Зденко Томанович: О гаагской несправедливости мы знаем все. А о сербской?

Zdenko Tomanovic 221x300 Зденко Томанович: О гаагской несправедливости мы знаем все. А о сербской?Зденко Томанович, который был адвокатом Слободана Милошевича, когда тот находился в Белградской тюрьме, и затем ставший его юридическим консультантом в Гааге, в издании «Политика» поднял вопрос о том, что несправедливость была проявлена не только в Гааге, но и в самой Сербии.

По словам адвоката, гаагский трибунал исходил из того, будто бы «преступления» во имя сербского народа были настолько велики, что вина Милошевича выходит за рамки судебной справедливости. Они хотели, чтобы его личная ответственность была сильно расширена – вплоть до ответственности всего государства. Они пытались в зале суда урегулировать все нерешенные вопросы войны в бывшей Югославии: политические, моральные, правовые, исторические …

Из-за этой гигантомании самый дорогой судебный институт в истории нарушил множество прав человека, гарантированных на международном уровне. Начиная от права на справедливое судебное разбирательство в течение разумного времени. Также были попраны права на адекватную подготовку защиты, на медицинскую помощь, отменена презумпция невиновности.

Но такой же «гаагской справедливостью» было охвачено и сербское правосудие. И гаранты «справедливости» в Сербии фактически «забыли» о том, что Милошевич был гражданином страны, был ее президентом.

Он был экстрадирован в Гаагу в День Святого Вида в 2001 году на основе неконституционного решения сербского правительства. Процедура выдачи была начата на основании постановления федерального правительства, которое также было признано неконституционным. Конституционный суд на основании федерального закона запретил выдачу, но в тот же день Слободан Милошевич был выдан.

Он был выведен из камеры надзирателем без согласия председателя Суда, по указанию  следственного судьи, в нарушение Уголовно-процессуального кодекса, Конституции Сербии и Югославии. Это было сделано только на основании письма помощника министра юстиции. Экстрадировали Милошевича без постановления суда, без апелляции, без завершения процедуры выдачи. Уже на вертолетной площадке в Баньице, откуда его отправляли в Гаагу, узнику было объявлено, что его лишают свободы в Сербии на основании приказов из Гааги.

8703024 Зденко Томанович: О гаагской несправедливости мы знаем все. А о сербской?Сербское «правосудие» отказывалось передать Милошевичу многие документы, которые были нужны ему для защиты. И публично, и тайно власти Сербии поощряли многих свидетелей давать ложные показания против обвиняемого.

Начальник тюрьмы Драгиша Блануша опубликовал конфиденциальные фотографии и разговоры с адвокатами времен содержания Милошевича в белградской тюрьме. Сербские органы под надуманными предлогами постоянно отклоняли иск по этому поводу.

Сербского лидера лишили права на получение президентской пенсии. Он даже не смог получить  государственную гарантию, которая была нужна Трибуналу, чтобы принять решение о его освобождении для лечения. Ему не дали право и на похороны с государственными почестями.

Процесс по делу Милошевича запретили публично транслировать в Сербии. Сербское «правосудие» сделало все, чтобы помешать подсудимому доказать, что население покидало только те районы Косово, которые подверглись бомбардировкам НАТО. Не предоставили перехваченные разговоры между пилотами НАТО и базой в Авиано, которые подтверждали, что НАТО и так называемая Освободительная армия Косово действовали сообща. И еще много других подобных вопросов к сербским властям.

Между гаагским и сербским «правосудием» было достигнуто согласие, что Милошевичу будет отказано в правах и в Сербии, и в Гааге.

Говорят, что дистанцироваться от прошлого и от Милошевича – в национальных интересах Сербии. Но никто не имеет права из-за своей политической позиции нарушать принцип справедливого правосудия для всех.

Зденко Томанович отметил, что он был первым адвокатом, который приехал к Милошевичу в Гаагу по его приглашению и провел с ним почти пять часов до его первого появления в зале суда трибунала. Он был последним, кто видел сербского лидера живым, и, вероятно, единственным сербом, который видел Милошевича мертвым на кровати в его камере.

Он добавил, что после смерти Милошевича власти Нидерландов предложили семье политика приехать в Гаагу. А сербская «справедливость» под различными юридическими предлогами отказала семье Милошевича в возможности участвовать в его похоронах.

Отсюда

Комментарии запрещены.


Управление
Сообщения на форуме
1917-2017
1917-2017
МОНЕТКА
Панславизм
Счетчик
Рейтинг@Mail.ru