Воислав Шешель назвал суд над собой незаконным, а обвинения — «нагромождением глупостей»

Лидер Сербской радикальной партии /СРП/ Воислав Шешель считает судебный процесс, проходящий над ним в Международном уголовном трибунале для бывшей Югославии /МТБЮ/, незаконным. Об этом он заявил на судебном процессе в МТБЮ.

Он также назвал «нагромождением глупостей» обвинения прокуратуры, потребовавшей приговорить его к 28 годам заключения. По мнению лидера сербских радикалов, у стороны обвинения нет никаких реальных доказательств совершенных им преступлений. По мнению Шешеля, трибунал работает не в интересах правосудия, а выполняет «грязное задание западных спецслужб». «Этот суд является политическим, даже военным инструментом»,- считает он. Шешель подчеркнул, 80 проц осужденных Гаагским трибуналом — это сербы, и только 20 проц — все остальные.

Шешель, который уже 9 лет находится в СИЗО трибунала, напомнил, что 4 года боролся за право защищать себя и «рисковал жизнью, борясь за свои права». Имеется в виду голодовка, к которой Шешель вынужден был прибегнуть в конце 2006 года, добиваясь права самостоятельно, а не с помощью назначенного адвоката, защищать себя на судебном процессе. Он потерял 25 кг и серьезно рисковал своим здоровьем, но достиг желаемого.

Шешель находится в заключении МТБЮ уже 9 лет — с 24 февраля 2003 после добровольной сдачи международному правосудию. Он стал рекордсменом по длительности пребывания в следственном изоляторе МТБЮ за все время работы трибунала. Судебный процесс над ним идет здесь с 7 ноября 2007 года.

Источник

Елена Гуськова: Политический узник демократической Европы

Девятый год томится в тюрьме Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) лидер Сербской радикальной партии профессор Воислав Шешель, уже через несколько дней после предъявления ему обвинения Карлой дель Понте принявший решение добровольно приехать в Гаагу и предстать пред «международным правосудием». Шешель не скрывался, не торговался, он уверен в своей невиновности, а потому спешил доказать свою правоту суду, хотя и не верил в его справедливость.

Предъявленное ему обвинение надумано и бездоказательно. Шешель не участвовал в войнах, не был руководителем государства или военным. Он возглавлял оппозиционную партию. В своей книге бывший прокурор МТБЮ Карла дель Понте разъясняет, почему Воислава Шешеля так спешно упрятали в тюрьму: тогдашний премьер-министр Югославии Зоран Джинджич во время одной из встреч попросил: «Относительно Воислава Шешеля у нас лишь одно требование: забирайте Шешеля и больше нам его не возвращайте». Трибуналу понадобилось пять лет, чтобы сфабриковать обвинение, найти ложных свидетелей и тех, кто согласится выступить на стороне обвинения.

Сначала появилось требование ареста Шешеля, а уже потом Трибунал стал собирать доказательства его вины, что с правовой точки зрения — нонсенс. Обвинительное заключение менялось пять раз. Планировалось привлечь к процессу 144 свидетеля, но смогли найти только 69 и нескольких экспертов. Вызывает серьёзную критику юристов и небывалая затяжка процесса – на восемь лет. За эти годы (2920 дней) проведено всего 42 заседания, большинство из которых были посвящены административным вопросам. В 2007 г. был выслушан 1 свидетель, в 2008 – 61, в 2009 – только 9. То есть после 2008 г. процесс топтался на месте, а лидера СРП продолжали держать в застенках Шевенингена в Гааге.

Сербия ждёт, что гаагского узника выпустят на свободу. Обвинение закончило представление своих доказательств, заслушивание свидетелей и экспертов. Из 69 свидетелей обвинения в 40 случаях доказано, что ими были даны ложные показания. Тринадцать свидетелей обвинения прямо в зале суда заявили, что дают показания под давлением прокуратуры. Эти свидетели сообщали об угрозах возбудить против них дела в случае отказа дать ложные показания против Шешеля, об угрозах расправы с их семьями, о психологическом терроре, многочасовых допросах без перерывов. Рассказали они и о прокурорских обещаниях в случае их согласия содействовать в изменении личности свидетелей переправить их в США и другие страны Запада. Двоих свидетелей судьи выгнали из зала заседания, поскольку поняли, что от них вообще невозможно добиться чего-то вразумительного.

За Шешелем нет никаких преступлений, его обвиняют за идеи и за его книги. За восемь лет тюрьмы он написал несколько больших книг, в том числе о своём процессе. Историки, юристы, политологи будут изучать по ним преступную деятельность МТБЮ.

Все восемь лет права Шешеля ущемлялись и нарушались. Ему отказывали в праве на справедливое и законное разбирательство в разумный срок, в праве на защиту, в праве на информирование о всех аспектах обвинения, в праве на общение с семьёй, юридическими советниками, в праве на лечение… За свои права юрист Воислав Шешель боролся и продолжает бороться всеми возможными способами. 10 ноября 2006 г. он объявил голодовку, которая длилась 28 дней. Требовал, чтобы ему разрешили самому защищать себя на процессе. В марте 2007 г. Шешель потребовал открыть судебное дело против прокуроров Карлы дель Понте, Дэниэла Саксона и Х. Юртц-Ретцлаффа по факту принуждения 34 свидетелей к даче заведомо ложных показаний. Воислав Шешель обвиняет также Трибунал в несоблюдении разумных сроков судопроизводства. В свете этих фактов несколько раз выносившийся Воиславу Шешелю приговор Трибунала «за неуважение к суду» выглядит прямой местью.

За 8 лет заточения Воислава Шешеля тюремщики основательно подорвали его здоровье. Русские врачи постоянно предлагают свою помощь, но согласия Трибунала на это нет. Боли в сердце, высокое давление, аритмия – внешне распознаваемые признаки серьёзных заболеваний. Однако тюремным врачом «доктором» П. Фальке, известным своей ролью в убийстве Слободана Милошевича, делалось всё, чтобы данные о состоянии здоровья узника не выходили за стены тюрьмы. Врачи для обследования больного были назначены тайно, а медицинские заключения о состоянии его здоровья – засекречены. В октябре 2010 года Воислав Шешель согласился на операцию на сердце (во время и после операции не работал аппарат ЭКГ), результаты которой пациент и его близкие не знают до сих пор. Врачебного наблюдения после операции Шешелю в тюрьме не предоставили.

19 февраля 2011 года в Белграде прошёл сербско-русский форум в поддержку Воислава Шешеля. Россию представляли все парламентские партии страны. В условиях, когда правительство Сербии не делает ничего для освобождения Шешеля, только Россия продолжает ему помогать.

Москва сформировала медицинскую комиссию из известных русских врачей, готовую оценить состояние здоровья Воислава Шешеля, но Трибунал медлит с их допуском к заключенному. В Совете Безопасности ООН представитель России неоднократно отмечал несправедливое отношение Трибунала к Воиславу Шешелю. Депутат Думы К.Ф.Затулин направил депутатский запрос министру иностранных дел РФ, в котором просил ответить, каким образом МИД намерен добиваться скорейшего завершения работы МТБЮ и можно ли надеяться на активизацию усилий МИД РФ, чтобы «воспрепятствовать трагическому исходу и добиться прекращения суда над Воиславом Шешелем?». В декабре 2010 г. в Москве был создан Общественный комитет в защиту Воислава Шешеля, в состав которого вошли известные политики, общественные деятели, учёные. Комитет добивается освобождения Шешеля из тюрьмы. В эти дни люди из многих стран подписывают петицию с требованием освобождения Воислава Шешеля.

Вскоре Международный трибунал по бывшей Югославии будет закрыт. Нельзя допустить, чтобы это произошло без серьёзного анализа его деятельности за годы его существования. Следует объективно проанализировать практику судей и обвинителей, представить данные этого анализа всем компетентным европейским и мировым органам и потребовать не просто закрытия МТБЮ, но и итоговой оценки его деятельности независимой экспертной комиссией, а также — освобождения всех несправедливо осуждённых.
_____________

Елена ГУСЬКОВА – доктор исторических наук, руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН

http://www.fondsk.ru/news/2011/03/22/politicheskij-uznik-demokraticheskoj-evropy.html

***

«Все, что вы можете, это убить меня. Но я и из могилы буду бороться с вами!»

Воислав Шешель выступил перед Гаагским трибуналом с последним словом …

 

sheshel2 200 auto Воислав Шешель назвал суд над собой незаконным, а обвинения   нагромождением глупостей

Процесс над Воиславом Шешелем объявлен 20 марта оконченным. Председатель Сербской радикальной партии (СРП) заявил судьям: «Для какого бы то ни было обвинительного заключения в отношении меня юридические основания отсутствуют. Но они вам и не нужны. Процесс против меня политически мотивирован».

В ходе последнего дня судебного заседания Шешель подчеркнул, что против него выступали «малообразованные люди, никакие юристы и люди без моральных принципов». Лидер СРП назвал происходящее «процессом на заданную тему»: «Обвинение стало проводить следствие только после выдвижения обвинений, чтобы под следствие подогнать показания свидетелей». Он повторил, что презирает гаагское судилище, которому нечего противопоставить юридическим аргументам и принципам.

«Учитывая, каким противником США, НАТО и ЕС, я являюсь, как я ненавижу гаагский трибунал, всех его прокуроров и судей, единственным подобающим мне приговором может быть только пожизненное заключение. Это единственный срок, который я выдержу до конца», — заявил Шешель. Свою речь он завершил словами: «Вы ничего не можете мне сделать, я сильнее вас и морально и интеллектуально. Против меня никакого лекарства нет. Все, что вы можете, это убить меня. Но я и из могилы буду бороться с вами!»

Шешель, ссылаясь на материалы Викиликс, заявил, что в заговор против него и СРП были включены спецслужбы США, Великобритании, Франции и Германии.

В ходе выступления Шешель неоднократно называл своих бывших соратников, Томислава Николича и Александра Вучича, расколовших СРП, предателями, обвинив их в связях с иностранными спецслужбами, которые их и финансируют: «Николич и Вучич готовы натворить еще худшие вещи, чем Борис Тадич и его Демократическая партия».

Шешель подчеркнул, что очень доволен ходом процесса, так как ему удалось доказать, что «гаагский трибунал является незаконным, антисербским судом, использующим ложь и самые грязные манипуляции». «Трибунал является инструментом нового мирового порядка, который хуже гитлеровского нацизма. Процесс надо мной провалился, только вас об этом никто не оповестил», — заявил он судьям.

СРП выступила с заявлением, что состояние здоровья ее лидера продолжает оставаться очень плохим, более того, он едва держится на ногах и в зал судебных заседаний его доставили в инвалидной коляске. В заявлении говорится, что гаагское судилище любой ценой хочет добиться смерти Шешеля.

Накануне, 19 марта, выступая на статусной конференции, председатель СРП отметил: «Кто-то стремится ускорить момент, когда я умру». А вчера Шешель особо подчеркнул, что в случае скорой смерти, он запрещает вскрытие тела, если только этого не попросит сделать в Белграде его семья.

Когда будет вынесен приговор в отношении Воислава Шешеля, уверенно сказать никто не может. Председательствующий на процессе судья Жан Клод Антонетти сообщил, что об этом будет объявлено дополнительно.

Михаил Ямбаев, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института Славяноведения РАН

http://ruskline.ru/news_rl/2012/03/21/vse_chto_vy_mozhete_eto_ubit_menya_no_ya_i_iz_mogily_budu_borotsya_s_vami/

 

***
Бунт на корабле? Один из судей в деле профессора В.Шешеля назвал истинных виновников провала процесса

Александр МЕЗЯЕВ

В деле лидера Сербской радикальной партии профессора Воислава Шешеля в Международном трибунале по бывшей Югославии произошёл очередной неожиданный поворот. Несколько дней назад было оглашено решение суда об отказе в требовании Шешеля прекратить процесс. Однако к решению суда было приложено особое мнение председателя судебной палаты Ж.-К.Антонетти, которое явно выходит за рамки всех иных решений, вынесенных Гаагским трибуналом до настоящего времени. И само решение, и особое мнение к нему достойны более подробного рассмотрения.

В июне этого года профессор В.Шешель направил в суд требование о прекращении его процесса, к тому времени продолжавшегося уже более восьми лет. Его аргументация была весьма убедительной. Он показал, что, во-первых, Международный трибунал по бывшей Югославии дефективен, ибо не только не обеспечивает элементарных прав обвиняемых на практике, но даже на бумаге. Так, было показано, что во всех странах мира установлены максимальные сроки содержания под стражей. Иногда эти сроки могут быть весьма длительными, но они всегда строго ограничены законом. Если прокуратура не сумеет подготовить судебный процесс к этому сроку – обвиняемый должен быть освобождён. Например, в США это 70 дней. В МТБЮ — всё не так. Там никаких сроков нет. Можешь сидеть в ожидании суда вечность – никто за это не ответит. Шешель ожидал начала суда пять лет. Такого срока нет ни в одном государстве. Далее В.Шешель показал, что Европейский Суд по правам человека неоднократно выносил решения, которые обязывают суд обеспечить оперативное рассмотрение дела. Если сравнить эти решения (их несколько десятков), то дело В.Шешеля станет наихудшим примером из них всех! Между прочим, именно поэтому суд поступил весьма оригинальным образом: он не стал анализировать эти дела, однако сделал из них общий вывод: «Практика Европейского Суда по правам человека чётко исходит из того, что нет никакого конкретного срока, превышение которого считалось бы несправедливым или неоправданной задержкой».

В ответ на запрос Шешеля прокуратура заявила, что требование должно быть отклонено и, как всегда, «блеснула» яркостью аргументации. Во-первых, прокуроры требовали отклонить запрос В.Шешеля на том основании, что он превысил максимальное количество слов, которое разрешается использовать в обращениях в суд. Во-вторых, потому что полтора года назад суд уже вынес решение по аналогичному запросу и за прошедшее с тех пор время ничего не изменилось. В-третьих, что В.Шешель не попросил разрешения у суда подать апелляцию на то решение суда (в Гаагском трибунале нельзя просто подать апелляцию, надо сначала получить разрешение подать апелляцию в вышестоящую палату у того же самого органа, который тебе отказал!). Суд отклонил требование В.Шешеля. Судьи заявили, что никакого нарушения права обвиняемого на рассмотрение его дела без неоправданных задержек нет.

Нас всё время учат разного рода слоганам типа «Закон суров, но это закон» или «Тебе, может быть, и не нравится решение суда, но оно окончательно и обжалованию не подлежит» и т.д. и т.п. Однако эти мантры не могут запретить нам задать вопрос: а каким именно образом суд пришёл к своему выводу? Какие аргументы использовал сам суд? Итак…

Суд заявил, что восемь лет процесса – это, оказывается, не так уж и много. Ведь есть ещё и Международный трибунал по Руанде, в котором некоторые дела рассматриваются ещё больше!  При этом судьи язвительно заметили, что, мол, почему-то В.Шешель «избегает ссылаться» на такие примеры. Такова логика суда!

В таком случае придётся и нам посмотреть – а на что избегает ссылаться сам суд. Указывая нам на то, что в трибунале по Руанде «дела длятся ещё больше», суд сослался на дело «Прокурор против Полин Ньярамасухуко и других». Однако «самый справедливый суд в мире» почему-то забыл упомянуть, что по этому делу проходил не один, а целых шесть человек, более того, обвинявшихся в самом тяжком и самом сложном международном преступлении – геноциде. Данный процесс длился десять лет, но, учитывая количество обвиняемых, надо делить на шесть, получаем всего полтора года на каждого обвиняемого. Кстати, эта арифметика не в полной мере отражает сложность процессов с несколькими обвиняемыми. На самом деле на объединённых процессах времени уходит гораздо больше, нежели на отдельных, так как перекрёстный допрос каждого свидетеля – причём, как свидетеля обвинения, так и свидетеля защиты (!)  —  проводят шестеро адвокатов! Так что лукавство судей в деле В.Шешеля установить достаточно легко.

Главное – их аргумент фундаментально дефективен! Ну и что с того, что в другом трибунале судебный процесс проводится 10 лет? Это что – индульгенция для МТБЮ?

Судьи попытались обосновать своё решение ссылкой на то, что, дескать, дело уж больно сложное, а даже Европейский Суд по правам человека указывал, что длительность судебного процесса зависит от его сложности. Но вот незадача: Нюрнбергский процесс (1945-1946 годов) длился десять месяцев (и это при двадцати двух обвиняемых). То же относится и, например, к Токийскому процессу (1946-1948 годов), который длился два с половиной года. Мало кто усомнится в том, что эти дела были простыми. Кроме того, возникает вопрос: а в чём, собственно говоря, «сложность» дела В.Шешеля, на которую так уповают судьи? По количеству вменяемых ему преступлений? Нет, это количество небольшое: четырнадцать. Для сравнения: Слободана Милошевича обвиняли в совершении 66 преступлений, но его процесс начался через 7 месяцев после ареста, а обвинительная часть длилась два года. Тогда, может быть, дело В.Шешеля особо сложно в связи с тем, что его обвиняют в организации масштабных военных карательных операций, заговорах и массовых убийствах? Нет, профессора Шешеля обвиняют в произнесении политических речей, которые якобы настолько повлияли на неопределённых лиц, что те бросились совершать преступления.

Тогда в чём же реальная сложность дела В.Шешеля? А реальная сложность в том, что обвинение было выдвинуто прокуратурой МТБЮ по заказу бывшего премьер-министра Сербии З.Джинджича. Об этом прямо говорится в мемуарах Карлы дель Понте. Реальная сложность в том, что в течение пяти лет у прокуратуры не было никаких доказательств вины В.Шешеля, и результатом стали попытки заставить свидетелей дать ложные показания. В настоящее время идёт следствие в отношении ряда следователей МТБЮ за эти действия. Реальная «сложность» заключается в том, что все свидетели обвинения провалились. Далее, реальная «сложность» состоит в том, что прямой отказ секретариата суда финансировать защиту Шешеля не даёт ему возможность представить свою защиту – случай даже для МТБЮ беспрецедентный.

Несмотря на то, что решение суда было принято единогласно, председательствующий судья француз Жан-Клод Антонетти заявил своё особое мнение. Согласившись с решением суда, он не согласился с мотивировкой его принятия. Но сделал это весьма своеобразным образом. Во-первых, судья заявил, что В.Шешель виноват в затягивании процесса, однако причинами этого были названы, например, написание подсудимым его знаменитых книг (всего более ста томов). Судья утверждает, что если бы профессор Шешель сконцентрировался на процессе, тот давно бы уже закончился. Глупость такого утверждения очевидна, ибо за все восемь лет ни одно судебное заседание не было отложено из-за неготовности к нему Шешеля. Всегда отсрочки требовала для себя прокуратура. В таком случае – зачем эта очевидная ложь?

Посмотрим далее. Во-вторых, судья Антонетти заявил, что профессор Шешель обладает энциклопедическими знаниями и денег на подготовку Защитной части ему и не нужно: он может начать свою защиту хоть завтра. В конце концов, пишет Антонетти, у него масса сторонников не только в Сербии, но и России, которые могут ему «помочь». Опять очевидная глупость: причём здесь знания, когда нужно проводить расследования и подготовку свидетелей? А главное – доставку этих свидетелей в Гаагу. Здесь нужны именно финансовые средства и знаний тут недостаточно. Так зачем председателю суда понадобилось говорить откровенную глупость?..

На наш взгляд, ключевое слово здесь – откровенную. Особое мнение судьи Антонетти построено таким образом, чтобы все увидели: на процессе происходит полная катастрофа. Обвиняемому не только не обеспечивают его права, но и не могут эти права обеспечить. Антонетти постарался выразить это таким вот своеобразным, но вполне понятным языком. Впрочем, финальный тезис председатель суда сформулировал прямо и ясно. Он назвал тех, кого считает главным виновником срыва нормального хода процесса: прокуратуру и секретариат. Более того, он заявил, что разрешить ситуацию «может только чудо».

Таким образом, похоже, что на корабле Гаагского трибунала возник бунт. Пока маленький и робкий. Но он стоит того, чтобы о нём узнали все: произвола, творящегося на процессе В.Шешеля, не выдержал даже председатель суда! На самом деле ситуацию может спасти не только чудо. Совет Безопасности ООН при очередном рассмотрении вопроса о целесообразности дальнейшего функционирования так называемого «Международного трибунала по бывшей Югославии» должен призвать к ответу тех, кого назвал судья Антонетти.

Источник

26 марта 2012 г.

7 комментариев на “Воислав Шешель назвал суд над собой незаконным, а обвинения — «нагромождением глупостей»”

Оставить комментарий


Управление
Сообщения на форуме
Счетчик
Рейтинг@Mail.ru