Прокуроры международных трибуналов под огнем судей

Лето 2010 г. выдалось особенно жарким не только для обычных жителей Европы. Сразу два прокурора международных трибуналов оказались под огнём своих собственных судей. Сначала судебная палата Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) постановила начать расследование фактов запугивания свидетелей на процессе по делу Воислава Шешеля. Среди предполагаемых обвиняемых — бывший главный прокурор МТБЮ Карла дель Понте и ряд её подчинённых.


Затем Международный уголовный суд (МУС) вынес решение о неподобающем поведении своего главного прокурора Л. Морено Окампо. Сначала прокуратура МУС была уличена в сознательной лжи о ходе процесса против бывшего лидера повстанцев в Конго Т. Лубанги, а ещё через несколько дней суд получил новую жалобу на безответственное поведение и искажение информации со стороны Морено Окампо в деле против президента Судана О. аль-Башира. Столь серьёзное наступление на международных прокуроров происходит в истории международного правосудия впервые. Что стоит за этими событиями?

***
Судебная палата МТБЮ, которая в течение последних трёх лет рассматривала доказательства обвинения в отношении лидера Сербской Радикальной партии В. Шешеля, с неожиданным единодушием приняла решение о том, что показания свидетелей прокуратуры требуют проведения особого расследования. (1) Так, например, свидетель прокуратуры Н. Стоянович во время показаний в суде заявил, что прокуратура оказывала на него и его семью страшное давление. Он получал от 30 до 50 телефонных звонков ежедневно, прокуратура требовала подписать заявление против Шешеля. Не выдержав давления, свидетель согласился. Свидетель прокуратуры В. Дабич показал, что прокуратура требовала от него показаний взамен за «перемещение в США и хорошие деньги». Свидетель подписал текст «своих» показаний на английском языке, которым не владеет. То же показали и другие свидетели (Й. Гламошанин, А. Стефанович, З. Ранкич и другие). Имеются факты, когда свидетелей заставляли дать показания под угрозой возбудить против них уголовные дела и даже с помощью пыток, в том числе лишая их сна. Применялась тактика подкупа, перемещения в другие страны, изменения личности, обещаний прекратить уже имеющиеся уголовные дела.

Судебная палата распорядилась назначить независимого Аmicus Сuria («друга суда») для проведения расследования, которое должно будет завершиться через шесть месяцев. (2) Правда, следует отметить, что поручение назначить спецследователя дано секретарю трибунала, что может свести к нулю все усилия для независимого расследования. Должность секретаря МТБЮ является малозаметной, но не менее зловещей, чем должности прокурора или председателя трибунала. Среди случаев, когда решения секретаря сводили права обвиняемых на нет, можно напомнить назначение С. Милошевичу «своих» врачей, что привело к неоказанию ему квалифицированной медицинской помощи. (3) Можно также напомнить о назначении самых неприемлемых адвокатов Р. Караджичу и В. Шешелю (были назначены адвокаты, имевшие открытый конфликт интересов с подзащитными). И ничего с этими секретарями не сделать – кроме них никто полномочиями по назначениям такого рода в трибунале не обладает!

Вызывает сомнение полномочие, которое получил спецследователь по делу «Дель Понте и компания», а именно: сделать выводы о необходимости начала судебного преследования. Такой вывод на основании собранных следователем фактов должен был бы сделать сам суд.

Надо сказать, что преступления прокуратуры МТБЮ не стали громом среди ясного неба. Воислав Шешель требовал проведения следствия ещё пять лет назад. Ещё в то время имелись многочисленные факты запугивания свидетелей. Интересно, что Шешеля осудили на девять месяцев тюрьмы за книги, в которых он как раз раскрывает всю грязную кухню Гаагского трибунала! Однако в то время Шешеля судила другая судебная палата, и она приняла решение «отложить рассмотрение этого вопроса» до окончания процесса. Обоснование выглядело весьма цинично – для того, чтобы не нарушать право обвиняемого на оперативное рассмотрение дела! Кстати, это решение принял сам президент МТБЮ П. Робинсон, который отлично знает, что прокуратура трибунала добивается нужных показаний как с помощью денег, так и с помощью пыток. Именно перед Робинсоном прямо в зале суда ряд свидетелей на процессе Слободана Милошевича говорили о том, как их пытали (свидетель Р. Маркович) или покупали (свидетель К-21). Так что решение «отложить» дело было со стороны Робинсона преступным.

О том, что дело В. Шешеля сфальсифицировано от начала до конца, косвенным образом признала сама дель Понте. В своих мемуарах она прямо пишет, что во время встречи с тогдашним сербским премьером З. Джинджичем тот попросил её: «Заберите себе Шешеля и больше никогда не возвращайте!» (4)

Важно отметить, что судебная палата МТБЮ приняла к рассмотрению и заявление Шешеля в отношении смерти бывшего президента Республики Сербская Краина (РСК) Милана Бабича, который, как известно, был найден повешенным в камере Гаагского трибунала во время дачи показаний против другого президента РСК (сменившего Бабича). Официально признано, что Бабич покончил жизнь самоубийством, однако отчёт вице-президента МТБЮ содержит прямые доказательства того, что было совершено убийство. (5) Шешель утверждает, что смерть Бабича «напрямую связана с противоправными действиями прокуратуры МТБЮ».

Теперь о втором деле – в отношении прокурора МУС. Ещё в 2003 году мне довелось лично встречаться с только что назначенным тогда прокурором МУС Луисом Морено Окампо. Нельзя было не заметить, как любит он красоваться перед публикой – скорее, шоумен, чем прокурор. Дальнейшее развитие событий показало, что это, действительно, что-то нездоровое. Опустим здесь болезненное стремление к славе карателя действующих глав государств. Оставим даже его совершенно безумное решение не предоставлять источник информации не только защите обвиняемого, но даже и самому суду (впрочем, есть одно объяснение, исключающее безумие, – это ложный источник, что в случае передачи суду станет ясно с первого взгляда). В данном случае остановимся только на заявлениях главного прокурора МУС, которые не соответствовали действительности и за которые в отношении него возбуждаются дела, правда, пока административного характера.

Сначала прокуратура была поймана на лжи в СМИ по делу против Т. Лубанги. Так, прокуратура утверждала, что защита не выполняет своих обязательств перед обвинением, в то время как она сама выполнила все обязательства перед защитой. Суд отметил, что это двойная ложь – защита выполнила все требования, в то время как именно нарушения обязанностей прокуратуры привело к необходимости остановки процесса! Кроме того, прокуратура заявляла, что обвиняемый Лубанга прямо в зале суда угрожал свидетелям-детям (судебный процесс связан, в первую очередь, с обвинением в вербовке детей-солдат). Суд подчеркнул, что это утверждение также является ложью. Для чего понадобилась такая откровенная ложь? Конечно, чтобы скрыть полный провал процесса. Поэтому прокуратура и пытается представить себя в СМИ жертвой жестоких судей. Тактика, кстати, не новая. Еще во время процесса над Слободаном Милошевичем прокуратура МТБЮ жаловалась средствам массовой информации на то, что судьи «придают слишком большое внимание правам обвиняемого» (!) и что «судьи слишком строги к прокуратуре» (!!).

Несколько недель спустя в статье, опубликованной в газете «Гардиан», главный прокурор МУС заявил, что суд якобы признал, что в Судане совершается геноцид. На самом деле это не соответствует действительности. Суд постановил, что имеются основания для начала расследования, не совершался ли геноцид в 2003-2008 годы. Ни о каком установленном факте геноцида, тем более продолжающегося до настоящего времени, не было и речи.

Для чего прокурору МУС надо искажать действительность? Причин может быть несколько. Одна из них – оправдать собственные незаконные действия по выдаче ордера на арест действующего главы государства. Данным ордером Международный уголовный суд нарушил основополагающие нормы международного права, касающиеся абсолютного иммунитета высших должностных лиц государства. Ссылки на положения Статута МУС о том, что юрисдикция Суда распространяется на всех лиц, «независимо от их положения в качестве главы государства или правительства» (статья 27), в данном случае неприменимы, так как Судан не является участником договора о создании МУС. Неприменимы и ссылки на Устав ООН (дело по Судану в МУС передал Совет Безопасности ООН), так как в Уставе ООН право СБ передавать дела в МУС не предусмотрено. Многие из тех, кто утверждают, что Судан обязан подчиняться резолюциям СБ ООН, забывают, что, хотя резолюции Совета Безопасности и обязательны для всех государств, но только в том случае, если они сами приняты в соответствии с Уставом ООН. В данном случае это не так.

Следует признать возможность таких действий СБ ООН в отношении стран, которые подписали как Устав ООН, так и Статут МУС. Но нельзя согласиться с их законностью в отношении стран-нечленов МУС. Решение прокурора МУС вызвало открытое противодействие со стороны большинства государств, в том числе со стороны стран Африканского Союза и Российской Федерации. Президент Судана накануне побывал с визитом в Чаде, на который оказывалось колоссальное давление с целью заставить его арестовать аль-Башира. Однако тщетно. Напротив, президент Судана получил тёплый приём и поддержку. Таким образом, прокурору МУС, возможно, захотелось побыстрее снять с себя ответственность за незаконное решение и переложить её на Суд.

Интересно отметить, что иск против прокурора МУС представил не кто иной, как бывший главный прокурор на процессе против Слободана Милошевича британец Джеффри Найс, уволенный из МТБЮ сразу после окончания процесса за сексуальные домогательства к сотрудницам трибунала.

Имя лица, назначенного на должность спецследователя по делу К. дель Понте, пока не названо, но сомнительно, что это будет действительно независимая фигура: таковой в МТБЮ не может быть по определению. Мы уже видели результаты «независимых» расследований убийств С. Домановича, М. Бабича и С. Милошевича, а также расследование преступлений НАТО во время бомбардировок Югославии в 1999 году.

Является ли «охота на прокуроров» реальной попыткой восстановить справедливость или это очередная игра на публику в «независимый и справедливый суд», покажет дальнейшее развитие событий.

Александр Мезяев

__________________________________
(1) Стоит назвать членов этой судебной палаты поименно, так как это первый прецедент подобного рода за всю историю деятельности Гаагского трибунала: Ж.-К. Антонетти (Франция), Дж. Хархофф (Дания) и А. Латтанци (Италия).

(2) Prosecutor v. V.Seselj, [ICTY Trial Chamber] Redacted version of the «Decision in reconsideration of the decision of 15 may 2007 on Vojislav Šešelj’s motion for contempt against Carla del Ponte, Hildegard Uertzretzlaff and Daniel Saxon”.

(3) Напомним заключение российского врача М. Шумилиной, которая заявила, что причина стремительного ухудшения состояния здоровья С. Милошевича – в «длительном неправильном лечении». Добавим, что все «лечившие» С. Милошевича врачи (назначенные секретарём МТБЮ) даже не провели необходимых мер для постановки диагноза. Подробнее см.: Мезяев А.Б. Мой Обвинительный акт // Русский венок Слободану Милошевичу, М., Алгоритм, 2007. С. 61.

(4) Подробный анализ мемуаров К. дель Понте см.: Мезяев А.Б. Международно-правовые мемуары // Казанский журнал международного права. №3. 2009-2010. С.72-89. Краткий анализ см.: http://www.fondsk.ru/article.php?id=2781

(5) Подробнее см.: http://www.fondsk.ru/article.php?id=1678

http://fondsk.ru/article.php?id=3190

23 августа 2010 г.

Оставить комментарий


Управление
Свежие комментарии
Сообщения на форуме
Счетчик
Рейтинг@Mail.ru