово

Мы немного увлеклись и забежали вперед. И правильно сделали: понять, что происходило в Косово, без хотя бы беглого знакомства с общим развитием ситуации на Балканах невозможно. Кроме того, действия мировой общественности по дестабилизации положения в Югославии наиболее выпукло проявились как раз в сентябре 2000 года, но это не значит, что раньше эта общественность сидела, сложа руки. Нет, эти попытки не оставлялись ни на минуту, и Косово всегда было сферой именно этих ее интересов. Сама по себе проблема албанского, да и любого другого населения, интересовала мировую общественность, вы понимаете, в последнюю очередь: денег на филантропию у нее, как всегда, было маловато, а задачи ставились и решались далеко не местного уровня.

В Косово — прямо по марксизму — долгое время существовали три источника и три составных части кризисной ситуации:
 Стремление национально озабоченной части косовской интеллигенции, партократии и нарождающихся местных финансовых и других авторитетов к получению полной самостоятельности и отделению от Сербии.
 Стремление национальной диаспоры за рубежом, в первую очередь в Швейцарии и США, а также определенных кругов и руководителей Албании к созданию ‘Великой Албании’, включающей часть Сербии, Черногории, Македонии и некоторые другие территории, на которых проживало албанское население.
 Стремление мировой общественности использовать эти два потока разрушительной энергии в собственных геополитических целях.

Источников финансовой подпитки первоначально было тоже три — средства, дотируемые из Белграда на развитие Косово, наличные средства, собранные в богатой европейской и американской диаспоре («Зов Родины», пресловутые три поцента налога на помощь многострадальной родине, которые обязан был платить любой албанец, проживающей за границей) и какая-то помощь из собственно Албании, чаще всего не в денежной, а в материальной форме. Мировая общественность в этот период ограничивалась моральной поддержкой и денежки пока прижимала. Интеллигенты шумели о правах и свободах, албанологи доказывали историческую преемственность албанцев с жившими на территории Косово кроманьонцами, этнократия и авторитеты под этот шумок потихоньку обогащались, Тито использовал недовольство албанцев в своих целях для сдерживания великосербского шовинизма. Все были при деле и относительно счастливы.

Ситуация стала резко меняться в начале 90-х годов. В результате кровавых потрясений распалась Федеративная Югославия. На очередь встали Сербия и Черногория, образовавшие Союзную Республику Югославия, последний островок на Балканах, неподконтрольный мировой общественности. Работа по Черногории велась отдельно. Роль Косово как самого слабого звена Сербского государства резко возросла. Воеводина была оставлена на потом, очевидно, после Македонии — дестабилизация Воеводины неизбежно затронула бы Венгрию и Румынию, что было пока опасно, принимая во внимание запутанное историческое наследие Балкан.

В Косово руками спецслужб Албании и США на деньги диаспоры стал формироваться боевой отряд мировой общественности — Армия Освобождения Косово, УЧК, от албанского Ushtria clirimtare e Kosoves. (Некоторые авторы, например, Вэйн Мэдсен (Wayne Madsen, Electronic Privacy Information Center (EPIC) in Washington, D.C.), считают, что использовались также деньги албанской мафии, монополизировавшей продажу в Европе и Америке гигантских партий героина из Южной Азии. На последующих стадиях источником финансирования УЧК стало также поголовное «добровольное» обложение населения Косово) На сцене появился новый и мощный игрок, объединивший самую пассионарную часть албанского населения Косово, в первую очередь молодежь. Игры в демократию были на время отложены как несостоятельные. Мировая общественность через какое-то время после Дейтона выбрала военное решение вопроса независимости Косово и сделала ставку на молодых косовских националистов, жаждущих подвига.

Источник

 

14. Армия Освобождения Косово

Мы немного увлеклись и забежали вперед. И правильно сделали: понять, что происходило в Косово, без хотя бы беглого знакомства с общим развитием ситуации на Балканах невозможно. Кроме того, действия мировой общественности по дестабилизации положения в Югославии наиболее выпукло проявились как раз в сентябре 2000 года, но это не значит, что раньше эта общественность сидела, сложа руки. Нет, эти попытки не оставлялись ни на минуту, и Косово всегда было сферой именно этих ее интересов. Сама по себе проблема албанского, да и любого другого населения, интересовала мировую общественность, вы понимаете, в последнюю очередь: денег на филантропию у нее, как всегда, было маловато, а задачи ставились и решались далеко не местного уровня.

В Косово — прямо по марксизму — долгое время существовали три источника и три составных части кризисной ситуации:
 Стремление национально озабоченной части косовской интеллигенции, партократии и нарождающихся местных финансовых и других авторитетов к получению полной самостоятельности и отделению от Сербии.
 Стремление национальной диаспоры за рубежом, в первую очередь в Швейцарии и США, а также определенных кругов и руководителей Албании к созданию ‘Великой Албании’, включающей часть Сербии, Черногории, Македонии и некоторые другие территории, на которых проживало албанское население.
 Стремление мировой общественности использовать эти два потока разрушительной энергии в собственных геополитических целях.
Источников финансовой подпитки первоначально было тоже три — средства, дотируемые из Белграда на развитие Косово, наличные средства, собранные в богатой европейской и американской диаспоре («Зов Родины», пресловутые три поцента налога на помощь многострадальной родине, которые обязан был платить любой албанец, проживающей за границей) и какая-то помощь из собственно Албании, чаще всего не в денежной, а в материальной форме. Мировая общественность в этот период ограничивалась моральной поддержкой и денежки пока прижимала. Интеллигенты шумели о правах и свободах, албанологи доказывали историческую преемственность албанцев с жившими на территории Косово кроманьонцами, этнократия и авторитеты под этот шумок потихоньку обогащались, Тито использовал недовольство албанцев в своих целях для сдерживания великосербского шовинизма. Все были при деле и относительно счастливы.   Ситуация стала резко меняться в начале 90-х годов. В результате кровавых потрясений распалась Федеративная Югославия. На очередь встали Сербия и Черногория, образовавшие Союзную Республику Югославия, последний островок на Балканах, неподконтрольный мировой общественности. Работа по Черногории велась отдельно. Роль Косово как самого слабого звена Сербского государства резко возросла. Воеводина была оставлена на потом, очевидно, после Македонии — дестабилизация Воеводины неизбежно затронула бы Венгрию и Румынию, что было пока опасно, принимая во внимание запутанное историческое наследие Балкан.   В Косово руками спецслужб Албании и США на деньги диаспоры стал формироваться боевой отряд мировой общественности — Армия Освобождения Косово, УЧК, от албанского Ushtria Clirimtare e Kosoves. (Некоторые авторы, например, Вэйн Мэдсен (Wayne Madsen, Electronic Privacy Information Center (EPIC) in Washington, D.C.), считают, что использовались также деньги албанской мафии, монополизировавшей продажу в Европе и Америке гигантских партий героина из Южной Азии. На последующих стадиях источником финансирования УЧК стало также поголовное «добровольное» обложение населения Косово) На сцене появился новый и мощный игрок, объединивший самую пассионарную часть албанского населения Косово, в первую очередь молодежь. Игры в демократию были на время отложены как несостоятельные. Мировая общественность через какое-то время после Дейтона выбрала военное решение вопроса независимости Косово и сделала ставку на молодых косовских националистов, жаждущих подвига.

Косово в 90-е годы

При подготовке этого раздела использовались материалы сайта http://www.albania.com/, в частности очень детальная и хорошо аргументированная статья Shinasi A. Rama «The Serb-Albanian War, and International Community’s Miscalculations» (Шинаси А.Рама «Сербо-албанская война и просчеты мировой общественности», Columbian University, IJAS, 23 марта 2001 года.     В феврале-марте 1989 года были приняты поправки к Конституции Сербии, значительно ограничившие самостоятельность Косово, которая по Конституции 1974 года имела де-факто статус республики. Номинально сохранялось лишь косовское представительство в коллективном Президиуме и в Скупщине Сербии. В этом же году были значительно урезаны субсидии из Белграда на поддержку албаноязычных средств массовой информации, а в 1990 году вышло новое регулирование порядка изучения албанского языка в Косово. В июне 1990 года провинциальная Скупщина Косово была вообще распущена на неопределенное время. Косово, как и прежде, стало называться автономной провинцией Косово и Метохия. Сербы перестали бояться затронуть нежные националистические чувства албанцев.     Сразу после роспуска косовской Скупщины, 114 из 180 ее депутатов собрались на чрезвычайное заседание и после продолжительных дебатов объявили 2 июля 1990 года о независимости Косово от Сербии, но при сохранении членства в СФРЮ в качестве равноправной республики. Этот акт был признан незаконным как Сербией, так и СФРЮ, которая, правда, уже доживала последние дни. 7 сентября 1990 года 111 из 180 делегатов косовской Скупщины, собравшись в южном косовском городе Качанике, провозгласили уже полную независимость Республики Косово. Понимая, что легитимность такого самопровозглашения достаточно сомнительна, ровно через год, в сентябре 1991 года они задним числом организовали тайный референдум и объявили, что в результате свободного волеизъявления населения почти 100% косоваров высказались в пользу независимости. Сербское население Косово референдум, естественно, бойкотировало. Тем не менее, в октябре 1991 года было сформировано временное правительство Республики Косово, хотя и работавшее подпольно, но исправно собиравшее налоги с населения и, говорят, имевшее собственную полицию. Это правительство немедленно получило дипломатическое признание со стороны Албании, поддержанное парламентом Албании. Больше, правда, ни одна страна это правительство не признала.     Временное правительство имело также свое Министерство обороны, первым шагом которого была отправка в Албанию 77 добровольцев для прохождения военной подготовки и создания собственной армии. Эти добровольцы в Албанию поехали, курс подготовки прошли, но практически все они, за исключением нескольких человек, так и остались за границей, не желая умирать за непонятные им идеалы. Создать армию декретом правительства интеллигентов не удалось.     В мае 1992 года в Косово также подпольно были проведены выборы в Республиканскую Ассамблею. Большинство из 130 мест в ней получили кандидаты от Демократической Лиги Косово, ЛДК, а ее лидер, Ибрагим Ругова, известный албанский писатель и литературный критик, получивший образование в Сорбонне, был избран Президентом Косово. Началась конфронтация с Белградом, до поры до времени мирная. Косовары бойкотировали мероприятия центрального правительства. Центр в свою очередь не признавал выборы и референдумы правительства Руговы, однако, особых мер не принимал. В Косово сложилось двоевластие, продолжавшееся практически до ввода войск НАТО.     Мировая общественность пестовала режим Руговы и обхаживала самого Ибрагима Ругову, который казался ей чуть ли не косовским Ганди. Европарламент присудил ему премию имени Сахарова, выдаваемую ежегодно за свободу убеждений. Ругова кланялся и говорил пафосные речи о значении борьбы с национальным угнетением мирными средствами. Шампанское лилось рекой. Мировая общественность ликовала. Председатель Европарламента Хосе-Мария Жиль-Роблес призвал по случаю предстоящей смены тысячелетия освободить всех политических заключенных. Ругова расчувствовался еще больше и призвал ликующую общественность установить в Косово международный протекторат. Хотя его никто особенно и не слушал, но протекторат в Косово установили меньше, чем через год. Правда, Ругова здесь был уже не при чем. При чем были другие.   Премия имени Сахарова была вручена также поэту Адему Демачи, который тогда возглавлял еще одно детище мировой общественности — Совет по защите свобод и прав человека в Косово. Позднее один из руководителей УЧК, Ррустем Мустафа (Команданте Реми), признал, что многие члены Совета принимали активное участие в становлении УЧК и непосредственно участвовали в боевых действиях (см. Safet Zejnullahu «War for Kosova», Zeri, Pristina, 2001, p.20). Я могу назвать по крайней мере двух выскосопоставленных лидеров УЧК, работавших под прикрытием этого Совета — член Генерального штаба УЧК Якуп Красничи и командующий зоной Карадак (RTG6) Шабан Шала. Вот вам и права человека!   Надо сказать, что недостатка в самых различные вариантах решения косовской проблемы не было никогда. Проблема была лишь в том, что любое предлагаемое решение в той или иной степени ущемляло интересы одной из конфликтующих сторон, а иногда вообще не учитывало эти интересы. Надо сказать, что даже сами косовские албанцы не были едины в том, каким бы они хотели видеть Косово в самом оптимальном случае. Так, одни из них считали, что Косово должно просто присоединиться к Албании и составить с ней единое целое. Тот же Адам Демачи, наоборот, мечтал о конфедерации трех албанских государств, свободных от религии и вполне суверенных. Он даже придумал поэтичное название для такой конфедерациии — «Балкания». Печально известный Махмут Бакалли, бывший лидер Союза Коммунистов Косово, не оправдавший высокого доверия Дель Понте и так неудачно выступивший в качестве свидетеля против Милошевича, был согласен и на сохранение отношений с Югославией, однако при достаточной суверенности Косово. Ибрагим Ругова и его сторонники считали, что первым шагом в Косово должно стать возвращение к Конституции 1974 года, а затем — двухлетний переходный период под контролем мировой общественности и полная государственная независимость Косово.     В Сербии также расматривались самые различные варианты решения проблемы Косово. Самым крайним было создание единого сербского государства без предоставления кому-либо каких-либо автономий. Рассматривался также вариант разделения Косово на две части. Сербам должна была отойти область вокруг города Печ с Дечанским монастырем и Печским Патриархатом, район Грачаницы, а также часть Косово к северу от Митровицы, включая саму Митровицу со Звечаном. Албанцам отдавалась остальная территория, включая Приштину. Окончательный статус территорий подлежал обсуждению между Сербией и Албанией. Еще один вариант рассматривал разделение Косово по образцу Дейтонской Боснии.     Милошевича же обвиняли в подготовке совсем чудовищного плана: выселить всех албанцев с богатейшей северной и западной части Косово, создать здесь этнически чистую сербскую территорию, а албанцам оставить бедный юг. В любом случае, все эти варианты мирного решения косовской поблемы очень не устраивали мировую общественность. Да и база в боснийской Тузле стала казаться американцам не такой уж удобной. Не удивительно, что под шумок разговоров о будущем Косово и звуков открываемого шампанского в Европарламенте, косовская молодежь уже проходила обучение методам партизанской войны под руководством очень и очень опытных наставников.     В качестве причин перехода к силовому решению косовской проблемы называют следующие:    Дейтонские соглашения, являясь дстаточно всеобъемлющими, все-таки не включали проблему Косово. Премьер-министр параллельного правительства Руговы, Буяр Букоши, не был даже допущен в Дейтон.    Дейтонские соглашения, расчленившие Боснию и Герцеговину на три части, скрепляемые вместе только войсками НАТО, показали возможность подобного решения и для Косово, что никак не устраивало сторонников полной самостийности.    Беспомощность и несостоятельность режима Салиха Бериши в Албании (1992-1997) и его абсолютная зависимость от иностранных кредитов, а также последующий хаос лишали косовских албанцев надежного тыла и дипломатической поддержки. Множились слухи о сделке за спиной косоваров между Милошевичем и новым премьером Албании Фатосом Наньо, которые провели длительные переговоры на Крите.    Отсутствие весомых результатов беззубой политики Ибрагима Руговы подталкивали к действию наиболее нетерпеливых. Поездка Руговы в Белград и встреча с Милошевичем в 1998 сильно озаботила тех, кто стремился к независимости любой ценой. Говорят, что УЧК даже вынесла Ругове смертный приговор за предательства правого дела албанского народа.     Однако, главная причина перехода к военному решению проблемы лежала за пределами Косово. Этой причиной был Милошевич и его политика, которая не укладывалась в накатанные схемы, приемлемые для мировой общественности.

Захир Паязити

В центре Приштины на проспекте Марии Терезы, с правой стороны, если смотреть от Гранд-отеля стоит памятник молодому симпатичному пареньку с автоматом АК-47 и револьвером за поясом. Это национальный герой Косово, один из основателей УЧК Захир Паязити. В 1991 году он был в числе тех, кого отправили в Албанию для военной подготовки, но в отличие от большинства своих хитрых товарищей, не сбежал на Запад, а вернулся в Косово с небольшой партией оружия. Впоследствии Захир неоднократно возвращался в Албанию за оружием и даже был там однажды арестован, однако, всего через месяц был отпущен за взятку.     Вначале Захир возглавлял свою «десятку», но мало-помалу его влияние распространялось за пределы провинциального Орлана и к 1995 году он установил контакты с ячейками вооруженного сопротивления в зоне Дукаджинского плато (Метохия, в районе между Дечаном и Джаковицей) и в зоне Дреница (Србица — Глоговац). Впоследствии вместе с контролируемой им зоной Ллап, включающей Приштину, эти районы стали основными районами вооруженной борьбы с сербами.     Период 1995-1996 гг. был периодом становления организации, вербовки сторонников, отправки их в Албанию на обучение под руководством опытных военных, в том числе, имевших опыт боев против сербов в Хорватии и Боснии. В это же время шел активная работа с диаспорой: сбор средств, закупка и переправка в Косово значительных партий оружия.   Первым боевым действием УЧК считается убийство 22 апреля 1996 года сербского беженца из Хорватии Благое Окулича, который был расстрелян из автомата бойцом УЧК среди бела дня в одном из кафе. Тогда этот случай преподносился как ответ УЧК на гибель в тот же день двадцатилетнего албанского студента Арменда Дачи, убитого выстрелом снайпера.   Правда, мне никто не мог ответить, зачем сербам понадобился для этого снайпер (!), когда они полностью контролировали в то время всю ситуацию в Косово. Что-то очень похожее на рынок в Сараево… Кстати, авторитетнейший Команданте Реми в своей уже упомянутой книге «War for Kosova» говорит, что нападение на кафе готовилось за несколько дней до 22 апреля 1996 года и с Дачи связано не было (стр.38).     Неизвестно, был ли этим автоматчиком сам Захир Паязити, или кто-то из его бойцов, но первый успех вдохновлял на новые подвиги, и уже двадцать шестого апреля была спланирована акция по одновременному нападению на шесть полицейских участков. Эта акция была осуществлена 2 августа 1996 года, правда, частично: нападению подверглись лишь полицейские участки в Приштине, Подуево и небольшой деревне. Захир вместе с Авни Айети забросали гранатами полицейский участок в Подуево. Прикрывал нападение Ррустем Мустафа, будущий Команданте Реми, кумир косовских студентов и руководитель Подуевского молодежного крыла партии Руговы — ЛДК.   Отдельные нападения на полицейских происходили и ранее 2 августа. 16 июня был обстрелян полицейский патруль под Подуево, 17 июня под Косовской Митровицей, 11 июля опять в Подуево, на этот раз прямо в центре города. Жертвами УЧК были не только сербские полицейские, но и вполне мирные этнические албанцы, приговариваемые УЧК за сотрудничество с сербами: в основном, работники муниципалитетов, почтальоны и лесники. Атмосфера страха подогревалась слухами, которые в условиях патриархального Косово распространялись на удивление быстро, вырастая при этом до неимоверных размеров. Быстро росли и ряды УЧК — косовская молодежь тянулась к оружию. К концу 1998 года по официальным сербским данным 1242 косовским албанцам было предъявлено обвинение в терроризме.   16 января 1997 года группа Захира Паязити организовала теракт против декана Приштинского университета Паповича: его автомобиль был взорван в пятидесяти метрах от дома. Папович и его шофер Лалич получили серьезные ранения. В конце января 1997 года югославская полиция арестовала еще около 100 подозреваемых в организации террористических актов, в их числе было арестовано и несколько бойцов группы Паязити. Захир с двумя другими бойцами УЧК — Хакифом Зайнуллаху и Эдмондом Ходжа — выехал в Вучитрн (Вуштри), очевидно, чтобы предупредить членов своей группы о возможном аресте. В пяти километрах от Вуштри его машину остановил полицейский патруль. В завязавшейся перестрелке Захир Паязити и его товарищи были убиты. В течение почти шести месяцев после убийства Захира УЧК не предпринимала крупных операций.     Сейчас на этом месте слева от дороги Приштина — Митровица стоит памятник героям и постоянно развевается албанский флаг — черный двуглавый орел на красном фоне.

Адем Яшари

Еще одной албанской легендой периода войны против сербских оккупантов является Адем Яшари, колоритнейшая фигура УЧК. Коренастый, очень физически сильный, своей окладистой черной бородой и проникновенным взглядом он был похож на Карла Маркса, если только можно представить себе Карла Маркса в камуфляже, с автоматом АК-47 в руках и внушительным длинноствольным браунингом за поясом. Многочисленный клан Яшари жил в довольно крупном селе Нижний Преказ (Donji Prekaz), расположенном в районе Дреница между Србицей (Skenderai) и Митровицей. Подлинно народные корни, сходство с былинными албанскими богатырями времен Теодори Музака и Георга Скандербега, а также трагическая смерть с оружием в руках сделали символом косоварского сопротивления именно Адема Яшари, а не утонченных интеллектуалов Ругову, и даже не Реми или Рамуша, тоже вышедших из народа, но все-таки учившихся в Приштинском университете.     Более того. Я могу утверждать, что Сербия потеряла Косово не 7 сентября 1990 года, когда интеллектуалы провозгласили независимость Республики Косово, и не 21 ноября 1995 года, когда были парафированы Дейтонские соглашения, и уж во всяком случае не 24 марта 1999 года, когда на Югославию обрушились американские крылатые ракеты и лазерные бомбы. Сербия потеряла Косово 5 марта 1998 года, когда рядовая операция ее полиции по изъятию террористов в селах Дреницы, в том числе, Нижнем Преказе, превратилась в массовое и зверское убийство мирного населения, всколыхнувшее всех албанцев в Косово и заставившее их осознать общность своей исторической судьбы.     Адем Яшари вместе с четырнадцатью другими бойцами УЧК был заочно осужден Приштинским судом 11 июля 1997 года за терроризм. 22 января 1998 года группа полицейских окружила на расвете дом Адема Яшари, однако, он сам с будущим командующим зоной Шала (зона Косовской Митровицы) Ррахманом Рама был в это время в Ачарево. Операция провалилась. 28 февраля полицейский патруль был обстрелян в расположенном неподалеку селении Ликошан, причем, два полицейских были убиты. Началась карательная операция, известная как «Битва у шести дубов», в которой участвовало около сорока бронетранспортеров и боевые вертолеты полиции. (http://www.alb-net.com/warcrimes-img/prekaz.htm). Бойцы УЧК, возглавляемые одним из командиров Оперативной зоны Дреница, погибшим позднее Расимом Кичина, отчаянно сопротивлялись. Хотя основная часть населения деревень Ликошан и Чираз спряталась в горах, часть из них оставалась в своих домах и погибла, в основном от пулеметного огня. Всего было убито 24 человека в возрасте от 20 до 50 лет, в том числе, два старика: семидесятилетний Мухамед Джели и Реджеп Реджепи, которому было шестидесят три года.     5 марта 1998 года многочисленные силы полицейского спецназа опять окружили дом Адема Яшари — и не случайно. Буквально за день до этого здесь собрались высшие руководители УЧК: Реджеп Селими — «Number 10», один из основателей УЧК, командующий оперативной зоной Дреница, впоследствии — командующий полицией УЧК (Policia Ushtarake) и министр внутренних дел; Ррахман Рама, командующий оперативной зоной Шала; Ррустем Мустафа, командующий оперативной зоной Ллап; Муйе Красничи — «Kapuci», один из основателей и самых авторитетных руководителей УЧК, впоследствии погибший. (Реми «War for Kosova», pp. 54-55). Правда, к моменту, когда прибыла полиция, все они были уже далеко от дома Яшари. Адем Яшари и его соратники приняли неравный бой, причем, в доме оставалась вся семья Яшари, включая малолетних детей. В этот день погибло пятьдесят девять человек, в том числе восемнадцать женщин и десять детей в возрасте от пяти до шестнадцати лет, а также девять шестидесяти-семидесятилетних стариков. Сорок шесть из погибших носили фамилию Яшари. (Bedri Tahiri «Adem Jashari: Legjende e Legjendave», Rilindja, Pristina, 2001, p.83-85). По данным Human Rights Watch, часть из них была просто расстреляна уже после того, как дом Яшари был взят штурмом. (http://www.hrw.org/reports98/kosovo/Kos9810-04.htm. Сербы утвержадают, что полиция предлагала старикам, женщинам и детям покинуть осажденный дом, но сами террористы не дали им возможность выйти).     Семью Яшари хоронило все Косово. Сотни тысяч людей вышли на улицы в Приштине. Трагедия коснулась каждого. Ненависть, являвшаяся естественной реакцией каждого косовского албанца на это чудовищное преступление, входила в резонанс, многократно умножалась, порождала общее биополе, за считанные часы сплотившее сотни и сотни тысяч людей в один монолит. Время аргументов и дискуссий прошло. Сербия потеряла Косово, а мировая общественность получила то, на что вовсе не рассчитывала: сплоченное общество на пике своей пассионароности.   И уже никому не было интересно, что именно в Преказе сербская полиция арестовала во время этой операции тридцать (!) вполне живых бойцов УЧК при оружии и снаряжении. Тем более, никому не было интересно, что именно в Преказе и окрестных селах Дреницы дивизия СС «Скандербег» устроила в 1942 году этническую чистку, изгнав коренное сербское население численностью 30-40 тысяч человек, после чего население этих мест стало преобладающе албанским. (Данные из статьи «Kosovo — Getting Worse?» by David H. Hackworth). Телевидения в 1942 году не было, а фотографий трупов, естественно, не сохранилось.

Рамуш

(В этом разделе использованы материалы книги Bardh Hamzaj «A Narrative About War and Freedom (Dialog With the Commander Ramush Haradinaj), Zeri, Pristina, 2000.)     Еще одной влиятельной фигурой и героем косовского сопротивления, своего рода албанским Че Геварой является Рамуш Харадинай, который во время войны командовал оперативной зоной Дукаджин (RTG3), а затем получил генеральскую должность — стал заместителем главнокомандующего УЧК, преобразованного при содействии НАТО в ТМК — Корпус Защиты Косово. Одновременно Рамуш занимался партийным строительством, сколотив из восьми мелких партий влиятельную партию ААК — Союз за будущее Косова. Ему единственному из всех албанских полевых командиров удалось относительно длительное время удерживать освобожденные зоны и постоянную линию фронта. Его конвои с оружием из Албании насчитывали до 1200 человек на повозках, тракторах и автомобилях. Крепкий, спортивный, с обаятельной улыбкой, он очень молод: 3 июля 2002 года ему исполнится всего 34 года. Если бывшие товарищи по оружию, ставшие теперь конкурентами в борьбе за власть, не устранят его, как были устранены один из первых командиров УЧК Абедин Реджа, Ахмет Красничи, Илир Конушевци и некоторые другие выдающиеся лидеры косовского Сопротивления, он вполне может быть первым Президентом независимого Косово.     Рамуш — так все до сих пор зовут его в Косово — родился в деревне Глогян, в центре Метохии, километрах в десяти от Дечанского монастыря. Среднюю школу окончил в Джаковице, поступил в Приштинский университет, где изучал атомную физику. Служил в Югославской Народной Армии на границе с Болгарией в химвойсках, где дослужился до чина ефрейтора. В 1989 году на время уехал в Швейцарию, где жили его дядья, вовлекшие его в круги албанской эмиграции. Во время короткого возвращения в Косово был арестован за участие в антиправительственных демонстрациях и в марте 1991 года опять уехал в Швейцарию. Его дядя Наими познакомил его с послом Албании в Швеции Петритом Бушати, который сыграл огромную роль в политическом воспитании восприимчивого Рамуша. В этом же году Рамушу доверили закупку оружия для Косово.   Рамуша ввели в офицерские круги албанской армии, Союз бывших полицейских Албании, передали связи в правительстве Албании. Эти связи помогли ему впоследствии в организации массовых поставок оружия в Косово. «Тот у кого были деньги, тот у кого были средства, тот кто поставлял вам оружие, был больше, чем командир. Он был тогда как Бог»,- говорил впоследствии Рамуш. Деньгами ему тоже пришлось заниматься: он много ездил по Италии, долго жил во Франции, Финляндии, Швеции. Ходили даже слухи, что он воевал в составе французского Иностранного легиона. Правда, сам Рамуш эти слухи отрицает. Он собирал деньги с диаспоры, тот самый трехпроцентный налог «Зов Родины», затем сам с партиями оружия неоднократно переходил границу Албании в районе города Юник.   28 ноября 1994 года Рамуш завершает трехмесячный курс тренировок на армейской базе в Албании и нелегально, с партией оружия, возвращается в Косово через албанскую границу. К этому времени в его группу в Дукаджине входили Лахи Ибрахимай, Джеват Зенели, Сали Зенели, Хайдар Ахмети и два брата Рамуша — Луан и Шкельзен, впоследствии погибшие. В это же время активно работала группа Захира Паязити в Ллапской зоне; Адем Яшари в Преказе; Реджеп Салими («Number 10»), Хашим Тачи, Сокол Башота («Number 11»), Азем Сила и другие в зоне Дреница. Координацию деятельности группы Дреница осуществлял Джавит Халити, офицер албанской разведслужбы «Сигурими». Через Джавита Халити, а позднее через дядю Хашима Тачи — Азема Сила — осуществлялось финансирование и закупка оружия для зоны Дреница. Рамуш имел свою собственную линию финансирования и поставки оружия; часть оружия он даже поставлял группам УЧК в других зонах.     Рамуш утверждает, что вообще до Рамбуйе, когда Сулейман Селими был избран главнокомандующим, УЧК не имело единого командования. На ранних стадиях формирования вооруженного сопротивления первым командиром УЧК был Абедин Реджа, убитый затем при весьма загадочных обстоятельствах. Во всяком случае таким главнокомандующим не мог быть Азем Сила, который находился, в основном, за границей. Теоретически главнокомандующим мог бы быть Хашим Тачи, Реджеп Селими или Бислим Зирапи, имевшие для этого достаточную подготовку. Однако, на практике каждый полевой командир определял свою стратегию и тактику, сообразуясь с обстоятельствами. («A Narrative About War and Freedom», p.126-128).     Первый раз Рамуш был ранен 6 мая 1997 года, когда он с братом Луаном в очередной раз возвращался из Албании и вся группа попала в засаду. В этой перестрелке Луан был убит. 24 марта 1998 года, через неполных три недели после кровавых событий в Преказе, полиция окружила его дом. Рамуш был ранен во второй раз, однако, в этот раз полицейские, потеряв несколько человек убитыми, были вынуждены отступить. В третий раз Рамуш был ранен в сентябре 1998 года под Каррабрегом, во время крупного наступления сербской армии. В этот период само существование УЧК было поставлено под угрозу. Рамуш признается, что «После сентябрьского наступления население потеряло веру в нашу армию».(Там же, стр. 116). Под командованием самого Рамуша оставалось около 50 бойцов. Такое же положение было и в других зонах. Спасение УЧК пришло, конечно же, со стороны мировой общественности, настоявшей на отправке в Косово так называемой миссии ОБСЕ по контролю (КВМ — Kosovo Verification Mission).   Под прикрытием этой миссии УЧК вернуло авторитет среди собственного населения, перегруппировалось, восстановило утраченную материальную часть. Рамуш пишет, что «После сентября 1998 года мы сформировали восемь тесно связанных оперативных соединений. За пять месяцев наши силы выросли до 4 000 бойцов».(Там же, стр 118). Второй раз спасение пришло уже в виде американских бомбардировщиков. «Во время сражения, когда мы были на грани разгрома, авиация НАТО атаковала сербские войска в Ратише и Лумебарде. Я особо хочу отметить использование бомбардировщиков Б-52 за два дня до подписания соглашения между сербами и НАТО, которое имело для нас решающее значение», — откровенно говорит Рамуш (Там же, стр 153).     Надо сказать, что Рамуш сполна отплатил мировой общественности за спасение УЧК от полного разгрома. В мае 1999 года наступил напряженный период, когда бомабрдировки, казалось, не достигали цели, а потери авиации росли, наиболее нестойкая часть этой общественности заколебалась и была уже готова выступить за прекращение бомбардировок. Рамуш тогда неоднократно и очень эмоционально выступал в западных средствах массовой информации, в первую очередь по «Голосу Америки», призывая мировую общественность продолжать наносить удары по сербским городам. И он добился своего — мировая общественность колебаться перестала. Милошевич был поставлен на колени. Кроме того, Рамуш получил известность и признание мировой общественности. Вот как о нем отозвался Председатель комиссии Сената США по международным отношениям Джозеф Р. Байден младший: «После моих встреч с Тачи, Харадинаем и другими в Приштине, у меня не осталось никаких иллюзий по поводу того, насколько жестким был Харадинай, и насколько он, кстати, умен. Вы мне говорили, что он выглядит как деревенский парень, который в одиночку может вытащить из болота заглохший трактор. Но когда вы начинаете вести с ним переговоры, вы понимаете, насколько он утончен и разносторонен.» (Сенатские слушания по Македонии 13 июня 2001 года, первое заседание).     Правда, отношение Рамуша к мировой общественности несколько иное, чем амур-тужур и полная взаимность, на которые эта общественность вправе рассчитывать после стольких ее материальных и моральных издержек. Вообще, первоначальные планы УЧК по освобождению Косово не предполагали военного вмешательства западных благодетелей. «Мы могли бы рассчитывать на размещение в Косово развернутых частей регулярной Албанской армии. Саморазрушение Албании сделало это невозможным…». (Там же, стр.16). Рамуш даже считает себя вправе потребовать отчета от мировой общественности. «Мировая общественность, раз уж она взяла на себя полную ответственность за все, что происходит в Косово, должна дать отчет народу Косово за задержки, неэффективные действия, терпимость к определенным действиям на нижних уровнях, и за отсрочку в предоставлении права народу Косово создать свою армию. …Это утопия ожидать, что международные механизмы в одиночку способны поддерживать порядок в послевоенный период. Особенно, если известно, что после войны жажда быстрого обогащения, а также аппетиты кланов, групп и мафии стали доминирующими». (Там же, стр.182)

Мировая общественность и УЧК

Другие командиры, в частности, Команданте Реми, на вопрос, кто же освободил Косово: УЧК или НАТО, — не колеблясь, отвечают: УЧК. «Армия Освобождения Косово начала свою войну, она ее и окончила, получив себе в союзники крупнейшую армию мира, армию НАТО». (Safet Zejnullahu «War For Kosova. Commander Remi Speaks», Zeri, Pristina, 2001, p.155). Многие весьма авторитетные и осведомленные люди считают, что это не совсем так.     Так не считает, например, Вэйн Мэдсен, один из учредителей Вашингтонского Электронного Центра приватной информации EPIC и известный комментатор по вопросам разведки, в частности, электронной. В своей работе «Наемники в Косово: связь США с УЧК» (Wayne Madsen «Mercenaries in Kosovo: The U.S. connection to the KLA», The Progressive, Inc., August 1999) он прямо называет высокопоставленных чиновников и сенаторов, а также фирмы прикрытия, которые обеспечивали создание, обучение и снабжение Армии Освобождения Косово. Причем, это происходило еще в тот период, когда Государственный Департамент США официально причислял УЧК к террористическим организациям, а пресса шла дальше и вовсю говорила о том, что офицеры Армии Освобождения Косово являются авангардом международной преступности, обеспечивающей транспорт потрясающих воображение партий наркотиков через подпольную сеть прямо в центр Европы.     Помните «революцию через выборы», когда фонды, гранты, обмены, форумы использовались мировой общественностью для подрыва позиций одного кандидата в пользу другого? Официально правительство может откреститься от действий любого из них: не мое, мол, дело, знать не знаю и знать не хочу, свободный человек в свободной стране, частная инициатива, коммерческая тайна и т.д., и т.п. Фактически же оно стоит за ними и делает эту грязную работу их руками, не оставляя свои отпечатки пальцев. Точно так же обстоит дело и в сфере более деликатной, военной. Вэйн Мэдсен, ссылаясь на полковника Дэвида Хакворта, прямо называет одного из официальных партнеров Пентагона, фирму MPRI, которая использовала отставных американских военных для обучения бойцов УЧК на секретных базах в Албании.   MPRI была организована в штате Делавэр в 1987 году. В число ее учредителей вошли адимрал в отставке, двенадцать отставных генералов и даже бывший начальник Генерального штаба Армии США генерал Карл. Э. Вуоно. MPRI имеет штат около 400 человек, а также доступ к досье на любых военных специалистов США в отставке, включая специалистов по партизанской войне, подрывным действиям и психологической войне. Если верить авторитетному Jane’s Intelligence Review, эта фирма участвовала во внутренних конфликтах в Конго, Анголе и на Балканах. В частности, эта фирма помогала хорватам спланировать и подготовить операцию «Буря» в результате которой сотни тысяч сербов были вышвырнуты из Хорватии. Одним из руководителей операции «Буря» был генерал-майор хорватской армии Агим Чеку, который ныне является главнокомандующим УЧК/ТМК в звании генерал-лейтенанта. Его советниками тогда и были те самые мирные американцы из MPRI. Кстати, интересно, кто рекомендовал Агима Чеку на его нынешнюю должность, если ни один из боевых полевых командиров УЧК даже не упоминает его имени среди тех, кто входил в число основателей и активистов Армии Освобождения Косово.   Усилия MPRI по подготовке хорватской армии продолжились и в Боснии. Сразу после этнических чисток в Сербской Краине, Госдепартамент США разместил у этой фирмы заказ стоимостью 400 млн.долларов, доверив ей обучение и оснащение армии Боснийской Мусульманско-Хорватской федерации. Это доверие MPRI с честью оправдала: тут же оружие стоимостью в миллионы долларов было переброшено со складов в Боснии на склады УЧК в Косово (не за ним ли Рамуш посылал свои конвои на тракторах и грузовых автомобилях?). Правда, Госдеп для виду погрозил фирме пальчиком:ай-яй-яй, дескать, как нехорошо! — и временно приостановил выполнение фирмой той самой мусульманско-хорватской программы.   Фирма MPRI далеко не одинока. В том же здании, что и MPRI, находится другой оружейный контрактор Пентагона — Cypress International. Еще одна фирма, DynCorp, специализируется на рекрутировании не только военных, но и полицейских специалистов. Именно ей проиграла MPRI заказ Пентагона на организацию привлечения специалистов для той самой миссии верификаторов в Косово — КВМ. Менее, чем через две недели после запроса, 75 миротворцев, подобранных фирмой, уже находились в Косово. Еще одна фирма, Science Applications International Corporation, содержит в своих рядах, в основном, бывших сотрудников Центрального Разведывательного Управления и Агентства Национальной Безопасности (АНБ), в частности, ее директором является Бобби Рэй Инман, бывший директор АНБ. Эта фирма также предлагала свои услуги на Балканах.     Надо сказать, что даже невинный интеллигент Ругова приложил, кажется, руку к финансированию Армии Освобождения Косово. Рамуш Харадинай в своей уже цитированной книге о войне и свободе говорит на странице 91 о получении представителем албанской разведки и финансовым координатором УЧК Джавитом Халити и представителем Сокола Башоты, одного из руководителей Дреницы, денег на нужды УЧК непосредственно от премьера правительства Руговы Буяра Букоши. «Первый раз они получили 1,7 миллиона немецких марок, второй раз 2,5 миллиона немецких марок, трети раз 3 миллиона марок. Эти деньги были переданы до марта 1999 года». Вот вам и непротивление злу насилием! Вот вам и Махатма Ганди! Рамуш мне все-таки гораздо ближе и понятнее.     И все же УЧК — это не совсем плоть от плоти мировой общественности, хотя без ее помощи как в момент становления, так и в самые критические моменты сражений, УЧК вряд ли выжила бы. УЧК в значительной степени — это дубина народной войны. Эта дубина была вовремя подхвачена умелыми руками и хладнокровно направлена конкретными заокеанскими кукловодами на головы сербов. Смогут ли кукловоды удержать эту дубину в своих умелых руках — отдельный вопрос. Мы же знаем, как хвост может управлять собакой!

УЧК во время натовской оккупации

(Использованы материалы Балканского Отчета N 88 www.crisisweb.org/projects/balkans/kosovo/reports )     21 июня 1999 года Хашим Тачи, тогда главнокомандующий УЧК подписал «Обязательство по демилитаризации и трансформации» УЧК, в соответствии с которым УЧК должна была прекратить свое существование как военная организация с 20 сентября 1999 года. НАТО с чувством глубокого удовлетворения, как говорили у нас во времена Брежнева, рапортовала, что 20 сентября 1999 года демилитаризация была завершена. Как и во времена Брежнева, этот рапорт не имел ничего общего с реальной действительностью. УЧК никуда не исчезла и даже не уменьшилась. Ее сила и влияние многократно возросли.     По аналогии с четырьмя опорами мировой общественности в Косово (ООН, ОБСЕ, Европейский Союз и НАТО) УЧК имеет сейчас в Косово четыре собственные опоры: три легальных — политические партии, военную организацию и собственную полицию. Четвертая опора — это организванная преступность.     Во время переговоров в Рамбуйе в феврале 1999 года, руководители косовских албанцев подписали соглашение о том, что в будущем правительстве Косово, которое придет на смену правительству Букоши, пост премьер-министра будет предоставлен кандидату от УЧК. Собственно, понималось, что этим кандидатом станет Якуп Красничи, тот самый боец УЧК, член Генерального штаба Красничи, который одновременно был членом Комитета за гражданские права и свободы. Подписи под соглашением поставили Ибрагим Ругова как избранный Президент Косово, Хашим Тачи как начальник Политуправления УЧК и Реджеп Чосия, лидер партии ЛБД — Объединенное Демократическое Движение (и тут не обошлось без демократов!).     2 апреля 1999 года Хашим Тачи, воодушевленный началом натовских бомбардировок Сербии, сформировал Временное правительство Косово и назначил премьером самого себя. Партия ЛБД вошла в правительство. В 27 муниципалитетов Косово из 29 были посланы комиссары правительства Тачи. Его соратники получили портфели в правительстве. Дядя Тачи, Азем Сила, стал министром обороны. Рамэ Буйя, член Генштаба УЧК, получил пост ответственного за муниципалитеты. Якуп Красничи стал министром восстановления хозяйства, а Сокол Башота, «Number 11», министром труда. Джавит Халити как кадровый разведчик в правительство войти не смог, но его назначили послом в Албанию. Правда, он остался советником Хашима Тачи. Однако, Ругова отказался признать это Временное правительство и вышел из Соглашения, достигнутого в Рамбуйе. Он также формально продолжал настаивать на законности правительства Букоши. 15 декабря 1999 года было достигнуто соглашение о добровольном роспуске обеих «правительств». Вместо этого в рамках Миссии ООН в Косово UNMIK был создана Временный Административный совет (IAC) и его исполнительный орган Объединенная временная Администрация (JIAS), куда вошли как Ругова, так и представители УЧК Тачи и Харадинай. Но мы забежали уж слишком далеко вперед!     В сентябре 1999 года Хашим Тачи создает свою партию — ППДК, Партию Демократического Прогресса Косово, поглотившую ПБД — Партию Демократического Союза (одни демократы!). ППДК, позже преобразованная в ПДК, стала главной политической опорой УЧК. Но не единственной. Я уже говорил, что Рамуш Харадинай, недолюбливавший Тачи, а особенно его дядю Азема и советника Джавита, сколотил свой блок ААК — Союз за будущее Косово, который стал серьезным соперником ПДК на всех последующих выборах. Команданте Реми, хотя своей партии не основал, но на него ориентируется ЛКЧК — Национальное Движение за освобождение Косово, правда, не такая успешная, как ПДК и ААК. Мировая же общественность по-прежнему вовсю спонсирует партию Руговы ЛДК, обеспечивая ей первые места на выборах (помните «революцию через выборы»?), хотя каждому ясно, что политического будущего у этой партии нет и не будет, пока живы бойцы УЧК.   Место «распущенной» УЧК занял TMK (Trupat Mbrojtese te Kosoves) или по-английски KPC, то есть Корпус защиты Косово. Задуманный и преподнесенный мировой общественности как что-то вроде нашего МЧС, он практически полностью сохранил структуру, руководящие кадры, зоны ответственности и даже Генеральный штаб и Военную академию УЧК. Правда, пришлось складировать часть вооружения, да немного поменять форму одежды. Но это дело наживное! Оружия в Косово хватает, как сказал Махмут Бакалли на слушаниях в Гааге.   Командующим ТМК был назначен тот самый хорватский генерал Агим Чеку, которого прислали на укрепление кадров УЧК в апреле 1999 года — на бомбардировщики, видно, не особенно-то надеялись. Официально разведструктура УЧК, ZBZ, была тоже распущена, однако, вместо нее в Генштабе ТМК создано Управление информации, которое возглавляет тот же Фадил Кодра, который был начальником ZBZ. Прешево, Медвежья, Буяновац, Тетово, Куманово, Скопье — эти названия местностей в собственно Сербии и Македонии не сходили с газетных полос в последние два года. Там действовали бойцы распущенной УЧК, продолжавшие за пределами Косово строить «Великую Албанию» под самым носом мировой общественности.   Миссия ООН в Косово отказала УЧК в организованном вхождении в Службу Косовской полиции (KPS), однако, разрешила считать стаж в УЧК как достаточную характеристику для индивидуального приема на службу в полицию. Собственная полиция УЧК (Policia Ushtarake), которой командовал легендарный Реджеп Селими, распускалась. Однако, для охраны порядка были созданы так называемые Службы местной охраны, KF, вроде наших добровольных народных дружин, куда благополучно перетекли те из людей Реджепа, кто не захотел светиться в официальной полиции. Все остались довольны. Кроме того, оставалась еще полиция Министерства общественной безопасности Временного правительства, которую возглавлял тот же Селими, но я не знаю, куда она подевалась. Существует, вероятно, и контрразведка SHIK (ShКrbimi Informatif i KosovКs), возглавлявшаяся Кадри Весели, «Number 7», воспитанником албанского КГБ, также носящего название SHIK (Sherbimi Informatif i Kombetar).     Если говорить об организованной преступности, то она имеет несколько основных направлений. Самая значительная из них — этнические чистки и политический террор. В первые недели после ухода сербской армии в Косово ежедневно убивали 40 — 50 сербов. Сейчас эта цифра сократилась, но не потому, что наступил спад криминальной активности, а потому, что сербы покинули города и села с албанским населением и остались лишь в анклавах под защитой сил самообороны и круглосуточного дежурства войск НАТО. Огромные масштабы имеет разрушение сербских памятников, в первую очередь, православных храмов — их разрушено свыше сотни, причем, некоторые из них относятся к 14-15-му столетию. Храмы не просто разрушают — их взрывают, сравнивают с землей, расчищают территорию и уничтожают даже следы их существования. Политический террор направлен, в основном, против сторонников Руговы.   Огромный размах приобрела торговля «живым товаром» — проститутками из Молдовы, Румынии, Болгарии, Греции, Украины, даже России. Идет два потока проституток — один для ублажения сорокатысячного гарнизона сказочно богатых по местным меркам солдат и офицеров НАТО, а также своих авторитетов. Проституция собственно албанок не допускается — мусульманская мораль! Второй поток идет транзитом в Италию, Хорватию, Словению и далее в Западную Европу. Женщин до 25 лет работорговцы вербуют, обещая им привлекательную работу манекенщицами, гидами, официантками или переводчицами. По прибытии в Косово у девушек сразу отбираются все документы и их просто продают — по цене от одной до трех тысяч марок — местным дельцам. Организаторы и владельцы публичных домов — бывшие члены УЧК! — ежемесячно «зарабатывают» на этом около 250 тысяч марок. Через два-три месяца «работы» в Косово выживших проституток также перебрасывают далее на Запад. (См.,например, www.Pravda.ru 2002.01.28/14:45).   Правовой центр с испугом констатировал, что за два года организована целая сеть по поставке в Косово уроженок Молдавии, Румынии, Болгарии, Греции, Грузии и России для занятий проституцией. В косовских борделях, чье количество растет изо дня в день, несчастные обслуживают ежедневно более 20 «охотников». в Албанию или северо-западную Македонию.   Наркотороговля в Косово не прекращалась никогда — вернее, Косово всегда служило средоточием транзитных путей для афганского героина, а главным наркоцентром Косово, говорят, всегда являлся город Гнилане. В последнее время произошли важнейшие изменения в обслуживании Балканского наркоторгового пути. Если раньше на этом пути доминировали турки, то теперь первые роли все чаще играют албанцы, вытеснившие турок на всем протяжении этого потока вплоть до розничной тороговли в городах Европы.   Трудно сказать, что все преступления, за исключением, может быть наркобизнеса и политического террора, совершаются исключительно УЧК, но можно с определенной долей уверенности утверждать, что они происходят под прикрытием УЧК. (Подробнее о размахе деятельности УЧК по наркоторговле смотрите, например, в статье «The KLA and the Heroin Craze of the 90s» опубликованной в Montreal Gazette (CN QU) 15 декабря 1999 года. Статью можно найти также на сайте http://www.balkanpeace.org/cib/kam/kosd/kosd01.shtml). Если бы руководство УЧК захотело, большинство видов преступной деятельности в Косово просто прекратили бы свое существование. В любом случае, борьба с преступностью так называемым демократам просто не под силу. Ни в одной стране. Наиболее выпукло это видно в России.   Я позволю себе еще раз процитировать уже приведенные выше слова симпатичного мне Рамуша Харадиная: «Это утопия ожидать, что международные механизмы в одиночку способны поддерживать порядок в послевоенный период. Особенно, если известно, что после войны жажда быстрого обогащения, а также аппетиты кланов, групп и мафии стали доминирующими». Рамуш прав. Бороться с преступностью — это намного сложнее, чем выгнать из дома сербскую семью, и даже сложнее, чем дестабилизировать ранее цветущий уголок мира.

УЧК и Бен-Ладен

(В этом разделе использованы материалы слушаний подкомитета по международным операциям и терроризму Комитета по международным отношениям Сената США 19 декабря 2001 года. см. http://www.fbi.gov/congress01/caruso121801.htm )     Примерно на полпути из Приштины в Митровицу с левой стороны возвышается недавно сооруженная крепость: тканые полипропиленовые мешки размером метр на метр на метр засыпаны щебенкой, поставлены друг на друга, образуя периметр обороны метров шестьдесят в квадрате и высотой до двух метров. Ни снаряды, ни тем более гранатометы такие стены, говорят не берут. Поверху пропущено несколько рядов колючей проволоки — спирали Бруно, по углам — пулеметные гнезда, подъездные пути охраняют мощные, приземистые камуфлированные «Хаммеры» с двумя крупнокалиберными пулеметами каждый. Чуть дальше, уже с правой стороны от шоссе — огромный парк, где задрали к небу свои жерла 152-мм самоходные гаубицы и 120-мм танковые пушки. Огромный яркий щит с изображением улыбчивого и вполне довольного моджахеда в чалме и надпись: «Добро пожаловать в Объединенные Арабские Эмираты». Это бригада миротворцев из ОАЭ, прибывшая в Косово в составе KFOR (сил ООН, в основным натовских, введенных в Косово на основании резолюции Совета Безопасности 1244) чтобы учить там отсталых косоваров демократии, правам человека, и прочему, что очень продвинуто у них там в эмиратах. Одной из задач бригады была охрана крупного сербского анклава в селе Прилужье, раскинувшемся между шоссе и рекой Ситница.   Через некоторое время после 11 сентября 2001 года эта бригада куда-то исчезла, что стало сразу заметно по опустевшему эфиру: моджахеды не очень-то заботились о радиодисциплине, и на всех частотах, включая частоты ОБСЕ, на которых работала моя рация, разливалась специфическая очень мелодичная арабская скороговорка. Американцы вдруг выяснили, что Объединенные Арабские Эмираты имеют вполне официальные отношения с Талибаном, а Усама Бен-Ладен это их чуть ли не лучший друг и товарищ по борьбе с тем самым американским империализмом. До 11 сентября американцев это особенно не занимало. После трагедии в Нью-Йорке и Вашингтоне стало не вполне приличным официально поддерживать отношения с пособниками террористов. Арабов срочно заменили какими-то другими вооруженными до зубов защитниками демократии.     Аль-Каеда, что в переводе означает «основа», была создана молодым саудовским миллионером Усамой Бен-Ладеном с благословления тогдашней мировой общественности и при поддержке ЦРУ для подрывной работы против советских войск в Афганистане. Получив солидную подготовку, хорошее оснащение, закалившись в боях, Аль-Каеда стала потихоньку выходить за отведенные ей пределы. Победа в Афганистане над могучей Советской Армией вдохновила исламских борцов на новые подвиги. Задачей стала большая и священная война вообще против всех неверных, — джихад.   Аль-Каеда из Афганистана и Пакистана стала проникать сначала в Египет, Саудовскую Аравию, Судан, а затем в Европу и США. Шла интенсивная вербовка граждан этих стран как исповедающих ислам, так и исповедающих веру в торжество демократии и прав человека, но готовых принять ислам, особенно, если за это хорошо заплатят. В Афганистане, Пакистане, Судане были открыты многочисленные лагеря, где опытные инструкторы учили желающих как убивать живых людей, как взрывать дома и как отрезать головы журналистам. Аль-Каеда стала обрастать филиалами и отделениями, которые носили совсем другие названия и часто скрывались за вывесками вполне мирных и даже гуманитарных организаций. Значительное число таких организаций действовало и на Балканах. На сенатских слушаниях в США в декабре 2001 года открыто прозвучало, что Аль-Каеда и ее филиалы действовали в Боснии, Хорватии, Албании, а также Таджикистане, Азербайджане и в Чечне. Из гуманитарных исламских организаций в Косово были известны «ИГАСА», «TWRA», «Илиас Хисхам», «Асад Сама Бин Хамуш», «Саудовский комитет помощи Косово», «Иранский Культурный центр» и многие другие. Все они ударными темпами возводили многочисленные мечети, а также несли слово пророка — мир и милость ему от Аллаха! — в изголодавшиеся по чадре и джихаду массы косовских трудящихся. Что они делали в свободное от основной работы время, ведомо одному Аллаху. Но, скорее всего, не только читали Коран и хадисы Пророка.     На процессе в Гааге Милошевич представил документальные доказательства активного присутствия Аль-Каеды в Косово. И хотя суд пробормотал что-то невнятное относительно подлинности документов, имеющих вполне американское происхождение, специалисты не сомневаются ни в наличии таких документов, ни в ощутимом присутствии Аль-Каеды в Боснии и в Косово. (Вероятнее всего, они являются секретными документами ФБР и, естественно, проверить их подлинность затруднительно). Газета «National Post» в одной из своих статей приводит следующее высказывание Джеймса Биссета, бывшего посла Канады в Югославии «Многие члены Армии Освобождения Косово направлялись для прохождения тренировок в террористические лагеря в Афганистане. Милошевич прав. Нет сомнений в их (Аль-Каеды) участии в конфликтах на Балканах. Все это хорошо документировано».   Не случайно, еще 10 октября 2001 года, меньше, чем через месяц после удара по Мировому Торговому центру в Нью-Йорке, сама Дель Понте передала США материалы о террористах Талибана, находящихся в Боснии и Македонии. Получив эти материалы американцы немедленно закрыли свое посольство в Сараево, отделения в Баня Луке и Мостаре, а также офис USAID в Тузле. 25 октября силы НАТО в Боснии объявили, что они нейтрализовали некоторые ячейки террористической сети Бен Ладена на терртиории этой страны. Говорят, что даже Ругова 27 октября 2001 года донес американцам о планах Талибана в Косово. «Региональный профиль Балкан», ноябрь 2001 (http://www.isn.ethz.ch/isis/Frame/frame3index.htm )   Даже новый глава Миссии ООН в Косово Микаэль Штайнер, срочно присланный для замены слишком просербски настроенного Хэккерупа, предупредил недавно против «импорта афганской опасности» в Европу, поскольку в регионе остаются еще ячеки, созданные и подготовленные Аль-Каедой. Эти ячейки имеют свое начало в Боснии, куда с 1992 года в большом числе стали прибывать моджахеды, приглашенные Изетбеговичем. Они получили боснийские паспорта, женились в третий-четвертый раз на боснийках, наладили поставки опия и героина и стали хорошо легализованным и прочно укоренившимся связующим звеном с Талибаном.     В Косово можно назвать следующие места дислокации УЧК, где моджахеды Аль-Каеды принимали непосредственное участие в подготовке бойцов УЧК и в боевых действиях: Косовская Каменица, Малишево, Призрен, Дреница, тот самый Доний Преказ, где была уничтожена семья Яшари. Югославская газета «Новости» в статье от 27.09.01 «Лагерь Бен-Ладена в Косово и Метохии» писала, что Адем Яшари имел тесное сотрудничество с командиром боснийского отряда «Эль-Моджахеддин» Абу Исмаилом, основавшим в районе Преказа боевую группу из 120 бойцов. Не с этим ли Исмаилом и его моджахеддинами встречалась верхушка УЧК в тот трагический мартовский день? И не принадлежали ли тем самым моджахеддинам десять неопознанных трупов, захороненных сербской полицией вместе с сорока шестью опознанными членами семьи Яшари? Тогда становится понятным, почему не выпустили из осажденного дома стариков, женщин и детей. Правда, ни живым, ни тем более мертвым, от этого уже не легче. (См. http://www.hrw.org/reports98/kosovo/Kos9810-04.htm «…the police dug a large grave with a bulldozer near Donji Prekaz and buried fifty-six people, ten of them still unidentified». — «…полицейские вырыли бульдозером возле Доньего Преказа большую могилу и похоронили пятьдесят шесть человек, десять из них все еще неопознанных»).     Я думаю, что руководство УЧК и руководство Талибана имело свой план дальнейших действий в Косово. Было ясно, что мировая общественность, запутавшаяся в трех соснах своих демократических теоретизирований и уже расколотая на две крупные группировки с не совпадающими интересами, сразу не решится предоставить независимость Косово. Да УЧК и не очень-то было настроено принимать независимость из рук оторвавшихся от жизни европейских или американских благодетелей, которых они явно презирали. (Об этом очень интересный материал по адресу http://www.balkanpeace.org/rs/archive/mar02/rs206.shtml)   Я уже говорил, как торжествовали в Косово 11 сентября 2001 года Скорее всего, они хотели провести в ноябре 2001 года законные выборы в Ассамблею на деньги, руками и под прикрытием мировой общественности, получить легитимность, а затем послать эту самую мировую общественность туда, куда она сама бы ни за что не пошла, после чего провозгласить в третий раз независимость Косово, на сей раз окончательную. Конечно, мировая общественность пошумела бы, повозмущалась и потихоньку стала бы про Косово забывать. Ну, объявила бы для порядка какие-нибудь там санкции или что еще. Саудовцы, Иран или те же Объединенные Арабские эмираты, да и сам Усама Бен-Ладен с удовольствием бы подкармливали Косово в условиях таких санкций, готовя тем самым очень удобный плацдарм в мягком подбрюшье Европы.     За что боролись — на то и напоролись. Неудача теракта 11 сентября 2001 года спутала все карты. Связи с Талибаном стали опасными даже для УЧК. Правда, это не значит, что они прекратились, вовсе нет! Уже в марте 2002 года, когда я пишу эти строки, несколько арабских наемников было убито в перестрелке с македонским полицейским патрулем недалеко от Скопье. Жизнь продолжается.

15. Миссия КВМ и Рамбуйе

С первых дней 1998 года события в Косово стали развиваться по нарастающей. Практически ежедневно происходили нападения бойцов УЧК на полицейских, мирных сербских граждан, а также этнических албанцев, продолжавших работать в косовских организациях вопреки провозглашенному бойкоту. Нападения производились как ночью (жилой дом полицейского управления в Штимле) так и средь бела дня (убийство лесника Сейди Муйя, этнического албанца, в Градаце). Вот хроника нескольких дней в январе, взятая из Белградского еженедельника «Недельный Телеграф» от 4 марта 1998 года (эту хронику можно найти на сайте http://members.tripod.com/Balkania/)     22 января   В этот же день группа из трех членов УЧК захватила владельца такси Метуша Скодру, этнического албанца и отобрала его машину, Ауди-90. Они предложили ему выкупить его машину и приказали принести деньги в условное место, пригрозив, что если он сообщит полиции, то будет убит.     23 января   В ночь на 23 января на дороге Србица-Клина возле села Йошаница убит Десимир Васи, депутат Муниципального собрания Звечана. На той же дороге, в ту же ночь возле деревни Дрсник недалеко от Клина жестоко избит Благое Николивич, найденный в бессознательном состоянии. Той же ночью группа террористов УЧК остановила группу сербских женщин, направлявшихся в Девич монастырь, и стала издеваться над ними, угрожая расправой.     25 января   В ночь на 25 января в городе Малишево террористы УЧК тяжело ранили двух полицейских. Этой же ночью было совершено нападение на дом, принадлежащий семье Джуричич в Грабанице около Клина в Дренице, а также брошена бомба в дом полицейского офицера в Урошевце.     Этот перечень можно продолжать до бесконечности. Пока разворачивалась война УЧК против мирного населения, мировая общественность, как говорится, молчала в тряпочку. Тем временем местная полиция явно стала терять контроль над ситуацией, и в Косово были введены сербские силы полицейского спецназа, которые начали прочесывание деревень, поиски оружия и террористов. 5 марта 1998 года в Доньем Преказе полицейским спецназом при уже описанных обстоятельствах был убит лидер УЧК в этом районе Адем Яшари и его семья, а также еще десять человек. Вот тут мировая общественность разыгралась не на шутку. 31 марта 1998 года Совет Безопасности ООН принимает резолюцию 1160, осуждающую несоразмерное применение силы сербской полицией против мирных (!) жителей в Косово. Одновременно было введено эмбарго на поставки оружия и материалов в Югославию. Началась новая блокада Югославии, пока частичная.     В апреле 1998 года Милошевич проводит референдум, на котором 95% населения Сербии высказалось против какого-либо международного присутствия в Косово. В ответ мировая общественность вводит полную блокаду Югославии.     В мае при посредничестве одного из авторов Дейтонских соглашений, Ричарда Холбрука, в Белграде состоялась встреча Руговы и Милошевича. Параллельно переговоры с лидерами УЧК вел посол США в Македонии Кристофер Хилл. По итогам встречи была достгнута договоренность о проведении в Приштине детальных переговоров с целью достичь мирное урегулирование проблемы Косово. Для поездки в Приштину была уже подобрана представительная делегация, однако, мирный процесс вновь был сорван, и вы, наверное, уже сами можете сказать, по какой причине.    Под прикрытием переговоров УЧК стала резко наращивать собственную активность. Готовность Милошевича к переговорам рассматривалась как слабость. Ругову за предательство дела косоваров УЧК немедленно приговорила к смертной казни. От отдельных террористических актов окрепшая УЧК перешла к созданию освобожденных зон. В первую очередь такие зоны создавались вдоль границы с Албанией, обеспечивая тем самым коридоры для массовых поставок оружия. Именно в этот период Рамушу удалось организовывать конвои с оружием численностью свыше тысячи человек. Освобожденные зоны создавались в Дренице и Дукаджине. Мировая общественность при этом молчала. Как только сербы предприняли военные меры по восстановлению положения, не очень, правда, разбираясь при этом, кто прав, кто виноват, эта самая общественность подняла дикий крик. Переговоры, естественно, не состоялись.

Резолюция 1199

После срыва переговоров, в Косово под предлогом военных маневров были введены регулярные войска Югославской Армии. Началась тотальная зачистка косовских деревень от УЧК, которая к этому времени контролировала уже около трети территории Косово. Бои были тяжелыми. Бойцы УЧК защищали свои деревни, сражения шли за каждый дом, но силы были, конечно, неравными. К сентябрю основная масса формирований УЧК была рассеяна, вытеснена из городов и деревень в горы. Коридоры, ведущие в Албанию, были перекрыты. Цена, уплаченная за все это была очень высокой: около двухсот деревень было разрушено, число беженцев по подсчетам «Human Rights Watch» достигло 200 — 300 тысяч человек. Погибло значительное число мирных жителей. Потери несла и Югославская Армия. По сообщению той же «Human Rights Watch», (См. отчет «Gornje Obrinje: Massacre in the Forest» на сайтеwww.hrw.org ) в одной Горней Обриньи в самом центре Дреницы потери федеральных сил только в одном бою составили более 47 человек. Правда, в этой же деревне активисты «Human Rights Watch» установили факт жестокой расправы сербов над мирным албанским населением.     Мировая общественность тупо отказывалась понимать, что является реальной причиной и кто владеет ситуацией в Косово. С одной стороны, велся беспрецедентный нажим на Милошевича. Даже немощный Ельцин и то пытался выкручивать ему руки. С другой стороны, тот же Кристофер Хилл докладывал об успехах своих бесконечных переговоров с Руговой, который к тому времени, да собственно уже с марта 1998 года, после трагедии в Преказе, уже никого не представлял кроме себя самого, да кучки сторонников, часть из которых пряталась по уютным заграницам. В сторону же УЧК мировая общественность грозила пальчиком, как грозят не в меру расшалившемуся, но вполне любимому ребенку. Да и она была детищем мировой общественности, УЧК, ставшая уже реальной силой, и несмотря на временное поражение в ходе летнего наступления сербов, сохранившая и свои базы в северной Албании, и источники снабжения оружием, и финансовые источники в Западной Европе и США, не говоря уж об исламском Востоке, вернее, Талибане. Людские резервы для УЧК были почти неисчерпаемы — любой из тех 200 тысяч беженцев был готов взять в руки оружие и немедленно идти убивать сербов и жечь их деревни. Око за око, зуб за зуб и даже больше. Ненависть вышла из-под контроля. Жажда мщения стала доминантной идеей, сверхидеей. Именно такие идеи сплачивают общество на порядок сильнее, чем сотни хорошо финансируемых институтов и неправительственных организаций.     23 сентября 1998 года Совет Безопасности ООН принимает резолюцию 1199. Резолюция принята единогласно при одном воздержавшемся. Нет, это была не Россия. Это был расположенный далеко от Балкан Китай. Я не буду комментировать этот факт.     Резолюция была составлена по указанной выше схеме. Я позволю себе привести из нее наиболее характерные выдержки. Полный текст резолюции можно легко найти на сайте ООНwww.un.org   «…Совет Безопасности ООН:   1. Требует, чтобы все стороны, группы и отдельные лица немедленно прекратили боевые действия и поддерживали в Косово, Федеративная Республика Югославия, состояние прекращения огня, что откроет переспективы для существенного диалога между властями Федеративной Республики Югославия и руководством косовских албанцев, а также сократит риск гуманитарной катастрофы.   2. Требует, чтобы власти Федеративной Республики Югославия и руководство косовских албанцев предприняли неотложные шаги для улучшения гуманитарной ситуации и предотвращения гуманитарной катастрофы.   3. Призывает власти Федеративной Республики Югославия и руководство косовских албанцев немедленно начать предметный диалог без предварительных условий и при международном участии, а также по четкому графику, который должен привести к окончанию кризиса и согласованному политическому решению проблемы Косово, а также одобряет текущие усилия, направленные на подготовку такого диалога.   4. Требует далее, чтобы Федеративная Республика Югославия в дополнение к мерам, предусмотренным резолюцией 1160 (1998), немедленно выполнила следующие конкретные мероприятия по достижению политического решения ситуации в Косово как это содержится в заявлении Контактной группы от 12 июня 1998 года:   (a) прекратила все действия сил безопасности, затрагивающие гражданское население, и отдала приказ о выводе частей сил безопасности, используемых для репрессий против гражданского населения;   (b) обеспечила эффективный и непрерывный международный мониторинг в Косово со стороны Миссии Европейского Союза по мониторингу и дипломатических миссий, аккредитованных в Федеративной Республике Югославия, включая доступ и полную свободу передвижений таких наблюдателей в Косово, из Косово и в пределах Косово, без препятствии со стороны правительственных органов, а также выдачу без задержек международному персоналу, участвующему в мониторинге, необходимых для поездок документов;   (c) содействовать по соглашению с Верховным Комиссариатом ООН по делам беженцев UNHCR и Международным Комитетом Красного Креста (ICRC), безопасному возвращению в свои дома беженцев и перемещенных лиц, а также обеспечить свободный и беспрепятственный доступ в Косово для гуманитарных организаций и поставок.   (d) обеспечить быстрый прогресс по четкому графику в диалоге с косовскими албанцами, который указан в параграфе 3 и к которому призывает резолюция 1160 (1998) с целью согласовать меры доверия и найти политическое решение проблем Косово.   6. Настаивает, чтобы руководство косовских албанце осудило все террористические акции и подчеркивает, что все элементы косовского албанского общества должны добиваться своих целей исключительно мирными способами.   7. Напоминает обязательства всех государств полностью соблюдать запреты, наложенные резолюцией 1160 (1998)   9. Призывает государства и международные организации, представленные в Федеративной Республике Югославия направить персонал для выполнения обязательств по проведению в Косово эффективного и непрерывного международного мониторинга пока цели этой резолюции, а также резолюции 1160 (1998) не будут выполнены. (…)   Ну, и так далее, и тому подобное, всего семнадцать пунктов.     Главный виновник — Милошевич, то есть, Федеративная Югославия. Ее — приструнить санкциями, обязать прекратить наводить порядок в своем доме, дать возможность УЧК получить под свой контроль побольше территорий, открыть все двери для представителей той самой мировой общественности, которая с 1991 года добивается развала как раз Федеративной Югославии. Главный албанский партнер — Ибрагим Ругова. Это он, наверное, должен осудить террористические акции и добиваться своих целей исключительно мирными средствами. Да он этого уже почти десять лет добивается, его вон УЧК за это даже к смерти приговорила! И как это — «прекратила все действия сил безопасности, затрагивающие гражданское население»? То есть, если бойцы УЧК, обученные и вооруженные в соседней стране, на деньги, поступившие из самых демократических стран в мире, засели в доме Шабана Яшари и стреляют оттуда по полицейским — это не затрагивает гражданское население. А вот если в ответ полицейские будут стрелять по бойцам УЧК — это затрагивает, и это надо немедленно прекратить под контролем мировой общественности. Нет, Китай хоть и далеко от Балкан, но как-то сразу разобрался в ситуации и не стал голосовать за эту резолюцию. А может знал, в какие боеголовки крылатых ракет введены полетные задания, содержащие координаты посольства КНР в Белграде — у китайцев, говорят, неплохие разведывательные позиции в США.     Я не оговорился. Приведенная резолюция Совета Безопасности ООН 1199 была принята 23 сентября 1998 года, а уже на другой день, 24 сентября «НАТО предприняло первые формальные шаги, одобрив два чрезвычайных оперативных плана — один по нанесению авиаударов, другой по мониторингу и обеспечению соглашения о прекращении огня, если таковое будет достигнуто». То-есть, чернила еще не высохли, а планы авиаударов уже не просто разработаны — это, кстати, требует определенного времени — а и одобрены. Интересно, а когда именно они начали разрабатываться, не сразу ли после Дейтона? (Государственный Департамент США. Хроника косовских событий 1989 -1999 гг. (по состоянию на 21 мая 1999 года)http://www.state.gov/www/regions/eur/fs_kosovo_timeline.html   И еще. Ситуация 1998 года в Косово практически идентична ситуации в Сербской Краине в Хорватии в 1995 году. Помните операцию «Буря» под руководством французского легионера Анте Готовина и будущего главнокомандующего УЧК Агима Чеку? — Помните! Помните те же 200 тысяч беженцев? — Помните! Помните гуманитарную катастрофу? — Нет? Не было гуманитарной катастрофы? И резолюции Совбеза из 17 пунктов «Требует, чтобы Республика Хорватия….» не помните? И блокаду Хорватии запамятовали? И планов авиаударов НАТО по Загребу, Риеке и Пуле не припоминаете? И Туджмана в Гаагу разве не вызывали? Что-то нам с памятью надо делать!

Итоги КВМ

Миссия по контролю за выполнением резолюции Совета Безопасности 1199 (1998), KVM -Kosovo Verification Mission, приступила к работе 16 октября 1998 года и была эвакуирована из Косово 20 марта 1999 года, за четыре дня до начала натовских бомбардировок. Миссия проводилась силами 2 тысяч наблюдателей ОБСЕ, которые к январю 1999 года были размещены по всей территории Косово. Миссия ОБСЕ КВМ активно работала также с беженцами на территории Албании и Македонии. Всего было опрошено около 2 800 беженцев, заполнены сотни стандартных бланков — свидетельств о нарушении прав человека в Косово. Фиксировались также и некоторые другие факты, в частности, случаи нарушения соглашения о прекращении огня. Результаты работы миссии опубликованы в огромном томе объемом 434 страницы, который содержит детальные данные о событиях практически в каждой деревне, достойных упоминания. («Kosovo/Kosova As Seen, As Told. An analyses of the human rights findings of the OSCE Kosovo Verification Mission, October 1998 to June 1999», OSCE, 1999 ).     Военные аспекты   Отчет ОБСЕ КВМ содержит характеристику сил сторон вооруженного конфликта (так наконец стала теперь именоваться ситуация в Косово). В соответствии с отчетом в Косово находилось от 15 до 20 тысяч военнослужащих регулярной Армии Югославии, из них около половины резервистов, и около 30 тысяч полицейских и полувоенных формирований. Был задействован 52-й корпус, состоящий из пяти бригад, отдельного танкового батальона и батальона военной полиции. Авиационная поддержка осуществлялась 83-м авиаполком, базировавшимся в Приштине. В Куршумлии находилась резервная 354-я пехотная бригада. В целом регулярные войска редко принимали участие в боевых столкновениях, а привлекались в основном обеспечения полицейских операций.   Границу с Албанией охраняло 32 пограничных поста, на каждом из которых находился взвод пограничников. Инженерных сооружений на границе не было, даже пограничные вышки не использовались, поскольку постоянно обстреливались с албанской стороны. Граница проходит в горах высотой до 2 600 метров.   Из 30 тысяч полицейских МВД, только два подразделения представляли собой специализированные части: полицейский спецназ SAJ, а также что-то вроде нашего ОМОН — PJP. Их численность вряд ли превышала тысячу человек. Около 3 тысяч человек держало в Косово югославское КГБ — SDB, они занимались в основном, сбором информации и работой с агентурой. В отношении полувоенных формирований точные данные у КВМ отсутствуют, однако у КВМ имелись основания полагать, что они состояли из уголовников, выпущенных из сербских тюрем при условии, что те пойдут воевать в Косово. Упоминались также части Зелько Разнятовича (Аркан) и «Френки» Симатовича, а также группа «Дельта» Республики Сербской из Боснии.     Что касается УЧК, то не приводится ни ее численности, ни структуры. Более того, утверждается, что до 1998 года УЧК вообще не действовала. Интересно, что сказали Рамуш, Реми, Лули и другие ветераны УЧК, читая эти строки отчета КВМ! Отмечается только, что ее части сохраняли управление на уровне семейных кланов и деревень и в меньшей степени на уровне центрального командования. Поток оружия шел в основном из Албании. К концу 1998 года действовал Генеральный штаб УЧК. Имелось шесть территориальных зон УЧК: Дреница, Пастрик, Дукаджин, Шала, Ллап и Неродим. Седьмая зона, Карадак, в районе Гниляне активностью не отличалась. Вооружение УЧК варьировалось от простых АК-47 до ракет «земля-воздух» и противотанковых реактивных снарядов. На вооружении стояли также крупнокалиберные пулеметы, минометы, ручные гранатометы, снайперские винтовки, а также противотанковые и противопехотные мины. Отмечается отличная оснащенность УЧК средствами связи.     Соглашение о прекращении огня нарушалось обеими сторонами. Югославская армия проводила ряд операций на границе против групп УЧК, проникающих из Албании. Подразделения УЧК заняли укрепленные позиции Югославской армии вдоль главной артерии ее снабжения в районе Подуево и, естественно, были выбиты оттуда после трехдневных боев. Отмечалось также создание УЧК новых оборонительных позиций в Растане и Сува Реке. Продолжались нападения УЧК на конвои Югославской армии из многочисленных засад, а также серии взрывов бомб и гранат в кафе, принадлежащим как сербам, так и албанцам. В середине января боевые действия отмечались в районе Штимле, приведшие к массовым убийствам мирного населения в Рачаке 15 января. Есть сведения, что ситуация в Рачаке накануне Лондонской встречи Контактной Группы была организована спецслужбами по образу и подобию рынка в Сараево. Правда, обошлось без взрывов. Сербы утверждают, что были просто подброшены трупы бойцов УЧК, погибших накануне в боестолкновении с сербской армией. Как бы то ни было, но рядом случайно оказался «рояль в кустах» — глава КВМ Вильям Уокер, немедленно обвинивший сербские власти в преступных убийствах мирного населения.     После провала переговоров в Рамбуйе Югославская армия стала резко наращивать свое присутствие в Косово: появились батареи ПВО, стали закапывать в землю танки, готовить к взрыву мосты на главных дорогах. Югославская армия обвинялась в непропорциональном применении силы, а также действиях, направленных на то, чтобы подчинить себе местное население. Имели место артобстрелы албанских деревень. В отчете, однако, отмечается, что «имеются сведения, что УЧК также несло ответственность за появление определенного количества беженцев, а также за использование деревень в качестве собственных передовых боевых позиций» (стр.27). Обе стороны нередко препятствовали сотрудникам миссии в выполнении их обязательств, отказывая в доступе в те или иные сомнительные районы.   К марту 1999 года, когда стало ясно, что военное вмешательство НАТО становится неизбежным, перед Югославской армией встали две задачи: борьба с УЧК и подготовка к отражению военной интервенции НАТО. (Вы помните, что сказал Рамуш о пятикратном увеличении своей армии под прикрытием этой самой Мисии по наблюдению в Косово — КВМ. Об этом в отчете ОБСЕ, конечно, не говорится). На КВМ перестали обращать внимание — необходимо было срочно отселять мирных сербов и албанцев из зоны предстоящих боев и зон вдоль линий снабжения армии, которая из обеспечивающей полицейские операции скоро должна была превратиться в воюющую против самой сильной армии в мире. При этом воевать ей надо было в условиях подавляющего превосходства противника в воздухе и в условиях враждебного тыла. Началось то, что потом назовут этническими чистками албанского населения в Косово.     Гуманитарные аспекты и права человека   Этой теме посвящено 90% отчета КВМ ОБСЕ. Были установлены следующие нарушения «фундаментальных прав человека и основных гуманитарных законов:   — Массовые и произвольные убийства гражданских лиц, производимые руками обеих сторон конфликта в период до 20 марта (1999 года. В этот день Миссия была эвакуирована из Косово). Со стороны югославских и сербских сил их стремление использовать массовые убийства как инструмент террора, принуждения и наказания, применяемый против косовских албанцев, было очевидным уже в 1998 году и было с шокирующей откровенностью продемонстрировано в январе 1999 года (включая массовое убийство в Рачаке) и после этого. Произвольные убийства гражданского населения были как тактикой в кампании по изгнанию албанцев, так и целью как таковой.   — Произвольные аресты и задержания, а также нарушения права на справедливое судопроизводство во все возрастающей степени стали инструментами правоохранительных органов в подавлении гражданских и политических прав косовских албанцев, и эти инструменты, сопровождаемые пытками и жестоким обращением, применялись в качестве средства для запугивания всего сообщества косовских албанцев.   — Изнасилования и другие формы сексуального насилия, которые иногда применялись в качестве инструмента войны.   — Насильственное изгнание, производимое югославскими и сербскими силами, имело место в массовом масштабе, при наличии стратегического планирования и при очевидном нарушении законов и обычаев ведения военных действий. Часто это сопровождалось преднамеренным разрушением собственности и грабежами. Основным мотивом для югославских и сербских нарушителей прав человека и гуманитарных законов была возможность вымогательства денег». (Упомянутый выше Отчет КВМ-ОБСЕ, Executive Summary, p.VIII ).     Я уже говорил о звериной сущности человека. Необходимо только добавить, что все — без исключения — приведенное в отчете КВМ может быть отнесено к любой войне. Избави Бог, случится война испанцев с басками, или англичан с ирландцами в Ольстере, или англичан с французами в Квебеке, или турок с курдами в Курдистане, или мексиканцев с американцами в Техасе, или индусов и пакистанцев в Кашмире — везде будет то же самое. Бессмысленно фиксировать факты — будут меняться только имена людей и названия местностей. Поэтому преступны не только те, кто убивал, жег, насиловал. Преступны совсем не те, кто в силу своего положения вынужден был отдавать приказ о начале военных действий.   Преступны те, кто в силу своего положения допустил развитие ситуации до такого уровня, когда военное решение становится неизбежным и единственно возможным решением.   Преступны те, кто взяв на себя ответственность вывести из казарм десятки тысяч вооруженных людей, не позаботился о поддержании среди них достаточного уровня морали.   Преступны те, кто вручил оружие людям, единственной движущей силой которых была ненависть и жажда мести.   Преступны те, кто разыгрывал национальную карту в угоду собственным личным амбициям.   Преступны те, кто разыгрывал национальную карту в угоду геостратегическим амбициям своих держав.     В этом смысле Милошевич — преступник. Клинтон — преступник. Ругова — преступник. Ельцин — соучастник. Впрочем, этот список достаточно длинен, и вы вполне можете продолжить его сами. Мы с вами — тоже в этом списке.     Я немного вернусь только к «стратегическому планированию» насильственного изгнания албанцев. Это не случайная фраза, такие фразы в отчете встречаются почти на каждой странице. «Повсеместно кажется, что атаки на деревни диктовались стратегией, а не ошибками в командовании и контроле», «Сообщения беженцев содержат убедительные примеры организованного и систематического характера того, что было содеяно югославскими и сербскими силами». Это не литературные эскапады, это стратегический социальный заказ тех, кто уже планировал и удар по Сербии, и процесс против Милошевича. И отсюда — шпионящий вице-премьер, отсюда наивный сосед, главный резидент на Балканах. То, что «казалось убедительным», оказалось элементом психологической войны, которую вела мировая общественность против Югославии, готовя ее окончательное устранение из Балканской политики. А это на суде в Гааге нельзя подать в виде документа. Отсюда и чрезвычайное, но очень показательное событие в стиле Джеймса Бонда — на этот раз Джеймса Бонда, потерпевшего неудачу.     В то же время реальные, а не виртуальные факты рано или поздно всплывают на поверхность, как бы ни пытались их спрятать. Так, английская «Санди Таймс» 12 марта 2000 года опубликовала статью под заголовком «ЦРУ помогало армии косовских повстанцев. Эта новость разозлила европейских дипломатов», сообщила о том, о чем мы с вами уже знаем: «Агенты американской разведки признали, что они помогали в подготовке Армии Освобождения Косово в период до начало натовских бомбардировок Югославии. Это сообщение привело в ярость некоторых европейских дипломатов… Сотрудники ЦРУ входили в состав миссии по наблюдению за прекращением огня в Косово в 1998 и 1999 гг., налаживая связи с УЧК и предоставляя американские военные инструкции по обучению, а также выдавая непосредственные указания по ведению боевых действий против Югославской Армии и сербской полиции». Здесь же сообщается, что в качестве прикрытия использовались те самые фирмы Military Professional Resources Inc, (MPRI) и DynСorp, о которых мы уже говорили выше в разделе «Мировая общественность и УЧК».   Вот оно, настоящее лицо мировой общественности!

Рамбуйе

29 января 1999 года в Лондоне состоялась встреча Контактной Группы, на которой было предъявлено ультимативное требование сторонам вооруженного конфликта в Косово: начать 6 февраля мирные переговоры и достичь соглашения не поздне, чем через две недели после начала переговоров. Первым приехать в Рамбуйе согласился Ругова. Затем согласие было, хотя и не без колебаний, принято УЧК, а 4 февраля и сербский парламент проголосовал за участие в переговорах.   УЧК колебалось по двум причинам. Первое — сидеть за одним столом с предателем дела албанского народа Руговой означало признать его роль в будущем Косово. Второе — полевые командиры хорошо умели убивать, тем более, что их этому учили опытные наставники. Никто не учил их дипломатии, поэтому они откровенно боялись, что будут просто обмануты мировой общественностью. Это же им подсказывал и естественный крестьянский инстинкт. В Косово поехал весь цвет УЧК: бывшие защитники прав человека Адам Демачи и Якуп Красничи, начальник Политотдела УЧК Хашим Тачи со своим дядей Азимом Сила, Раме Буйя и, конечно, Джавит Халити. Не успели они отъехать в Рамбуйе, как полевые командиры в Косово впервые избрали себе главнокомандующего УЧК, так, на всякий случай, чтобы было кому решительно отмежеваться, если делегация в Рамбуйе зайдет уж слишком далеко. По предложению Рамуша Харадиная главнокомандующим стал Сулейман Селими, соратник Рамуша. Всего через месяц с небольшим этого самодеятельного главнокомандующего сменит хорватский генерал Агим Чеку, ветеран операции «Буря». Мировая общественность, оказывается, не признает демократические процессы, всякие там выборы и прочее, если их результаты ее не устраивают.     С участниками переговоров в Рамбуйе особенно не церемонились. Им вынесли 90-страничный документ, подготовленный ведомством Мадлен Олбрайт и предложили подписать его, напомнив, что ультиматум Контактной Группы остается в силе. Кстати, на другой день после встречи Контактной группы, Совет НАТО еще раз подтвердил полномочия Генерального секретаря НАТО единолично принять решение о нанесении авиаударов по Югославии. Председателями на переговорах были министры иностранных дел Франции и Великобритании. Сама госпожа Олбрайт в Рамбуйе появилась только к концу переговоров, а остальное время руководила ими из-за океана.     План Олбрайт предполагал вывод всех сербских сил из Косово, за исключением 1400 пограничников и 2 500 полицейских. Предусматривалось также разоружение УЧК в течение трех месяцев с даты подписания соглашения. На трехлетний период Косово возвращалось к ситуации до 1989 года. По истечении этого периода предполагалось провести международные совещания с целью определить будущее Косово. Главным элементом плана Олбрайт был ввод в Косово 30-тысячного контингента войск НАТО, причем, сфера их действий должна была распространяться на всю Сербию. (Приложение B, п.8: «Персонал НАТО получает право свободного и беспрепятственного доступа по всей территориии Югославии вместе со своими автомобилями, судами, самолетом и оборудованием, включая прилегающее воздушное пространство и территориальные воды. Это должно включать, но не ограничиваясь этим, право разбивки лагерей, проведения маневров, расквартирования и использования любой территории или помещений, необходимых для поддержки, тренировок и операций»).     Первоначально план был отвергнут как Югославией, так и УЧК. Стоит напомнить, что в июле 1914 года после убийства эрц-герцога Фердинанда в Сараево, Сербия приняла все условия ультиматума Австро-Венгрии, кроме одного. Этим единственным отвергнутым условием ультиматума было допустить полицейских Австро-Венгрии в Сербию для самостоятельного расследования дела Гаврилы Принципа и его соратников. И хотя, в отличие от Сербии 1914 года, Югославия весной 1999 года была один на один со всей мировой обществвенностью, такое условие плана она принять не могла. Да собственно именно на это и рассчитывали составители плана.     УЧК же совсем не хотела разоружаться, даже в трехмесячный период, даже под прикрытием 30-тысячного контингента НАТО. Но на нее прикрикнули, и тот же Хашим Тачи, который был противником подписания соглашения, а ехал в Рамбуйе только чтобы использовать переговоры для пропаганды правого дела УЧК, вдруг стал ярым сторонником подписания и смог убедить своих менее сговорчивых друзей в необходимости соглашения. А может, ему дали какие-то гарантии в отношении этого трехмесячного разоружения и уже тогда вопрос переодевания УЧК в форму ТМК — Корпуса Защиты Косово — уже был потихоньку решен. История покажет, такие вещи скрыть просто нельзя.     В итоге в конце февраля албанская делегация согласилась подписать представленный ей документ. На 18 марта в Париже было запланировано подписание Соглашения всеми сторонами. Однако, югославская делегация в Париж не прибыла. Мировая общественность затаила смертельную обиду и 20 марта отозвала миссию КВМ ОБСЕ, одновременно предъявив Белграду жесткий ультиматум. Тем не менее, сербский парламент проголосовал против подписания соглашения и 24 марта 1999 года на Югославию обрушилась вся мощь военной машины НАТО.

16. Воздушный террор

Бомбардировки Югославии означали конец старой эпохи: эпохи Ялтинских и Потсдамских соглашений, эпохи ООН, эпохи ОБСЕ. Они возвестили также о том, что мир стал однополярным, а доминирование в нем США — на этом этапе безусловным. Право силы открыто стало универсальным средством умиротворения, а нарушение каких-либо заповедей, удобных для США, стало достаточной причиной для последующего военного удара по осмелившимся иметь собственное мнение. НАТО из щита против советской агрессии в Европе превратилось в ударную силу нового мирового жандарма. Начался процесс балканизации Центральной Азии, Закавказья, Северного Кавказа, Белоруссии и Приднестровья.     Одним из оправданий варварских бомбардировок было предотвращение гуманитарной катастрофы. Но фактически бомбардировки означали новую, на этот раз реальную гуманитарную катастрофу. По оценке Верховного комиссара ООН по делам беженцев господина Огата число беженцев из Косово с момента начала бомбардировок по 18 апреля 1999 года составило около полумиллиона человек. (Госдеп США «Косовские хроники» http://www.state.gov/www/regions/eur/fs_kosovo_timeline.html). Всего же в Косово после ввода войск НАТО возвратилось около 850 тысяч албанцев. Одновременно Косово покинули около 250 тысяч сербов и других жителей Косово неалбанской национальности. Это у них называется предотвратить катастрофу…   Более того, массовое разрушение промышленных предприятий, электростанций, мостов, средств связи не только привели к катастрофическому снижению уровня жизни простого жителя Сербии, но и отбросили развитие всей страны на десятилетия назад. Потери от бомбардировок понесла не только Сербия, но и близлежащие страны, поскольку были серьезно нарушены их хозяйственные связи и транспортные потоки. Большие потери понесла и Россия, предавшая Сербию, ставшая при Ельцине по сути служанкой США и НАТО, несмотря на некоторые красивые и эффектные жесты, особенно во время короткого пребывания в премьер-министрах Евгения Максимовича Примакова. Эти потери были в первую очередь политическими и моральными, но Россия также понесла и материальные потери, присоединившись к эмбарго против Югославии, в первую очередь нефтяному.     Всего в операциях против Югославии, продолжавшихся два с половиной месяца, 79 дней, с 24 марта по 10 июня 1999 года, участвовало 1200 самолетов НАТО, из них 850 боевых. Было совершено 1200 авианалетов (35 000 самолето-вылетов), выпущено 3000 крылатых ракет, сброшено около 10 000 тонн бомб, в том числе значительное количество кассетных боеприпасов, часть из которых не взорвалась до сих пор и продолжает ежегодно убивать десятки мирных жителей. Авиация НАТО потеряла над Югославией 61 боевой самолет, в том числе, по крайней мере один сверхсовременный F-117 «Stealth», а также 7 вертолетов, 30 беспилотных разведчиков и 238 крылатых ракет. (Данные Генштаба Югославской Армии. НАТО приводит более низкие цифры собственных потерь). Только в Сербии погибло 1300 мирных жителей, в том числе, 400 детей. По данным НАТО погибло также около 5 тысяч югославских военнослужащих и полицейских.     Хроника террора   24 марта   Первые авиаудары авиации НАТО и крылатых ракет США. Узнав о начале авиаударов, премьер Примаков, направлявшийся с визитом в США, разворачивает самолет над Атлантикой и визит отменяет.   25 марта   Югославия разрывает дипломатические отношения с США, Францией, Германией и Великобританией.   26 марта   Эскалация воздушных ударов.   27 марта   ПВО Югославии сбивает сверхсовременный американский истребитель F-117 «Stealth». Пилота эвакуируют на вертолете спецназа США. Госдума России принимает резолюцию, осуждающую агрессию НАТО против Югославии и откладывает ратификацию договора СНВ-2.   1 апреля   Армия Югославии захватывает на своей территории трех американских солдат.   3 апреля   Первый авиаудар НАТО по Белграду. Разрушено здание Министерства Внутренних дел Сербии и Югославии.   6 апреля   Первый авиаудар НАТО по жилым кварталам в Сербии (Алексинац). Милошевич предлагает прекратить удары и подтверждает готовность к переговорам с Руговой. Предложение отвергается.   12 апреля   НАТО наносит удар по югославскому пассажирскому поезду. Погибло 60 пассажиров. НАТО приносит извинения.   14 апреля   Ельцин назначает Черномырдина своим специальным представителем по Югославии. Этот шаг однозначно истолковывается как подтверждение того, что Россия не будет защищать Югославию. НАТО наносит удар по колонне албанских беженцев в Косово. Погибло 64 мирных албанца.   20 апреля   Пограничное столкновение югославских войск с албанскими. НАТО принимает новый вариант плана наземной операции в Косово.   21 апреля   НАТО наносит удар по личной резиденции Милошевича и штаб-квартире Социалистической партии Сербии.   23 апреля   НАТО разрушает телецентр в Белграде. Черномырдин выкручивает руки Милошевичу и тот соглашается на международное военное присутствие в Косово.   24 апреля   НАТО принимает решение об эмбарго на поставки нефти и нефтепродуктов в Югославию.   30 апреля   НАТО наносит удар по зданию Генштаба Югославской армии и Министерства обороны Югославии.   1 мая   Милошевич освобождает трех захваченных американцев и передает через Джеки Джексона письмо Клинтону с предложением о переговорах один на один. Предложение отвергается.   2 мая   НАТО наносит удар по энергоцентру в Обреноваце. Большинство городов Югославии остается без света.   4 мая   Болгария предоставляет НАТО свое воздушное пространство для ударов по Югославии.   7 мая   НАТО наносит удар по посольству КНР в Белграде. Три дипломата убиты, 20 ранено.   8 мая   Удар по посольству обсуждается в Совете Безопасности ООН. Массовые демонстрации протеста в Китае.   9 мая   Клинтон направляет Цзянь Цзи Мину официальные извинения. Демонстрации в Китае усиливаются. Китай приостанавливает переговоры с США.   10 мая   Милошевич заявляет о частичном отводе войск из Косово и обвиняет НАТО в геноциде.   11 мая   Черномырдин спешно летит в Пекин уговаривать Цзян Цзи Мина.   12 мая   Канцлер ФРГ Шредер летит в Пекин уговаривать Цзян Цзи Мина.   14 мая   В реузльтате «ошибочного» авиаудара НАТО погибает 87 мирных албанских жителей деревни Корише недалеко от Призрени в Косово.   17 мая   Греция призывает прекратить авиаудары и начать переговоры.   22 мая   НАТО «ошибочно» наносит удар по казармам Югославской Армии в Кошаре, Косово, которые еще в апреле быля заняты силами УЧК.   23 мая   НАТО наносит скоординированный удар крылатыми ракетами и авиацией по системам электроснабжения. Выведено из строя энергоснабжение и подача воды в города Югославии, поскольку прекратилось электропитание насосных станций.   27 мая   Президенту Югославии Слободану Милошевичу, Президенту Сербии Милану Милутиновичу, вице-премьеру Николаю Саиновичу, начальнику генштаба Драголюбу Ойданичу, министру внутренних дел Влайко Стойликовичу Гаагским Трибуналом по бывшей Югославии выносится обвинение в преступлениях против человечества.   1 июня   Югославия принимает формулу, выработанную на встрече «восьмерки».   3 июня   Югославия принимает условия НАТО, привезенные в Белград Ахтисаари и Черномырдиным. Начинаются переговоры о деталях вывода югославских войск из Косово.   7 июня   НАТО усиливает бомбардировки. В течение двух дней продолжается массовое применение стратегических бомбардировщиков Б-52 против позиций югославских войск в Косово.   9 июня   Подписано военно-техническое соглашение о деталях вывода войск. Начался вывод югославских войск из Косово.   10 июня   НАТО приостанавливает бомбардировки. Совет Безопасности ООН принимает резолюцию 1244. В Кельне совещание «восьмерки» принимает план окончательного включения Балкан в сферу влияния Запада. России отказано в собственном секторе контроля миротворческих сил в Косово.     Позволю себе несколько коротких комментариев. Первый опять по поводу двойных стандартов. Вы помните, какие крики негодования поднимались на Западе, когда под огонь сербских полицейских попадали мирные албанские жители, ставшие, фактически, заложниками террористов УЧК. Теперь же всего за два с небольшим месяца НАТО убивало мирных албанских жителей десятками, а мирных сербских жителей тысячами, но мировая общественность лишь ухмылялась и разводила руками: что, мол, поделаешь, война-с… Ну скажите мне, чем отличаются 56 мирных албанских крестьян погибших 5 марта 1998 года в Преказе от 64 мирных албанских крестьян, погибших при бомбардировке американцами колонны беженцев 14 апреля 1999 года? Или 46 погибших в январе 1999 года в результате «резни» в Рачаке от рук сербов и 87 погибших в Корише от американских бомб в мае того же года? Какая подлость! Какое лицемерие!     Второй комментарий по поводу «ошибочных» бомбардировок. Мне как-то не очень верится, что и пасажирский поезд, и китайское посольство были разбомблены по ошибке. Не знаю про части УЧК в бывших югославских казармах — надо установить, какому именно полевому командиру эти части принадлежали, поскольку уже тогда наметились контуры будущей смертельной схватки за власть между бывшими соратниками. Но уже появились сообщения про китайское посольство. Удар якобы наносился американцами вполне сознательно и именно потому, что через антенны китайского посольства югославский генштаб получал разведданные с российских военных спутников. Так что скорее всего никакой ошибки и не было, а был хладнокровно спланированный удар. (Подробнее об этом смотрите «Битва на Косовом Поле», Еженедельник «Версия» N 10 (183), 2002, стр.5)   Конечно, китайцы нарушили дипстатус посольства, занимаясь приемом-передачей такой информации, но так поступают все. Никогда не обращали внимание на гигантские «ящики» на крыше американского посольства в Москве? Как вы думаете, что в этих ящиках? Конечно, антенны. Вы думаете, что эти антенны принимают только «Радио Ретро» или там «Эхо Москвы»? Отнюдь. Почитайте очень познавательную книжку «Радиошпионаж», чтобы убедиться в обратном. (Б.Анин, А.Петрович «Радиошпионаж», М., «Международные отношения», 1996). В любом случае, следует поаплодировать Российскому генштабу и сотрудникам бывшего 6-го Управления Главного Разведуправления Генштаба Советской Армии (ГРУ ГШ). Молодцы, ребята! А с китайцами американцы должны были решить проблему дипломатическим путем, но предпочли силовой, и китайцы поняли, почему: их фактически предупредили, что в новом мире с ними считаться тоже не будут. Вот и пришлось посылать в Пекин Черномырдина, а когда он не смог внятно объяснить китайцам, что получилось, как всегда, то послали Шредера.

Тройное предательство

Западная пропаганда с блеском решила поставленную перед ней задачу, убедив практически каждого обывателя, что в Югославии речь идет о борьбе с тираном, угнетающим собственный народ и питающимся кровью младенцев других народов. Ни слова о том, что защищаются глубинные национальные интересы, единство и территориальная целостность, само существование государства. Ни слова о том, что речь идет о противодействии прямой агрессии против суверенной страны, причем, агрессии со стороны противника, обладающего подавляющим военно-техническим превосходством и таким же превосходством в ресурсах. Тем не менее, Милошевичу удалось выстоять в ходе этой агрессии и вывести свою армию из Косово непобежденной.     Факт психологической войны против Югославии можно подтвердить и тем, каким образом подавались мировой общественности военные результаты кампании воздушного террора. Эти результаты говорили, что 3-я Югославская армия, части которой находились в Косово, чуть ли не многократно уничтожена. В любом случае сообщалось, что вся Югославия потеряла половину своей артиллерии, 30 процентов бронетанковой техники и так далее.     Сами натовские авиаторы шли еще дальше. В своих оценках ущерба от бомбардировок (Bomb Damage Assessments — BDAs), они утверждали, что уничтожено 60% армейской структуры в Косово (3-я армия), 35% в Сербии (1-я армия) и 25% в Черногории (2-я армия). Заявлялось, что подбито 246 единиц бронетанковой техники, 389 артиллерийских орудий и минометов, а также 339 военных грузовиков. (Здесь и далее приводятся данные из статьи Stephen T. Hosmer «The Conflict Over Kosovo: Why Milosevic Decided to Settle When He Did»,http://www.rand.org/publications/MR/MR1351/MR1351.sum.pdf). Эти данные опровергались югославскими военными. В частности, командующий 3-й армией генерал Павкович подтверждал потерю 19 единиц бронетанковой техники, 8 артиллерийских и 19 зенитных орудий. Ему не верили, поскольку он же говорил о 34 сбитых к тому времени натовских самолетах, тогда как официально НАТО подтверждало потерю только трех самолетов.   Тем не менее, когда война успешно завершилась, были опубликованы совершенно другие данные, поступившие от тех же натовских военных. Оказывается, югославская армия потеряла всего 14 танков и 18 бронетранспортеров, 20 артиллерийских и 12 самоходных орудий! В десять раз меньше! При этом общее количество танков, которыми располагала армия Югославии составляло 1029, бронетранспортеров 975, артиллерийских орудий чуть менее 4 000. То-есть, фактические потери составили 1,5-2%, что, конечно, никак не могло повлиять на тактическую боеспособность армии. Относительно незначительными были и потери личного состава армии — они всегда ниже числа жертв среди мирного населения. Гораздо больший эффект на ее боеспособность в стратегическом плане оказало разрушение инфраструктуры и промышленного потенциала страны. Но армия могла сопротивляться еще очень и очень значительное время, особенно при проведении наземной операции.     Кстати, такая же ситуация была и в гуманитарной области. Мировая общественность кричала о десятках тысяч замученных мирных албанцах в Косово, о массовых захоронениях и пр. Когда же НАТО вошло в Косово и представители Международного Трибунала стали вскрывать эти захоронения, то на 10 ноября 1999 года, к великому сожалению мировой общественности, удалось насчитать лишь 2108 похороненных, что ненамного выше официально признанных боевых потерь УЧК (1242 человека). Не надо забывать также и о жертвах бомбардировок! Я не хочу сказать, что Югославская армия состояла из невинных агнцов, но и нарисованная в воображении массового обывателя картина апокалипсиса оказалась обычным блефом.     Что касается УЧК, то тактика ее использования силами НАТО заключалась в следующем: УЧК ведет наступательные действия, югославская армия вынуждена сосредоточиться и обозначить свой передний край. Немедленно по нему наносятся авиаудары — превосходство в воздухе у НАТО было абсолютным. Фактически же к середине мая 1999 года по оценке НАТО в Косово находилось не более 3-5 тысяч бойцов УЧК и ни о каких «наступлениях», конечно, не могло быть и речи. Операция «Эрроу», «Стрела», начатая УЧК в районе Пастрика на юго-западе Косово только в конце мая, не имела успеха, несмотря на щедрую поддержку авиацией НАТО, включая американские стратегические Б-52. За две недели боев УЧК удалось продвинуться лишь на несколько миль вглубь Косово. В целом, можно говорить о полном провале военной операции НАТО. Не случайно, и Генеральный секретарь НАТО Ксавьер Солана, и командующий операцией американский генерал Уэсли Кларк были отправлены в отставку практически сразу же после завершения операции.     Почему же Милошевич принял решение уйти из Косово? Ответ очевиден — в результате тройного предательства. Его предал естественный союзник — Россия. Его предали соратники. Его предал собственный народ. Практически только югославская армия сохранила верность своему лидеру и своему государству. Но опереться на армию Милошевич не захотел. Он выбрал другой путь, и этот путь привел его в Гаагу.     Предательство Россией своего естественного союзника уходит корнями в два события: одно общеполитического, другого личного масштаба. Политическая линия России была разработана прозападнически настроенным министром иностранных дел Козыревым и утверждена мало вменяемым Ельциным, которому как бывшему провинциальному параппаратчику вряд ли были понятны глобальные масштабы и интересы России. Скорее всего, ему больше импонировала ограниченная цель личного вхождения в число мировых лидеров. Какой ценой — его это особенно не интересовало и не могло интересовать: он прошел школу, в которой учили о цене не задумываться. Да и задумываться ему было некогда — он работал с документами в Барвихе! (Подробнее смотрите «Россия и война на Балканах», «Россия-2000», т.1, стр.942 и далее.)   В итоге Россия разбазарила огромный политический капитал, нажитый еще во времена Сталина, разгромила собственную армию, распродала и разрушила экономику и стала объектом, а не субъектом геополитики. Мы добровольно ушли из Германии, из Восточной Европы, из Прибалтики, уходим с Кавказа. Что мы получили взамен? Взамен нас гонят из Средней Азии, нас сталкивают с Украиной, НАТО пришло не только вплотную к границам бывшего СССР, но и обосновалось в его пределах. Мы не получили новых рынков — наоборот, нас вытеснили с тех, где мы занимали доминирующее положение. И это не только рынки оружия!   Второе событие настолько прозаично, что даже не хочется о нем говорить. Но — оно скорее всего тоже сыграло свою роль. Ельцин злопамятен и мстителен. Он не мог простить Милошевичу, что тот в свое время поддержал ГКЧП, поддержал в критический момент, когда самые близкие к Ельцину соратники советовали ему укрыться в американском посольстве. И хотя вопследствии ввыяснилось, что сам Милошевич здесь не причем, а речь шла лишь о политиках из его окружения, в психологическом плане Милошевич стал для Ельцина врагом. Друзьями Ельцин хотел видеть «друга Билла» и «друга Гельмута», а они с иронической усмешкой ему подыгрывали в этом дешевом спектакле. Пожалуй, лишь аристократический Президент Франции не захотел назвать себя «другом» начальника строительного треста из Свердловска.     Технически Россия не обязательна должна была бы объявлять войну НАТО и США. Нет! Этого было и не нужно. Достаточно было выйти из режима санкций, скоординировать свою позицию с Китаем, искать и находить слабые места и разницу во мнениях в натовской коалиции — а все это существовало! Далее — укрепить ПВО Югославии. Специалисты говорили, что несколько зенитно-ракетных комплексов С-300ПМУ могли бы резко изменить ход воздушной войны. Вы знаете, как чувствительны к собственным потерям натовцы, особенно американцы. Даже сейчас, во время оккупации Косово, американцы стараются избегать участия в патрулировании, а предпочитают вести инструментальную разведку и обеспечивать общее прикрытие. Тогда же рост числа сбитых самолетов и взятых в плен пилотов смог бы резко изменить настроение распропагандированных обывателей. Тем более, если бы Милошевичу была обеспечена хотя бы минимальная информационная поддержка. В наземной же войне у НАТО вообще шансов не было.   Кстати, можно было бы и не поставлять С-300 (а делать это надо было бы своевременно, до начала авиаударов: после начала воздушной войны сделать это уже было трудно даже технически). У нас на вооружении, чуть ли не с 1980 года, если мне не изменяет память, стоит превосходная система борьбы с крылатыми ракетами на базе комплекса А-50У «Шмель». Комплекс включает в себя летающий радар «Вега-М» и несколько истребителей МиГ-31, оснащенных ракетами, различающими цели на фоне земли, даже если эти цели летят на высоте 5-10 метров. Один комплекс может обрабатывать до 50 целей на удалении до 230 километров. Два-три таких комплекса, сданных в аренду югославской армии, полностью изменили бы картину и предотвратили бы воздушный террор. Но это все — сослагательное наклонение. Тот кто хочет, ищет пути решить, кто не хочет, ищет причину отказаться.     В любом случае, первой причиной согласия Милошевича на условия НАТО было предательство России. Второй причиной было предательство его ближайших соратников. В уже цитированной статье Стивена Т.Хосмера «Конфликт вокруг Косово: почему Милошевич решил сдаться именно тогда», говорится, что бомбардировки оказали шокирующее воздействие на изнеженную правящую элиту Югославии. Частые воздушные налеты, ревущие сирены, отсутствие электричества и воды были для этой элиты непереносимыми. Но этого мало. Надо отдать должное стратегам НАТО, выбиравшим цели для налетов: этими целями стала промышленная собственность, которой владело ближайшее окружение Милошевича. Когда стали гореть принадлежащие им заводы и фабрики, они первые закричали «караул!». И это сработало лучше, чем уничтожение военных производств, принадлежавших государству. Давление на Милошевича со стороны его влиятельного окружения стало возрастать, и наконец он сдался.     Третьей причиной было предательство собственного народа. Хотя первоначально противостояние с НАТО вызвало волну патриотического подъема и решимости народа стоять до конца, сказывались десятилетнее напряжение от экономической блокады, психологический эффект от трех проигранных войн, гигантский наплыв беженцев. Долгосрочный эффект оказала и та самая стратегия, озвученная еще в 1978 году. Помните: «усилить влияние потребительской идеологии», «использовать югославов, вернувшихся с заработков из других стран в качестве сознательных или несознательных пропагандистов американского и западного образа жизни» и т.д., и т.п. Примерно через месяц бомбардировок настроение народа стало меняться. Народ устал от чрезмерного напряжения. Начались антивоенные демонстрации, и что неожиданно, как раз в тех регионах, где доминировала Социалистическая партия Милошевича. 25 апреля лидер интеллекуталов Сербии вице-премьер Вук Драшкович призвал руководство страны сказать народу всю правду о решимости НАТО довести до конца операцию против Югославии, сказать о том, что Россия не окажет военную помощь Югославии. Он также призвал население страны поддержать ввод в Косово миротворческих сил ООН. Через полгода это же население откажет Милошевичу в безусловной поддержке на выборах, а через год относительно спокойно воспримет сообщение о его выдаче в Гаагу. Изоляция Милошевича была завершена, с независимой Сербией — покончено. Сбылась вековая мечта мировой общественности.

Резолюция 1244

Рассматривая ситуацию на Балканах и корни конфликта, не следует забывать очень важный фактор: расширение НАТО на восток и изменение ее функций в условиях исчезновения советской угрозы. Давно забыта риторика о том, что роспуску подлежат оба военно-политических блока — Варшавский Договор и НАТО. Новое поколение уже и не знает, что такое Варшавский Договор, а НАТО все живет, процветает и расширяется. Стоит вопрос о приеме в НАТО той же Венгрии. Однако, Венгрия имеет ряд спорных вопросов с Сербией и Словакией, а кроме того, по состоянию на 1992 год она не имела общей границы со странами НАТО. Отсюда заинтересованность НАТО в Словении. Осюда заинтересованность НАТО в Хорватии. Отсюда заинтересованность НАТО в максимальном ослаблении Сербии. Все остальное — привходящее.   Резолюция Совета Безопасности ООН 1244 от 10 июня 1999 года как раз и является яркой демонстрацией того, как изменился мир, какие силы в нем стали доминировать, а также второстепенную роль в этом мире и Совета Безопасности, и самой ООН. Эта резолюция стоит того, чтобы привести и прокомментировать ее почти полностью.     RESOLUTION 1244 (1999)   Adopted by the Security Council at its 4011th meeting,
on 10 June 1999   The Security Council,   Bearing in mind the purposes and principles of the Charter of the United Nations, and the primary responsibility of the Security Council for the maintenance of international peace and security,   Recalling its resolutions 1160 (1998) of 31 March 1998, 1199 (1998) of 23 September 1998, 1203 (1998) of 24 October 1998 and 1239 (1999) of 14 May 1999,   Преамбула резолюции сначала содержит обычный набор ритуальных ссылок на Хартию ООН и ответственность Совета Безопасности за поддержание международной безопасности и мира. Однако, уже со второго абзаца привлекает внимание многочисленность резолюций Совбеза по Косово: 1160 (1998) от 31.03.98, 1199 (1998) от 23.09.98, 1203 (1998) от 24.10.98, 1239(1999) от 14.05.99 года. То-есть, данная резолюция уже пятая по счету, в среднем — одна резолюция в три месяца.   Regretting that there has not been full compliance with the requirements of these resolutions,   Дальше — откровенное признание: «Сожалея, что эти резолюции не были выполнены в полном объеме». Ну, не выполнили четыре резолюции — примем пятую, может, хоть ее выполнят!   Determined to resolve the grave humanitarian situation in Kosovo, Federal Republic of Yugoslavia, and to provide for the safe and free return of all refugees and displaced persons to their homes,   Condemning all acts of violence against the Kosovo population as well as all terrorist acts by any party,   Recalling the statement made by the Secretary-General on 9 April 1999, expressing concern at the humanitarian tragedy taking place in Kosovo,   Далее — вся колоссальная сложность ситуации в Косово сводится к «серьезной гуманитарной ситуации», «гуманитарной трагедии» и «свободному и безопасному возвращению беженцев». Поскольку 250 тысяч сербских беженцев были порождены именно этой резолюцией и пока еще относительно спокойно жили в своих домах, о них в резолюции не было и речи, хотя уже можно было бы предположить их появление. Обратите внимание, что превращение «серьезной гуманитарной ситуации» в «гуманитарную трагедию» произошло в районе 9 апреля, то есть, через две недели после начала бомбардировок. Тут же осуждаются любые акты насилия против населения Косово (это, наверное, про Югославию) и все террористические акты любой стороны (это непонятно: какая еще «любая сторона» кроме УЧК совершала террористические акты в Косово?). Стесняется кого-то Совет Безопасности, темнит и уходит от прямой оценки! Не тревожьтесь, потом, в конце, аж в пятнадцатом пункте он что-то невнятное пробормочет и про УЧК. Потерпите немного.   Recalling the jurisdiction and the mandate of the International Tribunal for the Former Yugoslavia,   Reaffirming the commitment of all Member States to the sovereignty and territorial integrity of the Federal Republic of Yugoslavia and the other States of the region, as set out in the Helsinki Final Act and annex 2,   Это уже существенно: подтверждается обязательство соблюдать суверенитет и территориальную целостность Югославии, а также других государств региона как это указано в Заключительном акте в Хельсинки. А вот дальше невинная такая ссылка на приложение 2. Мы позже разберем это приложение поподробнее. Дело в том, что как раз это приложение и говорит о том, каким образом будет ограничен суверенитет суверенной Югославии и как конкретно будет нарушена ее территориальная целостность.   Reaffirming the call in previous resolutions for substantial autonomy and meaningful self-administration for Kosovo,   1. Decides that a political solution to the Kosovo crisis shall be based on the general principles in annex 1 and as further elaborated in the principles and other required elements in annex 2;   Здесь сначала подтверждаются предыдущие призывы к существенной автономии и значимому самоуправлению в Косово, а затем идет утверждение: «Решает, что политический выход из кризиса в Косово будет основываться на общих принципах, указанных в приложении 1, как это подробно расписано в принципах и других обязательных элементах, указанных в приложении 2. Про приложение 2 мы мельком упомянули, потом разберем его подробнее. Что же такое приложение 1? Это не что иное, как Заявление председателя совещания министров иностранных дел «Большой восьмерки», собравшихся во Флориде 6 мая 1999 года. В Заявлении подверждается, что «восьмерка» согласовала следующие принципы урегулирования в Косово:   — Немедленное и контролируемое прекращений репрессий в Косово.   — Вывод из Косова военных, полицейских и полувоенных формирований.   — Обеспечение в Косове эффективного военного и гражданского присутствия, одобренного и принятого ООН, способного гарантировать достижение общих целей.   — Установление в Косове по решению Совета Безопасности ООН временной администрации для обеспечения мирной и нормальной жизни для всех жителей Косова.   — Безопасное возвращение всех беженцев и перемещенных лиц и беспрепятственный допуск в Косово организаций, осуществляющих гуманитарную помощь.   — Осуществление политического процесса, направленного на создание переходного политического соглашения, обеспечивающего существенное самоуправление в Косове, полностью принимая во внимание соглашения в Рамбуйе и принципы суверенитета и территориальной целостности Федеративной Республики Югославия и других стран региона, а также демилитаризацию УЧК.   — Всеобъемлющий подход к экономическому развитию и стабилизации кризисного региона.     Давайте на секунду остановимся. Зачем Совету Безопасности нужно было приводить ссылку на министров иностранных дел «Большой восьмерки»? Ну, если они там хороший текст выработали — внесите этот текст от имени Совбеза один к одному и все! Нет, смысл здесь, по-моему, в другом: легализация структур, подменяющих ООН. В ООН ведь все входят — всякие там Габоны, Румынии и Белоруссии. А в восьмерку — избранные. Вот они и должны решать! Теперь становится более понятным и текст третьего абзаца, приведенного выше: «Обеспечение в Косово эффективного международного гражданского и военного присутствия, (…) способного гарантировать достижение общих целей». Вам понятно, чьих это «общих целей», раз это принималось на «восьмерке»? То то и оно!   Далее — а Рамбуйе-то зачем сюда приплели? «…Полностью принимая во внимание соглашения в Рамбуйе…» Ведь Соглашения в Рамбуйе НЕ БЫЛО. Вернее, текст-то написанный Мадлен Олбрайт был, но Югославия отказалась его подписать, а раз одна сторона не подписала, то какое же это соглашение? И здесь собака зарыта близко к поверхности: это легализация УЧК, это включение бывших террористов в новую политическую элиту Косово. Идем дальше по резолюции 1244.     3. Demands in particular that the Federal Republic of Yugoslavia put an immediate and verifiable end to violence and repression in Kosovo, and begin and complete verifiable phased withdrawal from Kosovo of all military, police and paramilitary forces according to a rapid timetable, with which the deployment of the international security presence in Kosovo will be synchronized;   4. Confirms that after the withdrawal an agreed number of Yugoslav and Serb military and police personnel will be permitted to return to Kosovo to perform the functions in accordance with annex 2;   5. Decides on the deployment in Kosovo, under United Nations auspices, of international civil and security presences, with appropriate equipment and personnel as required, and welcomes the agreement of the Federal Republic of Yugoslavia to such presences;   6. Requests the Secretary-General to appoint, in consultation with the Security Council, a Special Representative to control the implementation of the international civil presence, and further requeststhe Secretary-General to instruct his Special Representative to coordinate closely with the international security presence to ensure that both presences operate towards the same goals and in a mutually supportive manner;     Шестой пункт очень интересен тем, что говорит о назначении Специального представителя Генерального секретаря ООН по Косово и о том, что Генсек ООН обяжет Спецпредставителя координировать свои действия с руководством военного контингента. Здесь — и тоже очень неглубоко — зарыта еще одна собака. Руководство военным контингентом осуществляется командованием НАТО, по плану НАТО (на основе операции «Джойнт Гардиан») и естественно, в интересах НАТО. Основную массу 43-тысячного контингента КФОР составляют войска НАТО. Таким образом, резолюция СБ 1244 предостерегает Генсека ООН и его представителя: избави вас Бог сделать шаг вправо или шаг влево без согласия НАТО. Не случайно, за два с половиной года в Косово назначается уже третий по счету Спецпредставитель Генсека ООН!     9. Decides that the responsibilities of the international security presence to be deployed and acting in Kosovo will include:   (a) Deterring renewed hostilities, maintaining and where necessary enforcing a ceasefire, and ensuring the withdrawal and preventing the return into Kosovo of Federal and Republic military, police and paramilitary forces, except as provided in point 6 of annex 2;   (b) Demilitarizing the Kosovo Liberation Army (KLA) and other armed Kosovo Albanian groups as required in paragraph 15 below;   (c) Establishing a secure environment in which refugees and displaced persons can return home in safety, the international civil presence can operate, a transitional administration can be established, and humanitarian aid can be delivered;   (d) Ensuring public safety and order until the international civil presence can take responsibility for this task;   (e) Supervising demining until the international civil presence can, as appropriate, take over responsibility for this task;   (f) Supporting, as appropriate, and coordinating closely with the work of the international civil presence;   (g) Conducting border monitoring duties as required;   (h) Ensuring the protection and freedom of movement of itself, the international civil presence, and other international organizations;   Этот самый пространный пункт и самый интересный. Он говорит о том, какие функции должен выполнять международный военный персонал (в реальности — КФОР). Это — не допустить возобновление военных действий и возвращения формирований Югославии в Косово; это обеспечить поддержку работы международной гражданской администрации; это охранять границы. Это — то, что реально выполнялось и выполняется. Всего три подпункта — (а), (f), (g) из восьми. Как был выполнен подпункт (b) — демилитаризация УЧК — мы уже знаем: в лучших традициях советской бюрократии. Сделали, как хотели, а отрапортовали, как надо — дескать, в установленные сроки и в полном объеме. Немедленно эта самая разоруженная УЧК начала дестабилизацию ситуации в Сербии (Прешево, Медвежья и др.), а также в Македонии (Тетово, Куманово, Арачиново и даже Скопье).     Подпункт (с) гласил: обеспечить безопасную обстановку, при которой беженцы и перемещенные лица могут спокойно вернуться в свои дома. Албанские беженцы вернулись домой спокойно. 250 тысяч беженцев сербских до настоящего времени скитаются по свету. Любой из них, попытавшийся вернуться, скорее всего будет убит под самым носом 43-тысячного контингента, как были убиты в Косово 811 сербов только за первый год оккупации, или просто исчезнет, как исчезли за это же время 757 сербов. Мало что изменилось и почти три года спустя после ввода войск НАТО. Статистика убитых и исчезнувших несколько уменьшилась, но не потому, что УЧК стало менее активным или КФОР более строгим: просто убивать и захватывать стало некого!   Подпункт (d) о том же: обеспечить общественный порядок и безопасность… После ввода войск НАТО было убито или просто исчезло свыше двух тысяч сербов, разрушены и стерты с лица земли многочисленные дома и не менее многочисленные памятники старины. Одних церквей, причем старинных, включая шедевры 14-15 века, с июня 1999 по май 2001 года было разрушено в Косово более ста — какой уж тут порядок и безопасность! Полиция ООН работает также с оглядкой на УЧК. Нашумевший пример с арестом Гани Тачи, брата Хашима Тачи, более, чем характерен. 6 января 2000 года полиция ООН разбирала инцидент, связанный со стрельбой из дома, где жил Гани Тачи. Самого Гани арестовали, а при обыске в его доме нашли значительное количество оружия и …791 000 долларов наличными. Менее, чем через сутки Гани освободили, принесли извинения и вернули деньги и оружие: вмешался брат, позвонил куда надо, оттуда надавили — результат известен. Говорят, извиняться приезжал сам тогдашний Спецпредставитель Генсека ООН Бернар Кучнер, тоже доктор, как и Ругова. Какой уж там общественный порядок…     Подпункт (е) говорит о разминировании. Это одна из самых серьезных проблем в Косово. Ежегодно на минах подрывается свыше трехсот человек, из них до восьмидесяти погибает, остальные остаются калеками. Мины в Косово ставили все: УЧК и югославская армия, жители албанских и жители сербских анклавов. Эти мины постепенно снимаются специальными частями КФОР. Опасность представляют и более двадцати тысяч неразорвавшихся суббоеприпасов из натовских кассетных бомб, рассеянных по всей территории Косово, сползающих по горным склонам вместе со снегом и оползнями, смываемых ливнями и вешними водами. А горы здесь везде! Вчера еще спокойно проезжал здесь в обе стороны, а сегодня килограмовая бомбочка откуда-то взялась и лежит в колее — скорее всего, скатилась по склону или упала с ветки, за которую зацепилась парашютиком. Ну, и конечно, продолжается террор против сербских крестьян в анклавах: закладывают мины под скирды, под снопы, под рядки сена.   Особую проблему представляет обедненный уран американских бронейбойных снарядов. При ударе о броню он превращается в мельчайшую и очень устойчивую аэрозоль, оставаясь по-прежнему радиоактивным. У меня нет статистики заболеваний, вызванных этой причиной, но число заболеваний значительно, особенно это проявилось в первый год после агрессии. Пресса собщала даже о многочисленных случаях заболеваний среди воинского контингента НАТО. Но давайте вернемся назад к резолюции 1244.   Последний подпункт (h) говорит об обеспечении свободы передвижения. Нет там этой свободы, до сих пор нет. Из анклавов и в анклавы мы сами возили жителей лишь в бронированных автомобилях и под охраной эскортов. И так будет еще очень и очень долго. До тех пор, пока гигантская машина, запущенная мировой общественностью, не перестанет обслуживать интересы США и НАТО и не начнет реально заниматься судьбой народа Косово и хотя бы формально выполнять даже эту далекую от совершенства и однобокую резолюцию Совета Безопасности ООН.     Давайте пропустим несколько второстепенных пунктов резолюции — к некоторым мы вернемся отдельно, когда будем рассматривать жизнь в Косово при оккупации. Посмотрим пункт 15.   15. Demands that the KLA and other armed Kosovo Albanian groups end immediately all offensive actions and comply with the requirements for demilitarization as laid down by the head of the international security presence in consultation with the Special Representative of the Secretary-General;   То есть, Совбез требует, чтобы УЧК и другие вооруженные группы косовских албанцев немедленно прекратили все наступательные действия (оборонительные, значит, можно!) и выполнили все требования по демилитаризации как это будет установлено главой международных сил безопасности после консультаций со Спецпредставителем генсека ООН. Вы помните, что сделал Хашим Тачи — он немедленно назначил себя премьер-министром Временного правительства Косово, послал в 27 из 29 муниципалитетов своих представителей, и те начали действовать. Пока глава международных сил безопасности проснулся, да пока проконсультировался со спецпредставителем, да пока установил требования, УЧК изгнало из Косово 250 тысяч вполне реальных сербов, турок, цыган и представителей других национальностей, бросивших свои дома, свои земли, все нажитое. И если бы не твердость и решительность командующего французской зоной КФОР в Митровице и не стойкость французских солдат, изгнали бы и остальных сербов из северных муниципалитетов Косово.   Резолюция заканчивается оптимистическим утверждением, что международная военная и гражданская администрация в Косово устанавливается на срок 12 месяцев. Сейчас, три года спустя, кажется вполне реальным, что этот срок будет не меньше, чем 12 лет.

Еще один дефолт России

(В этом разделе использованы аналитические материалы статьи «Дефолт-2» в уже цитированной работе «Россия-2000», т.1 стр.993 — 996)   Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН. Россия столетиями имела и имеет на Балканах стратегические интересы. Сербия является одним из немногих подлинных друзей России. Тем не менее, Россия без боя отдала все, что можно только было отдать. Какие вопросы могла бы поставить Россия при обсуждении резолюции в Совете Безопасности? Вот некоторые из них.     — Осудить воздушный террор НАТО против суверенной страны.   — Зафиксировать ответственность НАТО за экономическую и социальную катастрофу в Сербии и необходимость компенсации ущерба от бомбардировок.   — Зафиксировать ответственность НАТО за вмешательство во внутренние дела Югославии.   — Зафиксировать необходимость полномасштабного российского участия в миротворческих силах и выделение России собственной зоны контроля в Косово.   — Зафиксировать нарушение механизма урегулирования спорных вопросов, решение их в обход структур ООН и Совета Безопасности.   — Остановить судебное преследование руководителей Югославии Гаагским трибуналом.   — Установить механизм жесткого контроля за разоружением и полным роспуском УЧК.   — Не допустить единоличного командования миротворческими силами со стороны НАТО.   — Установить механизм и график возвращени Косово под полный суверенитет Сербии и Югославии.   — Обеспечить весомое участие России в послевоенном восстановлении Косово и Югославии.   Наверное, не все из указанных выше пунктов удалось бы провести через Совет Безопасности. Скорее всего, нет. Слишком уж неравное соотношение сил. Одна дипломатия без опоры на реальный военный, экономический и идеологический потенциал страны совершить чудеса не в состоянии. И все-таки, одно дело сдаться без боя, совсем другое — быть побежденным в открытом бою. Разница — вопрос достоинства и чести. Их ельцинская Россия как раз и потеряла.   В это время в стране шла чехарда премьер-министров. Ельцин готовился уйти в отставку и думал о преемнике, делая одну «рокировочку» за другой. Надвигались выборы в Думу и выборы Президента. Разбухшая от наворованного российская элита беспокоилась лишь о сохранении награбленного при новых правителях. Не до дипломатии тут было, не до Косово. А в конечном итоге — не до России. И блестящий бросок из Боснии в Косово наших десантников, втайне от российского МИДа, явочным порядком занявших наивыгоднейшую стратегическую позицию — аэропорт Приштины, Слатину, до подхода каких-либо частей НАТО, уже ничего не мог изменить. Занятый плацдарм не был расширен и даже не был использован. Десантников предали так же, как раньше предали Югославию.

Приложение 2 к Резолюции

Я обещал вернуться к приложению 2 к Резолюции Совета Безопасности ООН от 10 июня 1999 года No. 1244. Я не буду приводить его целиком, ограничусь лишь наиболее характерными местами, которые нам понадобятся для понимания ситуации в Косово.   4. The international security presence with substantial North Atlantic Treaty Organization participation must be deployed under unified command and control and authorized to establish a safe environment for all people in Kosovo and to facilitate the safe return to their homes of all displaced persons and refugees.   Здесь говорится о международных силах безопасности при «существенном участии Организации Североатлантического Договора» и «едином командовании и контроле». На практике, как мы уже видели, это «существенное участие» очень быстро превратилось в абсолютное доминирование, единое командование и контроль со стороны НАТО, и даже Спецпредставитель Генсека ООН должен теперь согласовывать каждый свой шаг с этим «существенным участником».   5. Establishment of an interim administration for Kosovo as a part of the international civil presence under which the people of Kosovo can enjoy substantial autonomy within the Federal Republic of Yugoslavia, to be decided by the Security Council of the United Nations. The interim administration to provide transitional administration while establishing and overseeing the development of provisional democratic self-governing institutions to ensure conditions for a peaceful and normal life for all inhabitants in Kosovo.   Пятый пункт второго приложения очень важен. Он говорит о временной администрации Косово «под управлением которой народ Косово может жить в условиях существенной автономии в составе Федеративной Республики Югославия». Далее эта временная администрация должна обеспечить создание переходного правительства, создавая одновременно условия для развития временных институтов самоуправления и мирной и нормальной жизни всего населения Косово. Временная администрация была создана, комиссары Хашима Тачи где мирно, где с помощью КФОР были отстранены от власти. Дальше развитие пошло по разным направлениям для той части Косово, которая находится к югу от реки Ибар, и тех трех северных муниципалитетов с подавляющим сербским населением, куда УЧК не была допущена.     Три северных муниципалитета — Лепосавич, Звечан и Зубин Поток получили администрацию ООН, офисы ОБСЕ, боевые части и военные базы НАТО, представительства гуманитарных организаций ООН, кое-какую помощь, в основном для албанских анклавов. На этом участие мировой общественности в организации «мирной и нормальной жизни» населения закончилось. Население было предоставлено самому себе и спасение утопающих стало делом рук самих утопающих. Слава Богу, Сербия продолжила снабжать этот регион электроэнергией (кстати, пока бесплатной). Поддерживалась также кое-какая торговля с прилегающими районами собственно Сербии. Производственные же связи были полностью разрушены, и гигантский комбинат «Трепча», когда-то крупнейший в Европе производитель свинца и цинка, остановлен. Чтобы запустить его теперь потребуются сотни и сотни миллионов долларов капиталовложений.   В остальных муниципалитетах Косово, где сейчас безраздельно доминирует мировая общественность и албанцы, жизнь бьет ключом. Сразу же после ввода войск НАТО начался невиданный строительный бум. Причем, не только восстанавливалось разрушенное и поврежденное войной, но и началось гигантское новое строительство. Вокруг Приштины и других крупных городов возникли целые поселки вилл и коттеджей «новых албанцев» — и откуда у них только взялись деньги! Правда, администрация ООН к этому не имеет особого отношения. Скорее всего, это богатая диаспора воспользовалась более, чем либеральным режимом регистрации в послевоенном Косово и поспешила утвердить свое присутствие материально. Любой проезжающий сейчас по Косово не может не задаться вопросом: а чем они собираются кормить это на глазах растущее население края? Пока все происходит за счет донорской помощи, за счет диаспоры, за счет бешеных цен на жилье, сдаваемое многочисленным международным бюрократам, за счет доходов от кафе и ресторанов, где расслабляются сорок тысяч натовских солдат и офицеров, а также не менее десяти тысяч бюрократов из ООН, Европейского Союза, ОБСЕ и прочая, и прочая. Когда они уйдут — все это рухнет в одночасье. Платить такие деньги сами косовары не в состоянии.     Пока администрация ООН старается поддерживать основные отрасли и инфраструктуру: снабжение предметами первой необходимости, энергетику, связь, водоснабжение и транспорт. Ощутимые успехи пока видны в снабжении продуктами питания и предметами первой необходимости: хотя цены исключительно высокие для этого благословенного аграрного в общем-то района, но перебоев с продуктами уже не ощущается. Этого нельзя сказать об электричестве и водоснабжении. Даже в Приштине они скорее отсутствуют, чем присутствуют. Дороги постепенно приходят в упадок. Единственный ощутимый источник собственного дохода в бюджете Косово — доходы от таможни. Налоги население по-прежнему платит УЧК, представители которого исправно обходят дома и квартиры. Уровень преступности высок и бороться с ним администрация не в силах — корни организованной преступности уходят туда же, куда доступ администрации закрыт.   Для начала серьезной работы по развитию производства администрации необходимо решить вопрос о приватизации оставшихся предприятий (значительных предприятий в крае насчитывается около ста). Как его решать — никто пока не знает даже теоретически. Все упирается в нерешенность вопроса окончательного статуса Косово. А пока будущий статус остается неопределенным, привлечение инвестиций в Косово вряд ли возможно. Особняком стоит строительство стратегической автодороги Приштина — Дуррес, которая задумана с целью более тесной привязки экономики Косово к экономике собственно Албании.     Пропустим уже обсужденные пункты 6 (присутствие ограниченного контингента сербских войск и полиции в Косово) и 7 (свободное и, главное, безопасное возвращение беженцев) и рассмотрим немного подробнее пункт 8 Приложения 2 к Резолюции 1244.   8. A political process towards the establishment of an interim political framework agreement providing for substantial self-government for Kosovo, taking full account of the Rambouillet accords and the principles of sovereignty and territorial integrity of the Federal Republic of Yugoslavia and the other countries of the region, and the demilitarization of UCK. Negotiations between the parties for a settlement should not delay or disrupt the establishment of democratic self-governing institutions.

Источник

Приложение 2 к Резолюции   Я обещал вернуться к приложению 2 к Резолюции Совета Безопасности ООН от 10 июня 1999 года N 1244. Я не буду приводить его целиком, ограничусь лишь наиболее характерными местами, которые нам понадобятся для понимания ситуации в Косово.   4. The international security presence with substantial North Atlantic Treaty Organization participation must be deployed under unified command and control and authorized to establish a safe environment for all people in Kosovo and to facilitate the safe return to their homes of all displaced persons and refugees.   Здесь говорится о международных силах безопасности при «существенном участии Организации Североатлантического Договора» и «едином командовании и контроле». На практике, как мы уже видели, это «существенное участие» очень быстро превратилось в абсолютное доминирование, единое командование и контроль со стороны НАТО, и даже Спецпредставитель Генсека ООН должен теперь согласовывать каждый свой шаг с этим «существенным участником».   5. Establishment of an interim administration for Kosovo as a part of the international civil presence under which the people of Kosovo can enjoy substantial autonomy within the Federal Republic of Yugoslavia, to be decided by the Security Council of the United Nations. The interim administration to provide transitional administration while establishing and overseeing the development of provisional democratic self-governing institutions to ensure conditions for a peaceful and normal life for all inhabitants in Kosovo.   Пятый пункт второго приложения очень важен. Он говорит о временной администрации Косово «под управлением которой народ Косово может жить в условиях существенной автономии в составе Федеративной Республики Югославия». Далее эта временная администрация должна обеспечить создание переходного правительства, создавая одновременно условия для развития временных институтов самоуправления и мирной и нормальной жизни всего населения Косово. Временная администрация была создана, комиссары Хашима Тачи где мирно, где с помощью КФОР были отстранены от власти. Дальше развитие пошло по разным направлениям для той части Косово, которая находится к югу от реки Ибар, и тех трех северных муниципалитетов с подавляющим сербским населением, куда УЧК не была допущена.   Три северных муниципалитета — Лепосавич, Звечан и Зубин Поток получили администрацию ООН, офисы ОБСЕ, боевые части и военные базы НАТО, представительства гуманитарных организаций ООН, кое-какую помощь, в основном для албанских анклавов. На этом участие мировой общественности в организации «мирной и нормальной жизни» населения закончилось. Население было предоставлено самому себе и спасение утопающих стало делом рук самих утопающих. Слава Богу, Сербия продолжила снабжать этот регион электроэнергией (кстати, пока бесплатной). Поддерживалась также кое-какая торговля с прилегающими районами собственно Сербии. Производственные же связи были полностью разрушены, и гигантский комбинат «Трепча», когда-то крупнейший в Европе производитель свинца и цинка, остановлен. Чтобы запустить его теперь потребуются сотни и сотни миллионов долларов капиталовложений.   В остальных муниципалитетах Косово, где сейчас безраздельно доминирует мировая общественность и албанцы, жизнь бьет ключом. Сразу же после ввода войск НАТО начался невиданный строительный бум. Причем, не только восстанавливалось разрушенное и поврежденное войной, но и началось гигантское новое строительство. Вокруг Приштины и других крупных городов возникли целые поселки вилл и коттеджей «новых албанцев» — и откуда у них только взялись деньги! Правда, администрация ООН к этому не имеет особого отношения. Скорее всего, это богатая диаспора воспользовалась более, чем либеральным режимом регистрации в послевоенном Косово и поспешила утвердить свое присутствие материально. Любой проезжающий сейчас по Косово не может не задаться вопросом: а чем они собираются кормить это на глазах растущее население края? Пока все происходит за счет донорской помощи, за счет диаспоры, за счет бешеных цен на жилье, сдаваемое многочисленным международным бюрократам, за счет доходов от кафе и ресторанов, где расслабляются сорок тысяч натовских солдат и офицеров, а также не менее десяти тысяч бюрократов из ООН, Европейского Союза, ОБСЕ и прочая, и прочая. Когда они уйдут — все это рухнет в одночасье. Платить такие деньги сами косовары не в состоянии.   Пропустим уже обсужденные пункты 6 (присутствие ограниченного контингента сербских войск и полиции в Косово) и 7 (свободное и, главное, безопасное возвращение беженцев) и рассмотрим немного подробнее пункт 8 Приложения 2 к Резолюции 1244.   8. A political process towards the establishment of an interim political framework agreement providing for substantial self-government for Kosovo, taking full account of the Rambouillet accords and the principles of sovereignty and territorial integrity of the Federal Republic of Yugoslavia and the other countries of the region, and the demilitarization of UCK. Negotiations between the parties for a settlement should not delay or disrupt the establishment of democratic self-governing institutions. Здесь говорится о политическом процессе и обеспечении «существенного самоуправления в Косово» опять с учетом соглашений в Рамбуйе. Политический процесс в Косово под неусыпным оком мировой общественности развивался очень быстро. В муниципальных выборах, проведенных в октябре 2000 года приняло участие аж 39 партий! Правда, из этих 39 партий лишь три набрали более, чем 1,5 % голосов каждая: это партия Руговы, на которую делала основную ставку мировая общественность, и две партии бывшего УЧК: партия Хашима Тачи и соперничающая с ней партия Рамуша Харадиная (Здесь и далее — данные сайтаwww.osce.org/kosovo). Остальные партии получили от 0% до 1,2% голосов, то есть были мертворожденными с самого начала, хотя в их зачатии безусловно и с удовольствием принимала участие мировая общественность в лице своих здешних представителей. Для участия в выборах зарегистрировалось около миллиона косовских албанцев (точнее, 913179 человек) что было шокирующей неожиданностью для мировой общественности: ожидали много больше. Вычтите из этой цифры тех, кто участвовал в голосовании за пределами Косово и по переписке, сделайте поправку около 20% на число детей в возрасте до 16 лет, прибавьте сюда 250 тысяч сербских беженцев и 100 тысяч сербов, живущих в анклавах и в трех муниципалитетах, и вы получите население Косово. Это будет около полутора миллионов человек, причем, сербы составят свыше 20%, а не 10% как это продолжает считать мировая общественность. Сербы же бойкотировали и выборы, и регистрацию.

Выборы в ноябре 2001 года проводились уже в законодательную Ассамблею. На этот раз после долгих споров и размышлений сербы пошли на регистрацию, правда, уже к ее завершению. Приняли они участие и в выборах, неожиданно для себя выиграв третье место в гонке и обеспечив себе 22 депутатских мандата в 120-местной Ассамблее. Если бы пошли на регистрацию с самого начала и всерьез, получили бы 30-35 мест. Из албанских партий опять на первом месте был Ругова (мировая общественность еще не разучилась проводить «революцию через выборы»!), хотя и потерявший за год почти 13% сторонников; на втором месте — тот же бывший политкомиссар УЧК и самопровозглашенный косовский премьер Хашим Тачи. Бывшему полевому командиру Рамушу Харадинаю досталось теперь четвертое место. Участвовало на этот раз 26 партий и объединений, но для остальных 22 результат был столь же плачевным, как и год назад. Политический процесс по западному сценарию опять не состоялся. Всего на этот раз было зарегистрировано 1 249 987 избирателей — добавились сербы и новые албанцы, которые непонятно откуда взялись.

Началась склока вокруг выборов Президента Косово, продолжавшаяся более трех месяцев. На этот раз не сработали даже хваленые западные избирательные технологии. Трижды пытались протолкнуть на этот пост Ругову — трижды проваливались. Пришлось менять команду. В отставку был отправлен симпатичнейший глава миссии ОБСЕ, отвечавший и за выборы и за «выращивание» партий, умница Даан Эвертс. В отставку был отправлен Специальный представитель Генсека ООН Ханс Хэккеруп, честнейший профессионал, бывший министр обороны Дании, допустивший участие в выборах сербов и вообще проводивший по отношению к ним не совсем ту линию, которую ожидала мировая общественность. Наконец, в Косово пришли новые вожди, назначенные мировой общественностью, выкрутили кому надо руки, и Ругову все-таки избрали президентом Косово. Всеобщего ликования на этот раз почему-то не было.

9. A comprehensive approach to the economic development and stabilization of the crisis region. This will include the implementation of a stability pact for South-Eastern Europe with broad international participation in order to further promotion of democracy, economic prosperity, stability and regional cooperation.

Этот пункт интересен своей подлостью. Это та самая морковка, которую подержали перед носом югославов и косоваров перед началом переговоров. Здесь говорится о «всеобъемлющем подходе к экономическому развитию и стабилизации кризисного региона. Это должно включать осуществление пакта стабильности для Юго-Восточной Европы с широким международным участием и с целью дальнейшего содействия демократии, экономическому благосостоянию и региональному сотрдуничеству». Особенно меня умиляет это «дальнейшее содействие демократии»! Дескать, 79 дней содействовали с помощью F-117 и B-52 и в дальнейшем тоже готовы посодействовать. В любой момент. Пресса сообщала, что, когда Черномырдин и Ахтисаари приехали уговаривать Милошевича, они говорили ему как раз об этом «пакте стабильности», причем, Черномырдин называл цифры вложений в экономику от 5 до 10 миллиардов долларов! Новый план Маршалла! Но не успела улечься пыль из обедненного урана от бронебойных снарядов, как все эти обещания и пакты были напрочь забыты, хотя координатор пакта до сих пор Эрхард Бузек колесит по столицам балканских государств и призывает мелких бизнесменов скинуться на бедность. Одним американцам надо еще вернуть назад ни много ни мало, а двадцать миллиардов доларов (!), вложеных в Балканы за последние десять лет. Среди крупного бизнеса дураков нет и никто не собирается вкладывать туда, где еще полным ходом идет процесс дестабилизации. Вот додестабилизируют до конца Сербию, Черногорию, Македонию, посадят везде у власти кого надо, перекроят окончательно карту Балкан, вот тогда можно и вкладывать денежки.

Ждать осталось недолго.

17. Лирическое отступление: слово сенатору Ятрасу

Я наверное избыточно назойлив в постоянной иронии и сарказме в адрес «мировой общественности». Это не случайно. «Мировая общественность» — очень удобная форма для маскировки в средствах массовой информации подлинных источников угрозы или выражения реальных геополитических интересов нынешних хозяев мира. Одно дело сказать «Соединеные Штаты не допустят…» или «Великобритания заинтересована…». Другое дело — мировая общественность. Это что-то вроде коллективного разума, всеобщего одобрения, единодушной поддержки. Кто постарше помнит, как подобные приемы оболванивания в массовом масштабе применялись у нас в Советском Союзе. У нас даже цены на мясо и на водку повышались не иначе, как по просьбам трудящихся. Ну, просят трудящиеся — как им отказать! А тут просит уже мировая общественность, это гораздо и гораздо круче.

С другой стороны, формула «мировая общественность» очень тешит самолюбие мелких и крупных международных бюрократов, проедающих гигантские средства наивных налогоплательщиков. Одно дело, когда ясно видно, что они своей деятельностью обслуживают интересы, например, США. И совсем другое, когда они это делают во имя интересов мировой общественности. Очень успокаивает совесть у тех, у кого она еще осталась.

Мировая общественность пьет по утрам кофе со сливками. И все было бы ничего, пусть пьет на здоровье! Но она настойчиво призывает, а там, где не внемлют, заставляет всех остальных тоже пить по утрам кофе со сливками. Более того, она обладает разветвленной структурой, пропагандирующей кофе со сливками по утрам, широкой сетью организаций, одни из которых обучают аборигенов выращивать кофе, другие — собирать его, третьи — жарить зерна, четвертые — обеспечивать тончайший помол и так далее. Мировая общественность предлагает за хорошие деньги высокосортные семена и прогрессивную технологию выращивания, привозит к себе домой представителей местной элиты, показывает им, как именно надо пить по утрам кофе со сливками. Тех, кто отказывается обучаться или пьет по утрам что-то другое, например, кумыс, мировая общественность примерно наказывает кассетными бомбами. Все идет прекрасно, все больше и больше аборигенов поддерживают кофе со сливками, а кое-кто уже так привык, что просто и не представляет, как это можно — по утрам и без кофе. Со сливками. Собираются симпозиумы, форумы, круглые столы, восхищению успехами мировой общественности нет предела. Больше всех восхищается она сама.

Потом, на каком-то этапе, мировая общественность вдруг обнаруживает, что там, у этих аборигенов, совсем нет молока. Ну нет, и все! Кумыс есть, а молока нет. Сливки делать не из чего. Не пить же кофе с кумысом! Налаживается экспорт сливок, а под их закупку предоставляются гигантские кредиты, часть из которых тут же на месте разворовывается и уходит назад к мировой общественности. Под обеспечение кредитов соответствующий валютный или какой там еще фонд меняет структуру экономики аборигенов, экономики, уже подорванной массовым выращиванием кофе и прекращением производства кумыса.

Самое интересное начинается, когда мировая общественность осознает, что в этой стране и с водой-то напряженка. Пустыня там, оказывается. Они и кумыс-то именно поэтому пили. Ну кто бы знал! Но народ уже приучен к кофе, основу общества составляют десятки и сотни неправительственных организаций, занимающихся пропагандой потребления кофе, изучением общественного мнения по поводу предпочтительных сортов кофе и выискиванием тех, кто еще по старинке тайком пьет по утрам кумыс. Ничего не поделаешь, у мировой общественности и на это есть рецепт: воду будем завозить в бутылках. Еще один кредит, еще одни долги, теперь уже превышающие все, что в стране производится за год, но кофе еще льется рекой. Когда же голодный и обворованный народ выйдет на улицы, мировая общественность будет уже далеко. В другой стране, где еще не знают, как это хорошо — кофе со сливками по утрам. И опять — аплодисменты в адрес мировой общественности.

Конечно, не весь мир рукоплескал воздушному террору против Югославии. Виражи геополитики, двойные стандарты, откровенную ложь и предательство нельзя было не заметить. Их замечали, осуждали, протестовали, но… «Кто ее услышит — разве жена, и то если не на базаре, а близко», — так, кажется, говаривал Маяковский. Самая свободная и самая демократическая пресса была занята раздуванием количества жертв в Косово, вбиванием в сознание обывателя образов и стереотипов вроде «геноцид», «массовая резня», «Великая Сербия», «этнические чистки», «преступление против человечества» и так далее. Средства массовой информации создавали необходимые психологические установки и закрепляли их в мозгах отвыкших думать обывателей соответствующими леденящими душу картинками изуродованных трупов. Отрабатывали заказ по полной программе, как говорят сейчас на Руси. Голос разума, голос трезвых политиков если и звучал, то лишь в залах конференций, форумов, на страниц газет с ограниченным тиражом и не доходил до той самой мировой общественности. А может, не пускали, вот и не доходил!

Я приведу выдержки из выступления американского сенатора Джима Ятраса (Jim Jatras) на конференции Института КАТО (CATO Institute) 18 мая 1999 года, то есть, в самый разгар бомбардировок. Полностью выступление сенатора Ятраса можно найти на сайте http://members.tripod.com/Balkania/resources/geostrategy/jatras_remarks.html.

По словам сенатора, логика действий США, предпринявших военную интервенцию в Косово и поддержавших УЧК, только что справедливо считавшуюся в Госдепе террористической организацией, заключалась в следующем:

  • Косово лишь один из этапов агрессии Сербии и ее президента Слободана Милошевича, стремящихся создать этнически чистую Великую Сербию.

  • До 1989 года Косово было мирной провинцией со значительной степенью автономии и самоуправления. Сербский националист Милошевич отнял у косовских албанцев автономию и ввел политику апартеида и этнической дискриминации. После десяти лет сербского угнетения косовары оказались перед лицом заранее спланированного геноцида. УЧК явилось ответом косовского населения на сербский геноцид.

  • США и мировая общественность (Это не я, это так сенатор сказал!) исчерпали все возможности мирного решения кризиса, последним из которых было соглашение в Рамбуйе, принятое албанцами и УЧК, но отвергнутое сербами. У США и НАТО не оставалось ничего другого, как нанести воздушный удар, причем война велась не против сербов, а против Милошевича и его военной машины.

  • К сожалению, сербы продолжили осуществление своего плана геноцида и под ударами НАТО, что привело к появлению сотен тысяч беженцев из Косово. Встал вопрос: или вести наземную операцию, или оснастить и усилить УЧК, и дать ей возможность освободить свою страну.

Сенатор говорит, что эта черно-белая картина нарисованная в воображении администрации Клинтона имела мало отношения к действительности, действительности сложной, ответственность за которую нельзя возлагать только на одну сторону. Далее он пункт за пунктом опровергает эти упрощенные, а во многом и ложные представления.

В частности, говорит сенатор, своему приходу к власти Милошевич обязан как раз репрессивному по отношению к сербам характеру правления албанцев до 1989 года, которое Милошевич заметил и использовал. Албанцы в Косово имели все права, которые можно только вообразить, но добивались полного отделения. То есть, не Милошевич причина косовского кризиса, а национальная нетерпимость албанцев в Косово привела к власти Милошевича.

Далее сенатор отмечает, что автономия Косово не была отнята в 1989 году, а была несколько урезана примерно до того уровня, который Косово имело до 1974 года. Здесь сенатор приводит пример Курдистана, где курдам не только вообще отказывают в автономии, но там могут любого арестовать только за то, что он за такую автономию выступает. И почему-то США до их пор не бомбят Турцию, а наоборот, турки помогали США бомбить Сербию.

В-третьих, говорит сенатор, хотя после 1989 года в Косово имело место напряженное противостояние, никаких военных действий там не велось. Военные действия начались не в результате никогда не существовавшей сербской программы «этнических чисток», а в результате сознательной и классической стратегии УЧК, превратившей политическую конфронтацию в военную. Далее начала развертываться спираль репрессивных действий Сербии и ответной радикализации албанского населения, что и привело, в конечном итоге, к военному вмешательству НАТО. Именно последущее вмешательство НАТО и было стратегией УЧК, стратегией блестяще реализованной. (Здесь сенатор немного кривит душой: не УЧК использовало НАТО, а мировая общественность умело использовала УЧК для дестабилизации ситуации в Косово. Вспомните MPRI, Cypress International, DynCorp и другие фирмы, служащие прикрытием Пентагону и ЦРУ. Да он и сам потом об этом скажет).

В-четвертых, по словам сенатора (и в действительности!) утверждение, что НАТО начало вторжение лишь после исчерпания дипломатических методов, является абсолютной ложью. Планирование военной операции началось задолго до переговоров и все, что нужно было военным, — это получить удобный предлог. Сенатор Ятрас напоминает, что после достижения договоренности между Холбруком и Милошевичем в октябре 1998 года (во время миссии КВМ) начался некоторый отвод сербских войск, но УЧК этим воспользовалась, заняла чуть ли не полстраны и начала изгнание сербов из десятков деревень. (Напомню, что выступление сенатора Ятраса состоялось 18 мая 1999 года. Через месяц изгнания сербов из Косово приняли массовый характер и стали общим достоянием, но дело уже было сделано).

И наконец, переговоры в Рамбуйе нельзя назвать переговорами в полном смысле этого слова. Юристы Госдепа состряпали документ и подсунули его сторонам со словами: «Подписывайте! Не подпишите — разбомбим сербов!». И Госдеп, и госсекретарь Олбрайт знали, что сербы не могут подписать документ, предусматривающий оккупацию всей Сербии. Сенатор приводит также слова одного из представителей Администрации США: «Мы намеренно подняли планку слишком высоко, чтобы сербы ее не взяли. Они заслужили бомбардировки, и они их получат». То есть, Рамбуйе было планом Олбрайт, ведущим туда, куда мы пришли: к бомбардировкам.

В-пятых, говорит сенатор, мало кто сомневается, в жестокостях со стороны формирований Милошевича, хотя размах и детали, сообщаемые средствами массовой информации «искажены, противоречивы, а иногда и тотально лживы». Источник этой информации, на кого бы ни ссылались авторы, один: преобразованная и препарированная информация УЧК. Сенатор приводит пример, как пресса раздувала случай о 100 000 заключенных, согнанных сербами на стадион Приштины. Проверка показала, что стадион был абсолютно пуст.

В-шестых, продолжает сенатор, решение Администрации США начать бомбардировки превратило ситуацию в Косово из кризиса в катастрофу. «Как это было указано в документе Комитета по политике, опубликованном 31 марта 1999 года, администрация Клинтона предоставила статус законного представителя албанского народа Косово террористической группировке, в отношении которой имеются серьезные вопросы как по поводу ее криминальной деятельности, особенно связанной с наркоторговлей, так и с влиянием на нее исламского радикализма, включая Усаму Бен-Ладена и иранцев». (Заметьте, это говорилось за два с лишним года до 11 сентября 2001 года — до удара по Всемирному торговому центру в Нью-Йорке).

В-седьмых, те, кто поддерживает УЧК уверены, что эта организация не наносит удары по мирному населению и не преследует целей создания Великой Албании, что отнюдь не соответствует действительности. Первое утверждение просто смехотворно, а в отношение второго сенатор предъявил карту с официального сайта Гражданской лиги американских албанцев www.aacl.com(который, кстати, давно не обновлялся — дело сделано, какая там теперь гражданская лига!). На этой карте Албания захватывает Косово, южную Сербию, часть Черногории, часть Македонии, включая обе столицы — Подгорицу и Скопье, а также часть Греции. Границы совпадают с теми, которые были установлены нацистами в 1943 году. Таким образом, говорит сенатор, США теперь устанавливают то, что не смогли в свое время удержать нацисты.

В-восьмых, утверждение Клинтона, что удары США направлены против Милошевича, а не против сербского народа — жестокое издевательство. Страдает как раз народ. Позиция Милошевича как защитника нации только укрепляется.

В-девятых, лицемерно звучит и утверждение о том, что война необходима для решения гуманитарной проблемы возвращения беженцев. Почему-то администрация США не озаботилась в 1995 году судьбой беженцев из Сербской Краины, наоборот, именно США направили в хорватскую армию отставных американских военных, которые обеспечили обучение армии и оперативное планирование ее действий. Более того, имеются сведения и о авиаподдержке операции «Буря», а также об операциях психологической войны со стороны США.

И еще. Утверждение, что Милошевич является националистом, зацикленным на создании «Великой Сербии», просто нонсенс. Милошевич — в отличие таких же головорезов Франьо Туджмана и Алии Изетбеговича — оппортунист, который более, чем хочет сделать Косово предметом торга, как он торговал сербами в Краине и в Боснии. Что касается «Великой Сербии», не стоит забывать, что в Югославии, созданной Тито, сербы были единственной государствообразующей нацией, которая отказалась от своего национального государства в пользу создания Югославии, и поэтому она одна была незаинтересованной в распаде федерации. С другой стороны, сербы в остальных республиках должны были признать волюнтаристские границы, начертанные Тито, или получить клеймо «агрессоров» за то, что стремились вернуться в государство, в котором они жили до создания Югославии. А Косово, которое всегда было частью Сербии, теперь у них грабительски изымают. Потрясающий пример двойных стандартов! Таким образом, вся ложь, которую измышлял Советский Союз в отношении агрессивности блока НАТО, вдруг оказалась правдой, — говорит сенатор.

Если администрация Клинтона добьется своего в Косово, то пострадают не только принципы государственного суверенитета, нарушенного вышедшей из-под контроля международной бюрократией, (Это опять не я. Это сенатор Ятрас так сказал!) но мы столкнемся с новыми и более опасными авантюрами такого сорта в других местах, в частности, на Кавказе. (Как в воду глядел: в марте 2002 года американские войска появились в Грузии. Пока в роли советников по борьбе с терроризмом, но уже со своими вертолетами и БТР).

И последнее. Отношение к событиям Клинтона, Олбрайт и их закадычного друга Блэра определяется догмой «Мы просто обязаны победить, не так ли?». «Победить» у них не означает вести успешную политику и даже не победить на поле боя, а победить в войне пропагандистской: обеспечить постоянное внимание к себе средств массовой информации, победить в опросах общественного мнения, завоевать поддержку фокус-групп. Мадлен Олбрайт как-то сказала, что некоторые лидеры, в том числе сербские, поступают с правдой, как заблагорассудится: то сажают ее на цепь, как собаку, то делят, как хлеб, то формуют, как глину. Сенатор искренне советует госпоже Олбрайт чаще смотреть в этом смысле в зеркало и добавляет, что война в Косово ведется не за американские интересы, а за оправдание мыслительных способностей Мадлен Олбрайт и доброго имени Билла Клинтона.

Вот такой вот сенатор. В чем-то наивный, особенно, насчет американских интересов, в чем-то противоречивый, но в целом глубже многих понимающий реальную ситуацию на Балканах вообще и в Косово, в частности. И отношение к мировой общественности и международной бюрократии у него вполне здорСвое. Но, как говорил Владимир Высоцкий одному капитану: «Никогда ты не станешь майором». Погоду в мире определяет сейчас не сенатор Ятрас, и уже не Билл Клинтон и даже не Мадлен Олбрайт. Хотя мадам Олбрайт не пропала — возглавляет теперь Национальный демократический институт США (The National Democratic Institute for International Affairs (NDI) и недавно была на Украине с ревизией — как там идет подготовка к очередной «революции через выборы». Мы с вами уверены: если Олбрайт взялась за дело — выберут, кого надо. Вот только как бы на рынках украинских городов чего не произошло, упаси Господи!

Имеющий уши да слышит!

18. Контуры будущего

Отзвучали сирены воздушной тревоги. Милошевича доставили в Гаагу. Ругову протащили в президенты. Черногорию практически отторгли от Сербии. Исчезло даже само название «Югославия», которое, вероятно, само по себе вызывало у мировой общественности немедленный приступ бешенства. Что же дальше?

А дальше — то же самое, что уже было на Балканах, и было не один раз. Разрушена империя — идет дележ остатков между империями пока еще целыми. Затем и они — или одна из них — постепенно будут разрушены. Придет новый передел, как обычно, кровавый. И так будет всегда, пока существует империализм. Так будет всегда, пока Балканы из объекта геополитики не станут ее субъектом. Они были к этому очень близки — при маршале Тито. Не дали. Следующий шанс может наступить через столетия.

Сейчас, после победы над коммунизмом, мировая общественность выглядит как никогда сплоченной. Но это — видимость и кажимость, как говорили классики исторического материализма. Активно идут интеграционные процессы в Европе. Экономический гигант, сопоставимый по мощи с Соединенными Штатами, потихоньку выковывает собственную политическую волю и уже начинает вслух говорить о собственных вооруженных силах быстрого реагирования, не входящих в НАТО. В Европе наблюдается активный рост антиамериканских настроений. Не случайно американцы пришли на Балканы и утвердились на cобственных базах в Тузле в Боснии и «Bond Steel» в Косово — кто знает, какая судьба ждет НАТО! А под дверью НАТО и Европейского Союза пока выстроилась очередь из стран, которых ранее именовали сателлитами СССР. Теперь они вполне лоигчно хотят стать сателлитами НАТО — деваться им некуда.

Само НАТО скорее всего, будет разорвано на две части, и американцам придется лицом к лицу столкнуться с объединенной Европой, интересы которой не всегда, мягко говоря, совпадают с американскими. Глобализация замаскирует это противостояние, но не устранит его. В мире уже вырисовываются контуры новых группировок, на границах соприкосновения которых будут постоянно вспыхивать конфликты, разрешаемые с той или иной долей насилия. Правда, и сама объединенная Европа — образование крайне непрочное. Основная связующая идея — единство европейской идеологии и противопоставление ее идеологии коммунизма, теряет свою остроту, хотя очень быстро может быть переориентировано на единство против исламской, например, угрозы. Кроме того, Европа стремительно бюрократизируется, причем, бюрократия там становится самодовлеющей и все больше и больше напоминает бюрократию советского типа. При отсутствии более внятной идеологии или внешнего врага конструкция единой Европы рухнет под собственной бюрократической тяжестью.

В то же время, гигантские людские массы от Латинской Америки через Африку и всю Азию, а теперь и Россию, только и ждут явления нового пророка или нового мессии. Усаме Бен-Ладену пока не удалось сыграть эту роль — появится другой. Раствор народного недовольства пересыщен — появятся зародыши привлекательных идеологий и из них стремительно выкристаллизуются новые империи. Время для этого уже настало. Пример Талибана показывает, что сейчас для коренного изменения мирового порядка уже не очень-то и надо создавать империю в ее традиционном смысле симбиоза общества и государства с территорией, границами, инфраструктурой и гигантской армией. Развитие технологии привело к колоссальной уязвимости традиционных государств. Дальше они будут только еще уязвимее. Глобализация делает уязвимой уже всю цивилизацию.

Что будет с Косово? Мне трудно судить. Разрушено то, что созидалось годами. Сейчас джин пассионарности выпущен из бутылки и загнать его туда будет трудно. Ругова обречен и уйдет в небытие на другой день после потери интереса к нему со стороны мировой общественности. Всю полноту власти рано или поздно получат молодые хищники, и цикл насилия продолжится. Знаете задачу — как собрать из шести спичек четыре равносторонних треугольника, причем, каждая сторона каждого треугольника должна быть равной одной целой спичке? Попробуйте собрать, и вы убедитесь, что на плоскости эта задача не решается: надо выйти в пространство и собрать пирамиду. Вот у этой пирамиды будет как раз четыре грани, каждая из которых — идеальный равносторонний треугольник. Выход из балканской плоскости существовал при османах. Выход из плоскости нашел, но не успел осуществить, Иосип Броз Тито. Этот выход — балканская федерация. Вот в рамках новой балканской федерации может и быть возможным решение косовской проблемы (кстати, здесь же решается проблема сербов в Боснии и Хорватии). Вопрос лишь в том, что создание такой федерации естественным путем возможно только на базе какой-то очень серьезной идеологии, сопоставимой по масштабу с идеологией фашизма (избави Бог!), коммунизма (уже было) или панславизма (вот это вряд ли).

Место России в новом мире еще более неопределенно. События на Балканах знаменовали собой окончательное превращение России из субъекта в объект геополитики. Через пять лет доржавеют наши последние ракеты и утонут последние стратегические подводные крейсеры проекта 667БДРМ. Не будет новой цементирующей идеологии — начнется распад России. Не начнется сам — его организует мировая общественность, обкатавшая на Балканах все элементы необходимых технологий. В принципе, для возвращения России былого величия необходимо сделать всего два радикальных шага: перенести столицу из Москвы в Казань и принять ислам в качестве государственной религии, тем более, что при татарах мы почти двести лет уже были частью исламской, по сути, империи, правда, сохраняя и укрепляя православие. Исламский мир будет приветствовать этот шаг радостными возгласами «Аллах Акбар!». Глобальное равновесие в мире, ставшем опять многополюсным, будет немедленно восстановлено. Только это будет уже не Россия…

Другой вариант для России — войти в Европу. Униженными, унижаемыми. Но войти, и не теряя своей национальной самоидентификации, поднять до уровня европейского уровень собственной цивилизованности. Это не значит сделать в квартире евроремонт, напялить пиджак от Версаче или пересесть с «жигулей» на «мерседес». Это значит — искоренить пьянство. Это значит — искоренить воровство. Это значит — искоренить коррупцию. Это значит — возродить патриотизм. Это значит — возродить такие понятия, как совесть, честь, достоинство, уважение к друг другу, к природе и к нашим меньшим братьям. Это значит — духовно возродиться. Как это сделать, я не знаю. В любом случае, не через тупое поглощение мексиканских сериалов и объедков западной массовой культуры. Но я твердо знаю, что если мы это сделаем, мы не только войдем в Европу — мы ее возглавим. Фактически она очень нуждается в сильном лидере. Если не сделаем — нас ждут ужасы братоубийства, по сравнению с которыми все мерзости и кошмары десятилетней войны на Балканах покажутся детской забавой в песочнице возле бывшего кооперативного дома.

Наши заигрывания с Америкой — пустая трата времени. Ну не нужны мы американцам! Не нужны. Помните Высоцкого: «Эх, Ваня, мы с тобой в Париже нужны, как в бане пассатижи».

Это больше не про Париж, это про Нью-Йорк. В Париже мы еще, может, и пригодимся. Мы или объединяем вокруг себя, или присоединяемся к кому-то, к тем, кто в нас еще нуждается. Третьего не дано: разорвут. Общечеловеческие ценности существуют. Но только для тех, кто способен постоять за себя, за свой дом, за свою Родину. У бомжей ценность вполне определенная. Их место — у мусорного контейнера с объедками.

Обидно, да?

Часть вторая

19. Немного об идеологии Запада

Можно много говорить об имперских амбициях Запада, о его стремлении доминировать в мире и навязывать другим государствам свою систему ценностей, свой «кофе со сливками». Но сначала необходимо признать одно: Запад, под которым надо понимать десятка два государств, не обязательно расположенных на географическом западе, добился абсолютного успеха в собственном государственном строительстве, создал у себя в этих двух десятках государств гармоничное общество и стремительно развивается, увеличивая отрыв между собой и остальным миром. То-есть, своим кофе со сливками Запад наслаждается по утрам с полным на то основанием.

Более того, некоторые социологи считают, что эти два десятка стран находятся уже на следующей стадии цивилизации. В соответствии с делением, приведенным в работе Валентина Ивановича Карасева, история культур может быть классифицирована следующим образом:

  • Биос-культуры — древние культуры, культуры первого порядка;

  • Этнос-культуры — культуры «осевого времени», культуры этнической стадии

развития;

  • Социум-культуры — культуры социальной стадии развития;

  • Ноос-культуры — культуры интеллектуальной стадии развития.

(В.И.Карасев «Общество, государство, цивилизация: к теории становления социумов». НПО «Модэк», Москва-Воронеж, 2000, стр.53)

И США, и ведущие страны Западной Европы находятся на третьей стадии развития и приближаются к четвертой. Они прошли этническую стадию, на которой пока еще находится большинство стран мира. Кстати, по Карасеву, на социальной стадии развития был и Советский Союз, составные части которого, в том числе, и Россия, отброшены теперь назад, на этническую стадию. К этнической стадии возвращены пока и все общества бывшей Югославии, строящие свои карликовые, но очень независимые и очень националистические государства. Мы об этом еще поговорим.

А пока вернемся к «звездной двадцатке». Одной из ценностных основ современных западных государств являются права человека. «Они представляют собой принципы, нормы взаимоотношений между людьми и государством, обеспечивающие индивиду возможность действовать по своему усмотрению (эту часть прав обычно называют свободами) или получать определенные блага (собственно права)». («Политология. Справочник студента», изд. АСТ, М., 1999, стр.119 и далее). Фундаментальные права человека имеют внегосударственное и внеюридическое происхождение, а имеют своим источником естественную человеческую природу. Права человека объективны, то есть, государство может либо уважать их, либо нарушать, но наделить человека фундаментальными правами или отнять их у человека ему неподвластно.

Права человека можно условно разделить на негативные — то есть, обязанность государств и индивидуумов воздерживаться от определенных действий по отношению к данному индивидууму. Эти права составляют основу индивидуальных свобод человека. Позитивные права фиксируют обязанность государства производить определенные действия по отношению к индивиду, наделять его благами. Сюда относятся социальные права — право на труд, на образование, на социальное обеспечение и т.д. Их реализация требует наличия определенных ресурсов у государства.

Права можно также разделить на личные (гражданские) и политические. Гражданские права — это право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, право на справедливый суд, на тайну переписки, на свободу передвижений, свободу выбора места жительства, в том числе, свободу покидать свое государство. Политические права — право избирать и быть избранным в органы государственного управления, свобода слова, мнения, свобода собраний, свобода ассоциаций, свобода печати и право на информацию, свобода совести и др.

В соответствии с западными воззрениями, наилучшим способом государственного строительства является демократия. Демократия самым гармоничным образом обеспечивает как права человека, так и развитие общества и государства. По определению Авраама Линкольна демократия — это «правление народа, избранное народом и для народа». Демократия также является одной из ценностных основ современных западных государств, идеалом общественного устройства и соответствующим мировоззрением. Демократия реализуется в нескольких своих формах: либеральная демократия, социальная демократия, христианская демократия. Практически все они в настоящее время выродились в форму правления, основанную на конкуренции группировок, претендующих на руководство обществом, за доверие электората, выражаемое посредством выборов. Такая форма правления по-прежнему называется демократией, хотя к демократии имеет весьма далекое отношение, скорее это полиархия — правление меньшинства, избираемого народом на альтернативных выборах.

Тем не менее, способу правления, который сейчас называется демократией, присущи некоторые общие черты. К ним можно отнести следующее:

  • Официальным источником власти является народ.

  • Права граждан на управление государством равны.

  • Основные органы государства избираются на ограниченный срок с установленной периодичностью.

  • Решение принимается большинством.

  • Права меньшинства защищены законом.

Современная западная демократия выросла из демократии либеральной. Либерализм как политическое течение возник еще в XVIII веке. Его основной идеей является защита личности от произвола государства. Либерализм утвердил личность в качестве главного элемента политической системы. Ему же принадлежат заслуги в становлении гражданского общества, разделении властей, защите прав человека и прав меньшинства. Либеральная демократия является соединением идей либерализма с демократическим принципом народного суверенитета. Индивидуализм либеральной демократии, стимулирующий эгоизм и эгоцентризм снимается в плюралистической демократии, которая ставит своей задачей стимулирование многообразия в обществе, в предоставлении всем гражданам возможности объединяться в группы, выражающие их интересы. Свободная конкуренция групп приводит к балансу интересов и устойчивости общества при соблюдении всех фундаментальных прав и свобод.

Потихоньку из «правления народа, избранного народом и для народа» демократия превращается в правление элит, осуществляемое с согласия народа. Неравные возможности групп, в первую очередь, финансовые и информационые, приводят к тому, что влияние на политику государства оказывает их ограниченное число, а состав элит остается стабильным и не зависящим от выборов. «Кто управляет элитой, то управляет государством», — не помню, кто это сказал, но это прямо из жизни! Демократия вырождается в олигархию при полном сохранении для наивной публики всех своих внешних демократических атрибутов.

В то же время современная западная демократия, как бы далеко она не отстояла от провозглашаемых ею идеалов, решает основные задачи своего общества и решает успешно. Отсюда естественный соблазн абсолютизировать систему западных ценностей и пересадить выработанную западом модель общественного устройства в другие общества. Этот соблазн особенно велик как для обществ, только что освободившихся от сковывающего развитие личности господства тоталитаризма, так и для тех обществ, которые не могут в силу ряда причин обеспечить своим членам тот уровень материального и социального благополучия, который достигнут на Западе. Отсюда насаждение демократии стало инструментом обеспечения геополитических интересов государств, в которых реализация демократических ценностей привела к росту их могущества. Никакого отношения к самой демократии факт ее использования в качестве инструмента геополитики, конечно, не имеет. Она в этом совсем не виновата.

В принципе, как показывает история, имплантация демократии может привести к реальному успеху. Оосбенно показательны в этом смысле развитие государства и общества в ФРГ и Японии после Второй мировой войны. Бывшие тоталитарные государства, население которых определеное время находилось под абсолютным воздействием идеологий чуждых и даже враждебных демократии, превратились в процветающие и вполне демократические государства, обеспечивающие все возможности для самореализации своих граждан при собюлюдении всех прав и свобод. В то же время, имплантация демократии, например, в Россию, привела к обратному результату: страна была отброшена в своем развитии на десятки лет назад и превратилась по выражению Станислава Говорухина в «страну воров и нищих». Робкие и зачастую неуклюжие, но, правда, пока последовательные попытки Путина и его группировки вывести Россию из этого состояния, ничего общего с демократией не имеют. И слава Богу!

Клеткой любого общества, будь то демократическое или тоталитарное, является человек. Основу западного общества составляют рационально мыслящие и действующие индивиды, стремящиеся к свободе, уважающие закон и демократические процедуры, осознающие свои права и интересы, готовые уважать интересы и права других людей, полагающие источником собственного благосостояния честный и напряженный труд и способные к самоограничению во имя демократического идеала. Такие индивиды являются продуктом длительного развития общества, его морали, результатом целенаправленного и длительного отбора. Воспроизвести в любом другом обществе западную модель демократии, значит, в первую очередь, воспроизвести такого человека, и воспроизвести в массовом масштабе.

Но это еще не все. Чтобы сохранить воспроизведенное и обеспечить его выживание на протяжении ряда поколений, потребуется обязательное соблюдение еще целого ряда необходимых условий. К ним можно отнести:

  • Вполне определенная фаза развития общества.

  • Рыночный механизм экономики и высокий уровень экономического развития страны.

  • Высокая степень урбанизации.

  • Развитость и общедоступность систем массовой информации.

  • Относительно высокий уровень благосостояния населения.

  • Высокий уровень образованности, а также общей и политической культуры.

  • Наличие многочисленного среднего класса.

  • Предпочтительно протестантская или близкая к ней мораль с установками на индивидуальную свободу, ответственность и трудолюбие.

  • Моноэтничность или снятие вопроса самоопределения наций тем или иным способом.

  • Стабильность границ и отсутствие реальной внешней угрозы.

Многое из вышесказанного с определенными оговорками, наверное, можно отнести к Чехии или Польше, Словении или Хорватии, но уж никак не к Боснии или Косово, двум регионам, где имплантация демократии обошлась в сотни тысяч погибших и миллионы беженцев. Мне кажется, что ни одна демократия, какой бы ценной она ни казалась, не стоит этой цены.

Что касается самого человека, жителя Балкан, во имя которого мировая общественность, собственно, и убивала сотни тысяч неповинных людей, то мне кажется уместным привести слова албанского ученого из Колумбийского университета Шинаси Рама, автора уже цитированной статьи «Сербо-албанская война и просчеты мировой общественности»: (Можно найти на сайтеhttp://www.albanian.com/IJAS/vol2/is1/art1.html) «Стратегия мировой общественности базируется на ошибочной предпосылке, идущей от доминирующих школ институционализма и модернизации, которые предполагают, что национальная идентификация является продуктом отчуждения (аномии), созданного модернизацией и профессионально управляемого элитами. Этим элитам в рациональном варианте собственного выбора следуют рационально мыслящие индивиды, а сами индивиды ведут подсчет собственных приобретений и потерь каждые пятнадцать минут или около того. Аналитики и стратеги забывают, что Балканы — это земля, многие обитатели которой живут между мечтой и реальностью. Необходимо сказать, что на Балканах люди в большинстве случаев не способны определить, где заканчивается мечта и где начинается реальность. Это мистическое ортодоксальное состояние умов, являющееся отклонением от нормы, не доступно пониманию рациональных западных аналитиков, которые рассматривают эту ситуацию как еще один временный провал, который может быть исправлен демократией и свободным рынком. Если аналитики и те, кто делает реальную политику, решат подождать, пока за год-другой сербы, македонцы, албанцы, босняки, хорваты и черногорцы изменят систему своего мышления и сами увидят, какие гигантские ошибки они совершают, то мы будем иметь еще одну Боснию».

В целом, демократия не является ни универсальным, ни вечным, ни единственным способом построениия взаимоотношений человек — общество — государство. Она является, вероятно, наилучшей системой для определенных обществ на определенном этапе их развития, причем, развития стабильного и в благоприятных внешних условиях. Искусственное насаждение демократии может служить прикрытием других, более прозаических интересов тех, кто ее насаждает, но вряд ли это пойдет на пользу тем, кто служит подопытным кроликом в подобных экспериментах.

Ситуция в Косово и вокруг него — самое яркое тому подтверждение.

Демократия: критическая самооценка

Со времен Алекса Токвиля, написавшего в 1835 году классический труд «Демократия в Америке» основными признаками демократии считается децентрализация государственной машины, независимость судебной системы от государства, укрепление гражданского общества, свобода средств масовой информации и верховенство закона. Кстати, Алексу Токвилю и его пониманию демократии был посвящен круглый стол, организованный 20 января 2002 года, пожалуй, самым солидным теоретическим органом мировой общественности, проповедующим преимущества и обсуждающим проблемы демократии — «Journal of Democracy». Сам детальный отчет о круглом столе можно без особого труда найти по адресу журналаhttp://www.journalofdemocracy.com/panel.htm. Прочтите — не пожалеете!

За неимением места приведу краткое содержание лишь одной публикации, посвященной только гражданскому обществу, святая святых демократического устройства государства и общества (помните у Токвиля — децентрализация государства, независимость судей, свобода прессы, верховенство закона и вот это самое гражданское общество). Рассмотрим статью Томаса Карузерса, уже упомянутого ранее в связи с пресловутой «революцией через выборы» и отстранением от власти Милошевича. Статья так и называется «Гражданское общество» и критически рассматривает некоторые мифы, которыми обросла теория и практика демократии, особо пропагандировавшая гражданское общество как всеобщую панацею именно в 90-е годы ХХ-го столетия. (Thomas Carothers «СIVIL SOCIETY» , «FP Foreign Policy» Issue: Winter, 1999. Статью я нашел по адресу: http://www.globalpolicy.org/ngos/civsoc.htm К этим мифам Томас Карузерс относит следующие).

1. Гражданское общество формируется вокруг неправительственных организаций

Гражданское общество, говорит Карузерс, действительно чаще всего ассоциируется с шумным активизмом неправительственных организаций, по-английски NGO — Non-Governmental Organisations, борющихся за «общественное благо» вообще: за окружающую среду, права человека, равноправие женщин, справедливые выборы, против коррупции и «за все хорошее». Но всякое отождествление гражданского общества с неправительственными организациями — глубокое заблуждение. Концепция гражданского общества в любом толковании включает в себя все организации и объединения, стоящие вне государственных структур. Наряду с неправительственными организациями социально-политической ориентации сюда входят профсоюзы, торговые палаты и профессиональные коллегии и синдикаты (адвокатов, врачей и т.д.), этнические ассоциации и, кстати, те же политические партии. Но сюда входит также широчайший спектр объединений, не имеющих социально-политической программы: религиозные, студенческие, спортивные и культурные общества (от кружков любителей хорового пения до клубов спортивных болельщиков и добровольных пожарных).

Неправительственные организации, разумеется, играют в развивающихся странах немаловажную роль, оказывая на правительства корректирующий прессинг и консультируя политиков по специальным вопросам. Однако удельный вес более традиционных сегментов гражданского общества превышает вес неправительственных организаций тысячекратно. Сверх того, такие объединения по интересам, как церкви, профсоюзы, палаты, спортивные клубы и так далее, имеют, в отличие от неправительственных организаций, широкую членскую базу и отечественные источники финансирования. Неправительственные организации, борющиеся за «общественное благо», растут как грибы после дождя, однако рекрутируют свои кадры из весьма узкой прослойки вездесущих элитных активистов, ничем не связанных с теми, от имени которых они выступают. Соответственно, в финансировании своей деятельности они на сто процентов зависят от иностранных спонсоров.

Кто не верит этому утверждению Томаса Карузерса — прочитайте недавний отчет о работе одного из многочисленных официальных американских агентств, Американского агентства международного развития (USAID), занимающихся внедрением НГО в пока еще живую ткань украинского общества. Программы Агентства международного развития «направлены на развитие гражданской активности с целью создания давления снизу в пользу демократии и радикальных реформ». Эти программы поддерживают прозападно настроенные НГО и «мозговые центры» путем предоставления грантов, обучения и технической помощи. Внутренняя проверка готовности НГО накануне парламентских выборов в Украине, показала, что «большинство (неправительственных) организаций, особенно те, которые заняты выработкой политики и защитой гражданских прав, очень сильно зависят от иностранного финансирования». (Из «Assessment of Non-governmental and Civil Society Organizations in Ukraine and Moldova», USAID/Kyiv by ARD Inc., 28 July 2001, Findings, p.3. на сайте www.usaid.org ). И поделать с этим ничего нельзя! Это только сербы были способны годами финансировать развитие албанологии в Косово. На свою голову.

2. Гражданское общество теплое и пушистое

Все зависит от того, говорит Карузерс, цели каких негосударственных организаций вы предпочитаете брать за основу — русской мафии или вашей местной ассоциации родителей и учителей. И та, и другая являются составной частью гражданского общества. После восточноевропейских революций стало модным коварное и ложное представление о том, что в гражданское общество идут лучшие люди с чистыми помыслами, пекущиеся разве что о благе народа. Достаточно одного беглого взгляда на интернетовский перечень добровольных объединений, чтобы стало ясно: гражданское общество — это широко раскрытый веер организаций с самыми противоречивыми установками, в которых сгруппированы люди добрые, злые и просто чудаковатые.

Мысль о том, что гражданское общество автоматически способствует достижению общественного блага, а его участники — это исключительно душелюбы и моральные апостолы, несостоятельна по меньшей мере по двум причинам, считает Карузерс.

Во-первых, общественное благо — это не богоданность, не абсолютная категория, не конкретное состояние вещей, это идея, выходящая победителем из общественной борьбы. Общественным благом может быть в одно и то же время незагрязненная окружающая среда и низкие цены на энергию, свободная торговля и максимальная занятость населения, свобода слова и защита от оскорблений и клеветы.

Во-вторых, все составляющие гражданского общества имеют собственные экономические интересы. Даже так называемые «некоммерческие» организации, вроде ассоциаций домовладельцев и профсоюзов, яростно отстаивают экономические интересы своих членов. Каким бы бескорыстием ни отличались действия отдельных героев, всегда находится способ оприходовать или обналичить их героизм.

3. Сильное гражданское общество — гарант демократии

Идея соблазнительная, говорит Карузерс, но недоказуемая. Действительно, активное, развитое гражданское общество может дисциплинировать государство, продвигать интересы различных групп населения, обеспечивать их активное участие в политической жизни. Но немало примеров и того, что резкое усиление гражданского общества может быть симптомом опасного ослабления политических структур. Профессор Принстонского университета Шери Берман в 1997 году выступил со статьей «Играя в кегли с Гитлером», в которой дал отрезвляющий анализ роли гражданского общества в Веймарской Республике. Германия 20-30-х годов отличалась замечательно богатой кружковой жизнью (почти поголовно немцы были членами тех или иных профессиональных ассоциаций и культурных объединений), что, по идее, должно вести к укреплению демократических институтов. Берман, однако, утверждает обратное: гипертрофированное гражданское общество не только не гарантировало победу демократии и либеральных ценностей в Германии, но, наоборот, подорвало их. Слабые политические структуры Веймарской Республики были не в состоянии удовлетворить завышенные и противоречивые запросы конкурирующих гражданских объединений, что и привело в результате к размаху националистических, популистских движений, к чувству потребности «сильной руки» и к возникновению нацистской партии. Плотность и структурированность гражданского общества, по мнению ученого, только облегчили нацистам процесс создания динамичной политической машинерии.

Но даже в странах устоявшейся демократии, где сильны политические институты, есть основания сомневаться в истинности простенькой формулы «чем больше гражданского общества, тем лучше». Уже в 60-х годах некоторые социологи предупреждали, что преувеличенное влияние групп интересов и групп давления может подорвать функционирование представительских институтов и систематически искажать результаты процессов принятия решений в пользу группировок с большими финансовыми возможностями, с лучшими связями или попросту с лучшей организацией. В 90-х годах этот процесс усиления лоббистских группировок получил название «демосклероз общества».

Да и не надо ходить к Томасу Карузерсу за примерами. Возьмите нашу матушку Россию и обнаглевшую, особенно при Ельцине, свору олигархов. Вот вам и «группы давления» и «гражданское общество» в его крайней форме! А куда делись Гайдар с Бурбулисом, Шумейко с Шахраем, Сосковец с Нечаевым и иже с ними? Да небось, в каких-нибудь фондах заседают! Вон и Горбачев стал частью гражданского общества — рекламирует пиццу и общечеловеческие ценности. Правда, не знаю, что успешнее. А процессы принятия решения как искажались «в пользу групировок с большими финансовыми возможностями», так и искажаются. Вот и вся демократия.

4. Демократия — гарант сильного гражданского общества

И здесь прямой пропорциональности нет, считает Карузерс. Япония, к примеру, является стабильной демократией уже полвека, однако же в ней крайне слабы именно те проявления активизма, которые в США и Европе считаются воплощением гражданского общества: охрана окружающей среды и потребителей, защита прав человека и женского равноправия. Франция и Испания — примеры вполне демократических стран, где налицо весьма сильное государство и относительно слабая союзная жизнь. Аргумент, по которому демократия не является подлинной, если не опирается на гражданское общество американского толка, не только фальшив, но и опасен — он ведет к убежденности в том, что демократия может быть либо американской, либо никакой.

5. Гражданское общество — залог экономического успеха

И в этом отношении все не так просто. Хотя энтузиасты и уверены в том, что активное, развитое гражданское общество ведет к росту частного предпринимательства, предлагает правительствам работающие хозяйственные идеи и следит за тем, чтобы государство не душило экономику, практика доказывает — между экономическим ростом и гражданским обществом нет прямо пропорциональной зависимости.

Карузерс предлагает два характерных примера. Экономическое чудо в Южной Корее свершилось при полном подавлении гражданского общества. Лишь в 80-х годах, когда военный режим ослабил хватку, начали появляться профсоюзы, студенческие движения и прочие организации. Они внесли решающий вклад в демократизацию страны, но в невиданном экономическом подъеме их заслуги нет — наоборот, темпы хозяйственного роста постепенно сошли на нет.

Прямая противоположность — Бангладеш. По каким-то историческим причинам эта страна традиционно богата гражданским активизмом: здесь действуют тысячи неправительственных организаций, правозащитных объединений и добровольных союзов помощи бедным. Однако другим богатством Бангладеш похвалиться не может, будучи одной из беднейших стран мира с доходом на душу населения 350 долларов в год.

6. Гражданское общество и политика

Сильно преувеличено, считает Карузерс, и представление об эффективности гражданских движений в других сферах — политической, организационной, интеллектуальной. Он приводит пример Польши — единственной посткоммунистической страны, где гражданское движение (отчасти профсоюзное, отчасти правозащитное) трансформировалось в партийные политические силы, прорвавшиеся к реальной власти. Оба захода «Солидарности» во власть были сопряжены с хозяйственным и моральным упадком страны. В ходе последних выборов те партии, которые сложились на основе гражданских движений, были стерты с политической карты Польши — возможно, навсегда. Чуть раньше то же произошло с президентом Валенсой — бывшим символом политизации гражданского общества. Та же судьба, несомненно, ждет и Ругову, это ясно и без Карузерса.

7. Гражданское общество не стоит правительству ни копейки

И это не верно, говорит Карузерс. Точнее, верно только до тех пор, пока оно борется с диктатурой и находится на содержании чужих правительств и спонсоров. Но в условиях демократии активизм переходит на иждивение внутреннего бюджета. Гранты, пособия, финансовые спецпроекты, освобождение от налога — обычные рамки деятельности гражданских объединений. Университет Джона Хопкинса — лучший факультет социологии в США — провел обширное сравнительное исследование некоммерческого сектора в стране. Обнаружилось, что «несмотря на огромное количество фондов и корпоративных специализированных программ, правительственный бюджет все еще остается главным источником финансирования некоммерческих организаций и вдвое превышает объем частных пожертвований». И это, заметьте, в США, где благотворительность является чуть ли не главной добродетелью, а денежки у среднего класса имеются и немалые!

Собственно, здесь и зарыта самая большая собака. Я уже говорил, что насаждение демократии стало инструментом обеспечения геополитических интересов государств, в которых реализация демократических ценностей привела к росту их могущества. Теперь практически то же самое, только другими словами, говорит вице-президент Фонда Карнеги Томас Карузерс: «Гражданское общество не стоит правительству ни копейки пока оно борется с диктатурой (то есть, с этим самым правительством) и находится на содержании чужих правительств и спонсоров». Что и требовалось доказать.

Гражданское общество у нас

Я набрел на статью Томаса Карузерса о гражданском обществе довольно случайно, хотя его имя мне уже было известно, и я даже успел написать ему восторженное письмо — не знаю, правда, дошло оно или нет. Но суть не в этом. Я занимался предвыборной ситуацией в Украине, а там разразился скандал — один из лидеров крупного блока опубликовал приведенную выше статью Карузерса под собственным именем. Скорее всего, это была особая пиаровская акция с целью привлечь внимание избирателей к статье. Ну кто станет читать о каком-то гражданском обществе, когда тут с одной стороны Кучму опять собираются отымпичить, с другой стороны на Юлю Тимошенко покушаются. И вообще, есть нечего, какое еще там к бису гражданское общество. И вдруг — плагиат! Все бросились искать «Факты и комментарии» за 29 января. Так что теперь вся Украина знает, что такое гражданское общество! Не откажу себе в удовольствии привести еще одну цитату, на этот раз из статьи Владимира Золотарева «Гражданское общество по-украински», опубликованной на сайте www.ukraine.ru в тот же день, 29 января 2002 года, в качестве реакции на статью псевдо-Карузерса. Таким же является и гражданское общество по-российски, мы, собственно, одна нация с братьями-украинцами.

«На первый взгляд в Украине практически нет гражданского общества — общественные организации слабы и невлиятельны. Но если посмотреть на ситуацию более внимательно, обнаружится удивительная система. Если некий Джон Смит в случае ущемления его прав обращается в «Ассоциацию защиты Джонов Смитов», то Иван Петренко поступает иначе — он снимает телефонную трубку и звонит «кому надо». При этом «кто надо» может быть государственным служащим, а может и не быть».

«Типичная ситуация функционирования гражданского общества по-украински выглядит так. Поссорились, скажем, Иван Иванович и Иван Никифорович. Иван Иванович натравил на Ивана Никифоровича прокурора. Тот в ответ напустил на Ивана Ивановича своего прокурора. Тогда Иван Иванович натравил ментов. А Иван Никифорович — своих ментов и так далее».

«Заметим, что, как и предписывается нашим определением, обе стороны не прибегают к услугам государства как целого. Государственные мужи участвуют в разборке частных лиц с разных сторон, невзирая на принадлежность к одному и тому же ведомству. И уж тем более никакой речи не идет о праве. В общем, мы имеем две ситуативно сформированные коалиции — в защиту Ивана Ивановича и в помощь Ивану Никифоровичу. Когда конфликт закончится, коалиция распадется, а ее участники разбредутся в поисках других коалиций. Собственно, постоянно действующих структур в такой стране не требуется. Имея возможность нанимать государство — нет необходимости от него защищаться».

И они еще собираются учить нас демократии!

Демократия в переходный период

Я не случайно привел выше ссылку на «Journal of Democracy». Этот журнал основан сравнительно недавно, в 1990 году. Его публикует издательство Университета Джона Гопкинса John Hopkins University Press для Национального Фонда Содействия Демократии (National Endowment for Democracy) США и принадлежащего этому фонду Международного Форума изучения демократии (International Forum for Democratic Studies). Редакторами журнала являются Марк Платтнер (Marc F. Plattner) и Ларри Даймонд (Larry Diamond). Особенно интересен состав Международного Консультативного Комитета журнала. Туда входят Збигнев Бжезинский и Вацлав Гавел, Адам Михник и Натан Щаранский, Янош Киш и Марио Соареш и еще многие другие политические и общественные деятели, имеющие особые заслуги перед мировой общественностью.

Журнал интересен тем, что его публикации предназначены для узкого круга заинтересованных специалистов и не содержат стандартных пропагандистских штампов и примитивных стереотипов, применяемых в массовом обороте для оболванивая наивного электората. Наоборот, в журнале подвергаются самому детальному критическому анализу самые казалось бы незыблемые догмы, составляющие основу мировоззрения самСй мировой общественности. Такое издание для служебного пользования идеологов, как это было бы при историческом материализме.

Рассмотрим коротко еще одну статью из этого журнала. Это опять Томас Карузерс. Нет, не подумайте чего плохого, там есть и другие авторы, но именно Карузерс сейчас является наиболее критически мыслящим западным ученым, изучающим проблемы демократии, и каждая его острая статья вызывает живой интерес даже у специалистов. Статья называется «Конец парадигмы переходного периода». Она опубликована только в начале этого года и ее можно найти по адресу http://muse.jhu.edu/demo/jod/13.1carothers.html.

Переходный период в жизни любого государства является наиболее опасным периодом его существования, будь то изменение политической системы, обновление экономических основ или реализация программы приватизации. Особенно опасным этот период становится тогда, когда все подобные изменения производятся одновременно. Опасным потому, что именно в этот период, когда перестают действовать традиционные инструменты взаимоотношений государства и общества, а новые еще не созданы, государство держится лишь на силе инерции, обеспечиваемой, в основном, уровнем морали и степенью ответственности и патриотизма граждан этого общества. Как свидетельствует большинство случаев недавней истории, к власти в этот период прорываются как раз граждане, наименее отягощенные такими предрассудками, как честь и совесть, не говоря уж о патриотизме, а коррупция и разворовывание общественного достояния происходят в гигантских масштабах.

Томас Карузерс анализирует сложившиеся на Западе штампы — парадигмы — в отношение обвального после краха исторического материализма перехода многих десятков стран от тоталитарного режима к демократии. Он выделяет пять таких парадигм:

  • Каждая страна, которая покончила с тиранией тоталитаризма, рассматривается Западом как выбравшая путь построения демократического общества и находящаяся на разной стадии перехода к этому обществу.

  • Демократизация в любой стране последовательно проходит определенные и везде одинаковые стадии:

  • начальная открытость, которая ведет к появлению трещин в правящем режиме;

  • прорыв — падение режима и приход к власти правительства демократической ориентации;

  • переходный период: общенациональные выборы и создание демократических структур; замена конституции и пр.;

  • консолидация — преобразование первичных демократических форм в демократическую сущность через реформы государственных институтов, упрочение системы выборов, укрепление гражданского общества (того самого!) и привыкание общества к демократическим правилам игры.

  • К идее четкой последовательности процесса демократизации примыкает третья идея — решающее значение выборов. Считается, что выборы — это и есть демократия. Отсюда огромные ожидания, что регулярные и подлинные выборы станут главным генератором демократических преобразований.

  • Четвертой установкой является то, что ни уровень экономического развития, ни предыдущая политическая история страны, ни глубина ее структуризации, ни этнический состав, ни социо-культурные традиции не являются важными факторами ни для начала, ни для результата процесса перехода к демократии. Все, что необходимо, это решимость политической элиты страны встать на путь демократизации и способность этой элиты защитить себя от нападков антидемократических сил, если они вообще еще остались в наличии.

  • Пятая установка предполагает, что переход к демократии может быть осуществлен на базе продолжающего спокойно функционировать того же самого государства. Конечно, кое-какие государственные институты должны быть перекроены, созданы институты, обеспечивающие подлинные выборы, проведена парламентская реформа и реформа судебной системы, но все это без слома существующего государства. При этом считается, что внедрение демократических институтов ведет лишь к укреплению государства, и идет процесс их взаимного обогащения.

Томас Карузерс далее проводит анализ судьбы демократических реформ в ста с лишним странах, которые по мнению мировой общественности находятся в состоянии перехода к демократии. Он отмечает, что не более 20 стран из этой огромной массы добилось определенных успехов, причем, большинство из них это страны Центральной Европы — Польша, Венгрия, Чехия, Эстония и Словения. В остальном мире безусловно можно говорить лишь о трех странах — Чили, Уругвай и Тайвань. С меньшей уверенностью это можно отнести также к Словакии, Румынии, Болгарии, Мексике, Бразилии, Гане, Филиппинам и Южной Корее. Это все. Даже двадцати стран не набралось.

Ряд стран Карузерс относит к тем, в которых начальный период политической открытости привел к возврату авторитаризма. Это Узбекистан, Туркменистан, Беларусь и Того. В остальных странах, а их подавляющее большинство, успехи переходного периода от тоталитаризма к демократии не очень средние. (Это уже не Карузерс, это Зощенко!). Эти страны по мнению Карузерса находятся в «серой зоне» и имеют как некоторые демократические признаки, так и остатки авторитаризма, а также такие явления, как чиновничий произвол, сомнительные выборы, отсутствие у населения доверия к государственным институтам, слабое функционирование государства. Политологи классифицируют «демократию» в этих странах как полудемократию, формальную демократию, избирательную демократию, демократический фасад, псевдодемократию, слабую демократию, частичную демократию, антилиберальную демократию и даже виртуальную демократию (это, наверное, у нас в России!).

Для таких стран характерны два синдрома: синдром безответственного плюрализма и синдром одностороннего доминирования власти. Страны с синдромом безответственного плюрализма внешне очень похожи на настоящие демократии: там есть политические свободы, регулярные выборы и переход власти от одних политических группировок к другим. В то же время в этих странах политическое участие масс ограничивается выборами. Политические элиты независимо от того, к каким группировкам принадлежат, коррумпированы, эгоистичны, неэффективны и нечестны. (Это про нас!). Мало кто из них искренне работает на благо своей страны. (Это уж точно про нас!). Карузерс относит к этим странам Никарагуа, Эквадор, Гватемалу, Панаму, Гондурас и Боливии. По его мнению, это же можно в той или иной степени отнести к Венесуэле, Аргентине, Бразилии, Молдове, Боснии, Албании, Украине, Румынии и Болгарии. В Азии это Непал, Бангладеш, Монголия и Таиланд. В Африке — Мадагаскар, Гвинея-Биссау, Сьерра Леоне. Нас он сюда не включил — наверное, просто не заметил! И еще — Босния. Вот это здорово! Демократию в Боснии строят не боснийцы, боснийцы там не более, чем инертный строительный материал. В Боснии демократию строит своими собственными руками сама мировая общественность. Лично! Или строить труднее, чем теоретизировать из Вены и Страсбурга?

Главной политической проблемой в странах с синдромом одностороннего доминирования власти, считает Карузерс, является отсутствие разграничительной линии между государством и правящей партией или правящими политическими силами. Все ресурсы страны брошены на обслуживание правящей партии. Выборы здесь сомнительны, но не всегда из-за прямой фальсификации. Организуется блестящее шоу для мировой общественности, а избирательное поле потихоньку перепахивается под себя. Группы гражданского общества здесь представлены призрачными правозащитными НГО и независимой прессой, которые чаще всего финансируются западными донорами. (Еше раз к вопросу о независимости «свободной» прессы!).

К этой группе с различными оговорками Карузерс относит многие республики бывшего СССР — Грузию, Армению, Азербайджан, Казахстан, Киргизстан. Здесь же африканские Камерун, Буркина Фасо, Экваториальная Гвинея (абыдна, да?), Танзания, Габон, Кения, Мавритания, Замбия, Конго (Браззавиль). А вот Верхняя Вольта почему-то отсутствует! Из ближневосточных стран в этой группе присутствуют Марокко, Иордания. Алжир, Египет, Иран (вот ведь как — в Иране, оказывается, демократия, хоть и плохонькая!), Йемен. Еще мы забыли про Малайзию, Камбоджу, Парагвай и Венесуэлу, которая тоже медленно, не неуклонн скатывается сюда. Где же Россия?

А вот и мы! Мы удостоены у Карузерса отдельного абзаца — из-за огромности территории, наверное. Мы, а еще Южно-Африканская Республика, бывший рассадник апартеида, а теперь тоже демократия в ее переходной форме, оказывается, располагаем приличным запасом политических свобод, и выборы у нас проводятся и достаточно соревновательные, и немного легитимные (дословно: elections of some legitimacy). Но по традиции те, кто пришел к власти, растаются с ней в России более, чем неохотно, считает Карузерс: передача власти от Ельцина к Путину — это ведь не смена власти. В общем, заключает вице-президент фонда Карнеги, если политические свободы и открытая соревновательность за власть будут сохранены в России, она рано или поздно станет такой же демократической страной, как например, Ботсвана. Однако, и до уровня Ботсваны мы не дотянем, если не будем укреплять свои демократические институты, а скатимся к синдрому одностороннего доминирования власти, то есть, попадем в одну группу уже не с Ботсваной, до которой теперь как до неба, а с теми самыми Камеруном, Буркина Фасо, Экваториальной Гвинеей. Обидно: из сверхдержавы — на уровень Экваториальной Гвинеи. Впрочем, и справедливо: сами демократию выбрали. И Ельцина никто нам особенно не навязывал, кроме тогдашнего НТВ. Так нам и надо!

Далее Томас Карузерс детально пишет о крушении пяти вышеуказанных иллюзий мировой общественности. Я не буду вас больше утомлять изложением аргументов Карузерса, хотя можно только аплодировать и его объективности, и его проницательности, и его гражданской смелости — все-таки замахивается он на святая святых мировой общественности! Остановимся лишь на одном из аргументов, важных для нашего дальнейшего изложения и для понимания ситуации в Косово и вокруг него. Речь идет о пятой установке, о государстве. Пожелаем Томасу Карузерсу политического долголетия и осторожности на автострадах и перейдем к этой теме

Роль государства в переходный период к демократическому обществу является самым опасным элементом демократического догматизма. Помните, когда мы говорили о либерализме, мы отмечали, что его основной идеей является защита личности от произвола государства. Это, наверное, и было актуальным в США или Великобритании на определенной стадии их исторического развития. Но это абсолютно не применимо к тем случаям, когда, как у нас, демократия строится на обломках полностью разрушенного государства. Разрушенного часто, точнее, почти всегда, не без помощи извне, помощи той самой мировой общественности, которую мы, помните, называли силами реакции и империализма. Разрушенного не потому, что это государство мешало демократическим преобразованиям. Разрушенного потому, что решалась основная геополитическая задача мировой общественности или некоторых ее наиболее выдающихся представителей — устранение с мировой арены важнейшего конкурента. Так было с Советским Союзом. Так было с Югославией. Чем это оплачено — вы уже знаете. Сколько крови еще прольется — не знает никто. Но можно догадаться — много.

Мы же говорили о том, что права человека делятся на негативные, то есть, свободы, и позитивные, то есть, блага. Разрушение тоталитарного государства предполагает обретение негативных свобод. Приобретение позитивных свобод (благ) предполагает сильное государство, по крайней мере, в переходный период. А вся демократическая практика, навязываемая мировой общественностью, требует как раз децентрализации государства, снижения его роли. Причем, немедленно. А кто же блага-то будет обеспечивать? АбрАмович с АбрамСвичем? Ну, хорошо — Балканы. Туда США закачали двадцать миллиардов долларов, Европейский Союз, наверное, чуть меньше, но в этом же порядке. А нам? Кто о нас-то побеспокоится во время этого самого переходного периода, пока нормальные механизмы западного типа не только не действуют, они еще и не построены! Поэтому мы ежегодно теряем не только миллиарды долларов разворованными и переведенными на Запад, но теряем еще и миллион наших жителей. Каждый год. Десять лет демократии — десять миллионов раньше вполне живых людей, которые теперь уже не живые. Никто не убедит меня, что это не есть преступление. А судят опять одного Милошевича!

Вряд ли до Карузерса доходит наша статистика смертности и рождаемости, но он прямо говорит о пренебрежительном отношении мировой общественности к государственному строительству в новых демократиях. «Доноры, финансирующие усилия по строительству демократии, обычно пренебрегали вопросами государственного строительства в тех странах, где существующие государства крайне слабы,. Своим постоянным подчеркиванием децентрализации власти, относительного ослабления исполнительной ветви власти при усилении законодательной и судебной, доноры больше заботились о дележке государственной власти, чем о государственном строительстве».

Отсюда и нехитрый набор инструментов в проектах, финансируемых донорами: немного судебных реформ, немного укрепления парламента, строительство того самого теплого и пушистого гражданского общества, контроль за средствами массовой информации (кто платит деньги, тот и заказывает рок-музыку), развитие института политических партий, обучение граждан (в первую очередь, потреблению кока-колы и мексиканских сериалов) и программы работы с избирателями. Действительность гораздо сложнее примитивных демократических схем, и даже если не брать в расчет чисто геополитического интереса тех, кто стоит за спиной этих самых доноров, — а он всегда присутствует! — заскорузлость и догматичность современных демократических пророков ничуть не уступает заскорузлости и догматичности товарища Суслова, если кто его еще помнит.

В общем, бойтесь данайцев, дары приносящих! А лучше — гоните их в шею. Стройте свои демократии сами — у вас это получится лучше. И может, по миллиону жителей в год терять не будете. И уважать себя научитесь. Это очень важно — уважать себя! С этого начинается подлинная свобода.

20. Теория этногенеза Гумилева

Наше время полно парадоксов и противоречий. С одной стороны идет колоссальное усложнение жизни, наука постигает невероятные глубины мироздания, технология достиглат фантастических высот и огромными темпами вторгается в нашу повседневную жизнь, кардинально ее при этом меняя. С другой стороны, все большее число людей отвыкает думать, перестает читать, потребляет в лучшем случае комиксы и сериалы, ну еще футбол или «формулу 1». Это число потихоньку становится подавляющим большинством. Именно на это большинство и рассчитаны примитивные схемы демократизации, навязываемые мировой общественностью. И что интересно, сама она, воспитанная на комиксах, очень часто искренне верит в свое мессианство и просто не понимает, когда ей начинаешь говорить об империализме или двойных стандартах. А чем обернулось такое мессианство на Балканах мы только что все убедились.

В настоящее время совершенно очевиден кризис не только коммунизма, но и всех других теорий и идеологий, берущих начало в XVIII-XIX веках: они перестали отвечать быстро меняющейся действительности. В то же время в конце ХХ века возник ряд новых теорий, которые по-новому объясняют общественное развитие. Они еще не признаны, их пока стараются не замечать. Но рано или поздно некоторые из них будут положены в основу новых идеологий, идеологий будущего. В первую очередь я имею в виду теорию этногенеза, разработанную нашим великим соотечественником Львом Николаевичем Гумилевым, и опубликованную в его многочисленных работах, в том числе в классическом труде «Этногенез и биосфера земли», выдержавшем несколько изданий. Поскольку эта теория бросает несколько неожиданный свет на все, что происходит на Балканах, да и у нас в России, я позволю себе изложить основные положения этой теории настолько кратко, насколько смогу. Я буду опираться на эту книгу, (Л.Н.Гумилев «Этногенез и биосфера земли», Ленинград, Гидрометиздат, 1990), а также на сборник статей Л.Н.Гумилева, датированных с 1966 по 1976 годы «Этносфера: история людей и история природы». (Л.Н.Гумилев «Этносфера: история людей и история природы», Изд.группа «Прогресс», «Экопрос», 1993).

Лев Николаевич Гумилев родился в 1912 году в Царском Селе под Санкт-Петербургом. Его мать — самая почитаемая русская поэтесса Анна Андреевна Ахматова. Его отец — выдающийся поэт «серебряного века» русской культуры Николай Степанович Гумилев, расстрелянный большевиками в 1921 году. Лев Николаевич и сам пострадал от советской власти. В 1938 году он был арестован и посажен на пять лет. Освободившись, он воевал на фронтах Великой Отечественной войны и дошел до Берлина. Затем Лев Николаевич работал в Институте востоковедения, откуда был отчислен с идиотской формулировкой: а реальной причиной была кампания травли его знаменитой матери, развернувшаяся накануне и после печально известного Постановления ЦК ВКП(б) по вопросам литературы. Лев Николаевич вынужден был устроиться на работу библиотекарем в сумасшедшем доме. Тем не менее, всего через два года он защитил кандидатскую диссертацию, а через несколько месяцев его опять арестовали, на этот раз на десять лет. На свободу он вышел лишь в 1956 году. В 1961 году Гумилев стал доктором исторических наук, а в 1974 — доктором географических наук. Кто помнит, что такое ВАК — Высшая аттестационная комиссия — в советские времена, может уже по одному этому факту сделать вывод о неординарности личности этого человека, гений которого пока еще не нашел признания. Льву Николаевичу повезло: он увидел свои труды изданными. Умер он совсем недавно, в 1998 году.

Этнос

Этнос — феномен биосферы, или системная целостность дискретного типа, работающая на геобиохимической энергии живого вещества в согласии с принципом второго начала термодинамики, что подтверждается диахронической хронологией исторических событий. Так довольно просто определяет сам Гумилев суть своего учения об этносе.

Наша наука хотя и не относила теорию этногенеза к коварной выдумке империализма, как кибернетику, но ограничивала этногенез начальным этапом этнической истории, определяя само понятие этнос довольно расплывчато: исторически сложившаяся устойчивая группировка людей — племя, народность, нация. Основное условие сложения этноса — общность территории. В дальнейшем появляется общность самосознания, развивающаяся из представления об общности происхождения. Внешний признак этноса — этноним, самоназвание. Этнос самовоспроизводится путем этнически однородных браков и передачи по наследству языка, культуры, традиций и пр. Этнос стремится к созданию своей социально-территориальной организации, которая в классовом обществе принимает форму государства. Это почти все. (БСЭ, 3-е изд., т.30, стр. 298).

По определению Л.Н.Гумилева этнос — это естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплиментарности.

Давайте разберем это определение чуть подробнее. Стереотип поведения это система поведенческих навыков, это стандартная реакция индивида на определенные события при его отношениях с другими индивидами, с коллективом, с внутриэтническими группами. Стереотип поведения это образ жизни и взаимодействия людей. Он складывается в процессе приспособления человеческого коллектива к окружающей среде, при этом собственный стереотип поведения воспринимается членами этнического коллектива как единственно возможный и единственно правильный набор взаимоотношений и действий людей. Для членов этнического коллектива такие нормы поведения являются естественными и отнюдь не тягостными. Чужие стереотипы поведения вызывают удивление, насмешку или злобу. Стереотип поведения одного и того же этноса претерпевает изменения в ходе этногенеза, но преемственность, выделяющая этнос из других таких же коллективов, сохраняется. В случае плодотворного этнического контакта может произойти образование нового оригинального стереотипа поведения. Зарождается новый этнос.

Этнос существует как система, это означает, что его реально существующим и действующим фактором являются не люди, а связи между этими людьми. Самый известный пример социальной системы — семья, живущая в одном доме. Элементами этой системы являются члены семьи и предметы их обихода, в том числе, муж, жена, теща, сын, дочь, дом, колодец, кошка. Семья существует, пока существут связи между этими элементами. Если супруги разведутся, но продолжат жить в том же доме, теща разругается с зятем и порвет с ним всякие отношения, но не переедет к соседу, дети отделятся и начнут собственную жизнь, а кошка заведет на чердаке котят и начнет ловить мышей — это уже не будет семьей, хотя все элементы предыдущей системы останутся на месте. Смерть этноса — это распад системных связей, а не его поголовное физическое истребление. Мы говорили о готах и гуннах, об иллирийцах и фракийцах. Эти системы распались. Их элементы вошли в новые системы, образовавшиеся на их месте или были поглощены существовавшими, более энергичными. Об энергетике этносистемы мы поговорим чуть позже.

Этнос — система, противопоставляющая себя другим системам. «Э, знаем мы вас! Вы — немцы, а мы французы (или русские, или сербы, или албанцы)». Этническая принадлежность в сознании — явление всеобщее. И в тоже время это достаточно относительное понятие. Евреи из России, живущие на Брайтоне, считаются там русскими. Мариец из Йошкар-Олы, приехав в Париж, назовет себя скорее всего, русским. Он же попав в Новую Гвинею, назовет себя европейцем. Попав на Марс мы все назовем себя землянами. Это общеизвестно.

Понятие комплиментарности введено в научный оборот Гумилевым. Комплиментарность — это ощущение подсознательной взаимной симпатии и антипатии членов этнических колективов, определяющее деление на «своих» и «чужих». Появлению любого этноса предшествует образование групп людей (консорций), объединенных взаимной симпатией. На уровне этноса и суперэтноса явление комплиментарности проявляется еще более четко: хотя отдельные представители чужого этноса могут вызвать личную симпатию, весь этот этнос ощущается как что-то чуждое. Комплиментарность порождает явление эндогамии: вероятность брака с членом своей этнической общности намного выше, чем с членом другой общности, а это ведет к накоплению стереотипов поведения и сохранение их в поколениях..

Важным для этноса является неповторимое сочетание ландшафтов, где этнос сложился как система. Характер ландшафтов оказывает глубокое влияние на облик этноса через адаптацию этноса к среде обитания. Новые этносы закономерно складываются в зоне сочетания двух и более ландшафтов, например, горного и степного, лесного и лугового, степного и оазисного. Монотонный ландшафт редко служит родиной этноса. Разнородный ландшафт стимулирует изменения, ведущие к появлению новых этнических образований. Необходимо лишь добавить, что внутренне и сам этнос неоднороден. Внутриэтнические единицы призваны поддерживать этническое единство, обеспечивая устойчивость системы.

Этнос — это не общество, — говорит Гумилев. Общество — категория социальная. Этнос — категория природная. Этносы имеют свой собственный ритм развития, отличный от общественного Пики общественного развития и пики этнического развития совпадают не всегда, да и сами границы общества и границы этноса могут совпадать, а могут и нет. Долгоживущие коллективы создают в социальном аспекте племенные союзы или государства, а в природном аспекте — этносы, народности или нации.

Общий язык не является признаком этноса. Это особенно хорошо видно на Балканах, где при одном общем языке этническая картина более, чем пестрая, а комплиментарность крайне противоречивая. Гумилев приводит пример французского этноса, в который входит население, говорящее на четырех языках: французском, кельтском, баскском и провансальском. И наоборот, мексиканцы, перуанцы и аргентинцы все говорят на одном испанском языке, но составляют разные этносы. Особый интерес здесь представляет этнос турок-османов. Туркменский вождь Эртогрул, спасаясь от монголов, привел в Малую Азию около 500 всадников с семьями. Им разрешили поселиться в Бруссе на границе с византийской Никеей. При первых султанах в Бруссу стекались добровольцы со всего Ближнего Востока ради добычи и земли для поселения. Христианские мальчики, захваченные в походах, составили янычарский корпус. Флот комплектовали авантюристы с берегов Средиземного моря. Дипломатами становились французские ренегаты. А финансистами и экономистами — греки, армяне и евреи. Жен они себе покупали на невольничьих базарах, где продавали немок, украинок, полячек, грузинок, гречанок, берберок. Эти женщины становились матерями турецких воинов. Их правнуки считали себя уже турками, правоверными и храбрыми воинами ислама.

Реальный этнос и его этноним (этническое наименование) также не всегда совпадают. Словом «римляне» первоначально называли граждан полиса Рима, но не их соседей — италиков или латинов. Позже в понятие «римляне» стали включать этрусков, самнитов, лигуров, галлов. После 212 года «римлянами» были названы все свободные жители Римской империи, в том числе, греки, каппадокийцы, иллирийцы и пр. В 4-5 вв сформировался новый этнос, византийский, но сами византийцы называли себя «ромеями», то есть, опять римлянами. На Дунае после римского завоевания Дакии сложилось место ссылки, где отбывали наказание за восстания против римского господства фригийцы, каппадокийцы, иллирийцы, галаты, сирийцы, греки и многие другие представители свободолюбивых этносов. Чтобы понимать друг друга, каторжане говорили на доступном всем латинском языке. Потомки этих ссыльно-поселенцев образовали этнос, который уже в XIX веке принял самоназвание румыны, то есть, опять «римляне».

Еще интереснее судьба наших родных татар. В VI веке тюрками называли небольшой народ, обитающий на восточных склонах Алтая и Хангая. Расширившись, этот народ подчинил себе все степи от Хингана до Азовского моря. Его подданные употребляя между собой реальные этнонимы, стали называться тюрками, поскольку были подданными тюркского кагана. Так их и назвали арабы, которые столкнулись с ними при покорении Согдианы. В XIX веке евроейские ученые присвоили название «тюркский» определенной группе языков. В разряд тюрок попали якуты, чуваши и турки-османы, которые вообще к древним тюркам никакого отношения не имели.

Татарами называлась группа из 30 крупных родов, которая до XII века жила на берегах Керулэна в Забайкалье — кераиты, найманы, ойраты. Китайские географы стали называть татарами всех кочевников Центральной Азии — тюркоязычных, монголоязычных, тунгусоязычных. В 1206 году великий Чингиз-Хан принял для своих подданных официальное название «монголы», но по инерции их еще продолжали называть татарами. Когда эти татаро-монголы заняли Поволжье, местное население в знак лояльности стало называть себя татарами. Язык поволжских тюрок-кипчаков стал называться татарским. В состав татар вошли вошли камские булгары, хазары и буртасы, а также часть половцев и угров. В конце XV века нападения русских отрядов на средневолжские татарские города вынудили часть татар под предводительством Шебайни-Хана уйти в Среднюю Азию, где их враждебно встретили местные тюрки, потомки второго сына Чингиз-Хана Чагатая. Ордынцы Шебайни-Хана приняли новое название «узбеки» в честь хана Узбека, принявшего ислам и установившего его в качестве государственной религии в Золотой Орде. Узбеки разгромили местных тюрок, часть которых под руководством Бабура ушла в Индию, стала называться «моголами» и основала там мощную династию. Оставшиеся тюрки тоже стали называться узбеками. То есть, наше «иго» было вовсе не татаро-монгольским, а скорее, узбекским, поскольку осуществляли его предки современных узбеков.

Я привел все это с одной целью — еще раз проиллюстрировать динамику этнических преобразований и их географическую широту и размах. При этом размахе было бы чудовищно устанавливать сегодняшние политические реалии на базе того, кто и какой территорией владел тысячу лет назад. Но это так, к слову.

Источник

20. Теория этногенеза Гумилева

Наше время полно парадоксов и противоречий. С одной стороны идет колоссальное усложнение жизни, наука постигает невероятные глубины мироздания, технология достигла фантастических высот и огромными темпами вторгается в нашу повседневную жизнь, кардинально ее при этом меняя. С другой стороны, все большее число людей отвыкает думать, перестает читать, потребляет в лучшем случае комиксы и сериалы, ну еще футбол или «формулу 1». Это число потихоньку становится подавляющим большинством. Именно на это большинство и рассчитаны примитивные схемы демократизации, навязываемые мировой общественностью. И что интересно, сама она, воспитанная на комиксах, очень часто искренне верит в свое мессианство и просто не понимает, когда ей начинаешь говорить об империализме или двойных стандартах. А чем обернулось такое мессианство на Балканах мы только что все убедились.

В настоящее время совершенно очевиден кризис не только коммунизма, но и всех других теорий и идеологий, берущих начало в XVIII-XIX веках: они перестали отвечать быстро меняющейся действительности. В то же время в конце ХХ века возник ряд новых теорий, которые по-новому объясняют общественное развитие. Они еще не признаны, их пока стараются не замечать. Но рано или поздно некоторые из них будут положены в основу новых идеологий, идеологий будущего. В первую очередь я имею в виду теорию этногенеза, разработанную нашим великим соотечественником Львом Николаевичем Гумилевым, и опубликованную в его многочисленных работах, в том числе в классическом труде «Этногенез и биосфера земли», выдержавшем несколько изданий. Поскольку эта теория бросает несколько неожиданный свет на все, что происходит на Балканах, да и у нас в России, я позволю себе изложить основные положения этой теории настолько кратко, насколько смогу.

Я буду опираться на эту книгу (Л.Н.Гумилев «Этногенез и биосфера земли», Ленинград, Гидрометиздат, 1990), а также на сборник статей Л.Н.Гумилева, датированных с 1966 по 1976 годы «Этносфера: история людей и история природы» (Л.Н.Гумилев «Этносфера: история людей и история природы», Изд.группа «Прогресс», «Экопрос», 1993).     Лев Николаевич Гумилев родился в 1912 году в Царском Селе под Санкт-Петербургом. Его мать — самая почитаемая русская поэтесса Анна Андреевна Ахматова. Его отец — выдающийся поэт «серебряного века» русской культуры Николай Степанович Гумилев, расстрелянный большевиками в 1921 году. Лев Николаевич и сам пострадал от советской власти. В 1938 году он был арестован и посажен на пять лет. Освободившись, он воевал на фронтах Великой Отечественной войны и дошел до Берлина. Затем Лев Николаевич работал в Институте востоковедения, откуда был отчислен с идиотской формулировкой: а реальной причиной была кампания травли его знаменитой матери, развернувшаяся накануне и после печально известного Постановления ЦК ВКП(б) по вопросам литературы. Лев Николаевич вынужден был устроиться на работу библиотекарем в сумасшедшем доме. Тем не менее, всего через два года он защитил кандидатскую диссертацию, а через несколько месяцев его опять арестовали, на этот раз на десять лет. На свободу он вышел лишь в 1956 году.

В 1961 году Гумилев стал доктором исторических наук, а в 1974 — доктором географических наук. Кто помнит, что такое ВАК — Высшая аттестационная комиссия — в советские времена, может уже по одному этому факту сделать вывод о неординарности личности этого человека, гений которого пока еще не нашел признания. Льву Николаевичу повезло: он увидел свои труды изданными. Умер он совсем недавно, в 1998 году.

Этнос

Этнос — феномен биосферы, или системная целостность дискретного типа, работающая на геобиохимической энергии живого вещества в согласии с принципом второго начала термодинамики, что подтверждается диахронической хронологией исторических событий. Так довольно просто определяет сам Гумилев суть своего учения об этносе.     Наша наука хотя и не относила теорию этногенеза к коварной выдумке империализма, как кибернетику, но ограничивала этногенез начальным этапом этнической истории, определяя само понятие этнос довольно расплывчато: исторически сложившаяся устойчивая группировка людей — племя, народность, нация. Основное условие сложения этноса — общность территории. В дальнейшем появляется общность самосознания, развивающаяся из представления об общности происхождения. Внешний признак этноса — этноним, самоназвание. Этнос самовоспроизводится путем этнически однородных браков и передачи по наследству языка, культуры, традиций и пр. Этнос стремится к созданию своей социально-территориальной организации, которая в классовом обществе принимает форму государства. Это почти все (БСЭ, 3-е изд., т.30, стр. 298).

По определению Л.Н.Гумилева этнос — это естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплиментарности.

Давайте разберем это определение чуть подробнее. Стереотип поведения это система поведенческих навыков, это стандартная реакция индивида на определенные события при его отношениях с другими индивидами, с коллективом, с внутриэтническими группами. Стереотип поведения это образ жизни и взаимодействия людей. Он складывается в процессе приспособления человеческого коллектива к окружающей среде, при этом собственный стереотип поведения воспринимается членами этнического коллектива как единственно возможный и единственно правильный набор взаимоотношений и действий людей. Для членов этнического коллектива такие нормы поведения являются естественными и отнюдь не тягостными. Чужие стереотипы поведения вызывают удивление, насмешку или злобу. Стереотип поведения одного и того же этноса претерпевает изменения в ходе этногенеза, но преемственность, выделяющая этнос из других таких же коллективов, сохраняется. В случае плодотворного этнического контакта может произойти образование нового оригинального стереотипа поведения. Зарождается новый этнос.

Этнос существует как система, это означает, что его реально существующим и действующим фактором являются не люди, а связи между этими людьми. Самый известный пример социальной системы — семья, живущая в одном доме. Элементами этой системы являются члены семьи и предметы их обихода, в том числе, муж, жена, теща, сын, дочь, дом, колодец, кошка. Семья существует, пока существут связи между этими элементами. Если супруги разведутся, но продолжат жить в том же доме, теща разругается с зятем и порвет с ним всякие отношения, но не переедет к соседу, дети отделятся и начнут собственную жизнь, а кошка заведет на чердаке котят и начнет ловить мышей — это уже не будет семьей, хотя все элементы предыдущей системы останутся на месте. Смерть этноса — это распад системных связей, а не его поголовное физическое истребление. Мы говорили о готах и гуннах, об иллирийцах и фракийцах. Эти системы распались. Их элементы вошли в новые системы, образовавшиеся на их месте или были поглощены существовавшими, более энергичными. Об энергетике этносистемы мы поговорим чуть позже.

Этнос — система, противопоставляющая себя другим системам. «Э, знаем мы вас! Вы — немцы, а мы французы (или русские, или сербы, или албанцы)». Этническая принадлежность в сознании — явление всеобщее. И в тоже время это достаточно относительное понятие. Евреи из России, живущие на Брайтоне, считаются там русскими. Мариец из Йошкар-Олы, приехав в Париж, назовет себя скорее всего, русским. Он же попав в Новую Гвинею, назовет себя европейцем. Попав на Марс мы все назовем себя землянами. Это общеизвестно.

Понятие комплиментарности введено в научный оборот Гумилевым. Комплиментарность — это ощущение подсознательной взаимной симпатии и антипатии членов этнических колективов, определяющее деление на «своих» и «чужих». Появлению любого этноса предшествует образование групп людей (консорций), объединенных взаимной симпатией. На уровне этноса и суперэтноса явление комплиментарности проявляется еще более четко: хотя отдельные представители чужого этноса могут вызвать личную симпатию, весь этот этнос ощущается как что-то чуждое. Комплиментарность порождает явление эндогамии: вероятность брака с членом своей этнической общности намного выше, чем с членом другой общности, а это ведет к накоплению стереотипов поведения и сохранение их в поколениях..

Важным для этноса является неповторимое сочетание ландшафтов, где этнос сложился как система. Характер ландшафтов оказывает глубокое влияние на облик этноса через адаптацию этноса к среде обитания. Новые этносы закономерно складываются в зоне сочетания двух и более ландшафтов, например, горного и степного, лесного и лугового, степного и оазисного. Монотонный ландшафт редко служит родиной этноса. Разнородный ландшафт стимулирует изменения, ведущие к появлению новых этнических образований. Необходимо лишь добавить, что внутренне и сам этнос неоднороден. Внутриэтнические единицы призваны поддерживать этническое единство, обеспечивая устойчивость системы.

Этнос — это не общество, — говорит Гумилев. Общество — категория социальная. Этнос — категория природная. Этносы имеют свой собственный ритм развития, отличный от общественного Пики общественного развития и пики этнического развития совпадают не всегда, да и сами границы общества и границы этноса могут совпадать, а могут и нет. Долгоживущие коллективы создают в социальном аспекте племенные союзы или государства, а в природном аспекте — этносы, народности или нации.

Общий язык не является признаком этноса. Это особенно хорошо видно на Балканах, где при одном общем языке этническая картина более, чем пестрая, а комплиментарность крайне противоречивая. Гумилев приводит пример французского этноса, в который входит население, говорящее на четырех языках: французском, кельтском, баскском и провансальском. И наоборот, мексиканцы, перуанцы и аргентинцы все говорят на одном испанском языке, но составляют разные этносы. Особый интерес здесь представляет этнос турок-османов. Туркменский вождь Эртогрул, спасаясь от монголов, привел в Малую Азию около 500 всадников с семьями. Им разрешили поселиться в Бруссе на границе с византийской Никеей. При первых султанах в Бруссу стекались добровольцы со всего Ближнего Востока ради добычи и земли для поселения. Христианские мальчики, захваченные в походах, составили янычарский корпус. Флот комплектовали авантюристы с берегов Средиземного моря. Дипломатами становились французские ренегаты. А финансистами и экономистами — греки, армяне и евреи. Жен они себе покупали на невольничьих базарах, где продавали немок, украинок, полячек, грузинок, гречанок, берберок. Эти женщины становились матерями турецких воинов. Их правнуки считали себя уже турками, правоверными и храбрыми воинами ислама.

Реальный этнос и его этноним (этническое наименование) также не всегда совпадают. Словом «римляне» первоначально называли граждан полиса Рима, но не их соседей — италиков или латинов. Позже в понятие «римляне» стали включать этрусков, самнитов, лигуров, галлов. После 212 года «римлянами» были названы все свободные жители Римской империи, в том числе, греки, каппадокийцы, иллирийцы и пр. В 4-5 вв сформировался новый этнос, византийский, но сами византийцы называли себя «ромеями», то есть, опять римлянами. На Дунае после римского завоевания Дакии сложилось место ссылки, где отбывали наказание за восстания против римского господства фригийцы, каппадокийцы, иллирийцы, галаты, сирийцы, греки и многие другие представители свободолюбивых этносов. Чтобы понимать друг друга, каторжане говорили на доступном всем латинском языке. Потомки этих ссыльно-поселенцев образовали этнос, который уже в XIX веке принял самоназвание румыны, то есть, опять «римляне».

Еще интереснее судьба наших родных татар. В VI веке тюрками называли небольшой народ, обитающий на восточных склонах Алтая и Хангая. Расширившись, этот народ подчинил себе все степи от Хингана до Азовского моря. Его подданные употребляя между собой реальные этнонимы, стали называться тюрками, поскольку были подданными тюркского кагана. Так их и назвали арабы, которые столкнулись с ними при покорении Согдианы. В XIX веке евроейские ученые присвоили название «тюркский» определенной группе языков. В разряд тюрок попали якуты, чуваши и турки-османы, которые вообще к древним тюркам никакого отношения не имели.     Татарами называлась группа из 30 крупных родов, которая до XII века жила на берегах Керулэна в Забайкалье — кераиты, найманы, ойраты. Китайские географы стали называть татарами всех кочевников Центральной Азии — тюркоязычных, монголоязычных, тунгусоязычных. В 1206 году великий Чингиз-Хан принял для своих подданных официальное название «монголы», но по инерции их еще продолжали называть татарами. Когда эти татаро-монголы заняли Поволжье, местное население в знак лояльности стало называть себя татарами. Язык поволжских тюрок-кипчаков стал называться татарским. В состав татар вошли вошли камские булгары, хазары и буртасы, а также часть половцев и угров. В конце XV века нападения русских отрядов на средневолжские татарские города вынудили часть татар под предводительством Шебайни-Хана уйти в Среднюю Азию, где их враждебно встретили местные тюрки, потомки второго сына Чингиз-Хана Чагатая. Ордынцы Шебайни-Хана приняли новое название «узбеки» в честь хана Узбека, принявшего ислам и установившего его в качестве государственной религии в Золотой Орде. Узбеки разгромили местных тюрок, часть которых под руководством Бабура ушла в Индию, стала называться «моголами» и основала там мощную династию. Оставшиеся тюрки тоже стали называться узбеками. То есть, наше «иго» было вовсе не татаро-монгольским, а скорее, узбекским, поскольку осуществляли его предки современных узбеков.

Я привел все это с одной целью — еще раз проиллюстрировать динамику этнических преобразований и их географическую широту и размах. При этом размахе было бы чудовищно устанавливать сегодняшние политические реалии на базе того, кто и какой территорией владел тысячу лет назад. Но это так, к слову.

Этногенез

Каждый этнос не возникает на пустом месте. В процессе зарождения этноса, в процессе этногенеза, участвуют два и более компонентов. Возможны следующие варианты этнических контактов.

— Сосуществование. При этом этносы не смешиваются. Примером может служить длительное соседство казаков с чеченцами на нашем Северном Кавказе.

— Ассимиляция. При этой форме контактов один этнос поглощается другим. В качестве примера Гумилев приводит взаимоотношения ирландцев и англичан.

— Метисация. При этом сочетаются традиции обоих компонентов. Пример — османская Турция.

— Слияние. При этой форме традиции первичных компонентов забываются, а вместо них возникает новый этнос. Так, великорусский этнос содержит в себе по крайней мере пять компонентов: славянский, угро-финский, тюркский (половецкий и татарский), скандинавско-балтийский и еврейский (хазарский).

Новорожденный этнос, как только он заявит о своем существовании, автоматически включается в мировой исторический процесс: он начинает взаимодействовать с соседями, которые ему всегда враждебны. Для того, чтобы победить, или как минимум отстоять себя, необходимо, чтобы внутри этноса возникла альтруистическая этика, при которой интересы коллектива становятся выше личных интересов. Такая этика, наверное, была у первой группы бойцов Рамуша Харадиная. Такая этика сплачивает сейчас сербских «bridgewatchers», защитников моста в Косовской Митровице, ведущего в албанскую часть города. Эта этика всегда соседствует с эгоистической. Альтруисты обороняют этнос как целое, эгоисты воспроизводят его в потомстве. Естественный отбор быстрее сокращает число альтруистов, и по прошествии времени этнос, лишенный защитников, поглощается соседями. Нежелание служить в армии — первый признак упадка этноса.

Прежде, чем перейти к главным категориям, открытым Гумилевым, — пассионарности, циклам этногенеза и этническим полям, упомянем об этнических доминантах и ментальности. Этническая доминанта связывает отдельные этносы в суперэтнос, обеспечивая ему повышенную стойкость. Этническая доминанта — это словесное выражение тех или иных идеалов, которые в каждом суперэтносе имеют единообразное значение и сходную смысловую динамику для всех этносов, входящих в суперэтнос. Этносы внутри суперэтноса не обязательно объединены политически. Они часто вступают в конфликты. но эти конфликты носят характер борьбы за преобладание. Войны между представителями разных суперэтносов — это всегда войны на полное истребление. Характерным примером является истребление аборигенов Северной Америки предками сегодняшних яростных защитников прав человека.

Ментальность по Гумилеву — особенности психического склада и мировоззрения людей, входящих в ту или иную этническую целостность. Внешне оне проявляется в виде иерархии идей, воззрений, представлений о мире, оценок, вкусов, культурных канонов, способов выражения мысли и является частью этнической традиции. Ментальность формируется в ходе этногенеза и с повышением ранга этнической системы проявляется все более ярко. На первый план как консолидирующий фактор ментальность выступает в суперэтносах, где может наблюдаться отличие в стереотипе поведения составляющих этносов. Византийский суперэтнос объединяло православие, не только как религия, но и соответствующая ей ментальность. Мировая общественность объединяется сейчас в суперэтнос такими понятиями, как «цивилизация», «прогресс», «демократия», «права человека», «правовое государство», «гражданское общество» и др.

Пассионарность как характеристика поведения и психики человека — это активность, проявляющаяся в стремлении индивида к цели, часто иллюзорной и в его способности к сверхнапряжениям и жертвенности ради достижения этой цели. Пассионарии — это особи, обладающие врожденной способностью абсорбировать из внешней среды больше энергии, чем это необходимо для личного и видового самосохранения. Пассионарии характеризуются доминированием социальных и идеальных потребностей над биологическими. Они способны к созданию этнической доминанты, которая организует пассионарность этнической системы и направляет ее к намеченной цели. Пассионарность имеет энергетическую природу и определяет способность этнических коллективов совершать работу, которая в истории наблюдается как их активность — миграционная, военная, экономическая. Подавляющее число поступков человека определяется инстинктом самосохранения, личного или видового. Пассионарность — это поведенческий импульс, как раз прямо противоположный инстинкту самосохранения. Пассионариями были Александр Македонский и Люций Корнелий Сулла, Ян Гус и протопоп Аввакум, Наполеон и Гитлер, Иосип Броз Тито и, скорее всего, Слободан Милошевич.     Пассионарность обладает еще одним важным свойством: она заразительна. Люди гармоничные, а в еще большей степени импульсивные, оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают вести себя так, если бы они сами были пассионарны. Гумилев называет это явление пассионарной индукцией. Существуют и субпассионарии — особи энергодефицитного типа, не способные сдерживать инстинктивные вожделения, даже если их удовлетворение идет во вред окружающим; особи, склонные к паразитизму, отсутствии заботы о будущем. Соотношение пассионариев и субпассионариев является важнейшей характеристикой состояния этноса в его динамике.

Если по одну сторону оси абсцисс откладывать жизнеутверждающие импульсы сознания, то в ее положительной части будет находиться безудержный эгоизм, требующий рассудка и воли для осуществления себя как цели. Под рассудком Гумилев понимает способность выбирать реакции при условиях, допускающих такой выбор, а под волей — способность совершать поступки в соответствии со своим выбором. В этом случае пассионарность будет иметь противоположный знак и находиться по другую сторону от оси ординат. Здесь же находится и странное влечение людей к истине, к красоте и к справедливости. Правда, это влечение всегда ограничивается разумным эгоизмом. Люди типа Ибрагима Руговы являются борцами за справедливость, не обязательно являясь пассионариями. Надо отметить, что смысл «положительный» и «отрицательный» не имеют смысла качественных оценок «хороший» или «плохой», как нельзя назвать плохими или хорошими катионы и анионы, так же имеющими противоположные знаки.

Гумилев доказывает, что пассионарность в отдельных коллективах возрастает резкими скачками. Взрыв пассионарности ведет к резкому расширению такого коллектива. Экспансия ведет к поглощению соседних коллективов. Начинается процесс рождения новых этносов. Этот резкий скачок пассионарности Гумилев называет пассионарным толчком. Энергия пассионарного толчка по Гумилеву не бесконечна: пассионарность затухает. При ее затухании этнос может продолжать свое существование в виде гомеостаза — равновесия с ландшафтным и человеческим окружением, если его, конечно, не поглотят более пассионарные соседи. Этнос превращается в реликт. Таковы сейчас бушмены и пигмеи, а также эвенки, чукчи и другие народы Севера.

Гумилев путем анализа историй сотен этнических образований нашел, что цикл развития этноса от первотолчка до гомеостаза примерно равен для каждого этноса и составляет 1200 -1500 лет. За этот период этнос проходит ряд основных стадий своего развития:

1. Фаза подъема. Вследствие пассионарного толчка в этнической системе происходит резкий рост пассионарного напряжения. Растут все виды активности этноса, наблюдается демографический рост, формируется новая этническая доминанта и новый стереотип поведения. Общественный императив: «Будь тем, кем ты должен быть». Поведение членов коллектива подвергается жесткой регламентации.

2. Акматическая фаза. Наивысший уровень пассонарного напряжения, полное господство пассионариев в этнической системе. Резко возрастает частота исторических событий. Общественный императив «Будь самим собой». Возможны внутренние конфликты субсистем этноса (при переизбытке энергии — пассионарном перегреве).

3. Фаза надлома. Резкое снижение пассионарности и рост числа субпассионариев. Сопротивляемость системы падает и она вполне может стать добычей соседей, распасться и погибнуть. Единого общественного императива не существует. Надлом происходит примерно через 600 лет от начала этногенеза.

4. Инерционная фаза. После надлома наблюдается некоторое повышение уровня пассионарности, а затем идет ее плавное и неуклонное снижение. Укрепляются государство и гражданское общество, интенсивно накапливаются материальные и культурные ценности, идет преобразование ландшафта. Общественный императив «Будь таким, как я»: создаются кумиры и идолы для подражания толпы. Господствующим типом в коллективе становится законопослушный, работоспособный человек, «золотая посредственность».

5. Фаза обскурации. Пассионарное напряжение ниже нулевой отметки. Этнос продолжает существование за счет ценностей и навыков, накопленных ранее. Расплодившиеся субпассионарии делают невозможной любую конструктивную деятельность, требуя только одного — удовлетворения своих ненасытных потребностей. Господствует императив «Будь таким, как мы», то есть, осуждается, а при возможности уничтожается, любой человек, сохранивший чувство долга, трудолюбие, совесть. Собственный императив субпассионариев «Хоть день, да мой». Общественный организм разлагается: узаконивается коррупция, растет преступность, армия теряет боеспособность, к власти приходят циничные авантюристы. Население численно уменьшается. В общественной жизни доминируют представители окраинных и чужих этносов.

6. Фаза регенерации. Возможное восстановление этнической системы во время фазы обскурации за счет пассионарности, сохранившейся на окраинах ареала.

7. Мемориальная фаза — завершающая фаза этногенеза. О героическом прошлом свидетельствуют лишь фольклорные легенды и былины. Традиции прошлого постепенно забываются. Само понятие «прошлое» теряет свое смысловое наполнение.     Откуда же берет свое начало пассионарный толчок, дающий начало процессу этногенеза и создающий энергию, которая согласно Гумилеву в дальнейшем только рассеивается?

Сам Гумилев приводит гипотезу о воздействии на людей космического излучения, вызывающего микромутацию, в результате которой происходит утрата инстинкта самосохранения и в даьнейшем смена стереотипа поведения значительного числа людей, попавших в сферу воздействия этого космического излучения. Анализируя вспышки этногенеза за последние 3 тысячи лет, Гумилев нашел, что суперпассионарные популяции образовывались практически одновременно в определенный момент времени на узкой, шириной 200-300 километров, вытянутой полосе поверхности Земли. Через 130-160 лет бурные процессы этногенеза, начавшиеся в этих популяциях, приводили к появлению новых этнических систем. Через 1500 лет после пассионарного толчка, вызвавшего вспышку этногенеза, этнос либо исчезает как система, либо существует в равновесии с природой.

Всего по Гумилеву было зафиксировано 9 пассионарных толчков. Приведу лишь некоторые из них.

Пятый толчок произошел в I-м веке нашей эры и прошел полосой от Скандинавии через Карпаты и Малую Азию. В результате этого толчка началось переселение готов и расселение славян, возникли христианские общины и стали расширяться за пределы Римской Империи, появился Талмуд у евреев, а аксумиты начали экспансию в Аравию и Нубию.

Шестой толчок произошел в VI-м веке нашей эры и был направлен практически перепендикулярно пятому: он захватил Аравию, Индию, Тибет, Китай и Японию. В результате этого толчка объединились племена Аравийского полуострова и произошла смена религий: на сцену вышел ислам. В Индии создана религиозная философия Ведант, троичный монотеизм: Брама, Шиву, Вишну. На месте почти вымершего населения еверного Китая появилось два новых этноса: китайско-тюркский (табгачи), создавший империю Тан, и средневековый китайский (Гуаньлун). Произошло объединение Кореи под властью Силлы. В Японии возникает централизованное государство во главе с монархом.

Седьмой толчок произошел в VIII-м веке нашей эры и захватил Испанию, Францию, Скандинавию. В результате этого толчка образовались королевства Астурия, Наварра, Леон, графство Португалия, на сцену вышли франки и саксы. Произошел раскол империи Карла Великого. Христианство раскололось на православие и папизм. Появились викинги.

Восьмой толчок проходил в широтном направлении и захватил территории Дальнего Востока. Это случилось в XI-м веке нашей эры. В результате появились империя Чингис-Хана и империя Цзинь, а также был завоеван Северный Китай.

Девятый толчок прошел в XIII-м веке практически по тем же местам, что и пятый, только его северная ветвь отклонилась к востоку, а южная — к западу. Рост княжества Литовского и создание Речи Посполитой, создание великорусского этноса, начало Османской империи и завоевание Балкан, а также возвышение Эфиопии было следствием этого толчка.

После XIII века согласно Гумилеву пассионарных толчков зафиксировано не было. Это, правда, не значит, что их не было в природе, но письменных источников недостаточно, чтобы судить об этом наверняка. Особенно это относится к Африке и Америке.

Еще одной важной для нас гипотезой Гумилева является гипотеза об этническом поле, являющемся частью более общих биологических полей. Биологические поля координируют надындивидуальное поведение живых организмов и развитие систем, составленных этими организмами (стаи, колонии, виды). Л.Н.Гумилев предположил, что этнические поля, как и другие виды полей (электрические, магнитные, поля взаимодействий и др.) имеют определенный ритм колебаний. Близость этих ритмов у определенных групп людей порождает у них чувство взаимной близости («мы» — «не мы»). Столковение с носителями других ритмов — ощущение несходства, чуждости и антипатии. (Не отсюда ли огромная роль песен и музыки вообще в этническом самоощущении? Не отсюда ли внедрение во все культуры чуждых им ритмов рок-культуры как одного из инструментов разрушения национальной самоидентификации? Мировая общественность, она знает, что делает!) Отсюда же и чувство ностальгии для человека, попавшего на чужбину, в обстановку других ритмов биополей, стремление туда, где собственные ритмы находились в резонансе с внешними. Подтверждением существования этнических полей является и наличие пассионарной индукции. Конечно, экспериментально такие поля пока не открыты и математически не описаны, но, по-моему, это дело ближайшего будущего.

Л.Н.Гумилев вводит также понятие раскола этнического поля — исторического феномена резкого расхождения стереотипов поведения и ментальности в рамках одной этнической системы, сопровождающегося потерей ощущения комплиментарности у людей, входящих во вновь возникающие части этой системы. Особенно часто происходит в фазе надлома. Примером раскола этническогополя является Реформация в Западной Европе, расколовшая ее на католическую и протестанские части. Тем не менее, во внешнем мире чувство принадлежности к общему суперэтносу у европейцев потеряно не было. В настоящее время этот раскол значительно сглажен. Раскол этнического поля Гумилев объясняет возникновением на месте единой частоты его характеристического колебания двух разных частот, что порждает потерю комплиментарности. Дестабилизация неугодных режимов, проводимая мировой общественностью может служить ярким примером возможности искусственного раскола этнического поля.

Теория этногенеза и мировая общественность

К теории Льва Николаевича Гумилева можно относиться по-разному. Несомненно одно: им открыты фундаментальные закономерности зарождения и развития этноса, смены фаз и императивов поведения в этих фазах, роль соотношения пассионариев и субпассионариев для фаз развития этноса. Давайте посмотрим, что нового для себя мы получаем из теории Гумилева для анализа ситуации в Косово, на Балканах, и выявления в общем-то уже достаточно явной роли мировой общественности в происходящих там процессах.     Происходит ли этногенез на Балканах? Безусловно, происходил и происходит. Однако, естественное течение процесса становления местных этносов постоянно нарушалось их включением сначала в византийский, затем в османский и австро-венгерский суперэтносы. Отсюда искажались и фазы этногенеза, и сама этническая картина. Стереотипы поведения частей первоначально общего этнического коллектива, оказавшихся под мощным воздействием католических, православных и исламских идеологий, резко разошлись. Что особенно важно, на каком-то этапе разошлись и этнические доминанты сербов, хорват, словенцев и боснийских мусульман. На собственной основе и в более благоприятных условиях протекал этногенез албанского народа, сумевшего сохранить и собственный стереотип поведения и свою этническую доминанту. В наименее благоприятных условиях протекало этническое развитие сербского народа, только в XX-м веке дважды — в Первую и Вторую мировую войну лишившегося сотен тысяч своих наиболее пассионарных представителей.

Личная пассионарность Иосипа Броз Тито, осознание общности судьбы, особенно в период совместной борьбы с фашизмом, а также этническая доминанта воссоздания единого югославянского этноса на время создали тенденцию формирования нового суперэтноса на базе этносов, имевших общую древнюю основу, но разведенных историей. Присущий коммунистической идеологии атеизм способствовал сглаживанию особенностей стеретотипов поведения, созданных различием вероисповеданий. Новый суперэтнос мог поэтому включать на определенных условиях представителей других этносов, не имевших общей древней славянской основы, в том числе этноса албанского, но ни в коей мере не за счет его обособления, не за счет культивирования его собственного стереотипа поведения, не за счет развития этнической доминанты, не совпадающей с доминантой суперэтноса. Албанология, оплаченная из сербского кармана, сыграла здесь свою роковую роль.     Несовпадение этнических доминант сербского и албанского народа после распада Югославии и отсутствие в этот период не только каких-либо доминант уровня суперэтноса, но и простой комплиментарности двух этносов, сделали конфликт в Косово неизбежным. Все признаки говорят о том, что пассионарность албанского населения была и остается выше сербской пассионарности. Это и притеснения сербов в их собственной стране народом, численность которого в несколько раз ниже, и высокий уровень рождаемости у косовских албанцев, и их готовность жертвовать собой во имя идеала, продемонстрированная во время событий конца 1998 — начала 1999 гг. Да и тот факт, что албанцы захватили в свои руки наркотороговлю не только в регионе, но и в значительной части Европы, также говорит об их не только относительно, но и абсолютно высокой пассионарности. Более того, можно уверенно говорить, что сербский и албанский этнос находятся сейчас на разных фазах этногенеза.

Большинство народов «золотой двадцатки» в соответствии с теорией Гумилева однозначно находятся в инерционной фазе собственного этногенеза. Об этом свидетельствует и прочное положение их государственных институтов, и расширение и укрепление гражданского общества, и огромный объем накопленных материальных и культурных ценностей. Преобразование ландшафта шло такими темпами, что потребовало создания набирающего силу движения в защиту окружающей среды. Культ супермена говорит о господстве императива «Будь таким, как я», а основу общества составляет законопослушный, работоспособный человек, «золотая посредственность», типичный представитель среднего класса. Поэтому-то попытки насадить стереотипы поведения и внедрить институты, типичные для инерционные фазы, вроде гражданского общества, демократии и прочего, в те этнические коллективы, которые находятся совершенно в другой стадии этногенеза, являются контрпродуктивными во-первых и безуспешными во-вторых. Не случайно Томас Карузерс насчитал лишь около шестнадцати более или менее успешно развивающихся демократий из почти ста, заявивших о принятии этого пути в светлое будущее своих народов. Мировая общественность, таким образом, инерционна.

Также не вызывает сомнениий и фаза этногенеза современной России. Советский суперэтнос, так близко подошедший к созданию новой исторической общности — советского народа, не выдержал испытания временем и рассыпался под собственной тяжестью, правда, не без активной помощи извне, оказать сопротивление которой он не смог. Отстаивание собственных стереотипов поведения шло по Суслову и было скорее контрпродуктивным, хотя подрывная роль стереотипов западных и опасность в них таившаяся, очень четко осознавалась даже наиболее догматически мыслящими коммунистическими вождями. Что-то порочное было в самой системе, в ее глубинных основах. Ниже я постараюсь показать, что именно.     В итоге Россия попала в фазу обскурации. Гумилев писал свою работу задолго до развала Советского Союза, но он как в воду глядел, описывая эту практически последнюю фазу этногенеза, за которой народ навсегда впадает в склероз. Вернемся на несколько страниц назад к характеристике фазы обскурации. Все совпадает с точностью до микрона. Россия действительно живет сейчас за счет ценностей и навыков, накопленных ранее. Большинство направлений в нашей науке, технике и технологии было заложено еще при Сталине и не совсем правильно оцененном потомками сталинском наркоме Берии. Принятая позже система копирования достижений западной науки и техники привела нас в тупик и законсервировала научно-техническое отставание. Но и эти остатки былого величия мы сейчас доедаем. Расплодившиеся субпассионарии (и откуда они только взялись?) разворовали и разрушили страну в целях удовлетворения своих ненасытных потребностей. Императив «Будь таким, как мы» означает нехитрый набор прелестей вроде «Мерседеса», загородной виллы здесь и еще одной за границей, на ранних стадиях — малиновый пиджак, золотая цепь толщиной в палец, стриженые охранники с бычьими шеями и такими же взглядами. Дальше можно не продолжать, картина этого императива у каждого перед глазами.

«Осуждается, а при возможности уничтожается, любой человек, сохранивший чувство долга, трудолюбие, совесть». И осуждается, и уничтожается. Идет обратный отбор, тоже, правда, естественный для этой стадии. «Хоть день, да мой». Поэтому богатство страны утекает за границу и там оседает на счетах в банках. «Общественный организм разлагается: узаконивается коррупция, растет преступность, армия теряет боеспособность, к власти приходят циничные авантюристы». Последнее даже комментировать не надо. «Население численно уменьшается» — да, катастрофически, почти на миллион человек в год. «В общественной жизни доминируют представители окраинных и чужих этносов». Если бы доминировали, скажем Рамазан Абдулатипов или Аман Тулеев, Сергей Шойгу или Сергей Амбарян, это было бы только на пользу России. Доминируют, к сожалению, совсем другие.     Сейчас, с приходом Путина, кажется, началась фаза регенерации, то есть, «возможное восстановление этнической системы во время фазы обскурации за счет пассионарности, сохранившейся на окраинах ареала». Этими окраинами у нас стали недра того самого КГБ, который считался самой реакционной организацией в СССР, да бывший город-герой Ленинград.

Сам Гумилев, родившийся и умерший, кстати, именно в Санкт-Петербурге, оценивал фазу регенерации достаточно скептически, считая, что короткий всплеск активности без дополнительной энергетической подпитки быстро иссякнет, и общество неизбежно скатится в болото мемориальной фазы. Если, конечно, вдруг не возникнет новой этнической доминанты, которая именуется у нас национальной идеей, и которую Ельцин поручил разработать Шахраю. Правда, тот, кажется, пока не оправдал высокого доверия.

В любом случае, из теории этногенеза, разработанной Львом Николаевичем Гумилевым, следует, что:

1. Каждое общество находится на своей собственной стадии развития, которая характеризуется определенной фазой этногенеза.   Для каждой фазы этногенеза характерны собственные и резко отличающиеся стереотипы и императивы поведения массы населения, а также способы управления этой массой.

2. Западный суперэтнос находится в инерционной стадии этногенеза, для которой характерны накопление материальных и культурных ценностей, сильная государственная власть и сильное гражданское общество. Господствующим типом человека является законопослушный, работоспособный гражданин с низкой степенью пассионарности.

3. Не является фактом, что стереотипы и императивы поведения, а также способы построения государства и общества, находящегося на одной фазе развития будут благотворны для тех, кто находится на других фазах своего развития. Скорее, они будут губительны для таких обществ, а их насильственное внедрение будет оплачиваться кровью и страданиями людей. Масштабы страдания будут тем выше, чем больше разница между фазами развития, на которых находятся соответствующие общества.

Что не объясняет Гумилев

Теория этногенеза, разработанная Львом Николаевичем Гумилевым, безусловно, представляет колоссальный рывок в этой области знания, создает хорошую основу для осмысливания и прогнозирования истории. На самом деле она значительно сложнее и красивее, чем этот мой поверхностный очерк, втиснутый в те несколько страниц, которые вы только что прочитали. В то же время, как и всякая теория в начале своего становления, теория этногенеза пока не является законченной и не может объяснить всех фактов истории. Надо принять во внимание и то, что эта теория разрабатывалась в период абсолютного господства догматизма, что не могло не сказаться на некоторых ее элементах. Давайте посмотрим, какие исторические реальности не вполне укладываются в целом стройную и очень логичную теорию Гумилева..

Возьмем для начала историю нашей многострадальной России. Пассионарный толчок, приведший к созданию великорусской народности произошел согласно учению Льва Николаевича в XIII веке нашей эры. Куликовская битва может служит характерной точкой фазы подъема. Времена Ивана III, Василия III, Ивана Грозного вполне укладываются в схему этногенеза по Гумилеву. Затем наступает Смутное время, полная утрата этнической доминанты, когда в Кремле, правда, ненадолго, воцаряется ставленник Речи Посполитой Лжедимитрий. Всего через полвека страна сжигает своих пассионариев — старообрядцев во главе с неистовым протопопом Аввакумом. Еще через полвека, даже менее, безо всякого видимого внешнего толчка страна сотрясается от реформ, проводимых сверхпассионарным Петром Первым, посягнувшим на вековые стереотипы поведения боярства. Затем опять сто пятьдесят-двести лет развития в соответствии с теорией при Екатерине, Николае I и Александрах. И вдруг — неожиданный поворот, тотальное разрушение, резкая смена стереотипа поведения и мгновенное по историческим меркам возрождение империи, невозможное без взрыва пассионарности. Серебряный век русской поэзии вроде бы подтверждает наличие такого взрыва — расцвет поэзии всегда ему предшествует (Это утверждает Л.Н.Гумилев, приводя пример расцвета поэзии на Аравийском полуострове перед появлением пророка Мухаммеда (мир и милость ему от Аллаха!). С приходом пассионариев поэтов обычно истребляют. Еще семьдесят лет — и полная обскурация. Явно действовали какие-то другие факторы, внезапно и масштабно искажавшие картину полного соответствия теории.

Еще один пример, никак не укладывающийся в рамки теории этногенеза Льва Николаевича Гумилева — Соединенные Штаты Америки, оплот и опора мировой общественности «величайшая демократическая держава всех времен на Земле», как без ложной скромности заявил на митинге протеста против позиции США по Ближнему Востоку, проходившем вчера, 14 апреля, на Парк-Авеню в Нью-Йорке Энтони Вейнер, демократ из Бруклина. («Газета.Ру», лента новостей, 15.04.02.). Новый Свет стал прибежищем пассионариев со всей Европы, не нашедших на исторической родине применения избытку своей энергии. Безо всякого внешнего толчка, движимые борьбой за выживание и страстью к наживе, поклоняющиеся с одинаковым трепетом культу Бога и культу Кольта сорок пятого калибра, переселенцы за какие-нибудь двести лет освоили гигантское пространство, истребили местное население, завезли и приручили миллионы афроамериканцев, а еще за сто-сто пятьдесят лет создали блестящий образец государственного и общественного устройства и практически перешли на новый уровень цивилизации.

Как бы ни была привлекательна идея космического излучения, послужившего первотолчком и вызвавшего микромутации, а с ними внезапный взрыв пассионарности, мне кажется, что космическое излучение здесь не причем. Вспомните, как родилась христианская религия, вокруг которой впоследствии образовалось несколько суперэтносов. Иисус Христос мог бы остаться в памяти потомков как один из многочисленных еврейских пророков, принявших мученическую смерть, если бы не апостол Павел. Даже факт воскресения Иисуса сам по себе не смог бы подвигнуть Его непосредственных учеников-апостолов к созданию мировой религии. Ведь был же уже вознесен на небо пророк Илия! Нет, христианство как религия были созданы апостолом Павлом, тем самым Павлом, который был внезапно, в один момент, обращен из гонителя христиан Савла в самого яркого и самого пассионарного проповедника христианства. Тем самым Павлом, стоящим теперь в иконостасе каждой нашей церкви на одном уровне с апостолом Петром, которому сам Господь вручил ключи от рая. Павлом, обращенным в один момент! Ни Петр, трижды отрекшийся от своего Учителя, ни брат Господень Иаков, ни тем более апостол Фома не смогли бы принести Слово Божие к язычникам, а если бы и принесли, то вряд ли могли бы зажечь их так, как это сделал сверхпасионарный Павел из Тарса. Нет, это скорее всего не микромутация!   Вообще, вопрос энергетики этнического развития поставлен Львом Николаевичем Гумилевым абсолютно правильно. Подобная же динамика энергетики характерна и для общества, которое хоть и отличается от этноса, но лишь с точки зрения метода исследования, человеческое наполнение в большинстве случаев остается, в основном, тем же самым. Так, глубину озера можно измерять эхолотом (ультразвуковой метод) или просто по длине веревки с привязанным грузом (метод непосредственного измерения). Можно получить среднюю глубину, определив объем воды и поделив его на площадь озера (косвенный метод). Точность и удобство каждого метода будут сильно различаться, но сама глубина при этом вряд ли изменится. В истории многих общественных и этнических систем можно проследить отмеченный Гумилевым феномен резкого, лавинообразного возрастания и накопления энергии в обществе (этносе), выходящий затем на уровень насыщения при стабилизации на этом уровне с последующим расходованием накопленного запаса до полной утраты. Правда, как показывает история, не всегда полный цикл этого развития составляет 1200 — 1500 лет, установленные Гумилевым. Вернее, раньше, при прежних цивилизациях с их естественным уровнем накопления, обработки и передачи информации, этот период мог быть настолько растянутым. Прогресс науки и техники, особенно в области средств связи, массовой информации и обработки данных, а также в области манипулирования сознанием миллионов людей (в частности, электората) не мог не отразиться на темпах протекания этого процесса.   В любом случае, теория этногенеза открывает огромный простор для дальнейших исследований этнических и общественных систем. Вся основа для этого заложена нашим гениальным современником, поэтом, сыном двух выдающихся поэтов России, Львом Николаевичем Гумилевым.

21. Государство и общество: ненаучный подход

Весной прошлого года, размышляя о судьбе России и находясь под впечатлением работ Льва Николаевича Гумилева, я написал небольшую, всего в 100 страниц, работу «Государство и общество. Попытка ненаучного подхода». Летом 2001 года, когда я уже был в Косово, моим друзьям удалось опубликовать эту работу небольшим тиражом, который мгновенно разошелся так, что у меня не осталось даже личного экземпляра (За эту публикацию я особенно благодарен прекрасному человеку Алексею Николаевичу Иванову. Дай ему Бог здоровья и удачи!).Часть тиража осталась в Косово у моих албанских и сербских друзей, часть попала в США, ФРГ, Францию и Украину. Поскольку какие-то положения этой работы могут иметь отношение к обсуждаемой нами теме, к событиям в Косово, я позволю себе коротко изложить суть моего подхода. Этот подход назван ненаучным потому, что базируется на некоторых допущениях, очевидных для меня, но еще не описанных в терминах современной науки и не являющихся общепризнанными. Лженаучными сам я их не считаю.

В середине восьмидесятых годов Россия вошла в новый этап своего жизненного развития и сразу же столкнулась с огромной массой проблем, нараставших лавинообразно и вызывавших замешательство даже в среде наиболее подготовленной и критически мыслящей части общества. Концентрируясь на отдельных внешних проявлениях гигантского процесса, подсознательно ощущая его величие и неотвратимость, эта часть общества тем не менее не смогла понять законы и механизм происходящих преобразований и оказалась далеко в стороне от этого процесса, открыв тем самым дорогу для менее подготовленной массы, движимой далеко не возвышенными, чисто биологическими инстинктами.   В то же время и те представители общества, которые в силу обстоятельств оказывались у государственного кормила, но сохранили понятия чести, достоинства, патриотизма, не были в состоянии консолидировать общество, выразить понятным языком потребности этого общества и вести его к той цели, которая была бы этим обществом принята в качестве собственной. В последние годы второго тысячелетия деградация российского общества и деградация российского государства стали очевидными хотя бы по тому количеству падальщиков, деструкторов органических остатков отмирающих органов, которые слетелись к нам в Россию со всего мира.   Вряд ли можно винить в происходящем какую-либо часть общества. Единственно следует признать, что объективные проблемы обновления государственного и общественного организмов усугублены у нас отсутствием понимания закономерностей происходящего, отсутствием базисных знаний и понятий, без которых внешние проявления происходящего процесса не выстраиваются в логически последовательную сеть и без которых невозможно понимание направления общественного развития, а следовательно, невозможно и государственное строительство. Отсюда — дефектность любого анализа прошлой и текущей ситуации, а значит и ошибочность прогнозов и других построений. Проблеск надежды, неожиданно появившийся со сменой в 2000 году правящей группировки, может так же неожиданно и мгновенно угаснуть, если новая группировка в полной мере не владеет знанием этих законов.

Коротко основные положения моей работы сводятся к следующему.

1. Жизнь в своем развитии неоднократно претерпевала скачкообразные качественные изменения (зарождение жизни, появление клетки, появление многоклеточных и т.д.). Развитие человека создало предпосылки для нового качественного скачка. Этим качественным скачком стало появление живого организма качественно нового уровня. Живым организмом качественно нового уровня является О Б Щ Е С Т В О. Будучи живым организмом, общество в его онтогенезе и филогенезе подчиняется многим законам, общим для всех живых организмов. Будучи живым организмом качественно нового уровня, общество не подчиняется некоторым законам, общим для других живых организмов. Некоторые законы Природы действуют только для этого нового типа живых организмов. Часть из них открыта под названием законов социального развития.

2. На определенной стадии своего развития и при определенных условиях общество порождает еще один вид живого организма — Г О С У Д А Р С Т В О.

3. Общество и государство вступают в определенное межвидовое взаимодействие, которое не является полным аналогом описанного в биоло