Десятая годовщина смерти Слободана Милошевича

11057788 686118104848415 5732974958418571250 n Десятая годовщина смерти Слободана МилошевичаЭто будет большая публикация. 10-летие со дня гибели С.Милошевича в застенках Гааги показало: он не забыт ни на Родине, ни в России, ни в мире. Президента Югославии вспоминали и в его родном городе Пожаревац, и в пикетах за рубежом, и в российской прессе, и в блогах простых граждан. В этот день в социальной сети Facebook была создана страница памяти Слободана Милошевича. Здесь — попытка подвести некоторые итоги Дня памяти, собрать эти отклики.

***

В десятую годовщину гибели Слободана Милошевича на его могилу в Пожареваце весь день приходили люди. Они приносили венки и цветы. Среди пришедших — председатель Движения социалистов Александр Вулин, бывший премьер-министр Югославии Момир Булатович, бывший премьер-министр Сербии Никола Шаинович, известный белградский адвокат Тома Фила.

535219 10153920787519299 773867166375018150 n Десятая годовщина смерти Слободана Милошевича

Пришел почтить память Президента и лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель, который сам прошел через гаагскую «систему правосудия», отсидев в тюрьме почти 12 лет без приговора. Между Милошевичем и Шешелем было немало разногласий и противоречий, но там, в экстремальных условиях застенков Гааги, они стали друзьями.

12814097 1022468491153819 2995727080507454036 n Десятая годовщина смерти Слободана Милошевича

Вечер памяти С.Милошевича прошел также в Белграде.

12804645 532051436968505 2340220087807442148 n Десятая годовщина смерти Слободана Милошевича

«НАТО убивает бомбами, а этот трибунал — неоказанием медпомощи». В эту годовщину цветы в честь памяти выдающегося сербского и югославского политика появились и около Гаагского трибунала в Нидерландах, и около сербского консульства во Франкфурте. Вспомнили о Милошевиче и на антивоенной демонстрации в США, у офиса ООН в Нью-Йорке.

1779738 10208868096999255 5542732441579940672 n Десятая годовщина смерти Слободана Милошевича

12802900 10208858540720354 6319442822450760646 n Десятая годовщина смерти Слободана Милошевича

10371454 10208877694719192 7000737928818665808 n 1 Десятая годовщина смерти Слободана Милошевича

(Фото со страниц Vladimir Krsljanin, Војислав ШешељSps Svrljig Opstinski Odbor и FR Yugoslavia — Slobodan Milošević / СР Југославија — Слободан Милошевић в соцсети facebook)

«Слобо для меня герой — и последний президент, который любил Сербию»: знаменитый югославский режиссер Эмир Кустурица в десятилетнюю годовщину смерти президента СРЮ и освнователя Соцпартии Сербии Слободана Милошевича опубликовал свой авторский текст «Очень необычный человек», в котором назвал Слободана героем и последним из президентов, который любил Сербию.

Кустурица:Милошевић је за мене херој и последњи председник који је волео Србију

ПУБЛИКАЦИИ В РОССИЙСКИХ СМИ:

Время Слободана

Прошло десять лет, как в гаагских застенках погиб Слободан Милошевич.

Милошевич руководил Сербией и Югославией в самые сложные, переломные годы. Он до последнего боролся за сохранение своей страны, за то, чтобы она была сильной и независимой, чтобы граждане других государств, которых год за годом кормили ложью о «зверствах сербов» и «гуманитарных бомбах», знали правду.

Борьба эта была неравной: чем может защититься небольшое государство, если курс на его уничтожение взяла единственная сверхдержава мира – США, если 78 дней бомбовым ударам подвергаются югославские города? И целое десятилетие не менее разрушительным информационным ударам подвергался сербский народ, его исторические герои, его поэты и писатели, его современные политические лидеры. Ну а Россия, та самая, о которой сербы говорят: на небе – Бог, а на земле – Россия? Россия молчала. И это в лучшем случае.

Прекрасно понимавшие, что у русских своих бед и проблем невпроворот, югославы и не ждали какого-то радикального вмешательства. Однако голосование России в мае 1992 года за санкции против Югославии просто «молчаливым бездействием», увы, не назовешь.

Естественно, одной из главных мишеней стал сам Слободан Милошевич, которого представляли как кровавого диктатора. А ведь в Югославии и Сербии в годы его президентства действовали нормы, весьма характерные для западноевропейских демократий, там существовали парламентская оппозиция и коалиционные правительства.

Так, в 1999 году Сербское движение обновления ярого оппозиционера Вука Драшковича вошло в правительственную коалицию, а сам ненавистник Милошевича Драшкович несколько месяцев был вице-премьером.

Но национального лидера, который посмел вопреки воле «мирового жандарма» защищать свою страну и, что немаловажно, ее собственность, надо было дискредитировать, свергнуть, уничтожить любой ценой. Недаром отнюдь не последней причиной, почему Западу так необходимо было устранить Слободана Милошевича, называют и его экономическую политику. А именно – отказ от грабительской приватизации государственной собственности. Нынче такая приватизация проведена – результаты ее для экономики Сербии весьма печальны.

К событиям октября 2000 года, когда на волне, как теперь прекрасно известно, инспирированных и хорошо организованных извне протестов Слободан Милошевич был отстранен от власти, сербы будут возвращаться еще долго. Характерно, что 5 октября – годовщину «бульдозерной революции» – сегодня мало кто в Сербии считает праздником. Чем-то это похоже на отношение россиян к событиям 1991 года. Даже многие из тех, кто непосредственно в них участвовал, ныне или открещиваются от этого участия, или ищут себе оправдания: мол, обманутыми были, недопонимали, не предвидели последствий.
Объективные эксперты, в том числе те, кто не является сторонником проводимой Слободаном Милошевичем политики, вынуждены признать: многие считавшиеся ошибочными решения и действия Милошевича оказались наиболее адекватными.

Например, Дейтонские соглашения по прекращению войны в Боснии и Герцеговине. В 1995 году, когда они были заключены, а Слободан Милошевич являлся их гарантом с сербской стороны, его обвиняли в том, что он навязал боснийским сербам Дейтон и поражение. Теперь очевидно: при всей их болезненности и драматичности Дейтонские соглашения дали возможность не только сохраниться сербской общине в БиГ, но и создать здесь свое государственное образование.

28 июня 2001 года власти тогда еще существовавшей Югославии не просто выдали – продали Слободана Милошевича в Гаагу. Главным организатором этой сделки с сербской стороны был тогдашний премьер-министр Сербии Зоран Джинджич. Не случайно он выбрал именно этот день, символичный и трагический для каждого серба – Видовдан, годовщину сербского поражения на Косовом поле. Мол, вся прежняя история, когда Сербия веками боролась за самосохранение, кончена. Ну а Запад в ответ меняет свое отношение к «новой Сербии» и помогает дружественной власти материально.

Такие сделки с дьяволом всегда оканчиваются плохо – и прежде всего для самих дельцов, стремившихся переиграть историю. Никаких существенных денег, а тем более изменения отношения к стране ее руководители не получили. Последовательно была добита Югославия, нынче США и Евросоюз продолжают бить Сербию, признав независимость Косова.

А вот что получил Зоран Джинджич – так это пулю. Он был убит 12 марта 2003 года. Своим, то есть сербом. И каковы бы ни были формальные причины этого убийства, в Сербии знают: причина истинная – это предательство.

Слободан Милошевич тоже будет убит, его сердце остановится в гаагской тюрьме Схевенинген в ночь на 11 марта 2006 года. Но смерть эта совсем иная. Смерть в бою, когда человек сражается ради правды, ради родины, ради други своя. Гаагский процесс, который фальшивое «международное правосудие» загодя объявило Нюрнбергским, волей, мужеством, интеллектом, подвигом Слободана Милошевича был превращен в битву за истину. И явным стало слишком многое: настоящие преступники, разрушившие Югославию, цели этого преступления, его механизмы, которые сегодня применяются по отношению к другим непокорным странам и самостоятельным лидерам.

Поняв, что победить Слободана не могут, укрыватели и защитники настоящих преступников решили погубить его. МТБЮ последовательно делал все возможное, чтобы или сломать Милошевича, или убить. В январе 2006 года ему было отказано в лечении в России. По существу – это и был приговор, но не судебный, а преступный. Так в годы Второй мировой войны нацисты пытали и убивали борцов за свободу. Но правду убить невозможно. А честная смерть в бою дает силы и мужество новым бойцам.

Для меня страшная новость 11 марта 2006 года стала потрясением и трагедией. Так бывает, что человек, с которым не знаком лично, оказывается частью твоей жизни, учителем, наставником, командиром – все в той же войне за правду и справедливость. И вот его, главного борца и командира, нет: как быть, как избавиться и от чувства собственной вины? Способ только один – продолжать борьбу.

Навсегда запомнила слова, сказанные мне в те горькие дни: «Не надо плакать, поздно плакать, надо сражаться». Помню гордый аскетизм могилы Слободана Милошевича на его родине, в небольшом сербском городке с огненным названием Пожаревац. И понимаю: плакать, действительно, не надо, потому что наше сражение еще далеко не кончено и не проиграно.

Смотрю на часы. Часы у меня особенные, наверное, мало у кого есть такие: с циферблата мне улыбается Слободан Милошевич. Много раз в день я сверяю время со Слободаном. Я верю: время Слободана и время свободных обязательно придет.

Екатерина ПОЛЬГУЕВА

Узник «правосудия»

Сегодня исполняется ровно 10 лет со дня смерти одного из крупнейших политических лидеров конца 1990-х, бывшего президента Югославии Слободана Милошевича. Он скончался в тюрьме в Гааге, где почти пять лет Международный трибунал рассматривал его дело.

Милошевича обвиняли в военных преступлениях и геноциде. Он доказывал, что гражданскую войну в Югославии разожгли США и НАТО. Поток его показаний оборвался. Вместе с жизнью. Наш корреспондент Катарина Лане напомнит историю:

Вот в этом, небольшом типичном сербском дворике города Пожаревац похоронен президент Югославии. Даже имя его переводится с сербского как «свободный». Слободан Милошевич 11 марта 2006 погиб в гаагской тюрьме.

Слободан Милошевич родился в 1941 году, в небогатой семье священника и учительницы. В18 лет вступил в Союз коммунистов Югославии, с отличием окончил юридический факультет Белградского университета и пошел по партийной линии. Его карьера развивалась стремительно. В середине 80-х 45-летний Милошевич уже председатель Президиума Центрального Комитета югославской компартии, а в 1989 – президент Сербии. Во всем мире в те годы происходили тектонические сдвиги. Прежняя система, основанная на противостоянии двух миров – социалистического и капиталистического – рушилась на глазах. В самой балканской стране резко усилились центробежные процессы. Распад единого федеративного государства, просуществовавшего в общей сложности семь десятков лет, происходил кроваво и стремительно.

Удержать единую страну от развала силовыми методами Милошевичу не удалось. Позже прокуроры Гаагского трибунала обвинят югославского лидера в военных преступлениях, преступлениях против человечности и даже в геноциде. В Косовском конфликте Запад изначально встал на сторону Армии Освобождения Косово, вооруженной группировки, которая устраивала погромы сербских деревень и выдавливала этнических сербов с территории автономного края. В 1999 году войска НАТО во главе с Соединенными Штатами, без какого-либо мандата Организации Объединенных Наций, начали бомбардировку Югославии. За два с половиной месяца операции «Милосердный ангел» погибли почти две тысячи мирных жителей, десятки тысяч были ранены.

1 апреля 2001 года Милошевича тайно арестовали в его загородной резиденции и перевезли в Гаагу. Несколько лет, несмотря на стремительно ухудшающееся здоровье, бывший югославский президент пытался доказать и показать, что за развалом Югославии стоит Запад, приводил доказательства военных преступлений НАТО – в том числе и применения запрещенных кассетных бомб и боеприпасов с радиоактивным обеднённым ураном. Он до последнего был убежден, что национальные конфликты были привнесены в его страну извне. Но в марте 2006 года Слободан Милошевич неожиданно скончался.

Бранко Ракич, профессор юридического факультета Белградского университета, бывший советник Милошевича по юридическим вопросам: «Милошевичу давали таблетки, а потом говорили, что он их не пил, хотя заключенные обязаны выпить их при надзирателе. У него были шумы в голове, тихие звуки он просто не слышал из-за этого. Это проблемы с сосудами. А гаагские врачи якобы не видели проблемы. Он написал письмо Лаврову с просьбой добиться его лечения в России. И умер в тот же день».

В том, что Слободан Милошевич не просто умер, а был убит, в Сербии сегодня уверены многие. Бывший вице-президент Югославии Воислав Шешель одиннадцать лет провел в гаагских застенках, с диагнозом рак ему удалось вырваться на лечение на Родину.

Воислав Шешель, лидер Сербской радикальной партии, заключенный Гаагского трибунала: «Сербы, которые умирают в Гааге, умирают от рака, инсульта, инфаркта. Медицинская помощь оказывается слабо, несвоевременно. Прибавьте к этому нервное состояние: людям вменяют в вину тяжелые преступления, и практически невозможно рассчитывать на благоприятный исход. Я, пока был там, много раз запрашивал анализы, у меня было четкое ощущение, что меня травят, но я не знал, каким образом».

В тот день, когда мы записывали это интервью, Шешель отправился на похороны генерала Здравко Толимира, бывшего заместителя командующего армии Республики Сербской, который тоже внезапно скончался в Гааге.

Горан Петрониевич, адвокат Радована Караджича, президента Республики Сербской: «Трибунал – это часть механизма НАТО, я виделся с Милошевичем, а в тот же день виделся в коридоре с Бабичем, который якобы через час сошел с ума и повесился. Я едва успел выйти из тюрьмы, как мне это сообщили. Людей доводят до физического и психологического истощения, и это все спланировано, чтобы скрыть преступление НАТО против Югославии, против того, что они сделали этой стране».

О странной избирательности Международного трибунала по бывшей Югославии на Западе говорить не принято. Но цифры говорят сами за себя. За преступления против человечности и нарушение правил и обычаев ведения войны к ответственности привлекли 32 хорвата, 9 боснийцев, столько же косовских албанцев, троих черногорцев, двух македонцев и 102 серба. Сербские военные и политические деятели получили несколько пожизненных сроков, а также – в совокупности – более тысячи лет тюрьмы. В камерах трибунала или при попытке ареста умерли или покончили с собой 12 человек из числа обвиняемых сербов.

Слободан Милошевич был похоронен на своей малой родине без государственных почестей. Его могила находится здесь, под липой, где он впервые поцеловал свою жену.

Источник

Свои и чужие «диктаторы»

Статья из газеты: Еженедельник «Аргументы и Факты» № 10 09/03/2016

10 лет назад, 11 марта 2006 г., в тюрьме Гаагского трибунала умер бывший лидер Югославии Слободан Милошевич. Вспоминается незавидная участь и других своенравных правителей — Ирака, Ливии…

При этом, например, в Африке по сей день существует с десяток стран, чьих лидеров открыто называют диктаторами. Они правят по 25-35 лет (в Уганде, Камеруне, Судане и др.), но ни тюрьма, ни свержение извне им, похоже, не грозят. Почему?

Валерий Коровин, директор Центра геополитических экспертиз, член Общественной палаты РФ:

— Дело не только в том, что одни страны богаты нефтью или занимают выгодное положение на карте, а другие никого в мире не интересуют. Дело прежде всего в том, что после крушения СССР никто не сдерживает желания Америки подчинить своим интересам все страны. И всякий, кто всерьёз пытается добиться подлинного суверенитета, немедленно объявляется диктатором. В конце концов его либо казнят, как Хусейна, либо замучают, как Милошевича (тюрьмой) или Каддафи (толпой). Либо он может внезапно заболеть и умереть, как Чавес…

Переворот в Йемене. На радость «Аль-Каиде». 6 стран, куда американцы принесли «демократию» Если лидер государства соблюдает американские колониальные принципы, позволяет Штатам осуществлять внешнее управление, эксплуатировать ресурсы, геополитическое положение страны в интересах Запада, то такой лидер вне зависимости от своей идеологии или формы правления может долго оставаться у власти. И будь он хоть трижды тиран, он будет для Америки «наш сукин сын» — так, говорят, когда-то называл никарагуанского правителя Сомосу президент Рузвельт. А вспомним чилийского диктатора Пиночета. Вспомним арабских шейхов, которым благоволят США. Какие права человека в тех же Эмиратах или Саудовской Аравии, какая демократия?! Но эти страны выполняют важную функцию в американском мире, и их никто не трогает.

Милошевич же поплатился за свою независимую позицию. За попытку отстаивать суверенитет и целостность Югославии. Его убрали как последнюю преграду, и страны не стало. А её осколки (кроме Сербии, пожалуй) сегодня полностью встроены в западный мир и пикнуть не смеют против своих хозяев.

«АИФ»

Памяти двух борцов за честь

В этой статье мне хотелось бы отдать должное двум выдающимся политическим деятелям, лидерам дружественных России государств, годовщины смерти которых приходятся на начало марта.

5 марта 2013 года скончался Президент Боливарианской Республики Венесуэла Уго Чавес. 11 марта 2006 года прервался земной путь Президента Союзной Республики Югославия Слободана Милошевича.

При всех различиях в стиле, в дороге к власти, в политической судьбе, между двумя этими политиками много общего. Во-первых, приверженность умеренно-левым, социалистическим взглядам. Во-вторых – и это главное – оба лидера на сложнейшем рубеже истории отстаивали честь и независимость своих стран. В-третьих, оба ушли из жизни преждевременно (58 и 64 года – для политиков это не возраст) и при довольно-таки загадочных обстоятельствах. Говоря прямо – есть все основания предполагать, что они были убиты.

Различия же связаны, в первую очередь, с тем, что если Милошевич родился в государстве, принадлежащем соцлагерю, то Чавес – в стране, которая фактически была колонией США. Отсюда – такой разный путь к власти. У Милошевича он был связан с руководящей работой, а у Чавеса – с напряженной борьбой, в ходе которой ему даже пришлось пройти через тюрьму.

В 90-х годах Слободан Милошевич был для США и Западной Европы тем самым «врагом №1», без образа которого они жить не могут. Он оказался тем, против которого были брошены самые лучшие западные пропагандисты, сотни миллионов долларов, множество усилий политтехнологов. А на его страну в марте 1999 года обрушилась вся сила, вся мощь чудовищной военной машины блока НАТО.

Но не прямая агрессия, в конце концов, сломила Союзную Республику Югославию, а последовавший через полтора года после нее государственный переворот по типу «цветной революции».

Однако дух борьбы с этой чудовищной силой, которая вершит по всему миру войны и злодейские перевороты, — дух дерзкого вызова этой силе в мире не угасает. Западу с помощью тяжких усилий удается подавить один очаг сопротивления – но в другой точке земного шара возникает новый очаг.

И пока США и НАТО громили непокорную Югославию – на другом континенте в нелегкой борьбе уже рождалась непокорная Венесуэла. Не безмолвная, забитая латиноамериканская полуколония, а по-настоящему свободное государство, способное еще и других повести за собой.

США и НАТО усиленно создавали фальшивый повод нападения на Югославию – страсти кипели вокруг захоронения в косовской деревне Рачак (теперь мы уже знаем, что там были боевики террористической организации «Армии освобождения Косово», переодетые в гражданскую одежду и выданные за «невинные жертвы режима Милошевича»).

И в это самое время в должность Президента Венесуэлы вступает энергичный социалист Уго Чавес Фриас. Запад еще не знает, что родилась сила, которая еще бросит смелый вызов неоколониализму.

Но одной победы на президентских выборах недостаточно, необходимо еще укрепиться на этом посту. Слободан Милошевич и Уго Чавес не успели стать союзниками (хотя, я уверена, стали бы, если бы Югославия не была повержена так рано). Получилось так, как получилось – пока Уго Чавес в Венесуэле «вставал на ноги» и создавал опору для принципиально иного государства – Югославия, ее народ и ее Президент всходили на свою Голгофу…

В 2002 году Венесуэла уже стала одним из новых главных врагов для Вашингтона. Для этой страны американские стратеги подготовили сценарий на основе не только югославского, но и более раннего чилийского: сочетание «бархатной революции» и военного переворота. Были задействованы как толпы недовольных, так и продажные армейские чины.

16 апреля 2002 года произошли массовые беспорядки в Каракасе, на площади Милафлорес, которые властям Венесуэлы пришлось подавлять. Мы уже знаем, что инспирировать подобные волнения американские политтехнологи умеют. А 18 апреля – прикрываясь якобы «волей народа», командующий сухопутными войсками страны Васкес в союзе с другими генералами, а также с мэром Каракаса А.Пеном организовали путч. Президент Чавес был похищен. Его увезли в неизвестном направлении.

К счастью, путч провалился. Сотни тысяч сторонников Чавеса и Боливарианской революции вышли на улицы и потребовали вернуть законного Главу государства. Объявленный путчистами «президент» Педро Кармона продержался лишь пару суток. Генералы-путчисты не получили поддержки и в армии.

(Если вспомнить историю Югославии в 90-е годы, то можно увидеть, что попытки государственного переворота там предпринимались несколько раз и до поры, до времени терпели крах).

Можно провести и параллель между смертью обоих политиков, хотя обстоятельства – внешне – сильно различались. Один из них скончался в тюрьме, другой – на свободе и на вершине славы. Но – обе смерти выглядели как будто бы «естественные»… А на самом деле?

Незадолго до кончины Слободан Милошевич написал письмо из камеры в МИД России, в котором утверждал, что его травят. Самый известный из обвиняемых Гаагского судилища страдал тяжелым сердечным заболеванием, однако в его крови был обнаружен препарат рифампицин, который блокировал действия других лекарств, предназначенных именно для сердечно-сосудистой системы.

Спустя годы – страдающий от рака Уго Чавес в одном из своих выступлений обратил внимание на то, что сразу несколько латиноамериканских политических деятелей внезапно стали онкобольными. Тот же недуг поразил Президентов Кубы, Бразилии, Аргентины, Парагвая.

Согласно одной из версий, болезнь Чавеса могла быть спровоцирована облучением в один из приездов венесуэльского лидера в Нью-Йорк для участия в Генеральной Ассамблее ООН.

Так или иначе, но оба политика, которые сильно «мешали» США и их союзникам на Западе, ушли из жизни при неоднозначных обстоятельствах.

Есть между ними и еще одно сходство – обоих провожали огромные народные массы. Хотя в Сербии в 2006-м году у власти находился режим откровенно прозападный режим Бориса Тадича, который препятствовал в последнем праве Слободана Милошевича быть достойно похороненным, — проститься с героическим лидером пришли сотни тысяч людей.

Огромные народные массы в 2013-м году прощались и с Уго Чавесом. Его похоронили со всеми полагающимися почестями.

Прошли годы… Венесуэла под руководством Николаса Мадуро продолжает тот же курс, что и при Чавесе – хотя ей приходится преодолевать огромные трудности. Народ Сербии сопротивляется противоречивой политике Томислава Николича, который «мягко» пытается сотрудничать с НАТО – с преступной структурой, убившей тысячи сербов. Память о лидерах, которые отдали свою жизнь в противостоянии страшной глобальной силе, в борьбе за честь, — жива, и только храня эту память, народы могут одержать исторические победы.

Елена Громова

«Военное обозрение»

Мы — Слободаны!

10 лет назад в гаагских застенках погиб лидер и герой Сербии С.Милошевич

Уже десятилетие отделяет нас от того скорбного дня, когда все СМИ мира сообщили о смерти президента Югославии Слободана Милошевича в тюремной камере Гаагского трибунала. Нельзя сказать, что эта трагическая новость стала абсолютно неожиданной. И до этого много говорилось о резком ухудшении здоровья югославского политика, находившегося в неволе, а также о том, что ему не оказывается адекватная медицинская помощь. Но уже вечером 11 марта 2006 года – в тот день, когда Слободан Милошевич ушел в вечную свободу, появились сообщения, что в его крови обнаружено постороннее вещество…

Бывает так, что победа сливается со смертью в единое целое. Так, например, в годы гитлеровской оккупации было с футболистами легендарной команды киевского «Динамо», которые в 1942 году были поставлены перед выбором: победить и быть расстреленными или проиграть, но остаться в живых.

Фактически перед таким же выбором был поставлен и лидер Югославии. После чудовищного предательства, в результате которого он остался один на один с враждебным незаконным Гаагским судилищем, у него был только один шанс остаться в живых – согласиться на отведенную ему роль «виновника балканских войн».

По написанному Западом сценарию Слободан Милошевич должен был понести ответственность за все трагедии Боснии, Хорватии, Косова. За все военные преступления, ставшие результатом американо-европейской политики, которая выразилась сперва в насильственном расчленении единой Югославии, а затем в наглейшем попрании прав сербов.

Апофеозом такой преступной западной политики стала прямая агрессия в отношении СРЮ весной 1999 года. Бомбы падали на Белград, Ниш, Нови Сад, Подгорицу, Приштину, Валево. На Пожаревац, виновный лишь в том, что он – родной город главы непокорного государства. На шахтерскую Сурдулицу. На колонны беженцев, на роддома и больницы, на мосты и электростанции. На телецентр и китайское посольство… Эти бомбы, как нам говорили, несли в Союзную Республику Югославию идеалы «демократии». Чудовищный термин, придуманный известным русофобом Вацлавом Гавелом, – «гуманитарная интервенция» – свирепствовала в мирных городах и селах, а незаконно созданный «гаагский трибунал» 27 мая 1999 года выдвигает обвинения против защитников своей страны. Против Верховного главнокомандующего армией СРЮ, президента Слободана Милошевича, а также его ближайших соратников – Влайко Стоильковича, Драголюба Ойданича, Николы Шаиновича. Тут же, без каких-либо разбирательств, выписаны ордера на их арест.

Агрессия не сломила Югославию – ее сломил через полтора года государственный переворот в Белграде, состоявшийся 5–6 октября 2000 года. Потом подобные «цветные революции» пройдут во многих других странах, неся за собой либо обнищание народа, либо реки крови, либо то и другое вместе.

И Слободан Милошевич, который был вынужден отказаться от власти под угрозой новой агрессии в отношении Югославии, но не покинувший политическую арену, был арестован. Вскоре он стал первым из граждан СРЮ, который был выдан гаагскому беззаконному судилищу в нарушение Конституции, вопреки решению Конституционного суда, вопреки воле тысяч и тысяч граждан, которые выходили в те дни, чтобы поддержать своего лидера. Зачем «демократам» соблюдать Конституцию, если перед их носом маячила «морковка» в виде западных траншей?

Его разлучили со всеми, кого он любил. Разлучили с родной землей, за которую он готов был отдать жизнь. Разлучили с Социалистической партией, которую он возглавлял и в дни побед, и в страшный час поражения. Из него хотели сделать козла отпущения – безропотную жертву, на которую можно свалить собственные преступления. Хотели устроить показательное судилище на весь мир.

Но с первых же дней, проведенных в гаагских застенках, Милошевич избрал линию абсолютно бескомпромиссной борьбы. Отказавшись от адвокатов, он взвалил груз своей защиты на себя самого. И не просто защиты. Он стал грозным обвинителем.

Из-за слишком смелого поведения обвиняемого пришлось прервать прямые трансляции процесса. Однако пока их не прервали, сербы, да и жители самих западных стран увидели, как югославский лидер атакует своих противников, демонстрируя им свидетельства их преступлений. Для многих на Западе это и вовсе было откровением – ведь от собственных СМИ они только и слышали, что о «плохом» Милошевиче и «хороших» демократизаторах, пришедших-де освободить несчастный народ от «диктатора».

Ему чинили всевозможные препятствия, лишали сна и отдыха, запрещали видеться с семьей – а он, умело ведя перекрестные допросы, разоблачал одного лживого «свидетеля обвинения» за другим.

Ему намекали: «Если вы будете продолжать защищаться так же, то ваше здоровье ухудшится». Ему пытались навязать адвокатов. Пытались сорвать защитную часть процесса. Применяли всевозможные методы давления – но все оказалось бесполезным.

И когда уже всем стало очевидно, что свой процесс Слободан Милошевич выиграл – тут и наступила эта загадочная «смерть от инфаркта»…

Прошло десять лет… Сегодня народ Сербии борется против попыток властей заигрывать с НАТО. Жители Белграда, Ниша и других городов выходят на массовые демонстрации против сотрудничества с преступным блоком, убившим тысячи ни в чем не повинных мирных граждан. В Косове после этнических чисток в отношении сербов на высшие посты избирается «полевой командир» Хашим Тачи, известный личным участием в расправах над сербским населением края. Имя Тачи также связано с торговлей человеческими органами, о чем говорила даже «прокурор» гаагского трибунала Карла дель Понте. Но дальше слов ни она, ни ее последователи не пошли. Если президента страны, который защищал родную землю, довели до мучительной смерти, то ни одного из видных главарей албанских террористов так и не осудили. Это еще раз раскрывает суть гаагского трибунала как органа, созданного в качестве орудия расправы над неугодными политическими деятелями и военными.

Чудом вырвался на свободу лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель – после 12 лет отсидки без всякого приговора. Продолжаются столь же беззаконные «процессы» над другими сербскими лидерами. Генерал Ратко Младич в настоящее время рискует повторить судьбу Слободана Милошевича – он также выбрал бескомпромиссную линию защиты, и его здоровье ухудшается с каждым днем…

Эти строки я пишу из тревожного Донецка. После очередной «цветной революции», проведенной по тем же самым технологиям, что когда-то в Белграде, к власти на Украине пришла оранжево-коричневая хунта, развязавшая войну против тех, кто был не согласен с ее беззаконием. Теперь уже возле самых границ России – тысячи трупов мирных жителей. Как когда-то Югославия, теперь Донецкая и Луганская народные республики борются против тех же самых сил, развязывающих войны по всему миру.

И теперь, когда атака Запада идет уже непосредственно в отношении России, когда против Москвы вводятся санкции и звучат угрозы все новых и новых карательных мер, необходимо четко осознать: Слободан Милошевич был одним из первых, кто принял на себя удар чудовищной силы. Перекраивая под себя Балканы, Запад стремился изолировать Россию.

Война подобралась непосредственно к нам. Необходимо признать ошибки прошлого: тогда, в 90-е годы, ельцинское руководство просто-напросто сдало братскую Югославию на расправу неофашистскому блоку НАТО. Увековечение памяти выдающегося балканского политического деятеля в России могло бы быть достойным ответом на нынешние американо-европейские нападки. Своей борьбой, своим стремлением к дружбе с Россией, своей героической гибелью Слободан Милошевич заслужил, чтобы его именем была названа одна из московских улиц. Хватит оглядываться на Запад, пора всерьез принимать независимые решения.

Елена ГРОМОВА

«Советская Россия»

ОТКЛИКИ БЛОГГЕРОВ

10 ЛЕТ НАЗАД В ЗАСТЕНКАХ ГААГИ БЫЛ УБИТ МОЙ БРАТ СЛОБОДАН МИЛОШЕВИЧ
Ровно 10 лет назад в застенках Гааги умер мой брат Слободан Милошевич. Он был верным другом нашей страны. Гроб с его телом опускали в могилу под «Подмосковные вечера».

Милошевич был виноват только в одном — в любви к России. Тогда за него просто некому было заступиться. Когда-нибудь мы разрушим Гаагскую тюрьму, как в свое время французы разрушили Бастилию и на ее месте написали: «Здесь танцуют».

А нашему брату Слободану — вечная память!

Дмитрий Аграновский

***

11 марта 2006. Десятилетие позорной даты. Чёрное пятно на карте Европы. Генеральная репетиция сегодняшнего сценария.

“Русские! Вас так много: целых три народа. Я сейчас обращаюсь ко всем русским, жителей Украины и Беларуси на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните – с вами сделают тоже самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад – цепная бешеная собака — вцепится вам в горло.

Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же!» (из последнего интервью Слободана Милошевича).

ПАМЯТИ ЮГОСЛАВИИ

Песни южных славян… Исчезают они,
С лебединою песней нам удел напророчив.
Лебединый их стан в свод уплыл поднебесный.
От сумы до тюрьмы подвиг страдный и крестный
В занебесной тени повторяем и мы
Лишь тоска многоточий. С лебединою песней.
Нила Высоцкая, 2008 г.

Альбина Бондаренко

***

На годовщину гибели Слободана Милошевича

Кажется,это было вчера. Бомбовые точечные удары по всей стране и она,действительно,как «чернобровая девчонка рассеянная стоит на том берегу».И мы- ещё почти cэ-cэ-cэ-ровские не можем понять,что по-настоящему случилось,почему даже Россия не может ей помочь…Не можем понять ещё и потому,что идёт очень сильная идеологическая обработка мировой общественности.

Всё просто- есть враг-это глава Югославии Милошевич и под обликом врага уничтожается,режется по- живому страна. Сегодня это — что-то или кого-то напоминает?!
Я до сих пор -до дрожи, до слёз помню тот поздний вечер в минском районе Уручье — военный городок,когда мимо моих окон длинной белой цепочкой,как белый караван из машин-ангелов -двигалась гуманитарка из России. Передохнуть в Минске,пополнить ещё пару-тройкой белорусского гумконвоя и — на Брест… Как была проблема пересечь границу даже ему — гумконвою…

А тогда машины в нашем Уручье стояли на большом плацу 120 бригады легендарной Рогачёвской -тесно прижавшись друг к другу,кажется,падал снег и от белых крыш рефрижераторов невозможно было оторвать глаз…Я всю ночь не спала,стояла у окна и вглядывалась в неяркий свет от фонарей плаца,который едва освещал белоснежные машины,словно они были живыми большими редкими птицами, уставшими от сложного перелёта и присевшие здесь отдохнуть…Железными птицами,на какое-то время своим присутствием вдруг приблизившие горе страны-соседки к нашему порогу…Мысленно желала этой стране только мира и спокойствия…Я ещё не знала о продажных чиновниках в эшелонах власти России,которые много чего блокировали по вопросу Югославии,это потом Россия узнает о многом и через СМИ будет пытаться хоть как-то разорвать этот круг -первый круг начинающей блокады против всех нас, кто считал себя частью этого огромного мира под названием СССР…

Белый конвой

Гуманитарка. Белый коридор
Открыт для миссии гуманитарной.
И длинной чередой идёт конвой
Как шёл когда-то, помню, к Югославии.

И белый парус-белый тент машин
В тумане белорусском чуть качался.
И на плацу в Уручье приютил,
А утром Брест уже с ним распрощался.

И вот опять- похож на белых птиц,
Конвой спешит уже к украинской границе,
Туда,где в чёрном пламене зарниц
Теперь не всякой помощи пробиться.

Был дом и мир,была земля и кров.
Была любовь и радость и свобода…
Теперь же всюду грохот бомб и кровь
Когда-то очень братского народа…

И видимо,покинул их всех Бог,
И видимо,их ангелы забыли…
Но свет от фар -гуманитарный груз идёт…
И на ветру глаза в слезах застыли.

Гуманитарка. Белый коридор
Открыт для миссии гуманитарной.
И длинной чередой идёт конвой
Как шла когда-то помощь… Югославии.

Марина Титова

Один комментарий на “Десятая годовщина смерти Слободана Милошевича”

  • avtomix says:

    Депутат Госдумы Вячеслав Тетекин рассказал газете «Новый Город» о последних днях жизни югославского президента в день десятой годовщины со дня его смерти

Оставить комментарий


Управление
Сообщения на форуме
Счетчик
Рейтинг@Mail.ru